» » » онлайн чтение - страница 20

Текст книги "Маска зверя"


  • Текст добавлен: 11 октября 2018, 11:20


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Николай Метельский


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 20 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Уроки к тому моменту закончились, но у школьников, в том числе и у Шины, еще клубы есть. Я вообще, признаться, не думал, что она ответит, не тренируется же с телефоном в кармане.

– Привет, – ответила она несколько заторможенно, в конце концов, я не звонил ей уже очень давно. – Нет, не занята. Ты что-то хотел?

– Да, не могла бы ты продиктовать мне номер своей подруги, Минэ Кино? – решил я уточнить, а то мало ли, подруг у нее наверняка много.

– Кино? – удивилась она. – А… А, понятно. Это из-за того разговора о клубах роботов?

– Именно. Клубы шагающей техники.

– А не проще найти в Интернете телефон этих клубов? И адрес заодно.

– Проще, – вздохнул я. – Но Минэ мне тоже нужна.

– Извини. Я, наверное, опять лезу не в свое дело. Подожди секунду.

Вот скажи она это в свое время, и между нами не было бы ссоры.

Получив телефон Минэ, я тут же ей и позвонил, но в отличие от Шины она была чем-то занята и на звонок не ответила. Жаль, конечно, но не горит. Звякну вечером. Ну а пока можно заняться… моряками, к примеру. Выйдя из кабинета, пошел искать ушедшую Атарашики, которая нашлась у себя. Опять зарылась в бумаги и на попытки ее отвлечь раздраженно послала куда подальше, отметив, что мешать занятым людям не стоит. Обиделась старая. Но и столь категорично слать меня тоже не стоило, я все-таки не кроткий ягненок, мог и вспылить.

– О, Икеда-сан, – поздоровался я, увидев приближающегося ко мне секретаря Атарашики.

– Господин, – поклонился он, остановившись рядом со мной.

Икеда Бенжиро, шестьдесят шесть лет. Секретарем у Атарашики работает аж с двадцати двух, в секретариате рода с восемнадцати, так что опыта ему не занимать.

– Вкалываете, я смотрю? – кивнул я на папки у него в руках.

– Как я могу отдыхать, когда моя госпожа закопалась в дела рода? – чуть улыбнулся Икеда. – Но я рад. До вашего прихода все было… слишком размеренно, – покачал он головой.

– Ладно, не буду мешать. Кстати, не могли бы вы связаться с Такано-саном? Пусть позвонит мне.

– Как прикажете, господин, – поклонился он еще раз.

Такано Кейтаро, пожалуй, самый молодой из приближенных Атарашики, жалкие сорок два года – это ни о чем. Его даже стариком не назовешь. В то же время Такано занимал довольно важный пост – некий аналог церемониймейстера. Именно он был ответственным за организацию всех раутов и приемов. Хотя основной сферой его деятельности был персонал. Причем не только и не столько слуги рода, сколько персонал всего остального, что принадлежит Аматэру. С небольшими поправками. Так, например, он не имеет доступа к моим структурам. Часть из них я со временем переведу под его начало, но такие предприятия, как Шидотэмору, верфь или та же Ямасита-Корп, останутся со своими отделами по персоналу. А вот мелочь вроде небольшого издательства манги вполне можно и ему доверить. Он в общем-то и занимается именно такой мелочью. Причем надо отметить, что все семьи слуг Аматэру владеют тем или иным бизнесом. У тех же Кояма большинство сидит на обеспечении клана или рода, отдавая служению все свое время. И мне в будущем, когда слуг у нас станет заметно больше, придется уделить внимание этой родовой традиции, подыскивая каждой новой семье свой бизнес. Он не обязательно должен быть большим, развитием пусть слуги сами занимаются, но он должен быть у каждого. По словам Атарашики, эта традиция пошла еще с древних времен, дабы заработавшие свой герб слуги не уходили от нас с голой задницей. Немного нерационально в плане удержания у себя людей, зато по чести. Те же Фудзивара вышли из рода с двумя торговыми кораблями и торговым представительством в одном из портовых городов острова Сикоку. На том месте до сих пор стоит здание, принадлежащее Фудзивара. Понятно, что уже совсем другое, но отведенное под торговый центр, который называется «С благодарностью». Многие считают, что это реверанс в сторону покупателей, но сами Фудзивара частенько здороваются с Атарашики именно этими словами. Так что да – Фудзивара все помнят и не стесняются напоминать другим, из какого рода они вышли.

Подруга Шины перезвонила мне сама, задолго до вечера и, выслушав мою просьбу поговорить с дядей и договориться о нашей встрече с ним, тут же ответила, что сделает это. А вот Такано связался со мной, когда я уже ехал в клуб шагающей техники Минэ Канаэ. Разговор получился недолгим, да и что там может быть долгого? Заказал ему устроить прием через три дня, и все. Правда, он попросил разрешения встретиться и обсудить данный вопрос, так что, полагаю, он просто не стал морочить мне голову по телефону.

Клуб, в который я ехал, находился на северо-западе за городом, и в те края меня по делам раньше не заносило. На северо-запад города – бывало, в том числе и под личиной Токийского Карлика, а вот за городом я не бывал. Сам клуб, видимая его часть, представлял собой комплекс из четырех современных зданий, расположенных полукругом, в центре которого размещался миниатюрный парк. Склады и полигоны, подозреваю, находятся дальше, а здесь просто офисы и парковка. Вот перед въездом на двухэтажную парковку Минэ и дожидался меня. Крепко сбитый мужчина, что было видно, несмотря на дорогой деловой костюм, гладко выбритое лицо и густые брови. Метр восемьдесят, возможно, чуть выше. Я узнал, кто это, только после того, как он подошел и поздоровался, параллельно представившись, а вот меня было узнать довольно просто, так как камон, он же изображение герба, был на номерах машины. Ну а то, что я всего лишь подросток, думаю, ему племянница сообщила.

– Добрый день, Аматэру-сама, – поклонился он. – Меня зовут Минэ Канаэ, и я рад приветствовать вас в своем клубе.

– Я тоже рад, Минэ-сан, – чуть поклонился я с улыбкой, практически только кивнул. – Кино-тян рассказывала много интересного об этом месте. Даже странно, что девочка увлекается подобными вещами.

– Она у нас та еще сорвиголова, – улыбнулся Канаэ. – Все наседает на меня, чтобы я взял ее на работу после института.

– А вы? – поинтересовался я.

– Почти сдался, – вздохнул он сокрушенно. – Хотя мой брат меня за это по голове не погладит.

– Родители, – усмехнулся я.

– Все мы желаем для своих детей лучшего, но каждый понимает под «лучшим» что-то свое. Но… быть может, вы хотите осмотреться? Готов провести для вас экскурсию.

– Да, было бы неплохо, – кивнул я.

Не стоять же нам у парковки весь разговор?

Экскурсию Минэ проводил довольно интересно. Видимо, какой-то опыт в этом деле он имел. Вроде еще и до полигонов с техникой не дошли, но я ни разу не поймал себя на том, что мне скучно.

– А в этом здании у нас раздевалки, душ и небольшой кафе-бар. Пилотов, которые приходят просто покататься, очень мало, в основном они действительно работают, оттачивая свои навыки, так что кафе-бар, в котором они могут посидеть и отдохнуть, довольно популярен. Ну а так как это все-таки клуб шагающей техники, я не стал задирать цены, поэтому тут довольно дешево. Мне хотелось создать домашнюю атмосферу. Насколько это возможно. В итоге, – усмехнулся он, – получилась скорее дружеская, но я не против. Возможно, вы хотите посмотреть?

Если бы он не предложил, я бы сам напросился.

– Конечно. Весьма любопытно взглянуть, – тут у меня в кармане зазвонил мобильник. – Прошу прощения. Слушаю, – поднес я трубку к уху.

– Ты куда уехал, Синдзи? – услышал я голос Атарашики. – Обиделся, что ли?

Я? Я обиделся? Вот ведь женщины…

– Нет. По делам за город выехал.

– И по каким именно? Мне просто любопытно, Синдзи, не думай, что я пытаюсь тебя контролировать.

Хм, на этом тоже можно сыграть.

– Ты ведь помнишь, что Шмитты собираются искать пилотов среди «свободных»? Вот я и решил глянуть. Хоть немного составлю мнение. Все-таки от пилотов и моя безопасность зависит.

Ничего такого помнить она не могла, так как я ничего ей и не говорил, но сообразила старушка быстро.

– Ты не один сейчас?

– Ну да.

– Понятно. Уже работаешь, значит. Тогда не буду мешать. Когда вернешься, поговорим о приеме, который ты решил устроить.

– Он нежелателен? – решил я уточнить.

– Нет, все нормально. Но тебе предстоит общаться с Кейтаро-куном, и мне не хотелось бы, чтобы ты упал лицом в грязь. Пусть и перед нашим слугой.

– Все так… сложно? – немного удивился я.

– Основную работу сделает Кейтаро-кун, но и нам с тобой предстоит разговор часа на два.

– Понятно, значит, сложно, – вздохнул я.

– Ты не простых людей будешь приглашать и – что главное – не приглашать. Так что да, все непросто.

– Ладно, договорились. Но когда буду дома, не знаю.

– Я дождусь, – хмыкнула она в трубку. – Пока.

– Пока, – нажал я на отбой и, глянув на Минэ, произнес: – Бабушки.

– Понимаю, Аматэру-сама, – покивал он. – У самого дед, который отказывается признавать нас с братом взрослыми. А ведь и отслужить успели, и дело свое каждый открыл, и женились, и правнуков ему завели.

– Старикам всегда найдется о чем поучать, – качнул я головой.

– Всегда, Аматэру-сама, – вздохнул он.

Кафе-бар на первом этаже действительно был небольшой, выполненный в стиле мастерской. Из-за его компактности – хотя я не скажу, что там было тесно – и правда создавалась атмосфера чего-то… компанейского. Где все свои и всегда можно обернуться, похлопать соседа по плечу или негромко позвать, попросив подтвердить ту или иную байку.

– Удивительно приятное место, Минэ-сан, – произнес я негромко, на что он только улыбнулся.

– Ёоу, Минэ, – махнул рукой один из мужчин, сидевший у барной стойки. – Неужто ты решил начать обучать новых пилотов с нуля?

– Беги, парень, – произнес другой, сидевший в стороне за столиком. – Этот злыдень не знает жалости.

– Кхм, кхм, – прокашлялся Минэ громко. – Прошу прощения, Аматэру-сама. У нас, пилотов, нравы простые, можем и ляпнуть лишнего. Но люди здесь хорошие и ничего дурного вам не желают.

Учитывая, что голоса он не понижал, даже чуть громче чем надо говорил, нет ничего удивительного, что все, кто сидел в кафе, услышав его, резко вскочили на ноги и вытянулись по струнке. Что показательно, так как обычные люди поклонились бы. Тут же явно все поголовно бывшие военные. Ну, кроме бармена, который именно что поклонился. Правда, через пару секунд один из стоящих по стойке смирно опомнился и резко склонился в поклоне, за ним последовали и остальные. Я же, глядя на эту композицию, даже не знал, что сказать, вот и ляпнул первое, что пришло в голову:

– Вольно, бойцы.

После чего все выпрямились и немного расслабились. Правда, с места так никто и не сдвинулся.

– Может, вы хотите что-то выпить? – нарушил тишину Минэ.

– Да, сока какого-нибудь.

Если бы это были мои люди, ну или те, кого я знаю, я бы нашел что сказать, точнее, как не создавать эту молчаливую паузу, но признаюсь честно: такой реакции я не ожидал, потому и растерялся немного.

– Чарли, налей сока, – повысил голос Минэ.

– Чарли? – удивился я, покосившись на бармена, который на вид был стопроцентным японцем.

– Просто прозвище, – ответил Минэ.

Подойдя к свободному столику, я еще раз оглядел пилотов.

– Ну право слово, садитесь уже, а то я себя генералом каким-то ощущаю, – обратился я сразу ко всем. – Не хочу и дома ощущать себя, как в Малайзии.

Вообще с этим кафе-баром мне повезло. Смогу сэкономить время – не придется шастать по всему клубу, выискивая пилотов и кидаясь прозрачными намеками. Теперь главное – разговор в нужную сторону повернуть. Что я и начал проворачивать, упомянув Малайзию. Интересно, хоть кто-нибудь рискнет завязать беседу?

– Наверное, сложно вам там, – заговорил Минэ. – Все-таки против целого государства воюете.

– Ну как сказать, – пожевал я губами. – Пока все просто. Малайцы не отличаются особым профессионализмом. Пока даже пилотов хватает, несмотря на то, что Шмитты… это наши слуги, которые заварушку и устроили, собрали их довольно мало.

– Странно, – произнес медленно Минэ, в то время как остальные внимательно прислушивались к разговору. – Служить под началом рода Аматэру готовы очень многие.

– Так то Аматэру, Минэ-сан. А в Малайзии из Аматэру только я. Точнее, я, парочка моих слуг и двое Шмиттов. Это ведь именно их операция, а я там просто в качестве наблюдателя.

– Не понимаю, – покачал головой Минэ. – Прошу простить меня, но я не понимаю.

– Семья наших слуг выполняет в Малайзии ритуал. Они должны доказать, что… Это длинная история, – закруглился я, решив не вдаваться в подробности. – Я нахожусь в Малайзии в качестве наблюдателя и гаранта, что они справятся сами. Без помощи рода. Что, как вы понимаете, довольно опасно. А тут я узнал, что Шмитты хотят нанять пилотов из состава «свободных». А ведь от них не в последнюю очередь будет зависеть и моя жизнь. Вот я и решил навестить один из клубов, где эти самые пилоты и бывают. Посмотреть, так сказать, достойны ли они… Подойдут ли они… Шмиттам. Я уж не говорю о том, что успех данной операции пойдет в плюс и моему роду. В конце концов, Шмитты именно наши слуги.

– Так кому пилоты служить-то будут, Аматэру-сама? – подал голос один из посетителей.

– Не служить, – ответил я, посмотрев на него. – Они будут наняты семьей Шмитт. Если их, конечно, отпустят нынешние работодатели. Ну и если сами пилоты согласятся.

– То есть командуют там тоже эти… Шмитты? – спросил другой и вскочил на ноги: – Прошу простить, что влезаю, Аматэру-сама.

Я на это улыбнулся и махнул рукой. Мол, все нормально.

– Военной частью операции командуют опытные командиры. Многие из них прошли клановую войну на уничтожение и выжили, умудрившись отомстить за уничтоженный клан. Будь они менее опытными, мы бы там и трех месяцев не просидели.

– И теперь вы хотите нанять «свободных» пилотов? – спросил Минэ.

Явно хочет к чему-то подвести, раз переспрашивает то, что я уже озвучил.

– Не я, Минэ-сан. Шмитты. Я всего лишь буду смотреть на тех, кого они наняли, и делать выводы об их профессионализме. Ну и надеяться, что они смогут, в случае чего, защитить мою бренную тушку, – пояснил я, отхлебнув принесенного сока.

Апельсиновый. Не люблю я апельсиновый, но морщиться я себе запретил.

– Сложно это, Аматэру-сама, – вздохнул Минэ. – Мы, бывшие военные, привыкли к четкому пониманию, кто кому подчиняется и кто самый главный.

– Минэ-сан, – улыбнулся я ему покровительственно. – Ритуал есть ритуал, но кто вообще может подумать, что мой приказ не будет выполнен, – закончил я, добавив стали в голос. – Все, кто сражается в Малайзии, помогают Шмиттам… – сделал я многозначительную паузу. – Которые прежде всего слуги Аматэру. Их победы – наши победы. Их поражение… – еще одна пауза, – не предусмотрено. Род Аматэру не проиграет каким-то там малайцам. С этим можно поспорить, – улыбнулся я, сменив тон на более веселый. – Так что время нас рассудит.

Уже вечером, после того как мы обошли клуб и осмотрели технику, пообщавшись с другими пилотами, я возвращался на парковку, сопровождаемый Минэ Канаэ.

– Честно говоря, – произнес он неожиданно, ибо как раз перед этим рассказывал о своем брате, – я бы тоже счел за честь сражаться в Малайзии на вашей стороне, Аматэру-сама. Не будет ли слишком нагло с моей стороны, если я попрошу разрешения присоединиться к вам?

Да, признаю, это было действительно неожиданно.

– Не сомневаюсь в вашем мастерстве, Минэ-сан, но ведь на ваших плечах висит клуб?..

– На этот счет не стоит волноваться, я вполне способен найти того, кто присмотрит за ним. Да и, как я подозреваю, клиентов у нас скоро станет гораздо меньше.

– Совсем не факт, Минэ-сан, – пожал я плечами.

– Уверяю вас, Аматэру-сама, – произнес он очень серьезно. – Если род Аматэру посчитал, что части Малайзии пора вернуться в лоно империи, отказавшихся помочь вам будет очень мало.

Хрена себе, к чему он пришел… Хех, «вернуться в лоно империи»!

– Не могу не уточнить, но захваченные земли станут родовыми.

– Я понимаю, – кивнул Минэ. – Но они будут родовыми землями именно нашей империи. К тому же давно пора наказать малайцев за их предательство.

Ну да, пропаганда работает не только в Малайзии, в Японии тоже всем все давно известно. Я не про эдикт императора говорю, а о том, какие малайцы бяки и предатели. И почему это так.

– Что ж, я поговорю со Шмиттами, чтобы они и к вам заехали. И если вы передумаете, я не буду в обиде. Я понимаю, как сложно порой выкроить у работы время.

– Я не подведу вас, Аматэру-сама, – поклонился он мне уже у самой парковки.

Глава 19

– Прошу прощения, господин, Аматэру-сама, – произнесла осторожно заглянувшая в кабинет Атарашики служанка. – Прибыл Такано Кейтаро-сан.

– Ладно. На сегодня хватит, – дернула уголком губ Атарашики и посмотрела на служанку: – Зови его. Ох, боги мои, скоро обед уже, – заметила она время на настенных часах.

А просвещать меня в искусстве организации приемов старуха начала сразу после завтрака. Вчера, когда я вернулся, было уже слишком поздно, так что разговор решили перенести на утро.

– Полдня насмарку, – вздохнул я.

– Так было нужно! – отрезала она.

– Как скажешь, – дернул я плечом. – Лучше подумай, где мне матросов брать.

Атарашики поморщилась.

– Не знаю, Синдзи, – ответила она. – Мы бросили на произвол судьбы много людей в свое время… Я бросила на произвол судьбы. На один, максимум два корабля я еще соберу старичков…

– Так не пойдет, – качнул я головой. – Даже если забыть, что они старики, сколько из них будет принадлежать роду? А сколько принадлежало раньше? Связи свои подними, если кто захочет вернуться – род Аматэру попытается исправить свою оплошность. После войны в Малайзии. Но сейчас мне нужны новые, не связанные с родом силы, – людей Аматэру должно быть очень мало или не быть вовсе. Ты после обеда, когда я займусь Такано-саном… ну или он мной, поищи у себя в закромах имена тех, кто служил нам. Капитанов, старпомов… кого-нибудь поопытнее. С чего-то же надо начинать. И не терзайся. Ты была в своем праве – матросы ведь не были слугами рода?

– Но нашими людьми они были, – поджала она губы.

– Хех, – покачал я устало головой. – Теперь это не твоя проблема. Просто один мелкий поганец посмел родиться позже положенного. В смысле… просто поганец. Не мелкий.

Тут и Такано в дверь постучал, обрывая своим появлением неприятный разговор.

После обеда, который наш гость провел с нами, мы засели в моем кабинете, где Такано забросал меня уточняющими вопросами. Я же уже на десятой минуте начал подозревать, что старуха меня изрядно потроллила. Честно говоря, от меня практически ничего не требовалось, в первую очередь потому, что мой собеседник был настоящим профессионалом. Он умудрялся спрашивать, пояснять, уточнять, снова спрашивать и снова пояснять. Мужик явно предполагал, что я могу не разбираться в теме и, словно учитель, тянущий двоечника хотя бы на тройку, большую часть работы делал сам. По факту все, что предлагалось мне сделать, это дать список тех, кого я хочу пригласить на прием. Сам список был уже практически составлен на пару с Атарашики, пока та компостировала мне мозги, так что, пообещав вечером выслать его на почту Такано, я практически выпал из разговора. Если это вообще можно назвать разговором. Хорошо, что Кейтаро относительно молод и мне не придется беспокоиться о потере в ближайшие годы такого умельца.

В итоге в начале третьего дня я оказался предоставлен самому себе. С одной стороны, кучу времени потерял, а с другой, эта парочка, Атарашики – Такано, все-таки сумела вбить мне в голову понимание того, насколько это сложное дело – приемы организовывать. Может, потому старуха и не частила с этим? Ну а что? Имеет она право на толику лени? Блин, да мне нужна жена хотя бы для того, чтобы было на кого скинуть организацию различных мероприятий. Ну ее на фиг, эту нудятину. Мне еще гостей предстоит встречать.

Атарашики на мою просьбу собрать всю информацию о бывших моряках Аматэру пообещала поговорить со своим секретарем, а пока я ждал Икеду Бенжиро с бумагами, пытался собрать все что можно по Филиппинам. В конце концов, именно где-то там у клана Хейг база. Точнее, целый собственный остров. Филиппины в этом плане вообще уникальная страна, только на ее территории кланы другой страны имеют столь обширные земли. И это я не вспоминаю о множестве военных баз самих Штатов. Да бог с ними, со Штатами, на Филиппинах имеют родовые земли даже японцы с китайцами. По одному островку, правда, но важен сам факт. Причем нельзя сказать, что филиппинцы рады этому или им плевать. О нет. Они очень даже против. С момента окончания Второй мировой все те же американцы неслабо вложились в экономику этой страны, и теперь Филиппины считаются, и вполне заслуженно, одним из лидеров экспорта полупроводников и электроники. Не знаю, как было в моем прежнем мире, лично я их всегда этакими папуасами считал, но здесь это вполне себе развитое государство. Уточню: благодаря американцам развитое. Но человек такая скотина, которой всегда будет мало имеющегося. Вот и филиппинцы, сидя на деньгах и не беспокоясь о внешней угрозе, начали понемногу возмущаться тем, что полностью подконтрольны американцам. Ведь по бумагам-то они суверенное государство, независимое, а тут эти янки им жить мешают. Причем я не могу сказать, что американцы контролируют каждый их шаг, со стороны простому обывателю может показаться, что они и правда независимы. Эти придурки порой даже имеют наглость тявкать на Китай с Японией. Одним из примеров такого тявканья является спор о территориальной принадлежности нескольких островов возле Тайваня. Сам Тайвань отдельным государством, как в моем прежнем мире, не стал, отойдя Китаю после Второй мировой войны. А вот на близлежащие небольшие острова претендуют как Китай, так и Япония с Филиппинами. Кому острова принадлежали в том мире, я не помню, а может, и не знал никогда, но здесь они предмет спора. Хотя по сути эти куски камней на хрен никому не нужны. Воевать за них никто не станет, но и отступить гордость не позволяет.

Вот тут и начинается самое интересное в этой истории. Оказывается, последнюю попытку забрать себе эти острова предпринял не кто иной, как предыдущий глава рода Аматэру. Фантик, который первым поведал мне о событиях тех лет, все-таки был предвзят и очень многого не знал, на деле же все было несколько серьезнее. Я еще тогда задумывался: на кой черт молодой Аматэру поперся в такую даль и почему после его смерти Кояма не объявили войну клану Хейг? Оказывается, Аматэру Исао решил провернуть хитрый ход – избавить Японию и Китай от этого очага напряжения, заграбастав при этом несколько островов себе. И действовал он довольно грамотно. Во-первых, договорился с императором. Нашим императором. Добился от него принципиального согласия на отказ от ближайших к Тайваню островов взамен на примерно такие же по площади, но уже ближе к японской границе. Далее Исао провел ряд переговоров в Китае, потратив на подарки немало редких артефактов, в том числе и последний подавитель, принадлежавший роду. Как итог, императору Поднебесной поступило предложение от одного из сильнейших имперских родов Китая разрубить наконец этот гордиев узел и закончить никому не нужный конфликт. Бог его знает, чего стоило договориться с китайским императором, но результатом стало соглашение, по которому крайние острова отходят двум империям, а два центральных уходят родам Аматэру и Тяньхуа, он же Небесный цветок. Эти роды́ должны были стать гарантом, символом, нерушимой стеной и так далее и тому подобное. По факту два рода приобретали родовые земли, а две страны могли больше не париться по поводу проблемного места. Единственным условием, которое поставил китайский император и которое поддержал уже наш, было наличие на островах родов хоть каких-то сил. Или иное использование территорий. Смысл этого условия был прост: если на островах никого нет, то я отказываюсь признавать их чужими. Ибо если там никого нет, то почему бы там не быть моим силам? Как-то так. На самом деле, я не совсем догоняю, зачем было ставить такое условие. Скорее всего, это был запасной план на случай, если захочется забрать себе пустующие острова. Ну или, например, уничтожить тех, кто там находится, и объявить, что по договору, раз там никого нет, острова теперь принадлежат нам. Уничтожить не прямо, это договором запрещено, но мало ли способов выпилить неугодных, не используя свои силы? Особенно если ты император. Вот именно из-за этого пунктика острова до сих пор никому и не принадлежат. Ведь если там кто-то один, значит, это аннексия, а если никого, то и договор не вступил в силу. Именно ради этого, ради обозначения своего присутствия, Аматэру Исао и отправился на тот остров. Так что в какой-то мере Фантик действительно был прав. Исао хотел всего лишь построить там небольшую базу, просто чтобы там был хоть кто-то. Уверен, на этом дело не закончилось бы, но для начала хватило бы и небольшой базы.

Вот тут в дело и вступает неучтенный молодым Аматэру фактор: Филиппины. Именно под флагом Филиппин на остров прибыли силы клана Хейг и покрошили к чертям собачьим ту сторону, что была слабее. Разевать рот на один из сильнейших имперских родов Китая, да еще чуть ли не у самых границ этого государства, клан Хейг просто не посмел бы. Исао понять можно – кто вообще такие филиппинцы? Да, они под контролем Штатов, но какое дело Штатам до этих островов? Так пока шли переговоры с Китаем, совсем не секретные, к слову, Филиппины даже не пикнули, что их в чем-то ущемляют. Клан Хейг обвинить было просто не в чем. Точнее, можно, но проще сразу на Филиппины войной пойти, а как я уже говорил, ради нескольких островов никто воевать не хотел. Американский клан даже нельзя было обвинить в том, что они всего лишь презренный инструмент – у клана Хейг, если что, собственный остров на севере Филиппин. Прям в проливе Лусон. Чуть ли не в прямой видимости спорных островов. Условно конечно же. То есть и им было выгодно, чтобы договор не состоялся, и Филиппинам, но формально ни тем, ни другим войну не объявишь. И по политическим причинам, и по экономическим. Это было никому не выгодно. А род Аматэру – пожалуй, единственные, кто пострадал в этой истории, и пострадал сильно – слишком слаб, чтобы в одиночку идти даже против клана Хейг. Что уж там про Филиппины говорить? Да и Кояма понять можно – формально клан Хейг был в своем праве, а начинать войну ради… ради чего? Ради островов, которые им не принадлежат? Ради чести Аматэру? Так честь как раз задета и не была. Если немного утрировать, то это была торгово-политическая акция. А как показали практика и время, громкое имя Аматэру не слишком-то помогает, когда дело касается денег. Да и дело было чисто рода Аматэру, клан в нем не участвовал. Их прибыль, но и риски полностью на них. Атарашики даже не заикнулась тогда о помощи в мести. Да и опять же кому мстить? Да, она ненавидела и клан Хейг, и Филиппины, но кому там войну объявлять? Всем? Так это просто безумие, Кента бы ее послал куда подальше и был бы прав.

Теперь же… Теперь я знал, на ком сфокусировать свое внимание. Впрочем, филиппинцам тоже надо при случае какую-нибудь пакость устроить. Причем можно сделать это открыто, мы тоже будем, хех, в своем праве.

От размышлений меня отвлек стук в дверь.

– Да! Открыто!

– Господин, – поздоровался секретарь Атарашики, заходя в кабинет.

– Икеда-сан, – кивнул я. – Вы со списком?

– Да. Госпожа просила передать вам, – поклонился он, после чего подошел к столу, за которым я сидел, и положил флешку. – Здесь все, что я сумел найти по уволенным морякам рода Аматэру. В первой папке информация на момент увольнения, во второй те, о ком известно сейчас.

Хм, то-то он так задержался. Быстро собрать актуальную на сегодняшний день информацию по тем, кто был уволен около двадцати лет назад, непросто.

– Спасибо, Икеда-сан.

– Не стоит, господин. От себя хочу добавить, что в Токио есть целых два училища, где готовят моряков. Первое чисто для торгового флота, второе универсальное. Его выпускники в случае войны могут служить и на военных кораблях, но профессионалов там, конечно, не готовят. Впрочем, в качестве офицеров можно использовать и людей из представленного мной списка.

– А тут есть даже военные моряки? – приподнял я флешку. – Я думал, что уж военные-то точно являются слугами рода.

– Стать слугой – это великая честь, – медленно произнес Икеда. – И этой честью не наделяют лишь за то, что ты военный. На род Аматэру, да и на другие роды́ работает множество людей, не являющихся слугами. Могу ошибаться, но ведь и вы не собираетесь делать слугами всех, кто работает в Шидотэмору.

– Ну они и жизнью ради меня не рискуют.

– Они залог вашего финансового благополучия, – улыбнулся Икеда. – Да и воины, что сейчас сражаются в Малайзии – скольких из них вы собираетесь сделать слугами?

– Со временем – всех, – пожал я плечами.

– Вот именно – со временем, – кивнул он.

– Но я не собираюсь проверять их годами, – качнул я головой.

– Это нормально, они ведь действительно воюют за вас, а вот эти моряки, – кивнул он на флешку, – просто работали на наших кораблях. В том числе и на военных, да, но жизнью ради рода они не рисковали. Просто работа.

– То есть уволенные не имеют боевого опыта? – уточнил я.

Ответил он не сразу.

– Я не военный, но даже на мой взгляд охоту на пиратов с их лоханками для экипажа корвета или фрегата сложно назвать рискованной для жизни. Так что формально опыт у них есть, но вот право стать слугами они не заработали.

– Ясно, – кивнул я задумчиво. – Спасибо, что просветили, Икеда-сан.

– Это моя работа, господин, – поклонился он. – И да, чтобы расставить все по своим местам: пусть я всего лишь секретарь, но мой дед сражался во Вторую мировую в батальонах Аматэру. И бойцы там умирали по слову рода и во имя его. Пусть я и не военный, как мой дед, но тоже готов отдать ради рода свою жизнь.

– Я ни в коей мере не подвергаю сомнению ваше право быть слугой Аматэру, Икеда-сан, – произнес я серьезно. – И уж точно – вашу верность.

– Просто не хочу, чтобы меня считали брюзгой с огромным самомнением, – улыбнулся он, отвесив очередной поклон.

В свое время я спрашивал у Атарашики, каким образом малолетка двадцати лет от роду сумел стать ее секретарем. Не потому что сомневался в нем, просто интересно было. Оказалось, Икеду никто не собирался продвигать вверх, просто однажды, когда он перевозил важные документы из точки А в точку Б, на него напали люди уничтоженного ныне рода Сио. Так парень не только сумел убежать, но, пока бегал, еще и документы в какой-то мусорке припрятал. Его все же поймали, но так как искомых бумаг при нем не было, ему пришлось пережить два дня пыток, которые он с честью выдержал. Когда его отбили, перед главой рода встал вопрос о том, как его наградить. С одной стороны, награждать не за что – Икеда сделал ровно то, что и должен был. Но Аматэру есть Аматэру… Да и, как ни крути, парень совершил свое деяние. Так что глава рода принял элегантное решение сделать его личным секретарем своей старшей жены. Нужно понимать, что у Аматэру в те времена все было относительно в порядке, и женам главы не требовалось нечто подобное, потому данная вакансия и была свободна. По факту Икеда продолжил работать в секретариате рода, разве что с несколько более высоким статусом и парой подчиненных. А вот главой этого самого секретариата он стал гораздо позже, как и полагается, пройдя путь от одного из винтиков всей системы до самого главного ее рычага. Но это по словам Атарашики, не упомянувшей, что, будучи секретарем тогда еще «молодой и глупой» жены главы рода, ему наверняка было попроще, чем другим. А с каждым выпиленным членом рода становилось все легче и легче. Что, впрочем, не умаляет его заслуг. И да, «молодой и глупой» – это слова самой Атарашики.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.5 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации