» » » онлайн чтение - страница 15

Текст книги "Благородное сердце"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:56


Автор книги: Кэт Мартин


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 15 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Полиция не сможет нам помочь, – продолжил детектив, – но мне думается, сможет кто-то другой.

– Продолжайте, – настаивал Лейф.

– Портер Бертон – наследник Лоренса Бертона. Отец содержит его по-королевски, а когда старший Бертон умрет, Портер станет очень богатым человеком. Однако если отец пригрозит сыну лишить его содержания или вычеркнуть из завещания, Портеру не останется ничего другого как сдаться.

– К сожалению, я не понимаю, – заметил профессор. – Зачем это Бертону-старшему?

– Я совершенно убежден, что старик ничего не знает о низком поведении сына, – объяснил Питерсен. – У Лоренса Бертона есть молодая супруга, которую он обожает, и две дочери, которым нужно будет найти мужей. Если станет известно, чем занимается его сын, для всех них это станет концом.

– Это не подействует, – заметил Лейф. – Как вы и сказали, у нас нет доказательств.

– Доказательства нам не нужны. Нам нужен некто достаточно влиятельный, кто смог бы заставить Бертона-старшего выступить против сына или по крайней мере пригрозить ему сделать это. Мисс Харт, ваш дед, граф Хэмптон, обладает таким влиянием.

Криста задумалась над словами детектива. Дед ее имел большой вес в обществе и в делах, касавшихся родни, выступал в роли главного защитника. Она была уверена, что если поехать к нему и рассказать все, что они узнали о Портере Бертоне, он окажет помощь.

– Вы стоите тех денег, которые вам платят, мистер Питерсен, – заявила она.

Детектив встал и улыбнулся:

– Вы дадите мне знать, как ваши дела, да?

– Конечно.

Глава 29

Лейф отказался отпускать Кристу к деду одну.

– После бала и разговора с Бертоном ты в еще большей опасности, чем раньше.

Криста понимала, что он прав, поэтому только сделала вид, что сопротивляется. Карета остановилась перед особняком графа – трехэтажным дворцом эпохи короля Георга, принадлежащим ее семье более ста лет. Молодой светловолосый лакей помог Кристе выйти из кареты и проводил ее до двери, а потом дождался ее возвращения на парадном крыльце. В окне кареты ей был виден Лейф, напряженный, с настороженным взглядом.

Стараясь не обращать внимания на внезапную боль при мысли о том, что он скоро уедет, Криста направилась в дом, и ее проводили в одну из элегантных гостиных.

Дед присоединился к ней, опустившись на один конец дивана, обтянутого голубой парчой, Криста присела на другой конец.

– Я рад, что ты приехала, внучка. Я собирался навестить тебя на этой неделе.

– Да?

– Нам необходимо обсудить одно дело, но сейчас расскажи, почему тебе понадобилось встретиться.

Криста рассказала обо всем, в том числе о нападении на карету, которое предотвратил Лейф.

– Ты говорила, что Джейкобс сейчас в тюрьме?

– Это так. Только, оказывается, по-настоящему виновен вовсе не Джейкобс. Нападавших нанял Портер Бертон – сын богатого владельца горной компании Лоренса Бертона. И вполне вероятно, что он же поджег редакцию «От сердца к сердцу». Он практически хвастался тем, что уничтожил «Лондон бикон».

Граф откинулся на спинку дивана, сплетя шишковатые пальцы на груди.

– Значит, в итоге ты обратилась ко мне за помощью. Что ты хочешь, чтобы я сделал?

Она объяснила, спросив, согласится ли дед поговорить с Бертоном-старшим, употребить свое могущество и влияние на то, чтобы этот человек остановил своего жестокого сына.

Граф выпрямился:

– Я – твой дед. Ради твоей безопасности я сделаю все, что будет необходимо. Однако за это ты должна мне кое-что пообещать.

Она встревожилась:

– Что?

– В обмен на защиту я хочу, чтобы ты вышла замуж. За Мэтью Карлтона.

Криста потрясенно молчала.

– Выслушай меня, Криста. Твоя репутация небезупречна. Единственная возможность спасти то, что от нее осталось, это выйти замуж, и сделать это надо быстро.

– Но… но ведь Мэтью явно больше не заинтересован в том, чтобы жениться на мне. С какой стати ему жениться на скомпрометированной женщине?

Все же она вспомнила выражение лица Мэтью при их последнем разговоре. Несмотря на ее запятнанную репутацию, он выказал явный интерес.

– С какой стати – не важно. Я уже поговорил с этим человеком, и он согласен не придавать значения твоим… грехам, какими бы они ни были.

Ах вот что!.. Все дело в ее приданом. Оно довольно большое, и, вне всякого сомнения, дед пообещал гораздо больше, если Мэтью согласится жениться на ней.

– Что скажешь, девочка? Будучи замужем за Мэтью, ты сможешь свободно продолжать печатать свою газету. Я возьму на себя Бертона, его сына и другие возможные проблемы. Больше не будет угроз и опасности, даю тебе слово.

Внутри у Кристы все болезненно сжалось, вдруг стало трудно дышать.

– Ты всегда хотела иметь семью, – чуть мягче продолжил граф. – Этого не будет, если ты не прислушаешься к моим словам и не сделаешь то, что нужно.

Она закусила губы, чтобы они не дрожали.

– Мэтью – хороший человек, – продолжил граф, – ты всегда ему нравилась. Думаю, он будет хорошо относиться к тебе, а со временем ты, может быть, ощутишь к нему привязанность.

Может быть. Но она никогда не полюбит его. Она никогда не сможет полюбить его так, как любит Лейфа. Они с Мэтью были друзьями. Может быть, они станут ими снова.

А еще в глубине души она понимала, что дед прав. Если она не выйдет за Мэтью, то уже не выйдет замуж вообще. После недель, проведенных с Лейфом, она знала, как приятно, когда тебя обнимает мужчина, как приятно быть рядом с тем, кто тебя любит и о тебе заботится.

А еще дети. Она всегда хотела иметь семью. У нее никогда не будет ребенка от Лейфа, но будут дети от Мэтью, которых она будет любить.

Сердце сильно сжалось. Как только выяснится, что ей больше не угрожает опасность, Лейф уедет.

Если она не могла выйти замуж за него, какая разница, за кого выходить?

Еще необходимо учесть интересы семьи. Деду нужен наследник. Ее долг – дать этого наследника.

– Я… мне нужно время, чтобы… Некоторое время до того, как мы… как мы…

– Если ты волнуешься насчет супружеских обязанностей, Мэтью согласился дать тебе столько времени, сколько потребуется, прежде чем предъявить права супруга.

Она взглянула в милое морщинистое лицо деда, и на глазах ее выступили слезы.

– Если Мэтью все еще хочет жениться на мне, я согласна.

В выцветших голубых глазах графа блеснуло удовольствие.

– Молодец, Криста. Ты всегда была такой. Утром я поговорю с Лоренсом Бертоном. Как только вопрос с его сыном будет улажен, вы с Мэтью сможете пожениться по специальному разрешению. Свадьбу устроим здесь, в Хэмптон-Хаусе, где будут присутствовать только близкие друзья и родственники. Я сообщу твоей тетушке Абби. Мы вдвоем обо всем позаботимся.

– Ты известишь меня насчет Бертона? – спросила Криста.

– Можешь ожидать этого не позднее чем послезавтра.

Выражение лица его стало таким, какое Криста редко видела, и она подумала, что, несмотря на преклонные годы, граф Хэмптон – крайне опасный человек.

– К тому времени как я завершу дело, Портер Бертон больше не будет представлять угрозы ни для тебя, ни для кого-либо другого.

Криста промолчала. Она поверила ему окончательно и бесповоротно.

Она пошла на негнущихся ногах. Лейф ожидал ее в карете, а при виде его, зная, что вскоре будет вынуждена выйти за другого человека, она ощутила резкую боль в сердце.

По дороге домой она лишь сказала, что дед согласился помочь и что она совершенно уверена, что через день, максимум через два дело будет завершено.

Лейф отвернулся от нее и смотрел в окно.

– Погода ухудшается с каждым днем. Капитан Туиг опасается за нашу безопасность, если мы будем еще переносить дату отплытия.

Криста мало что знала о мореплавании, но тоже волновалась из-за погоды.

– К тому времени как мы услышим новости от твоего деда и я буду удовлетворен тем, что ты в безопасности, «Морской дракон» будет готов к отплытию.

Во время краткой поездки домой Криста молчала, ничего не рассказывая о своем предстоящем браке.

* * *

Два дня спустя в дом Хартов прибыл граф Хэмптон. Криста провела отца и деда в кабинет, где граф поведал о результатах своей встречи с Лоренсом Бертоном и о последующей стычке между Бертоном и сыном, во время которой граф также присутствовал.

– Питерсен был, как обычно, прав, – заметил дед. – Бертон-старший ничего не знал о преступной деятельности сына и был просто в ярости. Он пришел в ужас от мысли, что сделала бы его супруга, если бы она и их дочери утратили положение в обществе, к которому так стремились, и превратились бы в изгоев. Сыну он заявил напрямик, что если с какой-то из газет, выступающих за реформу, произойдет что-либо неприятное независимо от того, виноват в этом Портер или нет, тот навсегда лишится капиталов. Он будет исключен из завещания, будто никогда и не существовал, и навсегда изгнан из семьи.

– Прекрасно! – сказал профессор.

Дед улыбнулся, в уголках светлых глаз появились морщинки.

– Все закончилось благополучно, моя дорогая. Ты, твои друзья, а заодно и твоя женская газета теперь в безопасности. Портер Бертон изгнан в деревню, где, думаю, и останется хотя бы на какое-то время.

Криста встала, подошла и поцеловала деда в морщинистую щеку.

– Спасибо, дедушка.

– Ты – внучка графа, который еще имеет кое-какой вес в обществе. – Глаза его хитро блеснули. – Никогда этого не забывай. Когда в следующий раз тебе понадобится помощь, обратись ко мне.

– Обещаю. Спасибо.

– Теперь перейдем к более приятной теме – обсудим твою свадьбу.

Криста поделилась с отцом новостью, и хотя тот огорчился, что зятем будет не Лейф, Мэтью ему нравился, и он был доволен, что жизнь Кристы устраивается.

– Я поговорил с викарием и с твоей тетей Абби, – объявил граф. – Свадьба в Хэмптон-Хаусе назначена на следующую субботу. Я подумал, что мы могли бы воспользоваться зимним садом, поскольку в летнем саду слишком холодно.

Она бездумно кивнула. Все казалось каким-то нереальным, она не могла представить, что вскоре станет замужней женщиной.

Дед взял ее руку.

– А пока почему бы тебе не попросить твою подругу мисс Уитмор помочь тебе в выборе свадебного платья?

Господи, она даже не подумала о свадебном платье. Даже воображая себе, каким может быть платье, она вспомнила Лейфа. Ей представилось, как он стоит рядом, такой высокий и красивый, на месте жениха.

– Я поговорю с Корали. Еще раз спасибо, дедушка, за все, что ты для меня сделал.

Необходимо было примириться с жизнью, простиравшейся перед ней, и продолжать жить.

Глава 30

Лейфу было пора уезжать. Завтра он уплывет из Англии обратно на родной остров. Сердце Кристы словно заледенело.

Хотя она и встала рано, Лейфа она тем утром не видела. Сначала она пришла в ужас от того, что он решил уехать, не попрощавшись. Отец же заверил ее, что Лейф всего лишь отправился на корабль, чтобы проконтролировать последние приготовления, и что он собирался вернуться.

Это был рабочий день. Кристе надо было работать, отвлечь мысли и сердце от мучительных мыслей о расставании с Лейфом. Она работала за письменным столом, когда он появился в дверях, войдя в редакцию «От сердца к сердцу» сразу после обеда.

Она встала, когда он направился к ней, потом взял ее руки в свои.

– Я все время думаю о тебе, – сказал он.

Сверкающие синие глаза его были так печальны, что к горлу Кристы подступило удушье.

– Я так рада, что ты пришел, – наконец произнесла она.

– Я знаю, тебе надо работать. Я подумал… Я думал, может быть… Может быть, я мог бы чем-нибудь помочь.

На мгновение он перешел на исландский язык, что случалось крайне редко, Криста поняла, что он страдает так же сильно, как и она. Хотелось увести его куда-то, где они смогут остаться наедине, отвести его туда, где можно будет последний раз побыть в его объятиях.

Только скоро она будет замужем. Это было бы нечестно по отношению ни к одному из них.

Она заставила себя улыбнуться:

– Думаю, я могла бы найти для тебя занятие.

Лейф улыбнулся в ответ. Ему хотелось побыть с ней в этот последний день, а ей больше всего на свете хотелось быть с ним.

Она дала ему задание сортировать и носить стопки только что напечатанных газет – задание легкое для человека, обладающего такой силой. Они проработали весь день, постоянно разыскивая и находя друг друга взглядами, в которых читалось то, что ни один из них не осмеливался произнести вслух.

К концу дня она устала, но не хотела уходить, не желая, чтобы окончились эти несколько драгоценных часов.

Служащие уходили по одному, пока не осталась лишь Корали.

– Я тоже пойду домой, – сказала Кори, и Криста увидела в светло-карих глазах подруги сочувствие.

Кори повернулась к Лейфу:

– Лейф, мне жаль, что все так получилось. Я помолюсь за ваше безопасное возвращение домой.

– Спасибо, – поблагодарил он, слегка кивнув.

Кори ушла, в здании остались только они. Криста задерживалась, отчаянно хватаясь за последние мгновения рядом с ним.

– Отцу нужна книга, – сказала она, не дав Лейфу объявить об уходе. – Она на письменном столе в кабинете. Я просто поднимусь и возьму ее.

– Я схожу, – сказал он. – Как называется книга?

– По-моему, он сказал «Сага о Греттире Сильном».

Лейф кивнул. Они смотрели друг другу в глаза еще несколько мгновений, потом он повернулся и начал подниматься по лестнице. Он как раз пропал из виду, когда Криста услышала звон разбитого стекла, потом шаги по деревянному полу задней комнаты.

По спине пробежал холодок. Господи! Она хотела позвать Лейфа, но дуло пистолета, направленное на нее, заставило застыть на месте.

– На вашем месте я бы помолчал.

Незваный гость даже не потрудился надеть маску. Одетый во все черное, Портер Бертон выглядел еще более грозно, чем в вечер их противостояния на балу у Стоддарда. Она молилась о том, чтобы Лейф услышал их разговор.

– Что вы здесь делаете? – громко спросила она. – Немедленно уходите!

Губы его сложились в безжалостную полуулыбку, памятную ей со столкновения на террасе.

– Неужели вы и правда думали, что мой отец напугает меня своей угрозой? Я руковожу «Консолидейтед майнинг», а не мой мягкотелый папаша, так стремящийся завоевать положение в обществе. Лоренс Бертон всего лишь марионетка, номинальный глава компании. Было время, когда главным был он, но все изменилось, и это факт. Сейчас компанией руковожу именно я. Без меня «Консолидейтед майнинг» – ничто, ему это известно лучше всех.

Взгляд холодных темных глаз придал Кристе решимости.

– Если вы сейчас же не уйдете, я позову полицию. Я выдвину против вас обвинение, и против вас будет не только свидетельство моей подруги, но и мое.

– Неужели? Рейнолдс, Хиггинс, – позвал он через плечо.

Из задней комнаты вышли два человека. Криста вспомнила, что Кори описывала ей другого нападавшего на ее карету как худощавого человека со шрамом на подбородке. Теперь она увидела, как этот человек входит в комнату. Лейф еще не вернулся на нижний этаж, хорошо бы он услышал их с Бертоном спор и понял, что ей угрожает опасность.

– Принимайтесь за дело, парни, – приказал подручным Бертон. – Давайте закончим и уберемся восвояси.

Криста широко распахнула глаза, когда двое подняли канистры с маслом для ламп, которые внесли в комнату, и принялись обливать все вокруг.

– Прекратите сейчас же!

– Я не думал, что вы будете здесь, но я рад этому. Это избавляет от стольких хлопот.

– Ч-что вы имеете в виду?

Бертон улыбнулся – Криста сделала усилие, чтобы не вздрогнуть.

– Ужасный пожар в газете «От сердца к сердцу», – проговорил он, печально покачивая головой. – Как жаль, что владелица оказалась в огненной ловушке.

– Вы сошли с ума!

– Ни в коей мере. Я – деловой человек, мисс Харт. Ваши статьи способствуют появлению у меня проблем с персоналом, а это стоит мне денег.

Криста не знала, сошел этот человек с ума или он просто жесток и жаден. Какова бы ни была правда, он уготовил ей страшную смерть. Повернувшись, она бросилась бежать, но Портер Бертон настиг ее у двери. Он оттащил ее обратно к задней части зала, мимо большого печатного станка, и бросил на деревянный стул.

– Рейнолдс, принеси бечевки, которыми они перевязывают стопки, – приказал Бертон человеку со шрамом и узко посаженными глазами хищника.

Рейнолдс пропал в задней комнате. Прошли секунды, показавшиеся долгими, но этот человек не появлялся.

– Посмотри, почему он задерживается, – скомандовал Бертон второму подручному.

Тот тоже пропал за дверью и не появился.

Криста затаила дыхание, молясь о том, чтобы Лейф спустился вниз по черной лестнице и находился в засаде. Однако если это так, ему может угрожать опасность. В печатном зале раздался тихий звук, потом все опять стихло.

Тиканье часов, висевших на стене, казалось барабанным боем. Сердце Кристы билось почти так же громко, нервы натянулись как струны.

Криста успела лишь выдохнуть, когда Бертон рывком заставил ее подняться и большая рука обвилась вокруг шеи. К голове прижалось холодное дуло пистолета.

– Как я понимаю, здесь ваш друг, – сказал он, очевидно, вспомнив, как Лейф появился из темноты, чтобы защитить ее в вечер бала. – Можете выходить! – крикнул он. – Не выйдете, я спущу курок, и ваша подруга будет мертва.

– Лейф, не делай этого! – крикнула она.

– Молчать!

Бертон сжимал ее шею до тех пор, пока Криста не начала задыхаться и хвататься за его руку, пытаясь освободиться. Он ослабил хватку, но совсем немного.

– Выбор за вами, друг мой.

У Кристы отчаянно заколотилось сердце. Она подавила всхлип, когда из задней комнаты вышел Лейф, став легкой мишенью для Портера Бертона.

– Подними руки, – скомандовал Бертон. Лейф медленно подчинился. – Иди сюда, к своей женщине.

Но Лейф уже двигался, выражение его лица было мрачным и решительным. Криста узнала это выражение. Оно было тем же самым, какое было у него в тот вечер, когда он сразился с наемниками Бертона, отсек одному из них палец мечом.

– Стой, где стоишь, – приказал Бертон.

Лейф остановился и замер, не сводя напряженного взгляда с лица Бертона.

– Отпусти ее. Иначе мне придется убить тебя.

Бандит рассмеялся низким скрипучим смехом:

– Не хотелось бы подчеркивать, но пистолет-то у меня.

– Отпусти ее, – повторил Лейф.

Слова, которые он произнес спокойным голосом, прозвучали так зловеще, что, казалось, насторожили даже безжалостного Бертона.

– Что ты сделал с моими людьми?

– Я не убил их. Но убью, если ты ее не отпустишь.

Бертон отступил, увлекая Кристу за собой. У края стола наборщика стояла корзина для мусора. Двигаясь спиной, Бертон наткнулся на нее. Он споткнулся, Криста увидела в этом свой шанс. Ударив его изо всех сил ногой, она подбросила руку с пистолетом вверх, оттолкнув оружие от своей головы. В это самое мгновение Лейф налетел, словно ветер из Валгаллы, вытащив из сапога нож с такой быстротой, что Криста не успела этого заметить.

Бертон выстрелил, и в то же мгновение нож Лейфа вонзился в сердце преступника.

Криста вскрикнула, когда Бертон отшатнулся от нее и рухнул на пол. По груди его растекалось кровавое пятно, невидящие глаза смотрели вверх. Лейф заключил ее в объятия, положил руку на затылок и прижал щекой к плечу. Криста приникла к нему, дрожа всем телом, глаза ее были полны слез.

Лейф обнял ее крепче.

– Он больше не причинит тебе зла. Все кончено, медовая. Теперь ты будешь в безопасности.

Так они простояли очень долго. Наконец дрожь, бившая Кристу, начала ослабевать.

Криста вздохнула и немного отстранилась.

– Что… что с теми двумя?

– Они… отдыхают. Твоя карета стоит в конце улицы. Я свяжу этих двоих и пошлю кучера за полицией.

Криста на мгновение вернулась в его объятия, потом отпустила его. Портер Бертон был мертв. Будут вопросы, много вопросов. Бертоны – могущественные и состоятельные люди. Однако ламповое масло, разлитое по конторе, и сегодняшнее нападение Бертона на нее явятся недвусмысленными доказательствами того, что произошло. А поскольку их было трое против одного, действия Лейфа будут признаны самообороной, что означает полное оправдание.

Наконец-то все действительно закончилось.

Лейф мог отправляться на остров.


Они вернулись домой очень поздно. В контору прибыли констебль и полдюжины полицейских. Они долго задавали вопросы, как Криста и ожидала. Полиции надо было убедиться в правдивости рассказа о том, что произошло в редакции «От сердца к сердцу».

Криста послала отцу записку, чтобы тот не волновался, но хотя они приехали далеко за полночь, отец с Тором их дожидались.

– Полиция освободила Лейфа от любого судебного преследования, – сказала Криста, – поскольку это была явная самооборона.

Она рассказала обо всем, что произошло и как Лейф справился с Бертоном и двумя его подручными.

– Вы оба проявили большую смелость, – сказал профессор, сжимая руку Кристы. Он взглянул на Лейфа: – Может быть, ты пожелаешь отложить путешествие на день-другой, дашь себе возможность отдохнуть от всего этого?

Лейф лишь покачал головой:

– Теперь, когда Кристе ничто не угрожает, мне пора ехать. Он обратился к Торолфу: – Брат, ты уверен, что хочешь остаться в Англии?

– Лейф, ты был прав. В этом новом для нас мире можно многому научиться. Профессор обучал меня на протяжении всего этого времени, скоро мы отправимся в Хартленд, он предложил научить меня там гораздо большему.

Лейф кивнул:

– Значит, так тому и быть. Может быть, однажды наши пути снова пересекутся.

Тор взял брата за руку:

– Лейф, ты уверен в избранном пути? Совершенно ясно, что ты питаешь к Кристе глубокие чувства. Ты уверен, что судьбой тебе предназначено пребывать на Драугре, а не здесь?

Слезы жгли Кристе глаза. Она поняла, что молится о том, чтобы Лейф передумал, чтобы он остался в Англии.

Он лишь покачал головой:

– Я дал клятву отцу и не могу ее нарушить.

Профессор коснулся щеки Кристы, будто знал, о чем она думает, насколько сильно она хочет, чтобы Лейф остался, знал, что она собрала всю силу воли, чтобы не броситься ему в объятия и не умолять остаться.

– Уже поздно, а Лейфу рано вставать, – заметил профессор. – Предлагаю всем пойти поспать.

Криста взглянула на Лейфа и ощутила на себе взгляд невероятных синих глаз. Пора. Ощущая спазм в горле, она едва кивнула, повернулась и начала подниматься по лестнице. Когда все поднялись наверх, отец и Тор отправились в свои спальни, Криста же задержалась и повернулась к Лейфу:

– Я увижу тебя утром до отъезда?

– Я уеду до восхода солнца. Лучше нам попрощаться сейчас.

– Да… Я… я думаю, так будет лучше всего.

Только прощаться им не хотелось. Криста не двинулась с места, Лейф тоже.

– Я никогда не забуду тебя. – Горло сдавило так, что она с трудом произнесла эти слова. – Я никогда не буду любить другого мужчину так, как люблю тебя. Не важно, что случится, не важно, что принесет будущее, в душе я всегда буду считать тебя мужем.

Его взгляд запылал страстью.

– Ты моя. Так было и так будет всегда.

Он мягко обхватил ее лицо ладонями и очень нежно поцеловал. Первый раз он коснулся ее столь интимно с момента возвращения в Англию, глаза Кристы застлали слезы. Она поцеловала его в ответ, растаяла в его объятиях, обвила руками его шею. Она дрожала, внутри все горело. Она будто умирала.

Криста целовала и целовала Лейфа, не в силах остановиться. Потребовалась вся сила воли, чтоб позволить ему отодвинуться.

– Я ухожу, а ты должна остаться, – мягко проговорил он. – Если мы не остановимся сейчас, я сделаю то, что мне так хочется.

Она потянулась и коснулась его щеки, понимая, что хочет именно этого. Если она не может быть с мужчиной, которого любит, она все же может разделить с ним оставшиеся часы.

– Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью. Я никогда и ничего так не желала.

– Я не могу этого сделать. – Наклонившись, он поцеловал ее в последний раз. – Хорошей жизни тебе, Криста. – А потом он повернулся и вышел.

Войдя в свою комнату, он тихо закрыл за собой дверь.

Криста оперлась о стену, чтобы не упасть. Она прошла по коридору на негнущихся ногах, вошла к себе и закрыла дверь.

Горничная уже легла, Криста не стала ее будить. Она сняла запачканную кровью одежду, умылась и надела чистую ночную рубашку из хлопка. Она распустила густые локоны по плечам, присела на скамеечку перед зеркалом и провела по волосам щеткой в серебряной оправе.

Сегодня вечером она видела Лейфа последний раз.

Она знала, что нужна ему. Точно так же, как он нужен ей.

Если она придет к нему, откажет ли он?

Он – сильный принципиальный человек, он будет волноваться, не забеременела ли она. Если это и случится, она будет ликовать, будет благодарна Лейфу за то, что он оставил частицу себя.

Положив щетку на туалетный столик, она поднялась. Не обращая внимания на холодный деревянный пол, она прошла к двери, открыла ее и вышла в коридор. Снаружи было ветрено, она слышала, как ветви с шуршанием прикасаются к оконным стеклам. Если погода не изменится, завтра будет хорошо идти под парусом.

Сердце щемило. Криста открыла дверь в комнату Лейфа, желая лишь одного – чтобы тот не отослал ее.


Лейф разделся и заметил рыжеватые пятна на пиджаке и жилете – напоминание о схватке с Портером Бертоном. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Бертон угрожал Кристе. Если бы Лейфа там не было…

Пробили часы на каминной полке. Два часа, а ему не спалось. Через пару часов он уйдет в доки и будет готовиться к отплытию сразу после рассвета. Он надел чистые брюки, приготовил сапоги и чистую рубашку, чтобы одеться перед уходом, потом упаковал рубаху-тунику, штаны, обувь викинга, отороченную мехом, в которой прибыл.

В воображении нарисовалась Криста в простой белой ночной рубашке, которая была на ней в ту ночь, когда он похитил ее из дома, объявив своей невестой.

Он поднял голову, и воспоминание будто материализовалось из мечты.

– Криста…

– Лейф, я не могла не прийти. Пожалуйста, не отсылай меня.

Он подошел к ней, заключил в объятия и прижал к сердцу.

– Я не смог бы отослать тебя. У меня нет на это сил.

Она взглянула на него, и от любви в его взгляде заныло в груди.

– Люби меня, – сказала она.

Лейф знал, что не стоит этого делать, что, несмотря на всю осторожность, в результате может появиться ребенок.

– Что бы ты стала делать, если бы появился ребенок?

– Я любила бы его. Так же, как люблю тебя.

Он не мог ей отказать, для нее он сделал бы все, что угодно. А еще он больше не мог отказывать себе. Обняв ее лицо ладонями, он поцеловал ее, вложив в поцелуй все свои чувства.

– Я никогда не думал, что полюблю тебя, – хрипло проговорил он. – Я желал тебя. Я думал, что этого будет достаточно.

Теперь он знал – этого недостаточно. Он хотел владеть ее сердцем, не только телом.

– У нас есть только эта ночь, – сказала она.

– Придется довольствоваться и этим. – Он поднял ее подбородок пальцем. – Одной ночи не хватит, но постараюсь, чтобы хватило.

Сегодня ночью он доставит удовольствие ей, даст ей все, что должен дать. Если она окажется в постели с другим мужчиной, все равно мысли ее будут о нем и помнить она будет о том, как они были вместе в последний раз.

Подхватив Кристу на руки, Лейф перенес ее через всю комнату, откинул покрывало и опустил ее на низкую пуховую перину. Лейф разделся и присоединился к ней на кровати нагим. Мгновение он лежал рядом с ней, любуясь тем, как лунный свет освещал нежные изгибы ее тела, красоту лица, золотистые локоны. За окном дул ветер, он слышал его стоны в голых окоченевших ветвях дерева за домом.

Этот звук вселял в его душу глубокую неизбывную печаль. Боги сыграли с ним жестокую и горькую шутку, Лейф не знал, сможет ли простить их. С другой стороны, они все же даровали ему эту последнюю ночь…

Когда Криста потянулась к нему, он бросился в ее объятия, целуя, беря желаемое, то, что хотела дать она, усиливая и ее желание, и свое. Губы его скользили по ее телу, с благоговением касаясь каждой из пышных женственных грудей, целуя нежную кожу на животе, двигаясь ниже. Устроившись между ее ногами, он доставлял ей удовольствие ртом и руками, лаская до тех пор, пока она не достигла оргазма. Он наблюдал за тем, как тело ее выгнулось вверх, как глаза ее закрылись, а зубы закусили полную нижнюю губу.

Желание его стало почти нестерпимым. Впитывая ее крики страсти, он скользнул языком в сладкое устье рта, одновременно войдя в нее. Он заполнил ее целиком, взяв то, чего отчаянно хотел. Криста выгнулась еще раз, требуя, чтобы он вошел еще глубже, и Лейф застонал. Он врывался в нее снова и снова, делая своей, заполнял и заполнял ее до тех пор, пока она не выкрикнула его имя и не сотряслась от облегчения.

Он не останавливался до тех пор, пока еще раз не вызвал в ней желание, пока она не подняла бедра ему навстречу, встречая каждый толчок молчаливым требованием завершения. Ее охватила такая же страсть, как и его, она давала и брала с таким же страстным желанием, какое Лейф испытывал к ней, и вместе они достигли кульминации и воспарили в небеса.

Некоторое время они лежали, потом он вошел в нее снова, слияние их было страстным и в то же время нежным, временами почти благоговейным. Когда они закончили и Криста крепко заснула, Лейф завернул ее в ночную рубашку и отнес обратно в ее спальню. Она не проснулась, когда Лейф остановился и развел огонь в камине, не пошевелилась, когда он поцеловал ее в последний раз.

Когда она проснется, он уже уедет.


Было утро. Криста потянулась к Лейфу, но там, где он должен был находиться, кровать была холодна, и Криста поняла, что спала в собственной комнате. К горлу подступил спазм. Она потянулась к нему снова, хотя знала, что его нет, рука ее дрожала, трогая подушку рядом.

На ней что-то лежало. Пальцы сомкнулись вокруг предмета, она села, чтобы рассмотреть его.

В ладони оказалось колечко из слоновой кости с затейливым узором. Это было то самое кольцо, которое предназначал ей Лейф как супруге.

Это было невыносимо.

К этому времени вода, видимо, спала. «Морской дракон» должен был отчалить, навсегда унося Лейфа от нее. Сжав кольцо в руке, Криста уткнулась лицом в подушку и зарыдала.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации