154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 21 декабря 2013, 04:39


Автор книги: Матушка Стефания


Жанр: Здоровье, Дом и Семья


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

2

Позову я Зосиму и Савватия Соловецких. По Киевской дороге, по золотому прогону, с двенадцатью клещами, с двенадцатью травами. Правую душу крещеную отпущу и освобожу от думы и от глазу, с загуменков сзади идущего, навстречу проходящего, сквозь щели подсматривающего, от больших, маленьких и средних; черной крови, белой крови, черного глаза и белого глаза. Отпущу и освобожу правую душу человека.

3

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Сходит Егорий с неба по золотой лестнице, сносит Егорий с небес триста луков золотополотняных; стреляет и отстреливает у раба Божия (…) огласки, призоры, приколы, грыжи и нечисти. Аминь».

Читают не только от озева, но и от многих внутренних и кожных болезней.

4

Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот воротами, выйду в чистое поле под восточную сторону, под белый день, под красное солнышко, под светел месяц, под частые звезды, под утреннюю зарю, под вечернюю зарю – стану на восток глазами, на запад спиною.

Покорюсь, помолюсь: «Не ешь ты, щучка, ни ржавчинки, ни болотники, ни рыбы-гульбы. Залезай под серый камень, метай раба Божьего (…) щепоты и ломоты, озевы, уроки и прикосы при заре и переполохе от жару и от пару, от похвального слова, от отцовой думы и от материнской, от девки-простоволоски, от женки-черноголовки, от мужичка-скалозуба, от старого, от малого и от среднего, ото всего мира крещеного.

Будь мои слова крепки и емки, и заговористы, крепче острой сабли и острого ножа. К словам ключ и замок, крепкий заговор. Ключ в воду, замок в гору».

Читают над водой, вином или маслом от озева, сглаза, ломоты и испуга. Вино выпивают, водой умываются, маслом мажут больное место.

От урока (болезни, вызванной испугом) и порчи1

Берут святую воду и наливают в стакан или миску. Если же нет в доме такой воды, то обливают икону обычной водой. Потом берут из печки девять горящих угольков и, бросая их в воду, читают трижды «Отче наш». Затем, держа воду перед больным, говорят:

Летели сороки, ухватили уроки у раба Божьего (…), понесли на леса, на болота. Пока летали, все уроки пропали.

Погружают руки в воду, мокрой рукой делают знак креста на руках, ногах, плечах, лице и груди, произнося:

С твоих рук, с твоих ног, с твоих плечей, со светлых очей, с веселой головы, широкого сердца, со всех суставов.

В заключение брызгают водой на лицо, грудь и крестообразно на всего больного. Оставшуюся воду выливают в святой угол, под икону.

2

Мать Пресвятая Богородица, Заступница! Помоги и на помощь приступи! Водица-царица, всему свету помощница, как ты смываешь сырье и коренье, сырое и белое, боль внутреннюю, головную, сердечную, костяную. Боли, уроки прирекающие, встречные, поперечные, задние, поглядные, жалостные и радостные, женские и девичьи, – идите на болота, на низкие лозы, где певуны не поют, где люди не ходят, – там вам курганы и поляны, а над рабом Божьим (…) нет поругания во веки веков. Аминь.

3

Господи, помоги мне поворожить крещеному (…). Спаситель, спаси и его душечку! Не сам я помогаю, Матерь Божию прошу. Матерь Божия, помоги мне от уроков поворожить. Уроки, Божьи пророки и найденные, и испытанные, и надуманные, и нагаданные, и часовые, и минутные, и женские, и девичьи, и юношеские.

Затем берут яйцо и воду, шепчут на них:

Урок-урочище, переляк-перелячище, тебя яйцом выкачую, водою выливаю на пущи, на сухой лес отсылаю.

Здесь не быть, червонной крови не пить, синих жил не натягать, желтой кости не ломать.

После этого яйцом 3 раза крестят себя и больного. Яйцо отдают собаке, больному дают напиться наговорной воды, ею же обрызгивают лицо, смачивают спину, грудь, руки и ноги больного. Остаток воды выливают за дверь в глухой угол. (Место, где навешивается дверь, которая, отворяясь, образует угол.)

4

Царь-муравей, и ты, земля, прими мои думы и мысли: уроки, призоры от раба Божьего (…) в чистое поле, в широкое раздолье. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

5

Уроки, уроки! Вы ветряные, вы водяные, вы глазные, вы мужские, вы женские, вы отцовские, вы материнские, вы юношеские, вы девичьи, вы надуманные и нагаданные. Я вас вышептываю, я вас выкликаю и вызываю с тела раба (…), я вас высылаю на быстрый огонь, где малые дети и окна не закрыты. Там же вам быть, там же гнездо свивать, а новорожденного (…) в устах не стоять, желтой кости не ломать, червонной крови не пить, доброго сердца не сушить, белого тела не валить.

6

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Ныне, и до века, и присно во веки веков. Матушка студена вода ключевая, чиста, быстра и проносна! Как ты омываешь, сбриваешь сыры дубы и коренья с матушки сырой земли, бережки крутеньки, камень серовик, так смой и сорви с раба Божьего (…) все порчи и уроки, ветреные переполохи и переломы, щипоту и ломоту, позевоту и потяготу. Всегда ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Читают над водой, которой поят и умывают больного.

7

В стакан, наполненный водой, опускают три горящих угля и наговаривают:

Узоры, уроки, свалитесь, скатитесь с белого лица, с ясных очей, с белого тела, с желтых костей, с горячей крови. Всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Кроме того, заговор считают эффективным при сыпи на лице и других кожных болезнях.

8

Благослови, мать сыра земля, отец и мать, вода и небо, на весь день благодатный. Ложился я спать, помолясь, и встал, перекрестясь; вышел я в чисто поле, под красное солнце, под ясен месяц, под яркие звезды, под бегучие облака. Катилась ты, вода, с небесной высоты, с земной глубины, круты берега обрывала, желты пески обмывала, сырые коренья, белые каменья.

Так обмой, ополощи раба Божия (…) отродка (… имя матери) от зазорного глаза и от своего глаза радостного, от бабьего, мужского, девичьего и юношеского; от косоглазых и кривоглазых; сущиков и завищиков, от желтоволосых, черноволосых, сивоволосых, рыжеволосых. И чтобы его раба Божия (…) не спокушивать ни на еде заедающим, ни на питье запивающим, ни на сну засыпающим, ни на красу заглядающим, ни на дыму засыпающим, ни на ветру заклинающим, ни на путях, ни на дорогах, ни на ветху, ни на молодику, ни на перекрое месяцев.

Я снял болезни и уроки с пауроками: от буйной зашейной части, хребтовой кости, скорых ног, белых рук, бумажного тела, от ретива сердца, со всех жил и пажил, суставов и пасуставов, с кожи и плоти и с горячей крови.

Уйдите, злые чары и болезни, в леса, колоды, болота; теперь уж колдунам и колдуницам, еретикам и еретицам не сделать рабу Божьему (…) никакого вреда, как переставить тридевять гор, поворотить весь бел свет и всю земную колесницу, как не держать в руках красного солнца, как не считать дробных звезд и не катать по земле ясного месяца.

Не я чи пособляю, не я чи помогаю, а помогает и пособляет Мать Пресвятая Богородица и сам Иисус Христос с Животворящим Крестом и архангел Михаил, Гавриил Благовеститель, Илья пророк с каленою стрелою.

Читают молитву «Милосердия двери» и продолжают:

Как же рабу (…) отродку (имя матери) в материнской утробе не бывать и жил ее не трудить, костей не ломать, горячей крови не проливать, так во веки рабу (…) скорби не бывать и не колдовать – и во веки веков. Аминь.

Читают на воду, в которую опускают крест больного. Водой обмывают двенадцать зорь захиревшего и ее же дают ему пить.

9

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Стану я, раб Божий (…), благословясь, умоюсь медовою росою, солнышком, зноем обсушусь, помолюсь я Царю Небесному, Матери Пресвятой Богородице: Христа породила и во пелены пеленала; так же меня, раба Божия (…), закрой и защити шелковыми пеленами, шелковыми поясами, своим Святым Духом от злаго колдуна, от колдуньи и от всякого зла лиха человека, от злыя крови, от злыя думы, от злаго помышления.

Еще покорюсь я, раб Божий (…), Илье-пророку: свет ты, Илья-пророк, огненна карета и огненна колесница, туго ты тянешь, метко стреляешь, врага и супостата убиваешь и огнем опаляешь, чтобы меня, раба Божия (…), не испорчивать, не исколдовывать ни колдунье, ни злому и лихому человеку, ни злой крови и думе злой, по мышлению, встречному и постижному, на питие и на пиру, в беседе, во всякой смертной потехе.

Еще покорюсь и помолюсь Спасу-сохранителю: и ты соблюди, спаси, всемилостивый Никола Можайский, Изосим и Савватий, соловецкие чудотворцы, Тихон преподобный, Иоанн Креститель, Иоанн Златоуст, Иоанн-постник и вся сила небесная, поставьте железный тын около меня, раба Божия (…), от земли и до небеси, от веку и до веку, чтобы меня, раба Божия (…), не испорчивать, не исколдовывать, не взглядывать и не видеть, и не слышать при пиру, при беседе, во всякой потехе и вовеки повеки, отныне и до веку, аминь, аминь, аминь, во веки аминь.

10

Знахарь очерчивает больное место безымянным пальцем, читая «Да воскреснет Бог», а потом следующее:

Встану я, раб Божий (…), благословясь, пойду, перекрестясь; умоюсь утреннею росою, утрусь тонким белым полотном и пойду из избы в двери, из дверей в вороты, под восточную сторону к окияну-морю. На том окияне-море стоит Божий остров, на том острове лежит бел-горюч камень Алатырь, а на камени святый пророк Илия с небесными ангелами. Молюся тебе, святый пророче Божий Илия, пошли тридцать ангелов в златокованом платье, с луки и стрелы, отбивают и отстреливают от (…) уроки, и призоры, и притки, и щипоты, и ломоты, и ветроносное язво, туда, куда крылатая птица отлетает, на черные грязи, на топучия болота, и встречно и поперечно, стамово и ломово – на молоду, на ветху и на перекрое месяце.

11

Произносится трижды, и после каждого раза трижды сплевывают:

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. Сходит Егорий с небес, по золотой лестницы, сносит Егорий с небес триста луков златополосных, триста стрел златоперых и триста тетив златополосных и стреляет, и отстреливает у раба Божия (…) уроки, прикосы, грыжи, баенны нечисти и отдавать черному зверю медведю на хребте: «И понеси, черный зверь медведь, в темные леса, и затопчи, черный зверь медведь, в дыбучия болота; чтобы век не бывали, ни день, ни в ночь…» Во веки веков, аминь.

12

Отговариваю (…) от колдуна и колдуницы, от чернаго и черемнаго, от белаго и русаго, от девки-самокрутки, от бабы-простоволоски. И как никто не может своего носа да глаза откусить, так же бы не могли изурочить и испортить (…) и не могло бы заразить его ветроносное язво. Будьте мои слова крепки, лепки и будьте мои слова единокупно не в договоре и переговоре; тем моим словам губы за зубы – замок, язык мой – ключ. И брошу я ключ в море; останься, замок, в роте. Бросил я ключ в синее море, и щука-белуга подходила, ключ подхватила, в морскую глубину ушла и ключ унесла.

13

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу. Иду я, раб Божий (…), из ворот в ворота, в чистое поле, навстречу бегут семь духов: все злые, все черные и все нелюдимые. Идите вы, злые духи, все злые, все черные и все нелюдимые, к злым людям, держите их на привязи, чтобы я, раб Божий (…), от них был цел, был здоров и невредим и во всех путях, дорогах, в чистом поле, зеленом лугу, в дремучем лесу, в своем дому и в чужом дому. Слово мое крепко, во веки веков, аминь.

14

Господи, благослови на сегодняшний белый день. Возьму раба Божия (…) в свои белые руки и заговорю его, раба Божия. Выходи ты, вся нечистая сила, из раба Божия (…), нет тебе дела до раба Божия (…). Дам я рабу (…) ключевой воды и шелковой травы.

Уйди ты, вся нечистая сила, от вороны-каркуньи, от сороки-щебетуньи, от собаки-лауньи. И выйди ты из раба Божия (…), из нутра, из костей, из суставов, из ребер, из всех членов и жилов. Выходи на ключи, болота, где птицы не бывают и сокол не летает.

Если же ты пойдешь в чистое поле, где сокол летает, где птицы перелетают, то ты войдешь в птицу перелетную и пойдешь по ветрам, по вихорям. Ветры, вихори, отнесите от раба Божьего, изо всех его членов и суставов, и снесите в черные грязи и поразите ее в грязи топучей, ветром чтоб не вынесло и вихрем чтоб не выдуло: исчезнет и погибнет нечистая сила. Аминь.

15

Встал раб Божий (…), благословясь, пошел, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, да вышел в чисто поле. В чистом поле есть синее море, на том синем море есть тихая заводь, на той тихой заводи плавает серый гоголь, на том сером на гоголе не держится ни вода, ни роса. Так же на рабе Божием (…) не держались бы ни уроки, ни призоры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы и ни ночные переполохи. Во веки веков. Аминь.

16

Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из сеней воротами, в чистое поле, к синему морю. В окияне-море пуп морской. На том морском пупе – белый камень Алатырь, на белом камне Алатыре сидит белая птица.

Летала та белая птица по городам и пригородам, по селам и приселкам, по деревням и придеревням; залетела тая белая птица к рабу Божию (…) и садилась на буйную голову, на самое темя; железным носом выклевывала, булатными когтями выцарапывала, белыми крыльями отмахивала призоры, и наговоры, и тяжкую немочь из мозгу, из костей, с ясных очей, с буйной головы, белого лица, черных бровей, ретива сердца, с белых рук, резвых ног, из тридевяти жил становых, из всего стану человеческого.

Уносила та белая птица призоры, и наговоры, и всякую немочь за синее море, под белый камень, под морской пуп. Будете вы все мои слова и тверды и крепки в ключ и замок по веки веков. Аминь.

17

Во имя Отца, и Сына и Святаго Духа. От Богородицыной молитвы, от Иисусова креста, от Христовой печати, от святых помощи, от моего слова. Отыди бес нечистый, дух проклятый, на сухие дрова, на мхи и болоты. И там тебе место, житие, пребывание и воля и там кричи, а не в рабе Божием (…) своевольничай.

Сам Господь Иисус Христос, мать Пресвятая Богородица, вся небесная сила: Михаил архангел, Авоид ангел и все святые чудотворцы: Нифонт и Марф, Киприан и Устиния, Конон и Саврасий, Дмитрий Ростовский, Илья Пророк, Николай Чудотворец, Георгий Победоносец и царь Давид, Иоанн Креститель и Власий, Никита великомученик.

И мое слово страшно, заговор силен. Запрещаю тебе, бес проклятый, дух нечистый, нигде не живи и не будь в рабе Божием (…). Выйди вон сей час и сию минуту со всеми порчами и чарами и отыди от раба сего прочь и поди в свое место, где был и куда тебя Господь послал и где велел тебе жить: в бездну преисподнюю, в землю пустую неделанную – туда и пойди, там и живи. А раба оставь навсегда! Отныне и до веку. Аминь, аминь, аминь.

18

Избави меня, раба Божия (…), от одноженца, двоеженца, от одноглазого, двоеглазого, троеглазого, от однозубого, двоезубого, троезубого, от одноволосого, двоеволосого, троеволосого, от своих глаз, от своей думы, от встречного, от скоротечного, от поперечного, от всякого человека лихого: от молодых, от холостых, от кривых, от слепых, от старых, от пустоволосых, от девки-волосатки и от своих глаз, и от своей думы. Во имя Иисуса Христа, аминь. Во имя Пресвятой Богородицы, аминь. Во имя Креста Животворящего, аминь. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь, аминь, аминь.

19

На море-окияне, на острове Буяне, стоит церковь соборная, богомольная. В этой церкви соборной, богомольной стоит Мать Пресвятая Богородица.

Она книгу Евангелие читает, слезно плачет, отговаривает: от колдуна, от колдуницы, от еретика, от еретицы, от завистника-ненавистника, от завистницы-ненавистницы, от худого часу, от худого глазу: от девичьего, от молодичьего, от ночного, от полуночного, от денного, полуденного, от часового, получасового, от серого глазу, от желтого глазу, от черного глазу, который этого человека мутит и сушит.

Он тебе лиха не льстил, зла не творил. Вынь свои недуги из всего тела белого и из буйной головы. А если ты не перестанешь этого человека мутить и сушить, я пойду Богу помолюся, Христу поклонюся, к Илье-пророку, к Иоанну Предтече. Они нашлют на вас тучи грозные, громом вас побьют, молнией вас пожгут, сквозь пепел, сквозь землю пробьют.

О матушка, Пресвятая Богородица, могла Ты Бога Спаса народить, помоги Ты нам от всякого нечистого духа, и от лихого глаза, и от худого часа отговорить, аминь.

20

Встану я, раб Божий (…), утром рано, благословясь и перекрестясь, свежей водой умоюсь, камкой утрусь. Господу Богу помолюсь. Пойду-то я, раб Божий (…), из избы в двери, со двора в ворота, с улицы в завори.

Помолюсь и покорюсь я в восточную сторону. В восточной стороне стоит Сионская крутая гора. На Сионской горе ездит батюшка Илья-пророк на огненной колеснице, палит и опаливает он в лесу зеленую хвою, с трав лазоревые цветы, с гор желтые пески.

Свет ты, Илья-пророк, надежда, солнце праведное, не пали и не опаливай в лесу зеленой хвои, с трав лазоревого цвета, с каменьев злаченого верха, с гор желтого песку, а пали опаливай с раба Божия (…), с его буйной головы и белого лица, и из черных бровей, и из ясных очей, из семидесяти жил, из семидесяти суставов, и пали-опаливай все уроки, все прироки, злые, лихие озычества и переполохи, от ветру и от крику. Аминь.

21

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. От Богородицыной молитвы, от Иисусова креста, от Христовой печати, от святых помощи, от моего слова. Отыди, бес нечистый, дух проклятый, на сухие дрова, на мхи и болоты. И там тебе место, житие, пребывание, воля и там кричи, а не в рабе Божьем (…) самовольничай.

Сам Господь Иисус Христос, Мать Пресвятая Богородица, вся небесная сила: Михаил архангел, Авоид ангел и все святые чудотворцы; Нифонт и Мароф, Киприан и Устиния, Конон и Саврасий, Дмитрий Ростовский, Илья-пророк, Николай Чудотворец, Георгий Победоносец и царь Давид, Иоанн Креститель, Власий, Никита великомученик.

И мое слово страшно, заговор силен. Запрещаю тебе, бес проклятый, дух нечистый, нигде не живи и не будь в рабе Божьем (…). Выйди вон сей час и сию минуту со всеми порчами и чарами и отыди от раба сего прочь и поди в свое место, где был и куда тебя Господь послал и где велел жить: в бездну преисподнюю, в землю пустую неделанную – туда и пойди, там и живи. А сего раба оставь навсегда. Отныне и до веку, аминь, аминь, аминь.

24

Умываю я, раб Божий (…), от дурного часу, от благого глазу, от черного глазу, от желтого глазу, от серого глазу, от синего глазу, от радостного, от ненавистного глазу, от мужского, женского переговору, от денного, полуденного, от часного, получасного, от ходячего, от могучего, от летучего, от посланника.

Не я умываю, а умывает его Мать Пресвятая Богородица своею белою ручкою. Сохрани, Господи, и помилуй раба Твоего, больного (…), от черного глаза, от мужского, от женского, от денного, от полуденного, от часового, от получасового, от ночного, от полуночного, от всех жил, от всех пажилков, от всех суставов, от белого тела, от желтой кости, от родимца, игреца, от черной печени, от горячей крови.

Спаси, Господи, и помилуй его. Не я его придуваю, не я его прикалываю, Матушка Пресвятая Богородица своею рукою, своею пеленою, своим крестом и животворящею силою. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Снятие порчи

Постелите на стол белую скатерть, поставьте широкую чашу с водой, рядом положите три уголька от сгоревших лучинок.

Возьмите икону Богородицы и зажгите перед ней свечу, с которой вы уже стояли в церкви на службе. Особенно хорошо взять чисточетверговую свечу, то есть ту, с которой стояли в церкви в четверг перед Пасхой, во время чтения евангелий.

Затем прочитайте заговор:

Встану я, раба Божья (…), не благословясь, пойду, не перекрестясь, из дверей не в двери, из ворот не в ворота, сквозь дыру огородную. Выйду я не в чисто поле, в сторону не подвосточную, не подзападную. Поднимайтесь ветры-вихри со всех четырех сторон, от востока до запада, уроки, озеры, приозеры, злые лихие приговоры. Понесите в луга, болота, где скотине привольно, народу невходно, там вам жить добро, спать тепло. Замыкаю свои словом-замком, бросаю ключ под бел-горюч камень. Аминь, а как у замков смычки крепки, так слова мои метки. Будь моя молитва крепка и лепка, хитрее хитрова и щучьего зуба. Аминь. Аминь. Аминь.

После этого по очереди обмойте каждый уголек в воде и этой водой напоите человека.

Заклинание о здоровье (против любого сглаза и порчи)

Заговор можно читать на вареное яйцо или кипяченую воду. После прочтения заговора надо выбросить за дверь яйцо и вылить воду.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь, аминь, аминь. Окаянные трясовицы, заклинаю вас Господом нашим, Иисусом Христом, и Пречистою Владычицею нашею Богородицею, и всеми святыми, святым архангелом Михаилом и преподобным Сизинием, и четырьмя евангелистами: Марком, Лукою, Матфием и Иоанном Богословом.

Окаянная ты еси, Трясовица! Окаянная ты еси, Медия! Окаянная ты еси, Ярустушо! Окаянная ты еси, Коркуша! Окаянная ты еси, Коркодия! Окаянная ты еси, Желтодия! Окаянная ты еси, Люмия! Окаянная ты еси, Секудия! Окаянная ты еси, Пухлия! Окаянная ты еси, Чемия! Окаянная ты еси, Нелюдия! Окаянная ты еси, Невия!

Побежите от раба Божия (…). Еще не бежите, то пришлю на вас святого архистратига Михаила, и преподобного отца Сизиния, и четырех евангелистов: Марка, Луку, Матфия, Иоанна Богослова. И дадут вам по тысяче ран. Отыдите, окаянные, от раба Божьего (…). Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Дай воду пить болящему: пьет раб Божий (…) на здравие телесное купе же душевное. Аминь, аминь, аминь.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации