» » » онлайн чтение - страница 11

Текст книги "Разоблачение"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:17


Автор книги: Майкл Крайтон


Жанр: Триллеры, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 25 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Ты давай слушай, – огрызнулся Ливайн. – Она рванулась к нему, а он протянул к ней руки. Должен тебе сказать, что это выглядело, как встреча двух любовников прокрученная в замедленном темпе.

– Ничего себе, – присвистнул Черри. – Жена Гарвина, должно быть, кипятком брызжет.

– Так вот, – продолжал Ливайн, – они встали рядом и стали разговаривать, и она вроде как мурлыкала и строила ему глазки, а он, хоть и такой весь из себя крутой, на это клевал.

– Она в этом отношении свое дело знает, – сказал Черри. – Начальство лежит перед ней на блюдечке.

– Но на любовников, в конце концов, они не похожи.

Я смотрел на них, стараясь не смотреть, и говорю тебе – они не любовники. Тут что-то другое, Дон, – вроде папаши и дочурки.

– Ну и что? Почему бы не трахнуть свою дочь? Куча народа так и поступает.

– Нет, знаешь, что я думаю? Он видит в ней самого себя. Что-то в ней напоминает ему его же в молодости. Ну, там, энергичность или еще что. И, знаешь, она этом здорово играет: он скрестит руки, и она скрести руки, он прислонится к стене, и она прислонится к стене. Во всем его повторяет. И, видя их издали, я могу тебе точно сказать, Дон: она на него похожа! Подумай этим.

– Ну, значит, ты их видел совсем уж издали, – сказал Черри и, сняв ноги со стола, встал. – Так что, по-твоему, мы имеем? Замаскированный непотизм?

– Не знаю. Но у Мередит с Гарвином какой-то контакт, не только деловой.

– Э! – воскликнул Черри. – Да где ты видел отношения, основанные только на бизнесе? Я сто лет назад понял, что таких нет в природе.

* * *

Луиза Фернандес вошла в свой кабинет и бросила чемоданчик на пол. Пробежав глазами стопку телефонограмм, она повернулась к Сандерсу:

– Что происходит? За сегодня уже три звонка от Фила Блэкберна.

– Я сказал ему, что пригласил вас представлять мои интересы в качестве адвоката, поскольку готовлюсь судиться. И еще я… ну… в общем, я сказал, что завтра утром вы собираетесь зарегистрировать мое заявление в Комиссии по правам человека.

– Завтра я, по-видимому, не смогу, – ответила Фернандес. – И вообще, я бы не рекомендовала вам это делать, мистер Сандерс. Я отношусь к заявлениям, не соответствующим истине, очень серьезно. Никогда не предугадывайте мои действия впредь.

– Простите меня, – покаялся Сандерс, – но все произошло так быстро…

– И тем не менее давайте расставим точки над «i»: если это повторится, вам придется искать другого адвоката, – внезапный холод в голосе. Потом: – Итак, вы сказали это Блэкберну. Какова была его реакция?

– Он спросил, соглашусь ли я прибегнуть к услугам посредника.

– Это абсолютно невозможно, – категорически заявила Фернандес.

– Почему?

– Третейский суд однозначно выгоден только компании.

– Он мне сказал, что это ни к чему не обязывает.

– Если и так? Это значит сдаться на их милость. Не вижу причин так поступать.

– И он сказал, что вы сможете присутствовать, – сказал Сандерс.

– Конечно, я буду присутствовать, мистер Сандерс! Тут не может быть вариантов. Ваш адвокат должен присутствовать каждый раз, или же третейский суд будет признан недействительным.

– Они дали мне имена трех возможных посредников. – Сандерс протянул бумажку со списком.

Фернандес быстро пробежала список.

– Все те же лица. Правда, один из них получше остальных, но я по-прежнему…

– Он хочет провести третейский суд завтра.

– Завтра? – Фернандес посмотрела на Сандерса и откинулась на спинку стула. – Мистер Сандерс, я всегда была противником волокиты, но это просто смешно. Мы не успеем подготовиться. И, как я уже вам сказала, я не рекомендую соглашаться на третейский суд вообще. Или вы руководствуетесь какими-то соображениями, о которых я не знаю?

– Да, – признался Сандерс.

– Так посвятите меня. Сандерс засмеялся.

– Любая доверенная мне вами информация является конфиденциальной и разглашению не подлежит, – сказала Фернандес.

– Хорошо. Некая компания из Ньй-Йорка под названием «Конли-Уайт» хочет купить «ДиджиКом».

– Значит, слухи были верны…

– Да, – подтвердил Сандерс. – О слиянии этих фирм будет объявлено на пресс-конференции, назначенной пятницу. И тогда же Мередит Джонсон будет представлена как новый вице-президент.

– Вот оно что, – сказала Фернандес. – Теперь я понимаю, почему Фил так торопится.

– Ну да.

– И ваше заявление представляет серьезную угрозу для их планов.

– Да, можно сказать, оно появилось в самый пикантный момент, – согласился Сандерс.

Адвокат немного помолчала, глядя на Сандерса поверх очков для чтения.

– А я недооценила вас, мистер Сандерс. У меня поначалу сложилось впечатление, что вы довольно робкий человек.

– Они вынудили меня так поступить.

– Это так, – согласилась она и, оценивающе посмотрев на Сандерса, нажала кнопку интеркома. – Боб, принеси мое расписание – мне нужно кое-что изменить. И попроси Герба и Алана зайти ко мне. Пусть бросят все дела, здесь есть кое-что более важное. – Она отодвинула бумаги в сторону. – Все эти посредники налицо?

– Полагаю, да.

– Я думаю пригласить Барбару Мерфи. Судью Мерфи. Она вам не понравится, но свою работу она делает лучше других. Я попробую, если получится, завтра на послеобеденное время. Нам нужно время. Если не получится, будем ориентироваться на позднее утро. Вы отдаете себе отчет в степени риска? Надеюсь, что да. Игра, в которую вы решили сыграть, очень опасна. – Она снова заговорила в интерком. – Боб? Отмени Роджера Розенберга. Отмени Эллен на шесть. Напомни мне, чтобы я позвонила мужу, что не приеду к обеду.

Фернандес посмотрела на Сандерса.

– Вы тоже не успеете домой к обеду. Не хотите предупредить домашних?

– Моя жена и малыши сегодня вечером уезжают из города.

– Вы все рассказали жене? – подняла бровь Фернандес.

– Да.

– Вы настроены серьезно.

– Да, – подтвердил Сандерс, – серьезно.

– Это хорошо, – сказала адвокат. – Вам это необходимо. Позвольте мне быть с вами откровенной, мистер Сандерс: то, что вы собираетесь предпринять, нельзя назвать, строго говоря, законной процедурой. По сути, этой будет война нервов.

– Это так.

– С сегодняшнего дня до пятницы вам придется очень; напряженно насесть на вашу компанию.

– Это верно…

– …А они насядут на вас, мистер Сандерс, на вас.

* * *

Теперь Сандерс очутился в комнате для переговоров, сидя напротив пяти человек, записывающих что-то в блокноты. По бокам Фернандес сидело двое молодых юристов – девушка по имени Эйлин и мужчина по имени Ричард. Кроме них, за столом сидели два следователя; Алан и Герб, – один высокий и симпатичный, второй – щекастый, со следами оспы на лице и с фотокамерой, болтавшейся на шее.

Фернандес заставила Сандерса повторить его историю во всех деталях, часто останавливала его, задавая вопросы и записывая имена, приблизительное время происходившего и сопутствующие события. Оба юриста помалкивали, хотя у Сандерса сложилось впечатление, что девушка ему не симпатизирует. Следователи слушали тоже молча, только иногда оживляясь. Так, когда Сандерс упомянул о секретарше Мередит, Алан – тот, что был посимпатича нее, – спросил:

– Как вы сказали, ее имя?

– Бетси Росс. Как у женщины с флагом.

– Она работает на пятом этаже?

– Да.

– Когда она уходит домой?

– Прошлым вечером она ушла в шесть пятнадцать.

– Если мне захочется случайно встретиться с ней, я смогу подняться на пятый этаж?

– Нет. Все посетители остаются в вестибюле.

– А если я захочу доставить посылку? Может Бетси ее принять?

– Нет, все посылки сдаются в центральную приемную.

– Ладно. А как насчет цветов? Их можно доставлять непосредственно?

– Думаю, что да. Вы имеете в виду цветы для Мередит?

– Да, – подтвердил Алан.

– Я полагаю, что вы сможете доставить их сами.

– Отлично, – сказал Алан и что-то черкнул в блокноте.

Во второй раз они остановили Сандерса, когда он рассказал об уборщице, на которую налетел, выходя из кабинета Мередит.

– «ДиджиКом» имеет договор на уборку с какой-то фирмой?

– Да, с АМС – Америкэн Менеджмент Сервис. Они находятся на…

– Мы знаем, на Бойле. Когда команда уборщиков приходит в здание?

– Обычно около семи.

– Насчет этой женщины, которую вы не узнали. Опишите ее.

– Лет сорока… Негритянка, очень худая. Седые волосы, вроде бы вьющиеся.

– Высокая? Низкая? Какая?

– Средняя… – пожал плечами Сандерс.

– Немного, – сказал Герб. – Что-нибудь еще можете вспомнить?

Сандерс задумался.

– Нет, боюсь, что я ее толком и не видел.

– Закройте глаза, – приказала Фернандес.

Сандерс повиновался.

– Теперь вздохните поглубже и усядьтесь поудобнее. Итак, сейчас вчерашний вечер: вы были в кабинете у Мередит, дверь была заперта почти целый час, инцидент уже произошел, и теперь вы выходите из комнаты… Куда открывается дверь – наружу или внутрь?

– Внутрь.

– Итак, вы потянули дверь на себя… вышли… медленно или быстро?

– Быстро.

– Вы вышли в приёмную… Что вы увидели?

…Через дверь. В приемную, лифты прямо впереди. Чувство неуверенности, смущение, надежда, что никто его не увидит… Справа стол Бетси Росс: пустой, голый. Стул придвинут к самой кромке стола. Блокнот. Компьютер. Горящая настольная лампа. Взгляд налево: уборщица, стоящая у второго стола. Рядом ее серая тележка. Уборщица подняла мусорную корзину, чтобы высыпать ее в пластиковый мешок, свисающий с одного края тележки. Корзина повисла в воздухе, женщина с любопытством смотрит на него, Сандерса. Он беспокоится, как долго она была здесь и что успела услышать. Радио на тележке что-то наигрывает. «Я тебя урою!» – вопит Мередит за его спиной.

Уборщица слышит это. Сандерс отводит глаза в смущении и спешит к лифту. Почти в панике он жмет кнопку вызова кабины.

– Видите женщину? – спрашивает Фернандес.

– Да… Но все так быстро… И я не хочу смотреть ни нее. – Сандерс качнул головой.

– Где вы сейчас? У лифта?

– Да.

– Вы можете увидеть женщину?

– Нет. Я не хочу на нее смотреть.

– Ладно. Вернемся назад. Нет-нет, глаза не открывайте. Мы повторим все сначала. Глубоко вздохните и снова… Медленно выдохните… Хорошо… А теперь вы все видите в замедленном темпе, как при съемке рапидом. Так… проходите через дверь… скажите мне, когда увидите ее…

Через дверь. Медленно… Его голова покачивается вверх-вниз на каждом шагу. В приемную… Стол справа, лампа горит… Слева другой стол, уборщица поднимает…

– Я вижу ее.

– Отлично, теперь зафиксируйте то, что видите. Как на фотографии.

– Ладно.

– Взгляните на нее. Вы можете на нее посмотреть. …Стоит с мусорной корзиной в руках. Смотрит на него, взгляд сочувственный. Ей около сорока. Короткие кудрявые волосы. Голубой форменный халат, как у служащих гостиниц. Серебряная цепочка на шее. Нет, это просто цепочка, на которой висят очки…

– У нее на шее висят очки на цепочке.

– Отлично. Не надо спешить. У нас есть время. Оглядите ее с ног до головы.

– Я смотрю на ее лицо.

…Она тоже смотрит на него. Взгляд сочувственный…

– Не концентрируйтесь на лице. Оглядите ее сверху вниз.

Форменный халат. Баллончик с чем-то на поясе. Юбка до колен. Белые тапочки. Как у сиделки… Нет… Теннисные туфли? Нет. Толще… Подошвы толще. Кроссовки. Темные шнурки. Что-то необычное в ее шнурках…

– Она… вроде как в кроссовках. Кроссовки для старушек.

– Хорошо.

– Что-то забавное со шнурками…

– Можете разглядеть, что именно?

– Нет. Они темного цвета. Что-то странное… Не могу сказать.

Сандерс уставился на пятерку напротив. Он снова был в комнате для переговоров.

– В этом есть что-то сверхъестественное, – признался он.

– Будь у нас побольше времени, – сказала Фернандес, – я бы пригласила профессионального гипнотизера, чтобы он помог вам припомнить вчерашний вечер. Я считаю, что это бывает очень полезно. Но сейчас времени нет. Мальчики! Уже пять часов. Вы бы начинали потихоньку.

Оба следователя, взяв свои заметки, вышли.

– Куда это они? – поинтересовался Сандерс.

– Если бы мы проводили официальное расследование, – объяснила Фернандес, – мы бы имели право привлечь к присяге потенциальных свидетелей, опросить сотрудников компании, которые могли иметь какое-либо отношение к вашему случаю. При существующих обстоятельствах мы не имеем права никого допрашивать, поскольку вы согласились на приватный третейский суд. Но если кто-нибудь из секретарей «ДиджиКом» примет предложение симпатичного рассыльного выпить стакан после работы и если разговор нечаянно свернет на тему секса на службе – тут уж сам Бог велел.

– И мы можем использовать эту информацию?

Фернандес улыбнулась.

– Давайте сначала посмотрим, удастся ли им что-нибудь добыть, – сказала она. – А пока мне бы хотелось остановиться на некоторых аспектах вашей истории, в частности, начиная с той минуты, когда вы решили не вступать с мисс Джонсон в половую связь.

– Опять?

– Да. Но сначала мне нужно кое-что сделать. Нужно позвонить Филу Блэкберну и назначить время завтрашней встречи. Потом нужно кое-что проверить. Так что давайте устроим перерыв и встретимся через два часа. Кстати, вы почистили свой кабинет?

– Нет, – ответил Сандерс.

– Лучше почистите. Ничего личного или компрометирующего – избавьтесь от всего. Будьте готовы к тому, что ваш стол будет обыскан, ваши записи будут прочитаны, ваша почта будет перехвачена, ваши телефонные разговоры прослушаны. Каждая сторона вашей жизни может быть выставлена на всеобщее обозрение.

– Ладно.

– Итак, займитесь вашим столом и картотекой. Избавьтесь от всего, что не носит рабочего характера.

– Ладно.

– Если у вас в компьютере заложен пароль, смените его. Все записи в памяти компьютера, которые касаются вашей личной жизни, сотрите.

– Ладно.

– И не просто сотрите, убедитесь, что восстановить файлы невозможно.

– Хорошо.

– И неплохо бы сделать то же самое дома. Стол, архивы и компьютер.

– Хорошо, – ответил Сандерс и подумал: при чем тут дом? Неужели они могут вломиться к нему домой?

– Если у вас есть материалы, которые вы хотели бы сохранить, принесите их сюда и отдайте Ричарду, – продолжала Фернандес, кивая на молодого помощника. – Он положит их в сейф и сохранит для вас. Мне говорить не надо – это не мое дело.

– Ладно.

– Дальше. Поговорим о телефонах. С этой минуты, если вам понадобится позвонить по какому-либо щепетильному делу, ни в коем случае не пользуйтесь ни служебным телефоном, ни вашим портативным аппаратом, не звоните из дома. Только с уличного телефона-автомата, и не расплачивайтесь кредитной карточкой, даже вашей личной. Наменяйте четвертаков и расплачивайтесь ими.

– Вы и в самом деле полагаете, что это необходимо?

– Я знаю, что это необходимо. Сейчас, во всяком случае. Так, случались ли во время вашей работы в этой фирме какие-либо коллизии, которые могут быть поставлены вам в вину?

– Не думаю, – пожал плечами Сандерс.

– Совсем ничего? Не повысили ли вы себе квалификацию, заполняя анкету при приеме на работу? Не увольняли ли внезапно кого-нибудь из сотрудников? Производилось ли когда-нибудь служебное расследование, связанное с вашими делами или решениями? Если вы не были причиной служебного расследования, то приходилось ли вам, по-вашему, делать какие-либо неподобающие поступки – пусть даже самые незначительные?

– Боже, – простонал Сандерс. – За двенадцать-то лет?

– Пока будете вычищать ваш кабинет, подумайте об этом. Мне нужно заранее знать все, что компания моя использовать против вас, потому что если они что-либо найдут, то несомненно пустят в ход.

– Хорошо.

– И еще. Из ваших слов я поняла, что ни один из сотрудников вашей компании не может сказать с абсолютной точностью, что он знает, почему Джонсон так быстро пошла в гору.

– Это так.

– Узнайте почему.

– Это будет нелегко, – сказал Сандерс. – Все об этом говорят, но никто ничего толком не знает.

– Для всех это просто сплетни, – объяснила Фернандес, – а для вас – вопрос жизни и смерти. Нам нужно знать о ее связях все. Если нам это удастся, то у нас будет шанс победить. А если нет, то, мистер Сандерс, они, возможно, разорвут нас на кусочки.

* * *

Сандерс вернулся в «ДиджиКом» к шести. Синди уже прибирала свой стол и готовилась уходить.

– Звонки были? – спросил Сандерс, входя в кабинет.

– Только один, – ответила секретарша напряженным голосом.

– От кого?

– Звонил Джон Левин. Сказал, что это важно.

Левин был администратором, работавшим с ненадежными поставщиками. Чего бы он ни хотел, это могло подождать.

Сандерс посмотрел на Синди. Она находилась в таком напряжении, что явно готова была вот-вот удариться в слезы.

– Что-нибудь не так?

– Нет. Просто тяжелый день. – Она пожала плечами, стараясь изобразить равнодушие.

– Что-нибудь важное есть?

– Нет, все было спокойно. Больше звонков не было. – Синди замялась и выпалила: – Том, я хочу, чтобы вы знали – я не верю тому, что они говорят!

– А что они говорят? – спросил он.

– Насчет Мередит Джонсон…

– Что именно?

– Что вы преследовали ее…

Выпалив это, Синди замолчала, следя за каждым его движением. Сандерс видел, что она не так уж уверена в справедливости своих слов, и, в свою очередь, почувствовал себя неуютно оттого, что даже эта женщина, с которой он проработал так много лет, так явно не уверена в его правоте.

– Все это ложь, Синди, – твердо сказал он.

– Ну и хорошо. Я так и думала. Просто все говорят.

– В этом нет ни слова правды.

– Хорошо… – Женщина кивнула и, заторопившись убрала свой телефонный справочник в ящик стола. – Я вам еще нужна?

– Нет, спасибо.

– До свидания, Том.

– До свидания, Синди.

Сандерс вошел в свой кабинет и закрыл за собой дверь. Сев за стол, он огляделся: все, похоже, было на своих местах. Включив монитор, он начал рыться в ящиках ста пытаясь определить, что следует унести с собой. Бросив взгляд на экран, он увидел, что высветилась и замш пиктограмма электронной почты. Лениво протянув он нажал клавишу.

...

КОЛИЧЕСТВО ЛИЧНЫХ ПОСЛАНИЙ: 3.

ВЫ ХОТИТЕ ПРОЧИТАТЬ ИХ СЕЙЧАС?

Сандерс нажал другую клавишу; секунду спустя на экране высветилось первое послание.

...

ОПЛОМБИРОВАННЫЕ ДИСКОВОДЫ МЕРЦАЛКА ОТПРАВЛЕНЫ СЕГОДНЯ ПО ДИ-ЭЙЧ-ЭЛ. ВЫ ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ИХ ЗАВТРА. НАДЕЮСЬ, ВАМ УДАСТСЯ ЧТО-НИБУДЬ НАЙТИ. ДЖАФАР ПО-ПРЕЖНЕМУ ОЧЕНЬ БОЛЕН. ГОВОРЯТ, ЧТО ОН МОЖЕТ УМЕРЕТЬ.

АРТУР КАН.

Сандерс нажал клавишу еще раз и прочитал следующее послание:

...

НЮХАЧИ ВСЕ ЕЩЕ КИШАТ. НОВОСТИ ЕСТЬ?

ЭДДИ.

Сандерс был не в состоянии переживать еще и за Эдди. Стукнув пальцем по клавише, он прочитал:

...

ПО-МОЕМУ, ВЫ НЕ ЧИТАЛИ СТАРЫЕ ПОДШИВКИ «КОМЛАЙН». НАЧНИТЕ С ЧЕТЫРЕХЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ.

ЭФРЕНД.[21]

Сандерс уставился на экран. «КомЛайн» была газетой внутренних новостей «ДиджиКом», восьмистраничный ежемесячник, заполняемый болтовней о новых сотрудниках, новых назначениях, рождениях и смертях. Время от времени там печатали расписание летних игр в софтбол и прочую ерунду. Сандерс никогда не обращал внимания на эту газетку и не понимал, почему он должен был делать это теперь.

И что это за «друг»?

Сандерс набрал: «ОТВЕТ».

...

ОТВЕТ НЕВОЗМОЖЕН – АДРЕС ОТПРАВИТЕЛЯ НЕ ЧИТАЕТСЯ.

Сандерс набрал команду «ИНФОРМАЦИЯ ОБ ОТПРАВИТЕЛЕ». После этого должно было высветиться имя отправителя и его адрес, но взамен на экране появились плотные ряды символов:

...

FROM LJU5.PSI.COM UWA.PCM.COM.

ECU CHARON THE JUN 16 04:43:31

REMOTE FROM DCCSYS

RECEIVED: FROM UUPSI5 BY

DCCSYS.DCC.COM

ID AA02599; TUE, 16 JUN 4:42:19 PST

RECEIVED: FROM UWA.PCM.COM.EDU

BY UU5.PSI.COM

(5.65B/4.0.071791-PSI/PSINET)

ID AA28153; TUE, 16 JUN 04:24:58 —0500

RECEIVED: FROM

RIVERSTYX.PCM.COM.EDU BY

UWA.PCM.COM.EDU (4.1/SMI-4.1)

ID AA15969; TUE, 16 JUN 04:24:56 PST

RECEIVED: BY RIVERSTYX.PCM.COM.

EDU (920330.SGI/5.6)

ID AA00448; TUE, 16 JUN 04:24:56 —0500

DATE: TUE, 16 JUN 04:24:56 —0500

FROM: CHARON@UWA.PCM.COM.EDU

(AFRIEND)

MESSAGE-ID: <9212220924.AA90448@RIVERSTYZ.PCM.COM.EDU>

TO: TSANDERS@DCC.COM

Сандерс в недоумении уставился на экран: послание пришло к нему по сети Интернет, то есть было отправлена не из компании.

Интернет был системой, охватывающей весь мир и объединявшей университеты, корпорации, государственные службы и индивидуальных пользователей. Сандерс был силен в чтении символики, используемой в Интернете, но все же понял, что автором послания является «Друг», что передано оно по ветви IUAPOH и исходит UWA.PCM.COM.EDU черт его знает, где это. Очевидно, это какое-то общеобразовательное учреждение. Сандерс нажал кнопку, чтобы распечатать сообщение, и мысленно приказал себе не забыть связаться с Босаком этому вопросу. Все равно надо с ним поговорить.

Выйдя в коридор, Сандерс вынул из принтера готовую распечатку, затем вернулся в кабинет и снова уселся перед компьютером, решив попробовать-таки передать свой ответ неизвестному доброжелателю.

...

ОТ: ТОМСАНДЕРС@DDC.COM

КОМУ: IUAPOH@UWA.PCM.COM.EDU

БУДУ ЧРЕЗВЫЧАЙНО БЛАГОДАРЕН ЗА ЛЮБУЮ ПОМОЩЬ.

САНДЕРС.

Нажав клавишу, он отослал записку и решил стереть как свое послание, так и записку доброжелателя.

...

ИЗВИНИТЕ, НО ВЫ НЕ МОЖЕТЕ СТЕРЕТЬ ЭТО ПОСЛАНИЕ.

Иногда электронную почту защищали с помощью специального кода, чтобы избежать стирания. Сандерс напечатал: «СНЯТЬ ЗАЩИТУ».

...

ПОЧТА НЕ ЗАЩИЩЕНА.

Сандерс напечатал: «СТЕРЕТЬ ПОЧТУ».

...

ИЗВИНИТЕ, НО ВЫ НЕ МОЖЕТЕ СТЕРЕТЬ ЭТО ПОСЛАНИЕ.

«Что за черт?» – подумал Сандерс. Должно быть, зависла система… Наверное, сбой где-то в сети Интернет. Он решил стереть почту из системы на контрольном уровне и напечатал: «SYSTEM».

...

КАКОЙ СТАТУС?

«SYSOP», – ответил Сандерс.

...

ИЗВИНИТЕ. НО ВАШИ ПРИВИЛЕГИИ НЕ РАСПРОСТРАНЯЮТСЯ НА УПРАВЛЕНИЕ СИСТЕМОЙ.

– О Боже, – пробормотал Сандерс. Они уже посуетились и отозвали его привилегии. В это невозможно был поверить.

Сандерс напечатал: «ДАЙТЕ СПИСОК ПРИВИЛЕГИЙ».

...

ПРЕДЫДУЩИЙ СТАТУС ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ:

5. (SYSOP)[22]

ИЗМЕНЕНИЕ СТАТУСА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ:

ВТОРНИК ИЮНЬ 16.50PST

ТЕКУЩИЙ СТАТУС ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ:

0. (ENTRY)

ДАЛЬНЕЙШИХ ИЗМЕНЕНИЙ НЕТ.

Вот так: они выбросили его из системы. Нулевой статус пользователя присваивался секретаршам.

Сандерс тяжело опустился на стул. Он чувствовал себя, будто его уже выперли с работы: впервые он осознал, как все будет. Так, нельзя терять времени: выдвинув очередной ящик, он сразу заметил, что ручки и карандаши, сваленные в него, были аккуратно сложены. Кто-то здесь уже рылся. Сандерс потянул на себя нижний ящичек картотеки: в нем сиротливо лежало с полдесятка папок – остальные бесследно исчезли.

Итак, со столом они его опередили.

Быстро вскочив из-за стола, Сандерс прошел к большому стенному шкафу, стоявшему позади стола секретарши. Шкаф был заперт, но Сандерс знал, что Синди держит ключи в ящике своего стола. Найдя их, он открыл секцию, в которой должны были стоять папки с бумагами за текущий год.

Секция была пуста. Совсем пуста – из нее выгребли все.

Сандерс открыл секцию за предыдущий год: пусто.

За позапрошлый год – пусто…

Все остальные – пусто…

«Господи! – подумал Сандерс. – Неудивительно, что Синди была так неприветлива».

Сюда, должно быть, пригнали целую банду с тележками, и они вкалывали здесь весь вечер.

Сандерс запер стенной шкаф и, бросив ключи в стол Синди, пошел вниз.

* * *

Контора пресс-службы располагалась на третьем этаже. Сейчас здесь никого, кроме одинокой секретарши, не было.

– Ой, мистер Сандерс, а я уже собралась уходить…

– Идите, конечно. Я хотел просто кое-что проверить. Где вы храните старые подшивки «КомЛайна»?

– Вон там, на верхней полке. – Девушка показала на кипы газет. – Вам нужно что-нибудь конкретное?

– Нет. Да вы ступайте домой…

Секретарша, казалось, была чем-то недовольна, но подняла свою сумочку и вышла. Сандерс подошел к полкам; газеты были разложены по пачкам – в каждой издания за шесть месяцев. Чтобы перестраховаться, он начал с десятой пачки с краю – с газет пятилетней давности.

Сандерс начал перебрасывать страницы справа налево, бегло просматривая бесконечные производственные отчеты, пресс-релизы и результаты спортивных состязаний. Спустя несколько минут он обнаружил, что поставил перед собой не такую простую задачу, тем более не имея представления, что же конкретно надо искать. Вероятно, в искомом материале должно, по-видимому, упоминаться имя Мередит Джонсон.

Сандерс пролистал две пачки, прежде чем наткнулся на первую статью:

...
НАЗВАН НОВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПО МАРКЕТИНГУ

Купертино, 10 мая: президент «ДиджиКом» Боб Гарвин сегодня назначил на пост заместителя директора по маркетингу и развитию телекоммуникаций Мередит Джонсон. Она будет находиться в подчинении Говарда Готтфрида из слуг бы маркетинга и развития. Тридцатилетняя мисс Джонсон перешла к нам с поста вице-президента по маркетингу копании «Конрад Компьютер Системз» в Саннивейле. До этого она работала старшим административным ассистентом в отделении «Новелл Нетворк» из Маунтин-вью.

Мисс Джонсон, закончившая колледж в Вассаре и Стэнфордскую школу бизнеса, недавно вышла замуж за Гэри Хенли, торгового администратора фирмы «КоСтар». Мы поздравляем! Как новичок в «ДиджиКом», мисс Джонсон…

Сандерс не стал читать дальше: обычный газетный вздор. Напечатанная здесь же фотография была выполнена в стандартном для выпускников бизнес-школ стиле: ней была изображена сидящая на фоне серого задника, так что свет падал из-за плеча, молодая женщина с волосами до плеч «а-ля паж», с прямым деловым взглядом, в котором недоставало жесткости, и твердым ртом. Выглядела она намного моложе, чем сейчас.

Продолжая переворачивать страницы, Сандерс по смотрел на часы: было почти семь, а он еще хотел позвонить Босаку. Подшивка подходила к концу, и на страницах не было ничего, кроме обычной рождественской ерунды. Напоследок внимание Сандерса привлекла фотография Гарвина и всей его семьи («Босс желает всем счастливого Рождества! Хо-хо-хо!»), да и то только потому, что на ней Боб был снят рядом со своей бывшей женой и тремя детьми-школьниками, на фоне большого дерева.

Появлялся ли тогда Гарвин на людях с Эмили? Никто не знал. Гарвин всегда был скрытен – никогда нельзя было предугадать, что у него на уме.

Сандерс принялся за следующую подшивку. Январские прогнозы насчет перспектив сбыта («Идите, и пусть это совершится!»); открытие Остинского завода по производству портативных телефонов – Гарвин в резком свете юпитеров разрезает ленточку. Профиль Мери Энн Хантер («Пылкая атлетичная Мери Энн Хантер знает, чего она хочет от жизни…»). Коллеги, поддразнивая, еще несколько недель называли Мери Энн «пылкой», пока она не умолила их перестать.

Сандерс шлепал листами. Контракт с правительством Ирландии об отводе земли в Корке. Отчет по сбыту за второй квартал. Счет в баскетбольном матче против «Алдуса». А вот в траурной рамке:

...
ДЖЕННИФЕР ГАРВИН

Дженнифер Гарвин, студентка третьего курса юридической школы «Болт Холл Скул» в Беркли, погибла пятого марта в автомобильной катастрофе в Сан-Франциско. Ей было двадцать четыре года. По окончании обучения Дженнифер должна была работать в фирме «Харли, Уэйн и Майрс». Молебен для друзей семьи и многих однокурсников состоялся в Пресвитерианской церкви в Пало-Альто. Желающие внести пожертвования должны послать деньги в адрес организации «Матери Против Пьяных Водителей». Весь коллектив «Диджитал Комьюникейшнз» выражает свои глубочайшие соболезнования семье Гарвинов.

* * *

Сандерс припомнил, что то время было трудным для всех. Гарвин был раздражительным и отрешенным, много пил и часто не являлся на работу. Вскоре его семейные проблемы стали общим достоянием; за два года он успел развестись и вскоре жениться на молодой женщине-администраторе, которой не было еще тридцати. Но на этом все не заканчивалось: все были солидарны в том, что после гибели дочери Гарвин стал совсем другим человеком и боссом.

Гарвин всегда был придирой – теперь стал менее жестоким, начал привносить в отношения с сотрудниками личные нотки. Кое-кто поговаривал, что Гарвин перестал ощущать запах роз, но это было совсем не так. Он как бы вновь осознал, что не все в жизни от него зависит, и это заставляло его вести дела так, как он никогда бы не стал делать раньше. Он всегда был «Мистер Эволюция»; его принцип был – выплеснуть существо на берег и смотреть, начнет ли оно жрать или подохнет. Такое отношение делало его бессердечным администратором, но великолепным начальником. Если ты работал хорошо, тебя признавали; если ты не справлялся, нужно было уходить. И все понимали и принимали эти правила, пока все не изменилось со смертью Дженнифер. Теперь Гарвин обзавелся фаворитами среди персонала. Их он холил и лелеял, а остальными пренебрегал, руководствуясь не столько пользой дела, сколько личными симпатиями и антипатиями. И чем дальше, тем больше произвола допускал он в своих решениях. Гарвин хотел, чтобы события шли так, как он этого желает. Он начал перекраивать компанию на свой вкус, и теперь работать стало труднее из-за необходимости блюсти политес.

А Сандерс эту тенденцию игнорировал. Он продолжал работать так, будто «ДиджиКом» осталась прежней фирмой, где людей оценивали по результатам их работы. Но с той фирмой было покончено…

Сандерс продолжал листать старые газеты: статьи ходе переговоров по строительству завода в Малайзии, фото Фила Блэкберна, подписывающего соглашение с городскими властями Корка; производственный отчет по заводу в Остине; запуск в производство новой портативной модели телефона А22; поздравления с рождением детей, некрологи и объявления о новых назначениях; снова репортажи с бейсбольных матчей.

...
ДЖОНСОН ПОЛУЧАЕТ ДОЛЖНОСТЬ В УПРАВЛЕНИИ

Купертино, 20 октября: Мередит Джонсон назначена главным менеджером отдела, сменив на этом посту всеми нами любимого Гарри Уорнера, ушедшего в отставку после пятнадцати лет службы. Джонсон переведена из отдела маркетинга, где прекрасно зарекомендовала себя за год, прошедший со дня ее перехода в нашу фирму. На новом посту ей придется работать над международными контрактами «ДиджиКом» в тесном контакте с Бобом Гарвином.

Но внимание Сандерса приковала не сама статья, а напечатанная тут же фотография. Это тоже был достаточно официальный снимок, но на нем Мередит выглядела совсем по-другому. Волосы стали светлыми; исчезла строгая прическа «а-ля паж», ее сменили короткие легкомысленные кудряшки. Мередит стала меньше пользоваться косметикой, а ее улыбка стала приветливей и доброжелательней. Все это вместе давало Мередит возможность выглядеть более юной, более открытой, более невинной.

Сандерс нахмурился и начал быстро листать газеты назад; до предыдущей пачки, где снова открыл рождественское поздравление: «Босс желает всем счастливого Рождества! Хо-хо-хо!»

Сандерс присмотрелся к семейной фотографии: Гарвин стоял позади своих детей – двух сыновей и дочери. Конечно, это была Дженнифер. Жена Гарвина, Гарриет, стояла рядом. На снимке Гарвин улыбался, положив руку на плечо дочери – высокой спортивной девушки с короткими легкомысленными светлыми кудряшками…

– Будь я проклят! – вслух выругался Сандерс. Он нашел самую первую статью о Мередит и присмотрелся к ее старой фотографии, сравнивая ее с более позней. Не было никакого сомнения, что она сделала своей внешностью. Сандерс перечитал конец статьи:

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации