Электронная библиотека » Мелани Милберн » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Замуж за негодяем"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:20


Автор книги: Мелани Милберн


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Не смей этого делать! – собрав все силы, – прикрикнул на нее Джаспер, медленно продвигаясь к цели.

– Джаспер, я никогда не видела тебя в таком состоянии. Это ненормально. А если станет еще хуже?

– Мне всего лишь необходимо выспаться. Оставь меня в покое, Хейли. У меня от тебя голова раскалывается.

– Мигрень?

– У меня не бывает мигреней, – недовольно фыркнул Джаспер.

Хейли стянула с его плеч пиджак, развязала галстук, расстегнула рубашку. Когда она взялась за ремень на его брюках, Джаспер ухмыльнулся и пошутил:

– Только не принуждай меня к этому сегодня, сладенькая. Не хотелось бы тебя разочаровывать.

– Тебе нужно в душ и под одеяло. Я подожду здесь. Если что-то понадобится, зови.

– Дай мне десять минут, – смирился Джаспер, которому, по всей видимости, становилось все хуже. – Если я буду испускать дух, звони моему страховщику. Я переоформлю свою страховку в твою пользу.

– Перестань молоть чушь, – рассердилась встревоженная ухудшением его состояния Хейли. – По-твоему, я вышла за тебя из-за денег?

– А для чего еще ты сделала это, Хейли?

– Тебе известно.

– Шантаж.

– Вот именно, шантаж. Ты не оставил мне выбора, а теперь спрашиваешь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Хейли осталась ждать в спальне Джаспера. Она убрала покрывало с его постели, отогнула одеяло, заботливо взбила подушку.

Потом она заметила чемодан, который Джаспер упаковывал с намерением отбыть на следующее утро. Ее багаж должен был доставить сюда по распоряжению Джаспера один из его служащих и оставить в комнате, предназначенной для ее проживания.

Хейли задернула плотные шторы, а через минуту на пороге ванной комнаты появился изможденный Джаспер, с обернутым вокруг бедер махровым полотенцем.

Его лицо поражало бледностью. Без всякого сомнения, Джаспер был очень болен.

– Наш отъезд необходимо отложить, – настоятельно произнесла Хейли.

– Ни в коем случае, – категорически возразил Джаспер и легкомысленно усмехнулся. – Ты паникерша, Хейли. Уедем завтра сразу после ланча.

– У тебя сильнейшая лихорадка, Джаспер. За одну ночь она не пройдет. В любом случае в таком состоянии отправляться на тропические острова – это настоящее безумие!

Хейли ненадолго его покинула и вернулась со стаканом воды и упаковкой парацетамола, которые оставила на его прикроватном столике. Подняла с полу сброшенное полотенце и отнесла его в ванную комнату, затем присела на край его постели.

– Ты должен это выпить, – сказала Хейли, протянув ему таблетки и воду.

– Спасибо, – ответил он, приняв лекарство.

– Что я могу еще для тебя сделать?

– Боюсь, мне уже ничего не поможет, – трагически произнес Джаспер.

– Зачем ты меня пугаешь?

– Так ли я тебя напугал? – усомнился он.

– Ты знаешь, что я не желаю тебе зла.

– Тогда просто оставь меня, Хейли. Дай человеку выспаться. Тебе вовсе незачем беспокоиться из-за такого негодяя, как я. Мне не нужна сиделка.

– Я уйду, но оставлю твою дверь открытой, – предупредила, вставая, Хейли. – В случае необходимости зови меня. Я перенесу свои вещи в соседнюю комнату.

– А если это инфекция? Ты не боишься заразиться от меня?

– Думаю, с предосторожностями мы уже запоздали. Мы целовались, если ты не забыл.

– Если бы я знал, что заразен, то не стал бы делать этого, – виновато произнес Джаспер.

– Не думаю, что физическое недомогание способно расстроить меня больше, чем то унижение, которому ты меня подверг, – назидательно произнесла Хейли. – Судя по тому, что твое состояние становится все хуже и хуже, следовало бы вызвать доктора.

– Хейли, я, кажется, запретил тебе делать это.

– Я помню, но ситуация становится серьезной.

– Дай мне отдохнуть от тебя, деточка. Не утомляй меня своей пустой болтовней.

– Хорошо, Джаспер. Я буду молчать, но останусь, – предупредила Хейли, устроившись в кресле недалеко от его постели. – Спокойной ночи…


Когда Джаспер крепко заснул, она его оставила. Однако еще несколько раз заходила проверить, пока не отправилась спать сама. Но прежде она перенесла свои вещи в соседнюю комнату и распаковала их.

Хейли легла в постель и долго ворочалась без сна. Она корила себя за то, что влюбилась в этого возмутительного человека, который уже разбил судьбы нескольких женщин, бросил собственного сына, чтобы продолжать наслаждаться репутацией плейбоя.

Незаметно уснув, Хейли проснулась несколько часов спустя из-за странных звуков, доносящихся из соседней комнаты.

Девушка вбежала к Джасперу в спальню, запахивая на ходу шелковый пеньюар.

– Джаспер, как ты? – спросила она взволнованно.

Ей никто не ответил.

Хейли включила настольную лампу и увидела лишь скомканные простыни и полоску света под дверью в ванную.

Она постучалась в ванную комнату и приоткрыла дверь.

Джаспер, согнувшись пополам, держался за край раковины.

– Что случилось? Что-то болит? – кинулась она к нему.

– Нормально, – еле проговорил он.

– Бедненький, – провела она рукой по его потному лбу. – Теперь ты меня не остановишь. Я вызываю доктора.

– Лучше сразу катафалк, и покончим с этим.

Хейли не было смешно от его шуток. Она связалась с ближайшей больницей и описала симптомы, ей обещали, что специалист прибудет через полчаса.

– Представляю, как тебя радует мое состояние, – проворчал Джаспер, добравшись с ее помощью до постели.

– Дурак, – исчерпывающе ответила ему Хейли.

– Я уже вижу могильный камень с моим именем и датами рождения и смерти.

– Доктор выехал. Дождись его молча. Ты не смешно шутишь.

Джаспер лихорадочно скривил бледные губы в улыбке.

– Деточка, ты что, действительно беспокоишься за меня? – недоверчиво спросил он.

– Слышишь! – остановила она его. – Должно быть, это врач приехал.

Хейли выбежала из его спальни, а через несколько минут вернулась с доктором, который представился как Алистер Прис.

– Где больной?

– Должно быть, он в ванной комнате.

Она предпочла не входить в спальню, пока доктор опрашивал и осматривал Джаспера.

– Он должен поправиться через пару дней, – сообщил ей доктор Прис, собираясь уходить. – Пусть пребывает в полном покое. Я выпишу вам назначение. Все препараты можно купить в обычной аптеке. Если его состояние не будет улучшаться, придется госпитализировать.

Хейли проводила доктора и поспешила вернуться к Джасперу, которому все не лежалось.

– Что ты делаешь? Почему опять встал? – накинулась на него Хейли.

– Я чувствую себя отвратительно. Мне нужно принять душ, – раздраженно объяснял Джаспер.

– Ты не в том состоянии, чтобы стоять в скользкой ванне. Это опасно.

– Но эта липкость вызывает такое отвращение, – брезгливо проговорил он.

– Я помогу.

– Не стоит, – смутился Джаспер.

– Не возражай. Утром я отправлюсь в аптеку и куплю все, что прописал тебе доктор. Он обещал, что ты скоро поправишься.

– Хорошо. Эрик оставил ключи от твоей машины на столике в холле.


– Маленькими глоточками, не торопясь, – приговаривала Хейли, поднося к его рту стакан.

– Может быть, Раймонд предал меня анафеме за брак с тобой? – предположил Джаспер.

– Не думаю, – рассмеялась Хейли. – Он навещал меня накануне бракосочетания. Хотел объяснить мне лично, почему отказался проводить обряд.

– Вот как?! – удивился Джаспер. – И что же святой отец сказал тебе? Предостерегал от безнравственного поступка?

– Да.

– И ты его не послушалась, грешница?

– Он хоть и не поддержал меня, но, я надеюсь, понял, – осторожно произнесла Хейли.

– Как такое могло произойти? Мы корыстные люди, которые браком решили спасти свое достояние!

– Свадьбы не предназначены для этого.

– Ты все еще жалеешь, что не вышла за этого лысеющего Майлза Ледермана? – вперил в нее взгляд Джаспер.

– Я очень жалею, что вышла не за того, кто бы любил меня.

– Ты уже взрослая девочка и должна понимать, что большинство супругов забывают, что такое любовь, уже после второй годовщины семейной жизни. А те, кто надеются на бессмертную любовь, – неисправимые романтики, которых ждет неминуемое разочарование.

– Но ты сам возил меня к Хендерсонам.

– Исключение, подтверждающее правило. Самые удачные браки – это редкостное сочетание полового влечения, вызванного чередой химических реакций, и банальной психологической совместимости. Никакого волшебства, никакой романтики и поэзии.

– Но я чувствую иначе. И не я одна. Таких циников как ты, к счастью, не так-то уж много, – оспорила его доводы Хейли.

– У тебя все впереди, детка. Ты найдешь того, кого ищешь, – заверил ее Джаспер. – Разумеется, после нашего развода. И тогда ты возблагодаришь меня за то, что я не позволил тебе выйти за Майлза.

– Это не так просто, Джаспер. Многие всю жизнь ищут хорошего парня и не находят его.

– Но ты не любила его.

– Он был первым, кто признался мне в любви. Я ему поверила.

– Чего бы ты хотела? – спросил ее Джаспер, положив голову на подушку.

Хейли загадочно улыбнулась и провела рукой по его лбу.

– Я подожду того, кто полюбит меня, – тихо прошептала она.

– Не затягивай, девочка. Тебе почти тридцать, – предостерег ее Джаспер.

Хейли провела кончиками пальцев по его бровям и векам, от переносицы к верхней губе, очертила изгиб пересохшего рта, пока он не зажал ее пальчик между губами.

Плохо понимая, что делает, Хейли склонилась к желанным губам и поцеловала Джаспера.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Хейли открыла глаза на рассвете и обнаружила, что лежит на постели возле Джаспера, который пристально смотрит на нее.

– Как самочувствие? – первым делом заботливо поинтересовалась она.

– Чудесно, – шепнул он ей на ухо. – А как чувствуешь себя ты?

– Я? – удивленно приподняла брови Хейли.

– Да. Мне очень важно знать, здорова ли моя жена, которая мужественно поцеловала заразного супруга.

– Жена чувствует себя хорошо, – сконфуженно произнесла Хейли.

Джаспер положил ладонь на ее лоб и сообщил:

– Ты у меня горяченькая.

– Это оттого, что я спала с тобой… Я имела в виду, возле тебя, – поспешно исправилась Хейли.

– Я понял, – ухмыльнулся Джаспер. – Можешь не объяснять. Я знаю разницу, – болтал он, расправляя ее спутавшиеся волосы. – Наверное, из-за этого мне всю ночь снились недетские сны.

– Недетские?

– Да. Мы были любовниками. Страстными, неистовыми, сумасбродными любовниками. А когда я проснулся, увидел тебя. И смотрел на тебя, пока ты не проснулась.

– Смотрел? – в замешательстве переспросила Хейли.

– Я не хотел ничего предпринимать, не получив твоего согласия. Ты разочарована?

– Не понимаю, о чем ты?

– Разве мы не займемся любовью?

– Конечно же, нет! – развеяла его фантазии Хейли, приподнимаясь.

– Мне придется ограничиться сладкими снами? Но я чувствую, что одной мечты будет недостаточно. Ты добрая, Хейли. Ты должна пожалеть страждущего, – разыгрывал смятение Джаспер.

– Прекрати, – отбивалась Хейли.

– Значит, мне грезились твои поцелуи, сладенькая? Куда же ты? Не бросай беспомощного пациента. Почему ты поцеловала меня, Хейли?

– По глупости, – сердито ответила Хейли. – Это не повторится. Прости.

– Мои женщины не извиняются передо мной за свою нежность. Я требую от тебя того же, Хейли. Вернись в постель.

– Джаспер, это исключено.

– Я смотрел на тебя больше часа и думал о том, как буду любить тебя, когда ты проснешься. Ты не можешь бросить меня в таком жару. Скажи, что не хочешь меня, и я позволю тебе покинуть спальню, – предложил компромисс Джаспер.

– Мне не нужно твое позволение, чтобы уйти, – нашлась Хейли.

– Значит, хочешь… – ответил сам себе Джаспер, потянув Хейли за запястье.

Он поцеловал уголок ее рта, верхнюю, затем нижнюю губу, посмотрел в глаза и сказал:

– Останови меня теперь.

Хейли звучно вздохнула, затем, прикрыв глаза, обхватила руками взлохмаченную голову Джаспера и приникла к его губам, безотчетно наслаждаясь болезненно-горячим долгим поцелуем.

Когда же поцелуй, наконец, завершился, Хейли приоткрыла горящие глаза, наблюдая, как Джаспер медленно спускает с ее плеч бретельки шелковой ночной сорочки, любуясь розовой грудью.

– Красавица, – проговорил он и добавил: – Моя…

Задержав дыхание, Хейли смотрела на Джаспера. Он самозабвенно ласкал ее, постепенно раздевая. Из груди девушки вырвался прерывистый вздох, когда его нежные руки коснулись ее увлажнившейся плоти.

Хейли откинулась на подушки и приготовилась…

Первый толчок заставил ее спину изогнуться. Хейли вскрикнула. Джаспер замер в смятении, ощутив неясную преграду.

– Я тебя тороплю? – спросил он Хейли.

– Нет… Конечно же, нет.

Джаспер с подозрением посмотрел на жену.

– Ты делала это прежде?

– Да.

– Сколько раз?

– Один.

– Что? Всего?

– Да, только один раз.

– И?

– Я хотела, чтобы это было что-то особенное, а вышло настоящим бедствием. Я не люблю вспоминать это…

– …насилие? – предположил Джаспер.

– Не совсем, – неуверенно возразила Хейли. – Просто я была не готова. А он был молод и, должно быть, неопытен. В общем, что рассказывать, получилось отвратительно.

– И все же ты должна была мне сказать. Я бы не сделал тебе больно.

– Мне не было больно.

– Скажи правду, – потребовал он.

– Немного. Только самую малость. Не обращай внимания.

Джаспер пребывал в нерешительности, недоуменно глядя на нее.

– Что не так? – забеспокоилась Хейли. – Не останавливайся. Я хочу знать, как это должно быть. Мне нужно испытать то, что испытывают другие женщины, – чуть ли не умоляла она.

Он остановил ее поцелуем и медленно вошел в ее лоно. Чуткое тело Хейли безоговорочно принимало его ласки. Джаспер ощущал ответные порывы ее желания.

Хейли вдыхала густой мускусный аромат мужского тела, упиваясь солоноватым привкусом смуглой кожи. Пока вдруг все чувства не смешались в едином вихре стоном трепета и наслаждения…

Ей представлялось, что тело разлетелось на миллиард мельчайших фрагментов и ее услажденное сознание витает над бренностью влажной плоти.

– Хочешь поиграть, девочка? – отдышавшись, спросил ее Джаспер.

Хейли отказывалась приходить в себя. С блаженной улыбкой она лежала на постели и размышляла о том, что ей никогда в жизни не приходилось переживать такого сладострастного чувства. Наконец она приподнялась и поцеловала выступ его бедра. А затем, словно в горячечном бреду, начала осыпать его торс поцелуями. Она так увлеклась, лаская Джаспера, что тот не удержался от восхищения:

– Кто тебя этому научил, малышка? Неужели с такими талантами рождаются?! Хочу еще! – воскликнул он и положил жену на спину.

Хейли смотрела в черные глаза с лукавой улыбкой. Она возбуждающе гладила Джаспера, не подпуская его к себе.

Джаспер откинулся на постель возле жены плотно закрыл глаза. Она устремила на него все свое внимание, бесстыдно изучая очертания желанного, тела.

– Ты бесподобна, – признал Джаспер. – Я впервые сделал это так…

– Как именно?

– Без всяких предосторожностей.

Хейли задумалась. Вместо восторга теперь она ощутила смутное беспокойство.

– Куда это ты собралась? – попытался поймать уходящую жену за руку Джаспер.

– В душ, – не обернувшись на него, ответила Хейли. – Ты в состоянии вылететь на острова сегодня?

– Ты хочешь на острова? – удивился он.

– Разве это была не твоя идея? – вспыхнула она. – Ты даже не хотел откладывать вылет, несмотря на жар.

– Должно быть, я говорил это в бреду.

– Похоже, теперь ты все делаешь в бреду! – сорвала на него свою досаду Хейли.

– Милая, что тебя так разозлило?

– Ты… ты нарушил свое обещание.

– Стоит ли так кипятиться из-за приятного секса?

– Из-за приятного секса?!

– Исправлюсь. Из-за восхитительного секса. Должен признать, мы подходим друг другу в постели.

– Ты очень практичный человек, Джаспер! – процедила Хейли. – Решил совместить приятное с полезным? Секс и материальная выгода – это все, что тебя волнует?

– А ты еще что-то можешь мне предложить, кроме бурных сцен в спальне? – заинтересовался Джаспер.

– Ты невыносимо примитивен, Джаспер. Твоя грубость и порочность шокируют меня! – гневалась Хейли, прожигая его сине-зеленым взглядом.

– И это вся твоя благодарность, сахарная моя?

– А за что мне тебя благодарить?

– За то удовольствие, которое я тебе доставил. Только не говори, что тебе не понравилось спать со мной.

– К делу это не имеет никакого отношения. Ты хотел этого гораздо больше, чем я. И не тебе требовать от меня благодарности, – отчеканила Хейли. – Все это перегорит, не пройдет и месяца.

– Думаешь?

– Знаю. Тебе самому не нужны эти отношения. Два месяца – это большее, на что ты способен. И верности от тебя ждать бесполезно. А я не желаю, чтобы меня обманывали… И ты не мой тип мужчины. Тебе от жизни нужны только любовные победы. А я не хочу участвовать в твоем марафоне.

– Ты уже на дистанции, деточка. Не стоит отказывать себе в удовольствии, даже если оно заведомо быстротечно. Послушай опытного человека, Хейли. Сознание непостоянства обостряет желание и чувства. Наслаждайся этим, пока оно доступно тебе, чтобы не пришлось потом жалеть.

– Ты устанавливаешь правила. Ты решаешь, когда все кончено. Ты предпочитаешь бросать своих женщин. Ты отвел для наших отношений месяц сроку. От меня ничего не зависит. Меня это не устраивает, Джаспер.

– Ошибаешься, крошка. Ты можешь продлить наслаждение. Сделай так, чтобы я хотел тебя и через месяц не меньше, чем хочу сейчас. Я верю в тебя, ты сможешь, – подтрунивал над ней Джаспер.

– Для чего? Не на это я намерена потратить свою жизнь. Мне не нужны отношения, которые ни к чему не ведут.

– Я не понимаю тебя, девочка моя. Что ты видишь зазорного в том, что нас влечет друг к другу? Почему не позволить себе радоваться жизни?

– Как долго?

– Это пустые вопросы. День, год, вечность. Какая разница. Каждое мгновение блаженства стоит больше, чем годы скуки и неудовлетворенности. Любой, кто поклянется в любви до гроба, солжет тебе, так и знай. Я не лгу. Я говорю прямо, что не могу быть верным этим ханжеским идеалам. Но я могу ублажить тебя. Разве этого мало?

– Ты же знаешь, что не прав, Джаспер! Так не должно быть!

– Жизнь непредсказуема, Хейли. Все может случиться с любым из нас.

– Именно поэтому я хочу, чтобы хоть что-то было прочным.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Хейли, насупившись, листала путеводитель, когда их автомобиль подъезжал к зданию аэропорта.

– Кажется, здесь ошибка, – обратилась она к Джасперу.

Он вопросительно посмотрел на жену.

– Я покупала путевку на Зеленый остров, а не на Бедарру.

– Думаю, мне позволено переменить направление. Почему я должен отправляться туда, где ты хотела быть с другим мужчиной? Бедарра мне нравится гораздо больше. Это остров с роскошными отелями и отличается приватной обстановкой, – сухо объяснил Джаспер, извлекая чемоданы из багажника авто.

Оказавшись на борту самолета, Хейли поспешила достать из сумки припасенную книжку. Но вместо того, чтобы углубиться в чтение, принялась украдкой изучать спутника, испытывая к нему смешанное чувство беспокойства и негодования.

Температура Джаспера по-прежнему оставалась повышенной. На щеках пылал лихорадочный румянец, и это тревожило Хейли. Хотя она и видела, что он чувствует и ведет себя весьма бодро.

С другой стороны, она не могла простить ему тех откровений, на которые он вынудил ее. Ей сложно было решить, как держаться с Джаспером после того, что между ними произошло.

Им предстоял сорокаминутный перелет до Данк-Айленда, где они планировали отобедать, и затем пятидесятиминутный путь до Бедарры.

Ближе к концу пути Джаспер побледнел и покрылся легкой испариной. Его восковое лицо сильно обеспокоило Хейли.

– Как ты? – спросила она, ощупав его лоб.

– А ты? – переадресовал он вопрос.

– Незачем меня спрашивать. Я не больна. Ответь.

– Я чувствую себя нормально, – заверил ее Джаспер. – А вот ты, кажется, не вполне.

– Меня тревожит твое состояние, – призналась Хейли. – А также то, что ты не посчитал нужным предупредить меня об изменении маршрута свадебного путешествия, – высказала ему свою претензию Хейли.

– Ты сердишься на меня из-за этого или есть другие причины? – поинтересовался Джаспер.

– У меня много причин для того, чтобы сердиться на тебя, Джаспер, – призналась Хейли.

– Разве я не был с тобой ласков, малыш? Разве я плохой любовник?

– Меня беспокоит, что будет дальше.

– Ты можешь догадаться о моих планах, крошка, – шепнул ей на ухо муж.

Хейли была счастлива, когда катер причалил к Бедарре.

Вилла, на которую их доставили, утопала в цветах. Экзотические растения источали волшебный аромат. Стремящееся к закату солнце плескалось в морской зыби.

Хейли ступила на огромный балкон, обращенный к океану. Дух захватывало от буйства красок и красоты ландшафта.

– О чем задумалась, девочка? – обратился к ней Джаспер.

– Изумительный вид, правда?

– Теперь ты понимаешь, почему мне хотелось привезти тебя именно в это место? Давай выпьем за удачный медовый месяц, – и он подал ей шипящий бесчисленными пузырьками бокал.

– За месяц сумасшествия? – с грустной улыбкой уточнила Хейли.

– Если ты этого хочешь, обещаю, месяц будет сумасшедшим, – обнял ее за талию Джаспер.

– При других обстоятельствах ты бы не женился на мне никогда, правда?

– При других обстоятельствах я бы ни на ком не женился, Хейли. Тебе это известно.

– Но ты не всегда будешь молод и бесшабашен, Джаспер. Однажды тебя охватит тоска. И тогда ты спросишь себя, на что растратил лучшие годы жизни. Как ты поведешь себя тогда?

– Хейли, прекрати эти душеспасительные беседы. Тошно слушать. Меня смешит то, как люди подстраховываются на будущее, заводя жен, мужей, детей. А потом сами же и страдают от этого. Вместо того чтобы жить настоящим.

– Думая так, ты несправедлив к собственным родителям, – упрекнула его Хейли.

– Жизнь вообще несправедливая штука! – дерзко изрек Джаспер.

– В судьбе каждого наступает момент, когда хочется простого человеческого тепла, поддержки и понимания.

– Звучит как песня. Но это не про меня, детка. Просто усвой, что я не тот человек, с которым тебе суждено дожить до старости. Я не отрицаю прописных истин, но они меня мало волнуют.

– Я это поняла. Но хотелось бы услышать «я люблю тебя», прежде чем отдаться мужчине, – посетовала Хейли.

– Ничем не могу помочь, крошка. Сожалею, что приходится огорчить тебя, и… постараюсь не допускать этого впредь. Признаю, что это была ошибка. Ты хорошая девочка. Я хотел добиться этого от тебя, и я этого добился. Мне достаточно.

Хейли подняла на Джаспера глаза, полные слез.

– Негодяй! Ты бесстыдно воспользовался ситуацией. Ты намеренно влюбил меня в себя!

– Я не планировал этого, – возразил Джаспер.

– Враньё… Не верю ни единому твоему слову. Ты сам сказал, что добился своего. Теперь ты счастлив, чудовище! – обрушилась на него Хейли. – Ты умело использовал ситуацию, видя, как я переживаю за твое здоровье.

– Ты отдалась мне, потому что хотела этого. Не было никакого обмана в моих действиях или словах, не было насилия и принуждения. Если твое тело все решило за тебя, не вини меня в этом, – сурово проговорил Джаспер. – И избавь от этих нравоучительных пассажей.

– Более вероломного человека мне еще встречать не приходилось!

– Благодарю за комплимент, сладенькая, – рассмеялся Джаспер.

– Немыслимая жестокость!

– Ты мне льстишь, детка. Давай теперь будем считать, что мы все выяснили.

– Да уж куда яснее!

– Вернемся к нашим баранам, малыш, – предложил Джаспер, обняв жену за талию. – Так ты говоришь, что любишь меня?

– Не могла я сказать такого, – отреклась Хейли.

– Хорошо, перефразирую. Ты испытываешь ко мне влечение?

– Отчасти. Ты умело внушил мне это.

– Но, согласись, я всегда был честен с тобой. И, заметь, забочусь о тебе, крошка.

– Каким это образом? – искренне удивилась Хейли.

– Избавляю тебя от иллюзий. Помогаю освоиться в жизни взрослых людей. Дарю такое наслаждение, которого тебе не могли предложить другие мужчины. Разве этого мало?

– Да, ты невероятно заботлив, Джаспер, – усмехнулась Хейли. – Почему тогда ты обошел своими заботами собственного сына Даниэля?

Соблазнительное выражение вмиг исчезло с лица Джаспера, сменившись миной ярости. Он сжал испуганную Хейли за плечи и гневно тряхнул, прикрикнув:

– Замолчи! Ты даже понятия не имеешь, о чем говоришь!

– Не смей затыкать мне рот. Всем известно, что ты ничем не помог Мириам и собственному сыну.

– Не суйся в мои дела, Хейли!


Хейли не видела его весь вечер.

Она спустилась к океану, чтобы прогуляться вдоль берега. Песок был теплым, и Хейли, сняв сандалии, пошла босиком.

Луна уже окрасила темнеющее небо серебристым сиянием, первые звезды мерцали на небосклоне.

Хейли увидела одинокую фигуру, стоящую вдали. Темный атлетический силуэт мужчины приковал ее взгляд. Он склонялся, подбирая на песке плоские, окатанные морем камешки, и пускал их вскачь по воде.

Девушка знала это его пристрастие. В юности он часто уединялся на берегу и проводил там долгие часы, глядя, как прыгают его «блинчики». А она часами могла наблюдать за ним.

Сейчас каждое его движение выдавало гнев и напряжение, которые владели им. Хейли испытывала глубочайшее чувство сострадания к этому мятежному человеку, уверенному в том, что совершенно прав, растрачивая себя на легкие успехи и примитивные удовольствия.

Хейли тихо подошла к нему.

– Если думаешь, что я стану просить прощения, ошибаешься, – сухо предупредил ее Джаспер, не оборачиваясь.

– Я сама могу попросить прощения, Джаспер, и позволить тебе изображать заботливого мужа. Но все это будет ложью. Когда мы не на публике, стоит быть честными.

Джаспер развернулся и двинулся на нее.

– Что еще?

– Ты меня пугаешь.

– Очень хорошо. Потому что я намерен так тебя напугать, чтобы ты забыла про все доверительные беседы не только до конца этого месяца, но и до самого конца жизни.

– Я отказываюсь играть в твои игры.

– А я – в твои.

– О каких играх ты говоришь?

– Твои беспорочность и рассудительность – одно лишь притворство. Ты хочешь того же, чего и все. И не нужно притворяться, будто тебя не радует то, что радует других женщин. Но всем вам почему-то необходимо верить, что плотские удовольствия как таковые вам не нужны. Вам подавай великую и чистую любовь до гробовой доски. Тогда почему вы так стонете, когда я прикасаюсь к вам? Почему не можете оставить меня в покое, зная, что не будет никаких сантиментов? Зачем ты подошла ко мне с этими примирительными беседами, если не хочешь вновь оказаться в моей постели?

– Ты самый несчастный человек, какого я когда-либо встречала, – со слезами на глазах признала Хейли.

– А ты ничем не отличаешься от всех женщин, которые перебывали подо мной, – сознательно оскорбил ее Джаспер. – Такая же алчная и порочная. Я вижу тебя насквозь.

– Ты жалок и ничтожен. Я презираю тебя. Ты больше никогда не сможешь меня обидеть, потому что ты гаже, чем самая мерзкая тварь!

– Не распаляйся, малыш! Я и без лишних слов знаю, что ты обожаешь меня.

– Самовлюбленный идиот. В своем заблуждении ты даже не способен отличить любовь от ненависти. Ты грязен и стремишься измарать всех, кто рядом с тобой. Ты мне омерзителен!

– Но не настолько, чтобы отказаться от ночи страсти. Даже своими патетическими сентенциями ты умоляешь меня об этом. Как тогда, двенадцать лет назад. Все эти годы ты ждала только меня, а теперь не можешь мне простить, что я не испытываю к тебе ничего, кроме влечения! – обличал он, взяв ее за оба запястья.

– Убери от меня свои грязные руки.

– Чем ты можешь мне помешать… Я жду… Ну, же, детка…

Джаспер обхватил ее за тонкую талию и повалил на песок. Неудержимое желание двигало всем его существом, помесь злости и похоти управляло всеми его порывами. Поцелуи Джаспера были сродни ядовитым укусам, его объятья вырывали стоны из ее груди. Она не могла сопротивляться такому напору. Крупные слезы стояли в ее глазах, ком обиды застрял в горле. Ей некого было винить, кроме самой себя.

Соблазн был слишком велик. Хейли оплакивала свою слабость, отвечая на его свирепые ласки нежными объятьями.

Джаспер безжалостно сорвал с нее одежду и вцепился зубами в ее обнаженную плоть. Хейли вскрикнула, обняв его за шею. Он играл ею как обездушенным существом, не стыдясь своей свирепой жадности.

Хейли никогда прежде не испытывала такой беспомощности. Она знала, что все ее действия бесполезны, и полностью вверила себя ему.

Джаспер безжалостно расправился с ее нижним бельем, расстегнул ремень своих брюк, обхватил ее за ягодицы и соединился с Хейли, пальцы которой впились в его спину. Разрядка наступила быстро, и Джаспер процедил сквозь зубы:

– Прикройся! Я слышу шаги.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации