» » » онлайн чтение - страница 9

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 28 декабря 2017, 13:00


Автор книги: Марина Эльденберт


Жанр: Фэнтези про драконов, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– За приятный вечер, – подтвердила я.

Мы подняли бокалы, и мне почему-то вспомнились наши переговоры в ресторане башни Драконий шип. Тогда чувства были совсем другие.

Напряжение, осторожность, неловкость.

Сейчас мне нравилось просто на него смотреть, не говоря уже о желании коснуться. Бесстыдном, нескромном желании, от которого нас отделял ужин. Что-то в его глазах мне подсказывало, что Рэйнар тоже думает о «кое-чем еще».

Местра Халлоран пригубила вино осторожно, при этом лицо ее было настолько кислым, что я всерьез засомневалась во вкусе напитка. Но нет, видимо, дело все-таки во внутреннем мире иртханессы, потому что с вином все в полном порядке. Терпкая сладость, мягкая, с легкими цветочными нотками. Надо потом будет поинтересоваться, как называется, потому что бутылка стояла ко мне прозрачным боком. Хотя…

Дотянулась и развернула к себе лицевой этикеткой.

– «Небо в огне», – прочла вслух. – Красиво. Коллекционное? – Вопросительно посмотрела на Рэйнара.

– Да. Сорок лет выдержки.

– Обалдеть. Ой, – я прикрыла рот ладонью, – простите.

Лицо местры Халлоран стало еще кислее, а я смущенно улыбнулась и потупила взор.

– Леона, как вам нравится Скай Стрим? – Она решила, что лучше будет сама задавать тему для разговора. – Рэйнар уже показывал вам верхние сады?

– О, мне здесь очень нравится. Даже не представляю, с чем сравнить.

Верхние сады и впрямь оказались волшебными. Ветви плакучих вальри под тяжестью сиреневых листьев падали на увитую ползучими цветами арку. Арка эта представляла собой длинный коридор, который вывел нас к небольшому озеру. Дерево, растущее на другой стороне, протянуло крону над водой вплоть до самого центра. Сейчас оно цвело, иссиня-розовые лепестки застилали воду сплошным покрывалом. Под деревом устроилась беседка, узоры-украшения казались невесомой паутиной, опутавшей столик и мягкие кресла. К ней вел мост, украшенный мраморной плиткой, а каменные колонны поддерживали крышу.

– Неудивительно. Где вы еще бывали? – Она приподняла брови.

– Вообще-то мало где. Я очень люблю оперу, но даже оттуда меня выгнали из-за пера.

Энтар прыснул. Точнее, сдавленно фыркнул в кулак, за что заработал неодобрительный взгляд матери. Светлые, точь-в-точь как у младшего сына, глаза стали просто ледяными.

– Но я люблю читать книги. Недавно прочла трилогию «Мир без тебя». Потрясающая история.

Местра Халлоран хмыкнула.

– Любите сказки, Леона?

– Обожаю. Они дарят надежду.

– Ложную.

– Мама, почему бы тебе не рассказать историю беседки? – Рэйнар отодвинул пустую тарелку. Дракон на печатке попал в перехлестье света и загорелся огнем.

– Не думаю, что твоей гостье будет это интересно.

– Будет, – заверила я и по-плебейски подперла руками подбородок.

– Нашей гостье, – холодно подчеркнул Рэйнар, сполна возвращая ее ледяную свежесть, – интересно все, что связано с нашей семьей.

Он накрыл мою руку своей и слегка сжал пальцы, в ответ я скинула туфельку и коснулась носочком его ноги. Местра Халлоран кашлянула, потому что за нашими спинами бесшумно нарисовалась прислуга. Они сняли сверкающие крышки с горячих блюд столь красиво, что им могли бы позавидовать чемпионы по синхронному плаванию или подводным танцам. Я даже пожалела, что успела втрамбовать в себя столько сыра, листьев и овощей – горячее выглядело и пахло ну очень аппетитно.

– Беседка у озера – подарок моего мужа на первую годовщину нашей свадьбы, – голос Арргастель звучал скупо, как если бы она зачитывала рапорт. – Ее проектировал Вейранто Хилл.

Ого! Фервернский архитектор с мировым именем.

– Когда включается подсветка, чувство такое, словно ты отрезана от всего мира магической завесой. – Взгляд иртханессы стал задумчивым, осколки льда медленно таяли. – Никаких голограмм, просто игра света в узорах. Кажется, будто тебя оплетает сеть Ирифиды.

Вот не зря я сравнивала узоры с паутиной.

Ирифида – мифическое чудовище, женщина с головой и хвостом дракона. Она заманивает в свою пещеру на призрачный свет. Всех – от мала до велика, а потом опутывает прочной сетью и тянет жизненные силы, чтобы существовать вечно. Но все это время человек не страдает, он счастлив, потому что в последнем сне сбываются его мечты. Сеть дарует ему такие фантазии, на какие ни одна современная виртуальная реальность не способна.

– Невероятно! – воскликнула я.

Сама не поняла, как задумалась и утонула в нашей беседе. Мне и правда стало интересно, даже захотелось рассмотреть подарок Листерна поближе. Может быть, даже там побывать.

– Родители отмечали в беседке каждую годовщину, – сказал Рэйнар и добавил, обращаясь к матери: – Помнишь, как это было?

– Помню. – Местра Халлоран наткнулась на меня взглядом и тут же нахмурилась, снова стала далекой и отстраненной. – Но это было давно.

Вот как. Выходит, отношения между родителями Рэйнара не всегда были сугубо деловыми? Тогда что же произошло потом?

– Получается, слухи об отставке Аррингсхана не просто слухи? – Арргастель подвинула к себе жаркое, решительно меняя тему.

– Не просто, – нахмурился мой дракон.

И я нахмурилась вместе с ним. Мне искренне нравился Гердехар. Даже несмотря на то, что в его присутствии у меня потели ладони и дрожали коленки. Было в нем что-то такое, едва уловимое – теплое, человеческое, глубокое, что ли. Это не объяснить словами, да и нужно ли? Иногда достаточно просто чувствовать.

– Когда он собирается о ней объявить?

– Точную дату его пресс-секретарь пока не озвучивал, но, насколько мне известно, в следующем году.

– Правильное решение, – заметил Энтар. – Наследников у него нет, и, судя по всему, жениться во второй раз он не собирается.

– А зря. – Местра Халлоран изящно подцепила кусочек мяса. – Такой род достоин продолжения.

– Вероятно, он безумно любил жену, – произнес Рэйнар.

– Какая бы безумная ни была любовь, в первую очередь существует ответственность. Ответственность перед обществом и перед теми, кто вверяет нам свои жизни. Ответственность перед родом, в конце концов. Власть нам дается не просто так, утратить ее очень легко.

– Любопытно, кто придет на его место. – Энтар заметно оживился.

– Во главе Совета скорее всего станет Бергман Стоунвилл. – Местра Халлоран постучала пальчиками с идеальным маникюром по столу. – Так что в ближайшее время Флангстон назовут столицей.

Отец Ирргалии займет место Аррингсхана? Ничего себе.

Да, в Аронгаре – как и во всем мире, в общем-то, «плавающая» столица. Ею становится город, где проживает возглавляющий Совет иртхан. Зингсприд продержался довольно долго, отец Аррингсхана тоже был не только правящим, но и Председателем.

– Необязательно, – хмыкнул Рэйнар.

– И кого же ты видишь достойным соперником?

– Фертрой. Или Ландррингли.

Местра Халлоран скептически приподняла брови.

– Фертрой против Стоунвилла?

– У него достойный огонь.

– Не настолько. А Ландррингли слишком молод.

– Если бы в Совет выбирали по возрасту, отец Шахррейна выбил бы меня с первой попытки.

– Рэйнар, это не смешно.

– А я разве смеюсь?

Мать и сын смотрели друг на друга так, что я на миг почувствовала себя лишней. Это не укрылось от Энтара, который последние несколько минут разглядывал исключительно меня и только чудом дыру не прожег.

– Я, конечно, понимаю, что вам охота подискутировать, – Халлоран-младший хлопнул ладонями по столу. – Но если вы продолжите в том же духе, Леона сейчас свалится носом в жаркое.

Рэйнар прищурился, будто очнулся, и повернулся ко мне.

Смотрел, по крайней мере, очень пристально. Словно пытаясь понять, что я чувствую по поводу сказанного.

– Да ладно, я не в обиде. Узнала много всего интересного, – сообщила я и подмигнула ему.

Например, поняла, что женщины у иртханов не так уж далеки от политики. Это только со стороны кажется, что у них всякий забавный бизнес для развлечения, чтобы было чем свободное время занять. Судя по тому, как горели глаза Арргастель, эта тема ей гораздо ближе, чем журнал и благотворительность. Ну и еще самую малость поняла, почему она так радеет за Ирргалию. Конечно, брак с дочерью Председателя Совета – это вау-вау. Выгодно во всех отношениях: Флангстон, случись Стоунвиллу победить, начнет стремительно набирать популярность. Средств туда будет стекаться немерено, людей тоже. Значит, больше рабочих мест и выше уровень жизни. Торгово-промышленные отношения с ними тоже будет очень приятно наладить. Ну и так далее.

– Не представляю, как ты вообще росла, – хмыкнул Энтар. – Такой голос, и… одна, с опекунами.

– Энтар. – Угрозе в голосе своего дракона значения не придала.

Так и думала, что рано или поздно речь зайдет о моей семье, но я ее не стесняюсь. Я ею горжусь.

– Не с опекунами, у меня был отчим, а мама…

Я осеклась, потому что до меня медленно доходил смысл сказанных светловолосым иртханом слов. Местра Халлоран сложила руки на груди и выглядела ну очень недовольной. Ее младший сын повторил закрытую позу матери и пробормотал:

– Она что, не в курсе? Ну, зашибись.

– Не в курсе? – Холодея, вскочила из-за стола. – Рэйнар, о чем он говорит?

Взгляд Халлорана потяжелел, он поднялся следом за мной.

– Поговорим об этом позже. – Коснулся пальцами запястья, но я отдернула руку.

– Нет сейчас. При чем здесь опекуны?!

Меня трясло. Даже в ушах зазвенело, как в опере перед открытием занавеса. Только мелодия была фиговая. Я ведь знала, что он сейчас скажет – знала и все равно упорно продолжала цепляться за то, что обманываюсь. Вдруг, вдруг, вдруг… ну, пожалуйста! А потом, прочитав ответ в глазах Рэйнара, развернулась и бегом бросилась к двери. Не дожидаясь, пока тяжелые слова камнями упадут на сердце.

Все равно уже зная, что мама… моя родная мамочка, которую я знала с детства, – не моя мать.

Бежала, не особо понимая, куда и зачем. Все равно мне отсюда никуда не деться, но, по крайней мере, я могу закрыться в своей комнате. Если могу. Могу ведь, да?

– Леона!

Голос Рэйнара застал врасплох. Я дернулась, точно меня ударили, – дернулась и обернулась. Не надо было, наверное. Иртхан смотрел на меня, и во взгляде его разгорались тлеющие угли, мне же хотелось позорно разреветься. Мало того что он снова копался в моем прошлом, мало того, что ничего не сказал о маме, так еще и его дружелюбно настроенная семейка узнала об этом раньше меня. Глаза подозрительно пекло, но в груди горело еще сильнее. Больно было так, как никогда раньше. Кусала губы, чтобы сдержать слезы: нет уж, только не перед Арргастель и Энтаром.

Халлоран «отпустил» меня и медленно повернулся к брату.

– Неделя таэрран, – не сказал, а скорее прорычал он.

Энтар отшвырнул салфетку и вскочил:

– Серьезно, Рэй? Из-за этой…

– Две.

Не дожидаясь ответа, он направился ко мне, а я словно вросла в пол. Следом за младшим сыном поднялась местра Халлоран, ее идеальное лицо пошло красными пятнами.

– Рэйнар, послушай…

Но он не обернулся. Подхватил меня под локоть и мягко направил в сторону коридора. Стоило нам выйти за дверь, как меня накрыло окончательно.

– Отпусти! – рванулась, но он держал крепко.

– Поговорим у тебя.

– Я не хочу с тобой разговаривать, я хочу домой. Зачем ты меня сюда притащил?! Чтобы выставить мою жизнь на всеобщее обозрение?

– Я переговорил с матерью. О том, что твое происхождение может оказаться не таким, каким мы его представляли. Предположить, что она поделится этим с Энтаром, я не мог.

– А мне плевать! – огрызнулась.

Зато теперь смотрела на него, глаза в глаза.

– Плевать, что ты рассказал, кому и зачем. Ты распотрошил мою жизнь. Все, что мне было дорого, – говорить было сложно, дыхания не хватало. – Я ведь говорила… Говорила тебе, Рэйнар, что не хочу ничего знать о своем прошлом. Не хочу знать, кто мой отец. Но для тебя это не преграда, правда? Тебе мало моего огня. Так же, как и твоей матери.

– Моя мать ничего не знала о силе твоего огня. И до сих пор не знает.

В который раз за сегодня во мне кончился дар речи.

– Никто не успел почувствовать твой огонь. Всплеск, который ты спровоцировала, тебя же и заглушил. Слишком много правящих, слишком много огней. Они просто откликнулись на твой зов.

– Но ты же почувствовал мою силу на юбилее?

– Не на юбилее, у тебя дома.

– Класс! Знаешь, я, кажется, поняла…

Халлоран опасно прищурился, но остановиться я уже не могла.

– Ты привык знать все и обо всех. Неужели ты пойдешь в оперу с девочкой из низов? Смешно! Нет, серьезно, на что ты надеялся? На то, что моими родителями окажется кто-то вроде Стоунвиллов? Ну так у меня для тебя новость: благородной родословной с тысячей веточек генеалогического древа тебе не светит. В лучшем случае ты узнаешь, что обзавелся полукровкой со встроенной горелкой, которая постоянно сбоит!

Я все-таки вырвалась и теперь опрометью бросилась к лифтам, которые уже виднелись прямо по курсу. Ткнула в панель, не особо заморачиваясь, что там приедет и в какой сектор я попаду. Главное, хоть куда-то попасть. Куда-то подальше отсюда, подальше от него. От них ото всех!

Двери распахнулись, и меня внесло внутрь ураганом Рэйнар. Внесло, прижало к стене, обдало силой. Мощной, крышесносной и подчиняющей. Я забыла, как дышать, забыла, как двигаться. Животный страх прокатился от кончиков пальцев ног до корней волос. Глаза дракона горели алым огнем, а руки впивались в мои запястья стальными браслетами.

– Никогда больше не смей повышать на меня голос, – прорычал он. – Особенно если это может кто-то услышать. Если такое случится, мне придется тебя наказать, Леона. Поверь, до такого лучше не доводить.

Он так ударил по панели, что чудом не вынес ее со всеми микросхемами разом. Лифт испуганно взмыл ввысь, а Рэйнар отпустил меня и отошел к противоположной стене. Я не возражала. Не возражала бы, если бы он вообще через люк выпрыгнул и растворился в ночи, как герой комиксов. Так и поднимались в молчании и так же шли по бесконечным коридорам.

Стоило нам оказаться в гостиной, а потом и в спальне, которая больше не казалась солнечной и уютной, я уселась рядом с платьем и драгоценностями и зажала ладони между колен. В груди полыхал самый настоящий огонь, полыхал так, что жгло пальцы. Смотреть на Халлорана не было никаких сил, поэтому опустила взгляд. Там, где ладони соприкасались, рождалось странное густое марево, колышущее воздух. Подозреваю, что из-за непролитых слез.

– Твоя мать… точнее, эсса Эрмина Ладэ, удочерила тебя сразу после налета, – спокойный голос отдавался в ушах так же, как и его шаги: Рэйнар подошел и остановился прямо передо мной. Я видела только его идеальные ботинки и обшлага брюк. – Новое свидетельство о рождении оформили на месте. Тогда не особо заморачивались доходом и возможностью содержать ребенка. Изъявила желание, и хорошо. Больницы и детские дома были переполнены, поэтому власти подписали разрешение без бюрократических проволочек. Так ты стала Леоной Ладэ.

Леона Ладэ.

Эрмина Ладэ.

Мамочка…

Слова отозвались в сердце щемящей тоской, ударили точнехонько и глубоко. Вспомнилось, как мама склонялась надо мной и целовала в щеку, чтобы пожелать спокойной ночи. Вот только колыбельные мы пели вместе: она начинала, я подпевала. Потихоньку проваливалась в сон и даже сквозь уютную полудрему чувствовала, как меня укутывают в покрывало. Прикосновение губ к щеке, осторожные шаги. Она всегда оставляла для меня ночной голографический светильник с кружащим под потолком виарчиком – в детстве я боялась темноты. Оставляла, хотя лишняя строка в счетах за свет нам тогда была ни к чему.

Это было уже в Мэйстоне, Зингсприд я не помнила.

Мне хотелось зажать уши, но я почему-то продолжала слушать.

И смотреть на носки ботинок.

– Человек Норгхара беседовал с начальницей отдела кадров в мери́ужском отеле «Варпанти».

Мериуж – столица Раграна. Город, где родилась и работала мама, действительно очень сильно пострадал во время массовых налетов и того ужаса, который творился после них. «Варпанти» по-рагрански значит триумф, победа. Вот примерно так я себя и чувствовала. «Победительницей» по жизни.

– И ты решил рассказать мне об этом только сейчас?

– Мне не о чем было тебе говорить, Леона. Твоих родителей я пока не нашел. Сама представляешь, что в то время творилось в городе. Даже теперь, когда местные власти нам дали добро на поиск, нужно время.

– Угу, – сказала я носкам ботинок. – Начальница отдела кадров.

– Она очень тепло отозвалась об Эрмине Ладэ. Рассказала, что ей, как и многим другим девочкам, приходилось подрабатывать. Она убиралась в богатых домах, видимо, так и познакомилась с твоей настоящей матерью. Пока неизвестно, была ли она иртханессой или человеком и кто был твоим отцом. В Мериуже она жила одна.

Желание пнуть ботинок пришло и ушло.

Сердце болезненно екнуло. Я не знала ту, о ком говорил Рэйнар, но…

– Норгхар разговаривал с твоим отчимом. Эрмина просила его сохранить твою тайну, поэтому после ее смерти он забрал документы об опекунстве. К сожалению, он не знает имени женщины, которая дала тебе жизнь. Эрмина приехала в Зингсприд, потому что твоя настоящая мать родилась там. А умерла во время налета в Рагране.

Резко поднялась, и коробочка с драгоценностями свалилась на пол. Не знаю почему, но именно раскрывшийся футляр сработал как команда «старт» на гонках. Слезы покатились по щекам одна за другой. Горячие, соленые, горькие… Они просто капали. Когда Халлоран привлек меня к себе, закапали на него. На идеальный пиджак, превращаясь в кляксы. Первые пару минут я еще героически крепилась, а потом уткнулась лицом ему в грудь и разревелась по-настоящему.

Не знаю, сколько мы так стояли, пока всхлипы не стали тише. Попыталась освободиться, но куда там. Оказалась только сильнее вжата в драконище.

– Отпусти, – попросила негромко.

– И не подумаю.

– Мне нужно побыть одной. «Что-то еще» удалось на славу.

Он замолчал. Ненадолго. Но руки так и не разжал.

– Я должен был тебе рассказать.

– Угу.

– Прости, – произнес он. Так искренне и по-человечески, что вырываться сразу расхотелось. – Прости, Леона.

Это меня добило окончательно. Представить себе Халлорана извиняющимся – на это даже моей фантазии не хватало. Я подняла глаза и посмотрела прямо в ночные костры. Так и залипла.

– Леона?

– Прости, – зачем-то повторила эхом. – Я хочу удостовериться, что не рехнулась. Самую малость.

Рэйнар приподнял брови.

Пальцы удивительно бережно легли на мои щеки, стирая дорожки слез.

– Мне сложно представить, как ты выглядишь, когда говоришь «прости». Можешь повторить это еще раз?

Он нахмурился.

– Издеваешься.

– Нет. Просто это…

– Необычно? – подсказал иртхан.

– Очень. Рэйнар, что такое таэрран?

Он помрачнел и все-таки выпустил меня из объятий.

– Магическая подчиняющая роспись. Наносится на шею, сходит сама. В зависимости от уровня нанесения позже или раньше. Пока на иртхане таэрран, его огонь заперт. Закрывать ее одеждой нельзя.

Что я там говорила про публичную порку? Лучше бы была она. Время идет, цивилизация развивается, а в обществе иртханов – публичные наказания. Позорное клеймо, магический ошейник, который должны видеть все. Времена Погасших костров отдыхают. Именно в те века, когда иртханами были одержаны первые серьезные победы над драконами, практиковались всякие показательные пытки и казни. В частности, за инакомыслие, если кто-то осмеливался иртхану слово поперек сказать. Драконов освоили, взялись за людей. Но сейчас-то, слава небесам, двадцать шестое столетие со дня Великого Перелома.

– Рэйнар, отмени наказание, – попросила тихо.

С тем, что уже случилось, поделать ничего нельзя. А вот с тем, что еще не случилось, – можно.

– Нет.

– Пожалуйста.

Ноздри его дрогнули, выдавая раздражение.

– Своим отношением к тебе он бросил мне вызов, Леона.

– Но это же унизительно. Особенно для мужчины.

– Он это заслужил.

– Нет. Такое – нет. – Если честно, за попранную гордость Энтара я сейчас переживала меньше всего. Так ему и надо, но мне совсем не хотелось, чтобы Скай Стрим превратился в поле боя. Особенно после того, что недавно случилось с Ирргалией. – Уверена, он уже прочувствовал последствия, с него хватит. Хватит того, что это было сказано при мне.

Халлоран пристально посмотрел на меня.

– Я не отменяю своих решений.

– Но ведь…

– И тем более не позволяю ставить их под сомнение. Никому.

Глаза его снова потемнели, а я наклонилась, чтобы подобрать футляр, и зацепилась взглядом за уголок платья. Он желтел на покрывале, как только что сорвавшийся лист среди засохших. Не представляю, как я выглядела, но чувствовала себя мячом для гратхэнда после финала на Соурских играх. Хотелось спать и чтобы все меня оставили в покое. Хотя бы до завтра.

– Леона, сейчас проверяют архивы. Как только станет известно имя женщины, у которой работала Эрмина Ладэ, все остальное решится в считаные дни.

Женщина, которая дала мне жизнь, умерла во время налета. Что она искала в Рагране? Рожденная в Аронгаре, в столице мира, куда ежегодно стекаются миллиарды туристов со всех уголков планеты. Вряд ли я когда-нибудь об этом узнаю. Зато могу узнать, какая она была – если мама говорила о ней с отчимом. Она наверняка говорила, ведь именно от него Норгхар узнал, почему мама меня удочерила. Эсстерд Барт… Танни! Мысль о сестре заставила похолодеть. Сердце подскочило к горлу, на спине выступил пот. Если она узнает обо всем сейчас, когда только-только более-менее взялась за ум… У Танни и без того характер на дрожащей ноте, а из-за такой новости вообще крышу может сорвать.

– Нет. Я не хочу знать, кто мои родители, Рэйнар.

Иртхан нахмурился и сложил руки на груди.

– Почему?

– Потому что моя мать – Эрмина Ладэ. Мне безумно жаль, что так получилось. Безумно жаль женщину, которая погибла в Рагране, что бы ее туда ни привело. Но для меня это ничего не меняет. Или ты думаешь, что мне станет спокойнее, когда я узнаю имена?

– Дело не в именах, Леона. Я больше чем уверен, что дело именно в твоем отце. Не исключено, что и в матери тоже. Сила твоей крови…

– Вот именно. – Я держала футляр с драгоценностями и не знала, куда его деть. – Сила моей крови. Какая тебе разница, кто произвел меня на свет?

– Потому что если твой отец жив, я могу заставить его тебя признать.

– Заставить? – фыркнула я. – Ты сам-то понимаешь, что говоришь?

– Что именно тебя смущает?

– Не знаю. Возможно, то, что ты хочешь разыскать человека и всучить ему меня как подарочек на Смену времен.

– Иртхана.

– Да без разницы! Меня устраивает моя жизнь такой, какая она есть. Я не хочу, чтобы в моем прошлом копались твои ищейки, понятно?!

– Понятно. – Голосом его можно было строгать металл. – Тебе гораздо привычнее сидеть в своей каморке на Джиллингсон-стрит.

Задохнулась, словно меня резко ударили в живот.

– Ага.

Сгребла в охапку платье и сунула ему в руки вместе с драгоценностями.

– В интерьер каморки не впишется, – пояснила.

Сверток отлетел в сторону, ударился о стену с такой силой, что зазвенело в ушах. Меня обдало волной огненной ярости, от которой все волоски на коже встали дыбом. Рэйнар развернулся и вышел, а я пошла собирать драгоценности – они разлетелись по всей комнате застывшими слезами в огранке. К счастью или нет, но у меня слезы на сегодня кончились.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.3 Оценок: 8
Популярные книги за неделю

Рекомендации