» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Наемники"


  • Текст добавлен: 12 марта 2014, 01:18


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Николай Андреев


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 19 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Твои слова, да богу в уши, – снисходительно усмехнулся самурай.

– Я уверен, он их слышит, – спокойно отреагировал русич. – Но ты подал блестящую мысль. Чтобы выжить и победить отряд должен научиться предугадывать опасность. Если мы будем вовремя обнаруживать противника, то избежим многих неприятностей. Ты это сейчас наглядно продемонстрировал. Родман представляет угрозу, а значит, надо разгромить его армию и расчистить путь.

– Каким образом? – поинтересовался Тино. – Попросить о помощи герцога Менского или графа Окланского?

– Пока не знаю, – честно признался Храбров. – Над данной проблемой стоит поразмышлять. Ведь ставкой в смертельной игре являются наши жизни.

Вскоре после посещения путешественниками церкви произошло еще одно немаловажное событие. Чужаки пригласили на прием к командующему войсками герцогства генералу Хиллу. Тасконец праздновал совершеннолетие своего сына. Земляне уже сталкивались с высокородным отпрыском генерала и ничего хорошего о нем сказать не могли. Груб, заносчив и невероятно самолюбив. В неполные шестнадцать лет мальчишка сумел нажить себе массу врагов.

Совсем недавно отец выбил ему чин лейтенанта в кавалерийском полку, и в первый же день новоявленный офицер сумел поругаться с командиром эскадрона. Капитан оказался довольно вспыльчивым человеком и вызвал бы наглеца на дуэль, но возраст противника вовремя остановил унимийца. Теперь преграда исчезла, и командующий уже задумывался о переводе сына.

Как бы там ни было, но визит к Хиллу позволял наемникам познакомиться поближе с представителями высшего военного командования страны. Иметь подобных друзей и покровителей никому не помешает. В качестве подарка путешественники купили за огромную сумму превосходно изготовленный палаш. Инкрустация золотом, фигурная рукоять, сверкающее лезвие. И хотя клинок был не из лучших, вряд ли это беспокоило юного владельца оружия.

По сути дела он по-прежнему оставался взбалмошным и вредным подростком. Красивая игрушка чрезвычайно его обрадовала, и лейтенант сразу прицепил ее к поясу. Глупец! Тасконец не понимал, что вступает в полосу жизни, когда малейшая ошибка приводит к гибели. Забегая вперед, сразу скажем – судьба молодого человека сложилась трагически. Спустя шесть декад маркиз поссорился за карточным столом с дворянином из провинции.

К сожалению, мечом генеральский сын владел гораздо хуже, чем языком. Офицер получил рану в бок и лишился кисти правой руки. Оставшись инвалидом и уйдя со службы, унимиец тем не менее не успокоился. Высокомерный болван не учился ни на своих ошибках, ни на чужих. Через два года пьяный маркиз подрался с какими-то торговцами и был найден в сточной канаве с кинжалом в груди.

Наученные горьким опытом воины решили в танцах не участвовать. Землян, конечно, тянуло к прекрасной половине, но сдерживать эмоции и желания они умели. Лучшим времяпрепровождением наемники считали игру в карты. Занятие достойное настоящих мужчин. Азарт и риск бодрят душу, точный расчет развивает мозг, а выигрыш приносит ощутимую прибыль.

За столом сидели шестеро – Храбров, Аято, полковник Освальд, командир кавалерийского полка, майор Лемье, начальник охраны замка, барон Месне и полковник Кидсон, начальник штаба армии. Одним словом, компания подобралась довольно интересная и представительная. Карс играл плохо и, располагаясь за спиной Олеся, предпочитал наблюдать за борьбой со стороны. Воржихе же отчаянно не везло, и при крупных ставках поляк никогда судьбу не искушал.

Слуга принес новую колоду и тотчас удалился. Надо отдать должное унимийцам, они сумели сохранить в государстве технологию производства бумаги и печатное дело. Мендон всегда славился своей типографской продукцией. Здесь выпускали книги, штамповали бланки документов и с особым искусством делали игральные карты. Богатые дворяне нанимали художников, и те оформляли их на заказ. Каждый род имел собственный неповторимый вензель. Таким образом, карты являлись визиткой определенного менского клана.

Учитывая количество людей и приличную степень опьянения, сражались в «двадцать одно». Игра не требует огромного ума и точности расчета, зато создает веселую, шумную атмосферу блефа и ошибок. В ней можно много выиграть и много проиграть. Первым сдавал Тино. Японец был профессионалом, и банк рос буквально на глазах. На втором круге солидный куш удалось сорвать Лемье. И все же основная часть денег досталась самураю. Собрав монеты в кучу, Аято весело заметил:

– Неплохое начало. Такими темпами я скоро стану богатейшим человеком Мендона. У меня пятикратная прибыль.

– Действительно недурно, – откликнулся Кидсон. – Но впереди еще немало партий, а удача имеет свойство поворачиваться спиной в самый неподходящий момент. Жители герцогства знают это лучше других.

– Что вы подразумеваете? – поинтересовался Олесь. Полковник несколько замялся, но ответил честно:

– Правление менских монархов. Эдвард часто принимал решения, вызывающие недовольство знати. После несчастного случая, мы рассчитывали на улучшение взаимоотношений с властью. Так оно и произошло. Зато появилась другая напасть. И что хуже я сказать затрудняюсь.

– В нашей стране бытует одна народная поговорка, – произнес самурай. – Она не совсем верна, но имеет право на существование. «Каждый новый правитель хуже предыдущего».

– Весьма, весьма спорное утверждение, – вымолвил Освальд, откидываясь на спинку стула.

– Полностью с вами согласен, – кивнул головой Тино. – Но здесь важно понять скрытый смысл. Прожив десятки лет при одном монархе, подданные хорошо его изучают. Они прекрасно знают, когда владыка бывает добр, когда зол, когда щедр, а когда скуп. Многие недостатки уже не бросаются в глаза. Люди привыкают к владыке и пользуются хитроумными лазейками для получения привилегий. Но вот власть меняется…

– И все идет наперекосяк, – рассмеялся кавалерист. – Пожалуй, вы правы. Начинаются реформы, изменения, издаются новые законы. Даже если жизнь улучшается, населению страны трудно приспособиться. Целые поколения выбрасываются на обочину истории.

– А разве в Энжеле не так? – задал провокационный вопрос начальник штаба.

– Требуется маленькое уточнение, – проговорил русич. – Не совсем так. В нашем государстве принципиально иная система правления. Главу страны выбирает народ. Различий между дворянами и простолюдинами не существует. У каждого один голос.

– Республика, – снисходительно констатировал Кидсон. – Я читал о ней в древних книгах. Этот общественный строй был на Оливии и в Аскании. Признаться честно, он не произвел на меня сильного впечатления. Равенство граждан, свобода, возможность занимать любые посты – не более чем наглая ложь и дешевая пропаганда. Демагогия, не подтвержденная конкретными фактами. Если люди не разбиваются на родовые кланы, то они вступают в партии. А цель у всех одна – власть. Только первые получают ее по праву рождения, а вторые с помощью шантажа, подкупа и дискредитации конкурента.

– Мы отвергаем «грязные» методы, – вставил Храбров.

– Ерунда, – возразил тасконец. – Вкнигахмного примеров об убийствах потенциальных кандидатов. Уважаемые народом граждане публично оскорбляют друг друга, а обыватель радостно потирает руки. Ведь сильные мира сего опускаются до уровня уличной проститутки и нищего бродяги. Вы наверное, обратили внимание, что в герцогстве не издаются газеты. И это не случайно. Лживые писаки приносят лишь проблемы. Они пытаются вытащить наружу нижние белье людей, до которых иным путем им не дотянуться. Так кому нужна демократия?

– Но ведь и в герцогстве хватает мерзавцев, распускающих слухи, – произнес японец. – А дворцовые интриги? Казнокрадство, обвинения по доносу, уничтожение претендентов на престол – неотъемлемая часть жизни высшего общества. Стоит правителю зазеваться, ивего вине тут окажется яд.

– Вы неплохо знакомы с местными нравами, – ухмыльнулся Месне.

– Я не стану спорить с очевидными фактами, – вымолвил начальник штаба. – Что есть – то есть. У монархии тоже немало недостатков. Однако существует один важный аргумент, против которого нет весомых доводов. Собственность. Герцог самый богатый человек в стране. Ему принадлежат и земли, и природные ресурсы. Он будет владеть Мендоном всегда. Я подчеркиваю последнее слово. Владыке государства незачем воровать самому у себя. У него другие цели. Интересы знати и простолюдинов не имеют ни малейшего значения.

– У нас действительно выборный глава страны, – согласился самурай.

– Правильно, – продолжил унимиец. – И он прекрасно понимает, что пользуется привилегиями лишь временно. Срок правления ограничен, а успеть хочется много. Первым делом победитель и его партия начинают грабить собственную державу и народ. Когда жадность, наконец, утолена, приходят мысли о расплате. Негодяи пытаются замести следы. Болтливых помощников уничтожают, опасных оппонентов заключают в тюрьму, конституцию срочно меняют. Зарвавшийся лидер любой ценой старается уцепиться за власть. В такой борьбе средств не выбирают. Честь, достоинство и гордость республике не присущи. Ложь – вот основа существования подобного государства. Если население узнает правду о своих правителях, страна тотчас поднимется на дыбы.

– Восстания случаются везде, – заметил Олесь.

– Речь не о мятежах, – сказал полковник. – Временный глава государства думает только о личной наживе. А сколько прихлебателей кормится возле партийного выдвиженца? Они вытолкнули его на вершину и имеют полное право на вознаграждение.

– Новый консул обязательно привлечет воров к ответственности, – произнес русич. – Наша страна маленькая и скрыть что-нибудь невозможно.

– Именно это вас и спасает, – молниеносно отреагировал офицер. – Чтобы сохранить независимость и быть в постоянной готовности все энжелцы хорошо вооружились. Данный факт без сомнения пугает правителя. Ведь достойной поддержки в случае бунта у него нет. В больших же государствах ситуация совершенно иная. Либо вновь избранный глава устраивает побоище с конфискацией имущества. А тогда достается и правым, и виноватым. Либо, желая поучаствовать в дележе богатств, он замалчивает некоторые факты деятельности предыдущего руководителя. Кстати, сколько лет правит консул?

– Два года, – ответил Храбров. – Но в истории есть факт, когда один человек возглавлял страну девять сроков подряд.

– Замечательно, – улыбнулся Кидсон. – Энжел мне определенно нравится. Совместить монархию и республику одновременно довольно непросто. Ведь как я понимаю, этот период запомнился жесткими, крутыми мерами.

– Я не стану лгать. Вы абсолютно правы, – вымолвил Олесь. – Но такова была суровая необходимость. В тот момент страна воевала с дикими племенами.

– То есть тогда, когда интересы государства оказались выше личных амбиций, – тотчас вставил полковник. – И заметьте, люди восприняли данный факт спокойно. Хотя жить при строгом вожде не очень то легко.

– Хорошо, я сдаюсь, – рассмеялся землянин. – Сейчас у меня нет веских доводов, чтобы спорить. Впрочем, одна интересная мысль все же есть. Лучший вариант, если две системы совмещены воедино. Монарх, радеющий за свое отечество, и парламент, выбранный народом и контролирующий решения правителя. Однако реально ли это?

– Думаю, нет, – вмешался Освальд. – Ни один герцог или граф не согласится на подобное унижение. Каждый хочет властвовать самостоятельно.

Постепенно спор в области политики затихал. На передний план вышла новая тема – военная. Она оказалась близка всем присутствующим, и даже Месне участвовал в разговоре.

Как любой дворянин он неплохо владел клинком и в трудный момент подлежал призыву на службу. Не раскрывая собственных секретов, начальник штаба армии упорно пытался выведать тактику действий потенциальных союзников.

Очень скоро выяснилось, что она совершенно неприемлема в войне между государствами Центральной Унимы. Местные армии не обладали большим количеством огнестрельного оружия, а запасы боеприпасов были давно на исходе.

В Мендоне пытались наладить изготовление пороха, но пока успехи оставляли желать лучшего. Не хватало ни ресурсов, ни технологий, ни заводов. А, значит, победу в сражении, какивдревние времена приносила лобовое столкновение двух противоборствующих сторон. Огромное значение приобретала кавалерия.

Интересная беседа, карты и вино быстро поглощают время. Незаметно наступило утро. Гости постепенно начали расходиться. Земляне расплатились за проигрыш в последней партии и поднялись из-за стола.

В ногах присутствовала неестественная тяжесть, а в голове изрядно шумело. Вацлава сильно качало из стороны в сторону, и Карсу приходилось его поддерживать. Путешественники попрощались с игроками, пожелали удачи хозяину дома и направились к двери. Уже на лестнице их догнал Кидсон. Слегка прихватив Храброва за локоть, он негромко произнес:

– Мир входящему.

Русич резко развернулся и удивленно спросил:

– Вы?

– А почему бы и нет, – улыбнулся тасконец. – Расслабьтесь и не привлекайте к нам внимания. Пусть окружающие считают, что мы не закончили застольную дискуссию. Сегодня в зале было достаточно надежных свидетелей. Месне – человек Стонжа и специально приставлен к группе.

– Могли бы и предупредить, – проговорил Олесь.

– Нет. Это лишь усложнило бы ситуацию, – вымолвил полковник. – Зная о шпионе, люди сразу начинают вести себя более скованно, следят за каждым сказанным словом. Вы же и так неплохо контролируете свою речь.

– Тогда зачем понадобились провокационные вопросы? – уточнил самурай.

– Что же мне восхвалять никому не известный Энжел? – возразил офицер. – В конце концов, информация о далекой южной стране ничего не стоит. Кроме того, по многим вопросам я выражал собственные взгляды на общественный строй. Монархия – единственно приемлемый способ правления. Никому не удастся меня переубедить. Мой род никогда принципы не менял.

– Похвально, – кивнул головой Аято. – Но почему вы поддерживаете заговорщиков? Ведь эта прямая угроза герцогу. Занимая столь высокий пост, полковник Кидсон ставит под удар все государство.

– Вы не правы, – вымолвил унимиец, поправляя мундир и выходя на улицу. – Для меня нет ничего важнее интересов Мендона. Я готов отдать жизнь за него. Мои соратники не будут требовать предательства страны. Впрочем, они и сами ее патриоты. Что же касается Альберта, то негодяй не имеет права занимать трон. Братоубийца должен быть казнен.

Последние слова начальник штаба говорил крайне жестко. Сразу чувствовалось, рука у Кидсона крепкая и в решающий момент не дрогнет. В голосе отчетливо слышались нотки ненависти и презрения.

– Довольно серьезное обвинение, – заметил японец. – Он нуждается в доказательствах.

– Их вполне достаточно, – произнес тасконец. – В нашем секретном лагере есть даже свидетель преступления. На его глазах начальник охраны Эдварда собственноручно застрелил герцога, а затем зарубил несчастного лесничего, впоследствии обвиненного в убийстве. Теперь этот грязный мерзавец издевается над достойнейшими людьми государства.

– Почему же вы не выступите открыто? – спросил русич. – Ведь аресты, проводимые тайной полицией, давно вызывают недовольство простого народа и знати.

– К огромному сожалению, мы опоздали, – с горечью сказал полковник. – Пока бунтовщики готовили силы, вели пропаганду в армии, стягивали к городу верные части, Стонж перешел в наступление. У него сотни доносчиков… В одну ночь были схвачены и казнены почти все руководители мятежа. Кровожадный убийца не стал дожидаться даже вердикта правителя. Впрочем, Альберт, напуганный размахом заговора, подписал бы любые документы.

– И давно это случилось? – сочувственно проговорил Тино.

– Около двух лет назад, – ответил унимиец. – Мы до сих пор не можем прийти в себя от прокатившейся по стране волны репрессий. Особенно сильно потери сказываются в армии. Чтобы обезопасить себя монарх уничтожил немало отличных офицеров. Заполнять образовавшиеся вакансии приходится плохо образованными сержантами и капралами. За последние годы герцогство значительно ослабло. Нас больше никто не боится и не уважает. Недавно я получил сведения о том, что Бонтон подтягивает войска к границе. Не хочу лгать, мы сейчас, как никогда, нуждаемся в верных союзниках. Две сотни автоматов, и ситуация в корне изменится.

– Предельная откровенность, – вымолвил Храбров. – Информация наверняка секретная?

– Разумеется, – горько усмехнулся начальник штаба. – Но добыть ее для хорошего разведчика не составляет труда. Наши проблемы лежат на поверхности. Внутренние распри, нехватка вооружения, уничтожение или высылка в дальние гарнизоны лучших офицеров. Сейчас перед мятежниками не стоит задача свержения Альберта. Будет вполне достаточно устранения полковника Стонжа. При нем Мендон буквально разваливается на части.

– Вряд ли заговорщикам удастся его убрать, – скептически произнес самурай. – Когда человек попадает в стан врагов, он быстро учится драться. Эллис знает каждый шаг потенциального убийцы. Ни один из дворян не приблизится к нему даже на арбалетный выстрел.

– Согласен, – утвердительно кивнул головой тасконец. – Зато такие шансы появились у чужаков. Мы очень долго пытались вступить в контакт с принцессой. Увы… Николь презирает многих из нас и наверное в чем-то права. Вам же удалось добиться ее расположения. Причем, в первый же вечер. Представляю, что творилось со Стонжем, когда он узнал о танце. Нет ничего ужаснее, чем отверженный ревнивый мужчина. Мерзавец не может заполучить девушку и теперь никого к ней не подпускает. Вот почему полковник так рьяно взялся за иноземцев. Поверьте, чтобы освободить группу, потребовалось приложить немало усилий.

– И вы надеетесь на ответную услугу, – догадался Олесь.

– Да, – честно признался Кидсон. – Кроме чужестранцев начальник тайной полиции не встречался ни с кем, вот уже десять декад. Как только вы запросите аудиенцию у принцессы, чудовище сразу вылезет из норы. Заручитесь поддержкой Николь и заманите его во дворец. Несколько ударов кинжалом, и все кончено. Остальное мы обеспечим… Побег из замка, из города, из страны. Есть надежный канал в графство Флорское. Оттуда можете спуститься по Миссини к себе в Энжел.

– Заманчивое предложение, – усмехнулся русич. – Но очень рискованное. Одна ошибка, и судьба отряда решена. В случае провала мятежники ничего не теряют, а Эллис избавится от серьезной проблемы. Где гарантия, что группа действительно покинет герцогство?

– Слово дворянина, – гордо сказал унимиец.

– По-моему, этого слишком много, – пьяным голосом вставил Вацлав.

– Что? – воскликнул полковник, хватаясь за рукоять меча. – Вы оскорбили мою честь. Я научу наглеца хорошим манерам.

– Спокойно, – вмешался Аято. – Все изрядно выпили, а ссора сейчас не нужна никому. Мы приносим свои глубочайшие извинения за нанесенную обиду. Что касается нашей сделки, то ее надо хорошенько обдумать. Столь ответственные решения быстро не принимаются.

– Я не требую немедленного ответа, – более спокойным тоном вымолвил тасконец. – Но хочу сразу предупредить, без посторонней помощи отряду из страны не вырваться.

Начальник штаба резко развернулся и направился в противоположную сторону. Концовка разговора явно не получилась, хотя и земляне, и мендонец четко высказали сою позицию. Дружеские чувства друг к другу они не испытывали. Их союз держался исключительно на взаимной выгоде.

– Похоже на ультиматум, – спустя пару минут произнес Храбров.

– Так и есть, – ответил японец. – Вопрос надо поставить иначе – существует ли у нас выбор?

Сириус уже показался из-за горизонта и осветил крыши домов. Сильно подтолкнув Воржиху в спину, воины двинулись к гостинице. Ночь выдалась нелегкой. Но еще более туманными вырисовывались перспективы.

Путешественники в очередной раз попали в непростую ситуацию.

Клубок событий стремительно запутывался. И чем все закончится, не знал никто.

Глава 6

ВОЙНА

Друзья обсуждали сложившуюся ситуацию почти декаду. Мятежники поставили группу перед сложным выбором – либо рискнуть и оказаться активными участниками заговора, либо пытаться выбраться из Мендона самостоятельно. Какое зло наименьшее, путешественники решали до хрипоты в голосе.

При первом варианте абсолютно не исключена и возможность провокации. Вдруг Кидсона подослал полковник Стонж. Тогда чужаков в лучшем случае ждет плато, а в худшем отряд уничтожат на месте преступления. Пролить кровь во дворце, здесь не боятся.

Не стоило забывать и о принцессе. Ее придется убеждать в необходимости устранения начальника тайной полиции, хотя данную проблему воины считали наиболее простой. Николь сама мечтает прикончить убийцу отца.

Но больше всего землян смущал конечный этап операции. Не захотят ли дворяне убрать свидетелей и участников покушения? Для герцогства это обычное явление. Человеческая жизнь не стоит ровным счетом ничего. Несколько снайперов, и горстку наемников уложат в один залп. Подобный план легко осуществим. И в замке, и на границе у бунтовщиков есть свои люди. Путешественники бесследно исчезнут в мендонских лесах. О них никто и не вспомнит.

Несмотря на испытываемые опасения, друзья были готовы принять предложение унимийцев. Тщательно взвесив свои шансы, воины пришли к выводу, что покинуть страну без посторонней помощи они действительно не сумеют. Даже если удастся выбраться из столицы, отряд станет легкой добычей преследователей. Чужеземцев сразу обвинят в шпионаже и организуют погоню. А прорваться силой через пограничные кордоны, вряд ли удастся. Да и не нужны такие сложности…

Неизвестно, чем бы закончилось покушение, но ситуация изменилась в один миг. Хорошо выспавшись и приведя себя в порядок, земляне отправились в ресторан на завтрак. Они настолько обленились, что раньше десяти часов утра уже не вставали. Обычно к этому времени зал заполнялся примерно наполовину. Однако сегодня в помещении оказалось непривычно мало посетителей. Официанты столпились чуть в стороне и бурно обсуждали какие-то события. Лишь после призывного жеста Воржихи один из них устремился к наемникам.

– Вам как обычно? – услужливо спросил тасконец.

– Да, – утвердительно кивнул головой поляк. – И скажи, любезный, что случилось? Где все люди? Может, мы пропустили важный государственный праздник?

– А вы разве не слышали? – удивленно вымолвил молодой человек.

– О чем? – нетерпеливо произнес Вацлав, беря в руку вилку.

– Ранним утром бонтонцы перешли границу и вторглись на нашу территорию. Говорят, их армия насчитывает не меньше пятнадцати тысяч солдат. Враг еще никогда не собирал столь могущественные силы. Все защитные заслоны уничтожены, а крепости сожжены. Армия Мендона отступает. Это война! И признаться честно, никто не верит в победу…

– У тебя панические настроения, приятель, – снисходительно заметил Тино.

– Если бы только у меня, – тяжело вздохнув, сказал унимиец. – Выйдите на улицу и посмотрите, что творится в городе. Противник еще в четырехстах километрах от столицы, а паника уже охватила людей. Многие собирают свое барахло и бегут в южные леса, надеясь там переждать тяжелые времена. Святая наивность! Если Мендон падет, бонтонцы начнут грабеж по всей стране.

– Откуда такая ненависть к соседям? – поинтересовался властелин.

– Десятилетия вражды не проходят бесследно, – развел руками.

Тасконец быстро ушел, а Карс задумчиво вымолвил:

– Похоже, здесь начинается настоящее веселье. Мы совсем забыли, что у герцогства есть сильные противники. Они сами напомнили о себе…

– Теперь о плане Кидсона можно забыть, – произнес Олесь. – Убийство Стонжа подорвет устои власти и ослабит моральный дух мендонцев. Заговорщики наверняка отложат операцию до лучших времен.

– И нам снова придется ждать, – возмущенно сказал Воржиха. – А сколько продлится кровавая бойня? Кто в ней победит? Отряд в очередной раз очутился в самом центре событий. Скоро в столице будет жарко. Ведь даже мальчишка из ресторана знает о плачевном состоянии полков Альберта. Армия бежит, бросая одну позицию за другой.

– Что верно, то верно, – согласился самурай. – Сбываются худшие прогнозы начальника штаба. Обескровленные репрессиями войска герцога не в состоянии оказать достойного сопротивления бонтонцам. При таких темпах продвижения враг приступит к осаде города уже декады через две.

– Мы опять стоим перед дилеммой: помогать мендонцам или нет? – проговорил русич. – Оставаясь сторонними наблюдателями, группа идет по пути наименьшего риска. Ни боев, ни обстрелов, ни яростных стычек. Но разумно ли это? При победе Альберта, в чем я лично очень сомневаюсь, статус чужаков совершенно не изменится. Мы заложники дворцовых интриг, а они лишь усилятся. Отряд, ни при каких обстоятельствах, не выпустят из столицы.

Храбров сделал глоток вина, и после паузы продолжил:

– А если город падет? Сюда ворвутся тысячи озлобленных, жаждущих крови солдат. Начнется дикая, ужасная резня. Погибнут женщины, старики, дети. Неужели несчастные люди в чем-то виноваты? А каковы наши шансы на спасение?

– Невелики, – вставил Аято. – Вырваться из осажденного замка будет нелегко. Кроме того, я не удивлюсь, если начальник тайной полиции предусмотрел подобный вариант, и группу прикончат сами мендонцы. Соглядатаи Стонжа с иноземцев глаз не спустят…

– Я согласен с Тино, – вымолвил Храбров. – Вывод напрашивается сам собой: отсидеться за высокими стенами отряду не удастся.

– Господи! – огорченно воскликнул поляк. – Снова воевать. Когда же это безумие прекратится? Всюду кровь, боль и смерть. Мы путешествуем по городам, странам, материкам, и везде одно и то же.

– Боюсь, страшная болезнь поразила весь мир, – произнес японец. – Власть, ненависть, жажда наживы. Да разве мало у разумных существ пороков, заставляющих их браться за оружие. История любой страны – цепь нескончаемый войн и конфликтов. Создавая человека, бог определенно где-то ошибся.

– К дьяволу ваши переживания! – вмешался мутант. – Я готов хоть сейчас вступить в драку. Признаюсь честно, местная скука мне порядком надоела. Хорошая битва будоражит кровь и обостряет чувства. Гораздо больше меня волнует другой вопрос. Какой прок мендонцам от маленькой кучки бродяг? Кроме красивой сказки о собственной стране группа ничего предложить не может. Четыре сильных бойца бесследно растворятся в огромной армии герцога. Наши знания и умения здесь неприменимы. К чужакам никто прислушиваться не будет.

– Пожалуй, ты прав, – сказал Олесь. – Однако подставлять головы под пули и стрелы противника в передовых рядах мы тоже не будем. Много ума для этого не надо. Главное, правильно организовать оборону и подготовиться к предстоящим сражениям. Вот, когда опыт оливийских походов обязательно пригодится. А умирать за подлеца Альберта у меня желания нет.

– Кто же подпустит иностранцев к командованию войсками? Вы болтаете ерунду, – проговорил Вацлав.

– Аяв полководцы и не рвусь, – усмехнулся русич. – Несколько советов, пара рекомендаций, кое-какие пожелания. Ну, а чтобы получить доступ к штабным документам придется пошевелить полковника Кидсона. У него от союзников секретов быть не должно.

Сразу после завтрака друзья направились в военное ведомство. На улице действительно творилось нечто невообразимое. То и дело мимо проезжали коляски и кареты, нагруженные доверху различным скарбом. В окнах экипажей мелькали испуганные лица женщин и детей. Ситуация скорее напоминала не панику, а массовое бегство. Наверняка в остальной части города обстановка ничуть не лучше. Люди разбегались из Мендона словно крысы с тонущего корабля. Еще одно неоспоримое подтверждение скорой гибели государства.

Впрочем, среди общего безумия и хаоса многие тасконцы сумели сохранить спокойствие. Солдаты несли службу на постах, торговцы завозили в замок продукты, а каменщики ремонтировали крепостные стены. Чуть в стороне с помощью лебедки рабочие поднимали на башни тяжелые камни.

Неожиданно раздался чей-то грозный окрик, и через центральные ворота въехала повозка, запряженная четверкой лошадей. На ней стояли внушительных размеров чугунные котлы. Группа горожан тут же приступила к разгрузке. Без сомнения, и на внешних стенах города идут активные приготовления к возможной осаде. Столица превратилась в единый военный лагерь.

Миновав дворец, путешественники подошли к неказистому двухэтажному зданию квадратной формы. Трудно сказать, какое учреждение размещалось в нем два века назад, но сейчас здесь находился главный штаб армии Альберта. Серые невзрачные стены, узкие прямоугольные окна и полное отсутствие архитектурных украшений. Строгость и аскетичность строения полностью соответствовала внутреннему содержанию. Хотя если честно, сооружение очень сильно напоминало обычный барак.

Вход в здание охраняли четыре гвардейца в красных мундирах и офицер в золоченой кирасе и шлеме. В отличие от мирного времени унимийцы были вооружены не только мечами и пиками, но и скорострельными карабинами. Заметив чужеземцев, лейтенант предусмотрительно поднял правую руку вверх и громко произнес:

– Прошу прощения, господа, я вынужден вас остановить. В стране объявлено военное положение и доступ в штаб разрешен только по специальным пропускам. Предъявите их, пожалуйста.

– У нас нет таких документов, – дружелюбно улыбнулся Тино. – Предпринятые командующим меры предосторожности мне определенно нравятся. Во время боевых действий дисциплина должна быть на первом месте.

– Полностью согласен, – кивнул головой офицер.

– Не откажите в маленькой просьбе, – продолжил самурай. – Передайте полковнику Кидсону, что мы хотели бы с ним переговорить.

– Господа, идет военный совет, – замялся тасконец, – но если это очень важно…

– Важно, – настойчиво сказал Храбров.

– Хорошо, – вымолвил унимиец. – Я постараюсь.

Гвардеец быстро скрылся за дверью. Ждать его пришлось недолго. Через пять минут вместе с лейтенантом вниз спустился капитан Эйнж, адъютант начальника штаба. Офицер поздоровался с путешественниками и жестом предложил им войти в здание. Охрана молча расступилась. Друзья поднялись на второй этаж, преодолели узкий коридор и оказались в личном кабинете Кидсона. Несмотря на небольшие размеры, помещение было обставлено довольно рационально.

В самом углу, у окна, находился огромный сейф. Справа от него располагался письменный стол, а еще дальше книжный шкаф. У противоположной стены в ряд стояли восемь стульев. Над ними висела подробная карта герцогства. Судя по потускневшим краскам и отсутствию границ, она досталась мендонцам в наследство от предков. Самого полковника в кабинете не оказалось. Наемники остановились возле карты, с интересом ее разглядывая. На маленьких листах ощущение масштабности терялось, зато здесь вся страна лежала, будто на ладони.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации