Электронная библиотека » Мелани Милберн » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Замуж за негодяем"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:20


Автор книги: Мелани Милберн


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Джаспер свернул на извилистую гравийную дорогу, по обе стороны окаймленную стройными тополями, чья серебристая листва трепетала от легких дуновений ветра.

Они приблизились к усадьбе, выстроенной в колониальном стиле из песчаника. Повсюду разносились ароматы цветущего сада, среди которых бесспорно главенствовало головокружительное благоухание розовых кустов.

– Чудесно! – воскликнула Хейли, покинув машину. – Восхитительно! Зачем им понадобилось продавать такое великолепное поместье?

Седовласая женщина за семьдесят открыла парадную дверь коттеджа, в проеме которой девушка увидела старика в инвалидном кресле. Приблизившись, Хейли поняла, что правая сторона его тела полностью обездвижена.

Джаспер взял невесту за руку и тихо сказал:

– Не забывай, что ты безумно влюблена в своего суженого.

– Спасибо, я помню.

Миссис Хендерсон выступила им навстречу и протянула Хейли руку со словами:

– Должно быть, вы возлюбленная Джаспера, про которую он нам рассказывал. Меня зовут Перл, а это мой муж Джим.

– Мне очень приятно познакомится с вами обоими, – откликнулась Хейли и, подойдя к старику, приветливо улыбнулась и пожала его левую руку.

Джим Хендерсон неразборчиво пробормотал что-то в ответ.

Хейли вопросительно посмотрела на Перл Хендерсон, и та пояснила:

– Думаю, Джим предлагает вам выпить с нами по чашечке чая, прежде чем Джаспер поведет вас знакомиться с поместьем.

– Замечательная идея, – кивнула Хейли, проходя вслед за хозяйкой и хозяином в элегантную гостиную.

Внутреннее убранство дома не уступало по своему великолепию тому, что Хейли успела подметить снаружи. Старинная меблировка, сохраняемая в превосходном состоянии из поколения в поколение, сдержанный декор с присутствием милых сердцу жильцов безделушек…

– Ваш дом прекрасен, – искренне оценила Хейли. – Полагаю, вам грустно покидать его.

– Мы привыкли с оптимизмом смотреть в лицо любым переменам. Мы прожили в этом доме счастливую жизнь. Если теперь настало время покинуть его, это вовсе не означает, что впереди нас не ждет ничего хорошего, – бодро произнесла Перл, уняв дрожь в голосе в то время, пока Джаспер, подлив молока, подсыпал сахару в чашку мистера Хендерсона. – У Джима случился удар. Одной мне трудно управлять таким большим имением… Несколько лет назад не стало нашего единственного сына, наследство оставить некому. Эта усадьба принадлежала шести поколениям Хендерсонов. Нам бы очень хотелось, чтобы будущие хозяева хранили ее традиции.

– Печальная необходимость, – отозвалась Хейли.

Перл мужественно улыбнулась.

– Мы очень обрадовались, узнав, что Джаспер собирается купить наше поместье. Нас бы расстроило, если бы по усадьбе Хендерсонов проехались на бульдозерах и отстроили на его месте безликие городские коробки.

Хейли в нерешительности посмотрела на Джаспера.

– Когда Джаспер сказал нам, что подыскивает загородный домик для семейных уикендов, мы убедили его что этот дом – самое лучшее место для молодой семьи, – продолжала нахваливать имение Перл Хендерсон.

Хейли отстранилась от разговора и углубилась в чаепитие. Инициативу перехватил Джаспер:

– Впервые увидев это место, я буквально влюбился в него. Очень рад, что вы решили продать его именно теперь, когда я созрел для его приобретения.

– Вы не подумываете разводить скот – телят или овец? – поинтересовалась Перл. – Мы продали наше поголовье несколько месяцев назад.

– Возможно, со временем, – неопределенно ответил Джаспер. – Я плохо осведомлен в вопросах фермерства, но ничего не следует исключать. Было бы желание, а научиться можно всему.

Хейли мысленно усмехнулась. Она не могла представить себе остепенившегося Джаспера, тем более углубленного в фермерские премудрости. Но при этом отметила, как мастерски он играет свою роль перед этими милыми стариками.

Перл собрала со стола чайную посуду и обратилась к Джасперу:

– Вы хотите показать Хейли владения? Почему бы вам не прогуляться до самой реки? Наши ивы достойны быть запечатленными на холстах живописцев. Сейчас они дают новые побеги. А когда вернетесь, обговорим все детали продажи. Уже завтра мы могли бы оформить сделку в адвокатской конторе.

– Я бы с удовольствием сходила на реку, – согласилась Хейли, взяв Джаспера под руку.


Хейли дождалась, пока их никто не услышит, и накинулась на Джаспера:

– Как ты можешь лгать этим несчастным людям? «Было бы желание, а научиться можно всему». Бесчувственный негодяй.

– Почему ты решила, что я им лгал? Мне нравятся эти места, я не против здесь поселиться. Однажды я действительно займусь фермерством.

– Очень сомневаюсь.

– Это чисто экономическое решение. Я намерен диверсифицировать свои финансовые интересы на другие отрасли, в том числе и на животноводство.

– Ты занимаешься перекупкой недвижимости. Они же говорят о сохранении традиций прежних владельцев. Ты внушил им, что заинтересован в этом, чтобы выгодно приобрести их собственность.

– Вряд ли у меня получится переубедить тебя, Хейли, раз уж ты так уверена в своей правоте. Но я действительно собираюсь купить усадьбу Хендерсонов, чтобы лично поселиться в ней.

– Мне бы очень хотелось, чтобы это было так. Потому что я возненавижу себя, если узнаю, что ты использовал мое присутствие и легенду о наших семейных планах для того, чтобы склонить Хендерсонов на сделку.

– Но твое присутствие уже помогло прийти им к окончательному решению. Потому что до последнего времени они сомневались. Ты оказала мне неоценимую услугу, детка. И я собираюсь отблагодарить тебя за это, – сказал Джаспер, склонившись над Хейли.

– Что ты делаешь?

– Хочу поцеловать свою невесту.

– Не прикасайся ко мне.

– Перл смотрит сейчас на нас в окно. Ты обязана доиграть свою роль до конца.

– Она не может видеть нас, мы далеко ушли.

– Может, и не видит, но логика событий требует того, чтобы жених поцеловал невесту.

– В этом нет необходимости, Джаспер.

– Напротив, я чувствую острую необходимость поцеловать тебя.

Хейли, отчаявшись помешать ему, обняла Джаспера за плечи, а он, не встретив никакого сопротивления, крепко обхватил ее талию и с аппетитом припал к сочным губам. Хейли беспечно отдалась пьянящему поцелую, долгому, пугающе глубокому и бесконечно чувственному. Страстность Джаспера внушала ей трепет.

Когда волна наслаждения отхлынула, Хейли сказала:

– Я не отвечаю за свой действия. Ты должен сам останавливаться, когда это надо.

– Я не стану останавливать себя, потому что мне это не нужно, Хейли. Мы далеко зашли в нашей игре, и поворачивать назад я не собираюсь.

– Ты сам сказал, что это игра, Джаспер. Значит, и поцелуи – всего лишь сладкий обман.

– Если поцелуи и можно считать обманом, то те чувства, которые они пробуждают, все же истинны.

– Мы должны остановиться до того, как эти чувства станут играть нами.

– Только как это сделать…


Они стояли на берегу тихой реки и смотрели голубую даль.

– Ответь честно, Джаспер. Ты сохранишь это место неизменным?

– А я хорошо буду смотреться в галифе и высоких сапогах?

– Ты умеешь скакать верхом?

– Умею, но не на лошадях, а на мотоцикле.

– Перестань отшучиваться, ответь серьезно.

– Тебя так волнует судьба этого места, что придется поручить его твоим заботам.

– Не верю ни одному твоему слову.

– Тебе просто нравится спорить со мной, Хейли.

– Возможно, – улыбнулась она. – Сколько я могу помнить, мы всегда сталкивались в словесных дуэлях.

– Мне это известно. Но какова причина?

– Причина в тебе, Джаспер. В самоуверенном подростке, который считал ниже своего достоинства разговаривать с девочкой на пять лет моложе.

– О чем я мог разговаривать с плаксой?

– Вот именно об этом высокомерии я и говорю.

– Но что могло быть между нами общего? Тебе четырнадцать, мне девятнадцать. В юности даже разница в год равна целой жизни. Другое дело теперь, когда мне тридцать три, а тебе двадцать восемь. В этом случае пять лет погоды не делают.

Хейли задумчиво вслушивалась в его слова, пропуская между пальцами высокие стебли трав.

– Ты когда-нибудь задумывалась о том, кто твой отец, Хейли? – неожиданно спросил Джаспер.

Девушка подняла на него печальные глаза. Она с ранних лет задавалась этим вопросом, пока однажды ее мать не намекнула, что человек, которого можно назвать ее отцом, отбывает срок за тяжкое преступление. Тогда Хейли прекратила всяческие расспросы.

– Нет, – холодно ответила она Джасперу.

Джаспер взял Хейли за руку и, глядя ей в глаза, сказал:

– В жизни есть куда более неприятные вещи, чем простое незнание своих корней.

– Например, вынужденная женитьба на сводной сестре? – спросила Хейли и попыталась высвободить свою руку.

Джаспер не выпустил ее, а наоборот, крепко стиснул пальцы.

– Пусть я жениться и не планировал, по крайней мере, не теперь, но уверен, что свыкнусь с этим.

– Зачем же свыкаться? Это всего на месяц. Ты сам предостерегал меня от привыкания к твоему дому…

– Ты права.

– И ты с нетерпением будешь ждать окончания нашей сделки, – с хитрой улыбкой предположила Хейли.

– Но пока я с нетерпением жду ее начала, – удивил ее неожиданным признанием Джаспер.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Хейли вспыхнула от смущения.

– Мы все уже обговорили, – сухо напомнила она Джасперу. – Это будут бумажные отношения. Ни о каких иных не может быть и речи.

– Очень жаль.

– Ты сказал, что не испытываешь интереса ко мне, и мы пожали руки на этом основании. В противном случае я бы не согласилась.

– Да, мы пожали руки, но можем передумать и пожать их вновь, – произнес Джаспер. – Мне приятно прикосновение твоих рук.

– Нет, – твердо произнесла Хейли.

– Что – нет?

– Ты не заставишь меня спать с тобой.

– Считаешь, у меня нет шансов?

– Я этого не хочу, – отвернулась Хейли от его пытливого взгляда.

– Ты так тушуешься, когда говоришь об этом. Забавно наблюдать.

– Ты обещал мне…

– …не спать с другими женщинами. Но я буду счастлив разделить супружеское ложе со своей женой, когда она этого пожелает.

– Она этого не пожелает! – воскликнула Хейли.

– Неужели никогда? – провокационно уточнил Джаспер.

– Никогда! – подтвердила она.

– В таком случае ты очень изменилась, сладенькая. Я удивлен и озадачен. В свои шестнадцать ты обожала меня. Это было слишком очевидно, – беззастенчиво напомнил он ей о прежних ошибках. – Но тогда у меня хватило выдержки остаться джентльменом. Если бы ты не была в тот день пьяна, возможно, теперь все было бы иначе…

– Если ты тогда и повел себя как джентльмен, то сейчас поступаешь подло. Ты низкий, эгоистичный, самовлюбленный болван…

– Физически привлекательный.

– Возможно, для других, но не для меня.

– Что мне до других, Хейли. Но ты меня определенно хочешь. Не стоит этого стыдиться, конфетка.

– Я ухожу, – объявила Хейли и повернулась к дому Хендерсонов.

Джаспер безмолвно преградил ей путь.

– Пусти! – потребовала она, испугавшись решительной мины на его лице.

Джаспер обхватил ее за бедра и прижал к себе, давая ей почувствовать напряжение своей плоти.

– Ты должен отпустить меня, – принялась уговаривать его Хейли. – Что, если Хендерсоны увидят?

– Они подумают, что мы не в состоянии дождаться нашей свадьбы. Это же так естественно, малышка.

Он потянулся к ее губам, но она отшатнулась, отталкиваясь от него всей силой изящных рук.

– Не упрямься, деточка. Мы оба знаем, что ты влюблена в меня. Что за бессмысленная борьба?

Когда Джаспер обсудил с Хендерсонами все обстоятельства покупки усадьбы, Перл уговорила его и Хейли остаться на обед.

Хейли предпочла бы немедленно уехать, но, не желая расстраивать гостеприимных хозяев, согласилась.

Несколько раз за обедом девушка ловила на себе горячий взгляд Джаспера. Она заметила, как благосклонно их оценивает старая пара, отчего совершенно смутилась.

– Помню, когда мы только обручились, то ни на кого не обращали внимания. Мы глаз друг с друга не сводили, – расчувствовалась Перл Хендерсон.

– Где вы познакомились? – заинтересовалась романтическими подробностями Хейли.

– В школе. Джим на два года старше меня. Тогда он уже был старшеклассником и не упускал возможности дернуть меня за косички на перемене, подразнить. Я ненавидела его. Он казался мне недоумком, и я почти забыла о нем, когда он окончил школу. Но однажды Джим пришел к нам в дом, так как хотел обсудить с моим отцом покупку акций на фондовом рынке. Я в тот раз старательно демонстрировала ему свое пренебрежение. А через неделю он явился снова, и еще через неделю. Джим стал бывать у нас постоянно. Мой отец начал подозревать его в другом интересе, нежели доходность ценных бумаг. Когда Джим пришел в очередной раз, отец отправил меня в мою комнату… Это стало для меня настоящим ударом. Когда я оказалась лишена возможности видеть его, то поняла, что безнадежно влюбилась.

– Боже, как романтично, – умильно произнесла Хейли. – Хотела бы я… Вернее, кто бы мог представить, что юношеская любовь продлится всю жизнь.

– Джаспер упомянул в свой прошлый приезд, что вы очень давно знаете друг друга. Вам было четырнадцать, когда вы поселились в доме его отца, если я ничего не напутала, – обратилась к Хейли миссис Хендерсон. – Когда вы поняли, что он – ваша судьба?

– Трудный вопрос, – замялась Хейли. – Возможно, когда мне было шестнадцать, хотя не уверена.

– Странно! Джаспер сказал, что раньше вы уже были помолвлены и отменили прежнюю помолвку чуть ли не в самую последнюю минуту, – проговорила осведомленная Перл.

– Когда это он успел вам все это рассказать? И, главное, зачем? – искренне изумилась Хейли, утомленная этим допросом. – Да, это правда. Я была обручена с другим мужчиной. Глупая, неоправданно поспешная помолвка. Возможно, Джаспер появился в нужный момент.

– Значит, самой судьбе был неугоден тот брак, – предположила миссис Хендерсон. – Представьте, дорогая, сколь невыносима жизнь с нелюбимым человеком.

– Да, это было бы ужасно, – осторожно согласилась с хозяйкой Хейли.

– В наше время все больше и больше молодых женщин затягивают создание семьи. Я считаю, что делают они это напрасно, поскольку рискуют опоздать.

– Наверное, вы правы.

– Вы уже подумываете о детях? – поинтересовалась Перл.

– Да, – оживилась Хейли. – Мы решили, что троих будет достаточно. Не так ли, дорогой?

– Пожалуй, – кивнул Джаспер. – Но пока это не произошло, ты будешь моей малышкой.

– А еще мы непременно заведем собаку. Я люблю больших таких собак. Просто огромных, вроде ньюфаундлендов, – дразнила Джаспера Хейли.

– Я уверена, вы будете счастливы в браке. Вы из тех пар, союз которых предначертан самими небесами, – предрекла им Перл Хендерсон.

– Уверена, так и будет, – поддержала ее Хейли, дерзко глядя на Джаспера.


– Какого черта ты там разыгрывала? – шипел на нее Джаспер по дороге обратно.

– Я что-то сделала не так? – наивно осведомилась Хейли.

– Ради бога, Хейли. Если не знаешь, как себя вести, держи свой рот на замке.

– Ах! Проблема, оказывается, во мне! Ну, извини меня, Джаспер. Я, поверь, не хотела, чтобы сорвалась твоя сделка. Было бы очень досадно, если бы тебе не удалось надуть этих несчастных стариков. Мне только непонятно, зачем нужно было рассказывать им о нашем прошлом.

– К чему было нести всю эту чушь про детей?

– Ты не любишь детей?

– Обожаю, но не собираюсь их заводить.

– Правда? Кто бы мог подумать? Жаль, что Даниэль Мурбэнк об этом не знал. Кстати, сколько ему сейчас? Четырнадцать или уже пятнадцать?

– Пятнадцать, – бросил Джаспер.

– Ты хоть изредка видишь его?

– Иногда.

– И других детей ты решил не иметь.

– Вот именно.

– Даниэль так плох или есть другие причины?

– Даниэль хороший ребенок. Плох оказался я, как ты сама можешь догадаться.

– Даже самые искренние твои признания шокируют себялюбием. А что делать женщине, которую ты свяжешь интимными отношениями, если она захочет иметь от тебя детей?

– Постоянные отношения меня не интересуют.

Я никого не ввожу в заблуждение относительно своих планов.

– Ты настоящее чудовище, Колфилд.

– Нет, я просто нормальный мужчина, который во избежание осложнений использует презерватив. Я не собираюсь вновь оказаться в той ситуации, в какую вляпался пятнадцать лет назад.

– Убожество, – брезгливо процедила Хейли.

– А ты принимаешь противозачаточные таблетки?

– Не твое дело.

– Хорошо, узнаю об этом на следующей неделе, когда мы официально станем мужем и женой, – уведомил ее Джаспер.

– Этому не бывать, – рассмеялась Хейли.

Словно не слушая ее, Джаспер предупредил:

– Если ты настроена на постоянные отношения со мной, забудь об этом. Наша связь – это одноактная пьеса, дорогая.

– Тем лучше для меня, – усмехнулась Хейли.

– И еще хочу тебя предостеречь от дальнейших финансовых притязаний. Я знаю, что многие женщины считают, будто им должны за времяпрепровождение в браке. Твоя мать служит ярким примером такой категории дамочек. Я не намерен лишаться половины своего состояния за месяц жизни с тобой. Я хочу убедиться заранее, что ты адекватно воспринимаешь свою роль в моей жизни.

– Джаспер, ты очень глуп, если основываешь свои убеждения о женщинах на единственном неблаговидном примере.

– Заметь, пример твоей матери очень показателен. Мои родители были счастливы вместе, пока она не совратила моего отца.

– Забавно. Но еще недавно ты убеждал меня в том, что искренне любящего мужчину невозможно совратить какими бы то ни было уловками. Так ведь ты, кажется, говорил, уверяя меня в виновности Майлза?

– Плевать на твоего Майлза. Но я точно знаю, что мой отец очень сожалел о том, что повелся на ужимки твоей матери. Он говорил об этом Раймонду, только мне он признаваться не желал. Настолько он привык считать мой протест беспочвенным…

– Ты и теперь не собираешься его простить?

– Только не за ту боль, которую он причинил моей маме, – отрезал, сжав челюсти, Джаспер. – Мы не можем выбирать родителей.

– Я не понимаю тебя, Джаспер. У тебя был замечательный отец. Пусть в чем-то он и ошибся. Согласна, его ошибка стала для тебя и твоей матери роковой. Но в остальном он был прекрасным человеком. Если бы я могла, то выбрала бы его своим отцом.

– Очень трогательно, – съязвил Джаспер.

– Я не стыжусь своих слов, – гордо произнесла Хейли.

– Считаешь, что старичок вроде Майлза мог бы утолить твою сиротскую тоску?

– Какой же ты мерзкий циник! – возмутилась она.

– Хейли, ты нуждаешься в срочной психологической помощи. Твое желание наверстать отсутствие отцовской ласки может сыграть с тобой злую шутку.

– Да, я ненавижу свое детство. И поэтому сделаю все от меня зависящее, чтобы жизнь мои: детей сложилась счастливо, чтобы их детство не было достойно сожаления.

– Разве твое детство было таким уж плохим?

– Менять дома и школы, не успев завести друзей. Терпеть всех этих маминых ухажеров, которые менялись в ритме свинга. Постоянное одиночество, когда даже не с кем поговорить. Ты считаешь, детей позволительно обрекать на это?

– Никогда бы не подумал… Мне казалось, что ты была счастлива в «Крикглейдс».

– Да, мне было хорошо в доме твоего отца. Это было первое место, которое я могла назвать и своим домом тоже. Там был розовый сад, который я обожала. Я могла не чувствовать себя одинокой, когда уединялась в нем, вдыхая чудесный аромат цветов… Я успела полюбить такую жизнь. И самыми страшными были времена, когда мать разводилась с Джералдом. Твой отец предлагал мне остаться жить в его доме, но я отказалась.

– Почему?

– Ты бы этого не одобрил. У вас и без меня отношения были напряженными.

– Следовало остаться.

– Но ты все время подчеркивал, как я глупая и плаксивая.

– Я лишь дразнил тебя. Ты могла это понять. Я вовсе не желал тебе зла, девочка моя.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Как только Джаспер свернул на ее улицу, Хейли увидела надпись «Продано» на том самом доме, однокомнатную квартиру в котором она снимала.

– Что это? Ты и этот дом купил?

– Так и есть, сахарная.

Хейли выскочила из машины, едва та остановилась у тротуара.

– Я оформил эту сделку буквально несколько часов назад. Выгодное, надо заметить, приобретение. Не хочешь поздравить меня?

– Ты грязно используешь свое единственное преимущество над другими людьми, Джаспер. И из-за того, что ты при этом не испытываешь никаких угрызений совести, я считаю тебя конченым человеком! – патетически воскликнула Хейли.

– Зря ты все так драматизируешь. Я оказываю обществу отличную услугу. Эти здания давно следовало бы снести, а на их месте отстроить современные комфортабельные дома со всей инфраструктурой.

– Зачем ты травишь меня, как пушного зверя?

– Мне лишь хочется быть уверенным, что ты не откажешься от своего решения в самый последний момент. Моя жизнь – это мой бизнес, и пусть тебя не шокируют способы улаживания проблем. В моем кругу они широко распространены. Если бы я не владел ими в совершенстве, давно бы обанкротился.

– Эту тираду ты посвятил банальному шантажу? – презрительно посмотрела на него Хейли.

Он проигнорировал это ее высказывание, роясь во внутреннем кармане своего пиджака.

– Я перечислил на твой счет в банке компенсацию твоих затрат на организацию свадебного путешествия, – он показал ей выписку из счета. – Если этого недостаточно скажи, сколько я еще должен доплатить.

– Достаточно, – ответила она, бросив короткий взгляд на финансовый документ.

– Квиты? – спросил Джаспер. – Теперь ты убедилась, что у меня нет желания разорить тебя?

– Кому вообще нужно это свадебное путешествие?

– Но и сожалеть о нем тебе не придется, – ухмыльнулся Джаспер в ответ.

– Сделай одолжение, Джаспер, избавь меня от своих грязных намеков, – гневно произнесла Хейли.

– Я безразличен к твоим словам, потому что о другом мне говорит твое тело.

– Ты выдаешь желаемое за действительное.

– Увидимся в церкви, детка, – поцеловал ее на ходу Джаспер.


Дни перед церемонией пронеслись с невероятной быстротой. Хейли ощущала неимоверное напряжение. Она понимала, что обречена, и чувствовала из-за этого вполне понятное смятение.

Свадьба представлялась ей тягостной неизбежностью, но то, что следовало за ней, лежало под густым покровом тайны. Впрочем, намерения Джаспера были ей более чем ясны. Они представлялись и опасными, и сладостными одновременно.

Два поцелуя, которые невозможно было забыть, обнадеживали своей страстностью, пугали бесповоротностью.

И Хейли знала, что предстоящая связь с Джаспером сделает ее более уязвимой, чем ей хотелось быть…

За день до церемонии бракосочетания Люси с загадочной улыбкой появилась перед Хейли.

– К вам посетитель – не Майлз, и не Джаспер, а красивый и высокий… священник.

– Ах! Раймонд! – с облегчением выдохнула Хейли. – Зови его сюда. Это брат Джаспера, – объяснила она своей помощнице.

Люси сделала круглые глаза и в изумлении произнесла:

– Брат Джаспера – священник?! Не может быть! Развратник – брат священника?! – продолжая недоумевать, Люси отправилась к посетителю.

– Здравствуй, Хейли. Надеюсь, ты не против, что я решил заглянуть, – сказал, входя, Раймонд.

– Я счастлива. Что ты хочешь? Стрижка или маникюр? Сожалею, но пирсинг мы не делаем.

– Смеешься надо мной, хулиганка?

– Прости, Раймонд. Просто я очень рада видеть тебя, – кинулась к нему Хейли.

– Нам необходимо серьезно поговорить, Хейли… Наедине.

– Тогда я приглашаю тебя в мой офис. Там тесно, но это единственное место, где нас не побеспокоят.

Проводив гостя в кабинет, Хейли села за стол, сплошь заваленный бумагами, а его усадила в куцее кресло напротив.

– Я в отчаянной ситуации, Хейли, – сразу признался Раймонд. – Я на распутье относительно вашей предстоящей женитьбы. Все мое существо восстает против этой фикции, но отказаться нельзя, ведь я венчаю всех желающих, если это не противоречит светским законам.

– В чем состоит твое главное возражение? – сосредоточенно посмотрела на Раймонда Хейли.

– Пойми, я очень люблю своего брата. Джаспер самый близкий для меня человек, но он склоняет тебя к лжесвидетельству перед алтарем. И мне очень грустно сознавать, что ты потакаешь ему в этом.

– Звучит так, словно я совершаю страшное преступление, – поежилась Хейли и смущенно улыбнулась.

– Так и будет, если ты не откажешься от этой затеи. Потому что это настоящее преступление – связывать себя священными узами с мужчиной, который использует брак лишь как способ достижения корыстных целей. К сожалению, я вынужден признать, что мой единокровный брат дошел до крайней степени вероломства. Я неустанно молюсь о его бессмертной душе и очень беспокоюсь за тебя, Хейли. Вспомни свое детство в «Крикглейдс». Вы же не способны были ужиться вместе. Ты постоянно рыдала и жаловалась на Джаспера. Как он дразнит тебя, как дурно обращается. И после всего этого ты отважишься стать его женой? Подумай хорошенько.

– Я же была тогда глупым ребенком, Раймонд, – оправдывалась Хейли. – Глупым и очень обидчивым. Любой мог заставить меня плакать. Я была очень мнительной девочкой. Джаспер сказал, что он не желал мне ничего плохого. Ему казалось забавным подшучивать над восприимчивым подростком.

– Я был бы рад, если бы ты просто простила его за все те оскорбления, которым он тебя подвергал. Но ты оправдываешь его жестокость собственной слабостью. Это начало всех пороков, Хейли. Ты должна быть более ответственна в своих суждениях. Я не призываю тебя до конца жизни лелеять свои детские обиды. Ты обязана сознательно простить всех, когда-либо обижавших тебя людей. Но также обязана называть вещи своими именами. Даже изменив свое отношение к моему брату, ты не можешь закрывать глаза на его ошибки и тем более потакать ему в этом.

– Я не уверена, что мое отношение к нему сильно изменилось с тех пор. Быть может, оно даже стало хуже, – стыдливо призналась Хейли.

– В таком случае я совершенно не понимаю тебя, Хейли. И хочу предостеречь от роковой ошибки. Если завтра перед Богом и людьми ты согласишься стать его женой, это наложит на тебя серьезные обязательства. Я свяжу вас сакральными узами, которые светским разводом не разорвешь. Ты до конца своих дней будешь в ответе за этого мужчину, который, похоже, не скоро одумается. Ответь честно, Хейли, ты готова к этому?

– Послушай, Раймонд. Не знаю, как это лучше объяснить, но мне кажется, что я уже связана с ним неразрывными узами. Отчасти я боюсь этого. Но… он дорог мне.

– Да поможет тебе Господь, дитя мое, – поднялся с кресла Раймонд. – Ты любишь его?

– Нет. Я не могу сказать, что люблю его. И не могу сказать, что не люблю. Это выше моего понимания.

– И ты чувствуешь в себе силы сделать то, чего не смогли добиться другие женщины, страстно и преданно любившие его до тебя? А их, поверь, было немало. Подумай о том счастливом мужчине, которому ты могла бы подарить свою любовь и который был бы счастлив любить тебя до конца своих дней. Ведь может случиться так, что мой брат не оценит твоей жертвы. И не превратится ли тогда этот брак в испепеляющую ненависть?

– Мы бы вместе могли молиться о чуде, отец Раймонд, – робко произнесла Хейли, выпрямившись перед ним, словно школьница на экзамене.

– Мы обязательно будем молиться, но если тебе понадобится моя помощь, можешь смело на нее рассчитывать. Не забывай об этом, Хейли.

Слезы благодарности побежали из глаз девушки.

– Спасибо, Раймонд. Мне всегда было дорого твое доброе отношение, – призналась растроганная Хейли.

– Но ты должна понять, что я не смогу завтра венчать тебя с Джаспером. Это сделает другой священник, которому неведомы все перипетии.

– Да, я отлично понимаю. Ты правильно делаешь, что не соглашаешься пойти на это.

– Остается лишь верить, что чудо случится. Я буду молиться за вас обоих.

– Спасибо, отец Раймонд. Мы будем сильны вашими молитвами.


Хейли стояла в притворе церкви субботним утром. Рядом с ней – Люси, неустанно поправляющая на холодной как лед невесте платье, фату, цветы.

– Ну, что? Готова?

– Думаю, да.

– Тогда вперед, – скомандовала подруга и помощница, с которой за последние дни Хейли очень сблизилась.

Грациозно продвигаясь по центральному проходу под звуки приличествующей случаю музыки, Хейли встретилась взглядом со своим будущим супругом. Тот был бесподобен, как всегда.

Джаспер Колфилд поразил ее своим спокойствием, граничащим с безразличием. И, казалось, именно это равнодушие делало его таким неотразимым.

– У меня очень красивая невеста! – признал он, когда Хейли подошла к алтарю.

– И мой жених не плох, – сдержанно заметила она.

Священник приступил к обряду бракосочетания. Когда цитаты из Библии были произнесены, наступил момент для супружеских обетов. Хейли начала говорить свою клятву верности мужу, и голос ее дрожал. Джаспер лучше владел собой и по завершении обряда с энтузиазмом поцеловал жену.

Официальная церемония сменилась неформальным торжеством в кругу приглашенных на праздник гостей. Все поднимали тосты, и невеста пригубила шампанского, не зная другого способа унять подступающие слезы отчаяния.

Джаспер был неизъяснимо холоден и почти все время молчал. А когда празднество подошло к концу, он проводил супругу к лимузину и усадил на заднее сиденье, где она, наконец, смогла дать волю душившим ее слезам.

– Я очень благодарна тебе, Джаспер, за то, что напомнил мне, каково это – чувствовать себя ничтожеством!

– О чем ты говоришь?

– Ты вел себя так, словно я приставила дуло к твоему виску, вынудив на себе жениться!

– По-твоему, я должен был прыгать от счастья? Я не настроен был жениться вообще, а тут еще пришлось взвалить на себя организацию этого идиотизма. Не понимаю, зачем вообще люди женятся! И, прошу, не нервируй меня. У меня была тяжелая неделя. Я очень устал.

– Была тяжелая неделя, значит? – процедила Хейли.

– Не изображай чуткость, Хейли. Нас никто не видит.

– Ты хам!

– А ты – жена хама. И вообще, отвяжись. Мне необходимо выспаться. Отложим наши баталии до моего пробуждения.

Когда несколькими минутами позже они приехали домой, Хейли поняла, насколько болезненно ощущал себя Джаспер. Его лицо посерело, а ноги еле слушались.

– Ты плохо выглядишь, – сообщила ему Хейли.

Он раздраженно отмахнулся от нее рукой и, пройдя по направлению к дому пару метров, внезапно рухнул на колени.

Хейли поспешила к мужу и помогла ему подняться.

– Оставь меня, ты испортишь свой свадебный наряд. А ведь он может тебе еще пригодиться, – хотел отшутиться Джаспер.

– Забудь про мой наряд. Обопрись о меня, я помогу тебе добраться до спальни, – решительно произнесла хрупкая Хейли, с трудом волоча его за локоть.

– Первый случай в истории, когда невеста переносит жениха через порог, а не наоборот, – рассмеялся Джаспер, преодолев с помощью Хейли ступеньки крыльца.

– Тебе помочь раздеться? – еле дыша, проговорила Хейли, ведя мужа по коридору.

– Благодарю, справлюсь сам, – отказался от ее предложения Джаспер и, опираясь о стенку, направился к спальне.

– Не время для скромности, ты еле двигаешься, – настаивала Хейли. – Не дай бог, поскользнешься и переломаешь кости… Да ты весь горишь! – испуганно воскликнула она, приложив ладонь к его лбу. – Я немедленно вызываю врача.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации