» » » онлайн чтение - страница 20

Текст книги "Любовь и грезы"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 21:46

Автор книги: Патриция Хэган


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 20 (всего у книги 23 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 30

Более трудной ситуации, чем та, в которой оказалась Джейд, нельзя было и представить. Колт умолял, чтобы она сказала ему правду, но она не могла этого сделать. Он говорил, что им необходимо найти возможность всегда быть вместе, но от этого зависела жизнь стольких людей! Брайан никогда не причинял ей ни зла, ни боли: он только любил ее. И Колт не мог бы пожаловаться, что Лорена была с ним жестока. И как же его ребенок?

Так могут ли они ставить под удар тех, кто их любит, только ради эгоистического желания быть вместе? Нет, не могут! Но не могут они и расстаться друг с другом!

Когда Джейд вернулась в Нью-Йорк, губы и тело ее еще хранили тепло поцелуев Колта. Нет, она не испытывала чувства вины, не считала себя предательницей. Ее мучило только одно: недоумение, как такое могло произойти. И, Господь свидетель, она намерена была это выяснить!

Когда в среду она приехала домой, Брайана не было, и Лита с негодующим видом сообщила ей, что он уехал по делам в Филадельфию и не приедет до конца недели. И добавила с явным удовольствием:

– Он был весьма недоволен тем, что вы не вернулись сразу после уик-энда, а решили задержаться на несколько дней. А еще он был недоволен тем, что вы не взяли меня с собой.

– Это его проблема, – пробормотала Джейд, глядя на стопку приглашений, которые пришли за время ее отсутствия. – Как дела в студии?

К великой радости Джейд, Лита сообщила ей, что в ее отсутствие туда записались уже четырнадцать учеников: четыре взрослые пары желали научиться вальсировать, а остальных интересовал балет, что особенно ее обрадовало.

Утром в четверг Джейд встала рано и ушла из дома, пока все еще спали, чтобы оказаться в конторе Брайана раньше, чем туда придет мисс Пирсон. Она хотела заглянуть в папку отчетов «Пинкертона». Попасть в контору оказалось легко: она нашла в ящике бюро ключи Брайана. В здании было тихо и пусто: Джейд решила, что у нее по крайней мере час на поиски. Потом должны были появиться служащие.

В личном кабинете Брайана царил характерный для него порядок. На письменном столе не было бумаг, так что Джейд прежде всего направилась к шкафам с папками. Перебрав их все, она не обнаружила ничего, кроме деловой переписки и других, деловых же, бумаг. Тогда она перешла к столу и начала искать в ящиках, стараясь оставить все в прежнем порядке, чтобы Брайан не догадался о том, что кто-то рылся в его бумагах.

По-прежнему безрезультатно.

Бросив взгляд на позолоченные часы на стене, она заметила, что время ее истекает: было уже почти девять, и вот-вот должна была прийти мисс Пирсон.

Джейд уже собиралась уйти, когда ее взгляд упал на большую картину, висевшую на стене позади стола Брайана. Конечно! Она бросилась к ней, вспомнив, что за ней скрыт сейф.

Один раз Брайан открыл его в ее присутствии, чтобы достать понадобившиеся ей срочно деньги: банк в тот день не работал.

Она отодвинула картину в сторону, и сердце ее забилось быстрее при виде круглой металлической дверцы, но только для того, чтобы снова замереть: дернув за ручку, она убедилась, что сейф заперт. Замок был кодовый, и она понятия не имела, где этот код мог быть записан! Оставалось только молчаливо проклинать судьбу: в кабинете папки нигде не было, значит, она должна находиться в сейфе!

И в эту минуту она услышала звуки в приемной. Повернувшись, она увидела сквозь матовое стекло двери силуэт вошедшего человека. Мисс Пирсон. Джейд замерла. Как ей объяснить свое присутствие в кабинете Брайана в столь ранний час?

И тут ее осенило. Джейд подошла к двери, решительно распахнула ее – и столкнулась с изумленной мисс Пирсон. Не дав ей опомниться, она прерывающимся голосом сказала:

– Ox, как я рада, что вы пришли! Право, Брайан уезжает в самое неподходящее время!

Мисс Пирсон моментально выразила готовность услужить – О, что случилось, миссис Стивенс? Может, я могу вам помочь?

Джейд поспешно поманила ее в кабинет и, притворившись раздосадованной, соврала:

– Я никак не могу найти важных бумаг, относящихся к моей студии. Я уже весь дом перерыла. Единственное, где они могут быть, – это в сейфе, а я забыла код! Не могу же я дожидаться, пока он вернется! – Она беспомощно пожала плечами. – Надеюсь только, что вы этот код знаете.

– О, конечно!

Уловка сработала.

Когда дверца сейфа открылась, мисс Пирсон отступила на шаг, но уходить явно не собиралась, а Джейд не хотела просматривать папку в ее присутствии. Она небрежно помахала в сторону двери, приговаривая:

– Спасибо-спасибо, но не дожидайтесь меня. Это – дело личное…

Она многозначительно замолчала.

Секретарша Брайана поняла намек.

– О, конечно. Можете не торопиться. Если я вам понадоблюсь, я буду за дверью.

– Да, мисс Пирсон! – окликнула ее Джейд, когда та была у двери.

Мисс Пирсон выжидающе обернулась.

Джейд заговорщически подмигнула:

– Пусть этот эпизод останется между нами, ладно? Я не хочу, чтобы Брайан узнал, какая у меня короткая память! А то еще возомнит себя незаменимым…

Мисс Пирсон понимающе засмеялась:

– Конечно! Я вас понимаю и не скажу ни слова. Я хоть и не замужем, но прекрасно знаю, каковы мужчины, – добавила она дружелюбно.

Оставшись одна, Джейд дрожащими руками начала перебирать хранившиеся в сейфе бумаги. Тут были сертификаты акций, купчие на земельные участки и другие деловые бумаги. И наконец у задней стены оказалось то, что она искала коричневый конверт, на котором небрежно было написано имя, которое так много для нее значило: «Колтрейн».

Она поспешно вытащила конверт. От волнения у нее начали подгибаться ноги, и, попятившись к креслу Брайана, она опустилась в него, тяжело дыша. Конверт был заклеен, но ей уже было все равно. Взяв со стола серебряный нож для бумаги, она вскрыла его и вытащила сложенные листки бумаги.

Она начала читать – и ее медленно и незаметно окутала холодная паутина ярости. Брайану было известно все!

«Джон Тревис Колтрейн, – значилось в докладе сыскного агентства, – якобы женился на некой Лорене Кэтлин Вордейн в Париже, во Франции, в августе 1893 года».

Джейд прижала пальцы к болезненно пульсирующим вискам и снова устремила взгляд в бумаги.

– Не могу поверить! – хрипло прошептала она. – Просто не могу поверить! Почему? Господи, почему?

Она стала читать дальше, и глаза ее расширились от ужаса.

Агенты «Пинкертона» сообщали, что Колт был ранен на корабле, хотя им и не удалось выяснить, при каких обстоятельствах это произошло. Проверяя документы в больнице, они обнаружили, что когда корабль причалил к берегу в Нью-Йорке, Колта немедленно перевезли на «скорой помощи» в частную больницу, где он оставался приблизительно два месяца. За это время он пришел в себя, но, согласно конфиденциальному сообщению одного из лечивших его врачей, ему был поставлен диагноз «амнезия, вызванная сильным ударом по голове». В конце концов его выписали, поручив заботам «жены», а в заключении врача не было сказано определенно, восстановится ли у Колта память.

Она сжала кулаки и застучала по крышке стола. Глаза у нее жгло от горячих слез ярости.

Брайан все знал!

У нее не было сомнений, почему он утаил от нее эти сведения: он знал, что если бы ей стала известна правда, она не вышла бы за него замуж. Конечно, не вышла бы, видит Бог!

Она пошла бы на все, но вернула себе мужа! И не важно, что Брайаном двигала любовь к ней. Теперь она поняла, что все, что происходило в ее жизни, было результатом его любви к ней, а вот ее любовь к нему, похоже, так ничем и не выразилась. Теперь же, узнав о его коварстве и лицемерии, Джейд подумала: любила ли она его вообще?

Каким бы ни было ее будущее с Колтом, одно было ясно: ее браку с Брайаном наступает конец.

От ярости у Джейд звенело в ушах. Как в тумане, она попрощалась с мисс Пирсон и вышла из здания, сжимая в руке злополучный конверт. Оказавшись на улице, она решила отправиться в частную больницу, которая упоминалась в докладе, и самой поговорить с одним из врачей Колта.

Джейд добралась до больницы незадолго до полудня. Она располагалась на невысоком холме: здание в стиле Тюдоров, построенное из камня и дерева. Подъездная аллея была окружена тщательно подстриженными вечнозелеными кустарниками, а всю территорию окружала высокая каменная стена. У парадных ворот, которые были закрыты, дежурил скучающий охранник, сидевший в тесной будочке.

Он не ответил на ее вежливое пожелание доброго дня и вместо этого отрывисто бросил ей:

– Часы посещения начинаются в два, мадам.

Она отреагировала на это своей самой милой улыбкой.

– О, я приехала не для того, чтобы навестить больного. Я пробуду в городе всего один день, и мне очень важно переговорить с одним из врачей.

Он недоверчиво посмотрел на нее:

– С каким именно?

Она наугад назвала одно из имен, значившихся в докладе сыскного агентства:

– С доктором Комптоном. Доктором Ирделлом Комптоном.

Охранник покачал головой:

– Очень жаль. Он в Вене. Как я слышал, вернется не раньше ноября.

Джейд напряглась и, отбросив любезность и обаяние, заговорила повелительным тоном:

– Тогда я поговорю с доктором Николасом Джоргейдом или доктором Питером Гриновичем. Послушайте, любезный, – она вздернула подбородок и устремила на него снисходительный взгляд, – я же сказала вам, что у меня всего один день. И очень важное дело к одному из этих врачей. Могу вас предупредить: если вы меня не пропустите, то вам придется об этом пожалеть!

Охранник пробормотал себе под нос, что у него нет желания спорить с ней, а потом встал, открыл ворота и жестом пригласил ее пройти, после чего вернулся обратно в свою будочку.

Джейд поспешно направилась по аллее к зданию больницы и исчезла за ее тяжелыми дверями.

Там ее холодно встретила сестра милосердия в белом платье и с недобрым лицом.

– Чем я могу вам помочь? Посещение пациентов у нас начнется…

– В два часа. Знаю, – резко оборвала ее Джейд. – Я пришла поговорить либо с доктором Джоргейдом, либо с доктором Гриновичем относительно моего брата, который некоторое время назад был их пациентом.

Дальше она изложила историю, которую придумала по дороге в больницу: она приехала из Франции, ее зовут Даниэлла Колтрейн, и она хочет узнать о состоянии своего брата, Джона Колтрейна.

Тут сестра милосердия начала кивать головой.

– Да, я помню мистера Колтрейна. Милый интересный человек. Все очень хорошо к нему относились. Подождите минутку – я уверена, что один из докторов с удовольствием с вами поговорит.

Она исчезла за вращающейся дверью. Джейд осмотрела комнату, без особого интереса отметив, что обставлена она весьма изящно. Пребывание в том месте, где так долго находился Колт, за которым должна была ухаживать она, а не Лорена, наполняло ее мучительной болью. Скрипя зубами и сжимая кулаки, она мысленно посылала проклятия в адрес Брайана. И пусть будут прокляты и Лорена с ее мамашей, которые сыграли такую роль в ее с Колтом разлуке! Джейд предвкушала тот день, когда сможет воздать всем по заслугам.

Наконец дверь отворилась, и сестра милосердия представила Джейд доктора Гриновича.

– Думаю, нам будет удобнее в моем кабинете, мисс Колтрейн, – сказал он, жестом приглашая ее следовать за ним, У него было доброе лицо и полные сострадания голубые глаза, так что севшая напротив него Джейд сразу же почувствовала себя непринужденно. Она снова повторила свою ложь относительно того, что она сестра Колта.

– Что мне необходимо знать, доктор… что хотят знать его родные… это – правду о состоянии моего брата и шансы на его полное выздоровление. Его жена, – Джейд чуть не подавилась этим словом, – отвечает довольно невнятно.

Он откинулся на спинку кресла и задумчиво сомкнул кончики пальцев.

– Она уже разрешилась от бремени?

Джейд снова ощутила, что у нее в горле встает ком. Кирнув, она ответила:

– Да. У нее – мальчик.

– Это хорошо, – пробормотал он таким тоном, к которому обычно прибегают люди, пытающиеся за вежливостью скрыть свое равнодушие. – Насколько я помню, она была целиком поглощена своим состоянием.

Джейд почувствовала в этих словах некий сарказм, но не успела на нем сосредоточиться, потому что ее собеседник сразу же добавил, что счастлив наконец видеть у себя кого-то из родственников Колта. – Каково, по вашему мнению, его состояние, доктор? Он говорит, что у него по-прежнему бывают головокружения, приступы головной боли…

– Я говорил Колту, что это результат слишком настойчивых попыток что-нибудь вспомнить, – отрывисто проговорил врач, хмуря брови. – Ему следует расслабиться, не думать о прошлом, а сосредоточиться на настоящем и будущем – и может быть, однажды он все вспомнит.

– Правда? – с надеждой переспросила она.

– Кто знает? – Он виновато пожал плечами. – К сожалению, нам мало что известно о подобных состояниях. Я могу сказать вам только, что ваш брат перенес очень серьезную травму головы. Ему повезло, что он вообще остался жив. Последствия могут пройти, а могут остаться, но в любом случае я не вижу оснований беспокоиться о его физическом состоянии. Как я говорил миссис Колтрейн, главное – чтобы он оставался спокойным и всем довольным, иначе, если в голове есть какое-то давление, которого мы не заметили, оно может увеличиться.

Джейд напряглась:

– Давление?

Он снова виновато пожал плечами:

– Как я уже сказал, нам мало что известно о черепных травмах. Я очень сожалею, что не могу сказать вам ничего более определенного.

Она наклонила голову И закрыла глаза, чтобы он не увидел горя, отразившегося в них.

– Значит, вы хотите сказать, что мой… брат должен оставаться спокоен, что ему нельзя сообщать вещи, которые могут его расстроить?

– По возможности. – Он с любопытством посмотрел на нее. – А в чем дело? Вы чувствуете необходимость сообщить ему какие-то неприятные известия о его родных? О болезни смерти?

Последний вопрос был задан с явной робостью.

Она покачала головой, а потом встала, намереваясь уйти: ей было страшно, что она не выдержит и разрыдается.

Доктор Гринович проводил ее по длинному коридору до парадных дверей, еще раз уверив ее в том, что существует вероятность того, что Колт снова обретет память, но при этом предостерег:

– Откровенно говоря, чем дольше он будет оставаться в нынешнем состоянии, тем меньше оснований ожидать перемен Скажите его близким, чтобы они радовались тому, что он вообще жив.

Она негромко поблагодарила врача за уделенное ей время и уже собиралась выйти на улицу, когда он вдруг спросил:

– Да, кстати: у вас есть сестра?

– Нет.

– И вы сказали, что вас зовут Даниэлла? – удивленно пробормотал он.

Встревожившись, она молча кивнула.

– Странно.

– Почему?

– О, – небрежно отозвался он, словно это мало что могло значить, – я, кажется, помню, что, когда ваш брат был без сознания, он все время повторял имя «Джейд».

Она похолодела. Резко втянув воздух, она застыла в полной неподвижности.

– Я спросил миссис Колтрейн, кто это, – добавил врач, – и она сказала, что это была его сестра. – Тут он явно отбросил свои недоумения. – Я, очевидно, ошибся. Желаю вам приятного плавания. Если я смогу быть чем-то полезен, то, пожалуйста, дайте мне знать.

Он пожал руку Джейд, и если даже заметил, что она холодна как лед и дрожит, то счел за благо промолчать.

Джейд поспешно пошла по аллее, полная самых противоречивых чувств: ненависти, жалости, любви, презрения… к людям, причинившим такие муки ей самой… и человеку, которого она любила всем сердцем.

Возможно, она не рискнет рассказать Колту правду, но в одном она себе поклялась: она не расстанется с ним без борьбы.

Пусть она станет его возлюбленной, его любовницей – она готова пойти на что угодно, лишь бы не потерять его еще раз.

Глава 31

Джейд считала часы и минуты, остававшиеся до встречи с Колтом, назначенной в Центральном парке на пятницу.

Она покаталась на велосипеде всего четверть часа, когда увидела его: он стоял у фонтана, прислонив свой велосипед к стволу ближайшего дерева. Заметив ее, Колт просиял счастливой улыбкой. Убедившись, что поблизости никого нет, Джейл поставила велосипед и направилась к фонтану, словно собираясь передохнуть после долгой езды.

Она остановилась рядом с ним и еще раз огляделась Они были одни.

Колт устремил взгляд на воду, вытекавшую из вазы, которую держал установленный в центре фонтана купидон.

– Боже, как я ждал этой минуты! – прерывающимся голосом прошептал он.

Джейд проглотила ставший у нее в горле ком.

– Ах, Колт, ты не представляешь себе, как сильно я тебя люблю!

– Почему? – Он закрыл глаза, пытаясь справиться с бушующими в его душе чувствами. – Почему я мог с тобой расстаться? Не могу представить себе времени, когда бы я тебя не любил. Расскажи мне все, Джейд.. Пожалуйста! Я схожу с ума. Что с нами произошло?

– Как бы я хотела это сделать! – отозвалась она. – Не сейчас это касается слишком большого количества людей. Кол г Давай просто радоваться тому, что мы снова обрели друг друга – Радоваться? – презрительно засмеялся он. – Радоваться тому, что я терзаюсь тем, что не могу вспомнить, как мог совершить такую глупость – расстаться с тобой?! Теперь я понимаю, почему совершенно равнодушен к жене. Я никогда не мог забыть тебя, Джейд. И никогда не смогу.

Он горестно покачал головой.

Одному только Богу было известно, как сильно Джейд хотелось рассказать ему правду. Но вместо этого она прибегла ко лжи, которую, как надеялась, он должен принять:

– Колт, у нас была горькая ссора. Мы расстались и стали жить каждый своей жизнью, а сейчас снова нашли друг друга Но теперь многое изменилось, и нам остается одно: пользоваться теми минутами, которые мы можем провести вместе.

– Я не хочу довольствоваться незаконной связью, – с болью возразил он.

– А у нас есть выбор? Ты готов оставить жену и новорожденного сына?

Он решительно заявил:

– Да, готов, хотя мне будет тяжело расстаться с Энди, ведь я люблю его, но Лорену оставлю не задумываясь. – Он горько засмеялся. – Честно говоря, не думаю, чтобы ее это огорчило.

Колт приблизился к Джейд, не опасаясь, что их увидят. Он почувствовал потребность прикоснуться к ней, обнять ее. Сжав ей руки, он заставил ее посмотреть в его полные боли глаза:

– Я видел сон, Джейд, – сон про нас с тобой. Это было похоже на пьесу, главными героями которой были мы. Ты танцевала в балете. Множество народа смотрело на тебя: восхищаясь, аплодируя. Театральный зал был необыкновенно красивый: синий с золотом.

Прикусив губу, Джейд пыталась справиться со слезами: Колт описывал великолепный Мариинский театр в Санкт-Петербурге.

Он вспомнил! Ей отчаянно хотелось надеяться, что это был признак того, что к нему возвращается память. Она не осмеливалась ничего сказать, понимая, что лучше позволить ему продолжить этот рассказ, плести кружево своих воспоминаний.

– Я шел к тебе по центральному проходу, словно загипнотизированный. Я был зачарован твоей красотой. Я протянул тебе розу и привязанное к стеблю кольцо, и…

Он застыл, широко раскрыв глаза, остановившиеся на надетом на ее правую руку изумрудном кольце с жемчужинами – кольце, которое в день их свадьбы ей подарила его мать.

Он изумленно сказал:

– Но не это кольцо… Это кольцо… – потрясение повторил он. – В атом кольце есть что-то…

Он прищурился, выпустил ее руку и сел на край фонтана, встряхивая головой и прижимая пальцы к вискам.

– Колт, что с тобой? – встревоженно спросила Джейд. – Пожалуйста, не заставляй себя вспоминать!

– Откуда у тебя это кольцо?

Джейд решила сказать ему правду:

– Его мне подарила твоя мать.

– Ну конечно! – Он облегченно улыбнулся. – Вот почему я его помню. Но ее я не помню, – печально добавил он.

Тут он признался, почему позволил Лорене взять на себя переписку с его родными: было бы трудно писать людям, которых он не знает. Он опасался, что они почувствуют, что что-то не так, а ему не хотелось их тревожить. Лорена сказала ему, что здоровье его отца плохое и что сестра находится в критическом состоянии. Они решили постараться, чтобы родители не догадались о болезни Колта, поскольку это было бы для них поводом для лишних тревог.

– Видишь? Я кое-что вспоминаю. Так скажи мне: я действительно прошел по проходу огромного зала, чтобы подарить тебе кольцо?

– Да. – Она тихо вздохнула. – Мы были помолвлены Он выпрямился и снова поймал ее руку.

– Когда-нибудь я вспомню все и моя жизнь войдет в свою колею. А пока, наверное, ты права. Мы должны радоваться тому, что у нас есть.

Он провел ее к густым зарослям кустов, раздвинул ветки и увлек на скрытую за ними лужайку. Там он заключил ее в объятия, и их губы слились в страстном поцелуе. Наконец он разжал руки и спросил с нетерпением в голосе:

– Скажи, когда мы снова сможем встретиться? Но только в уединенном месте, » где нам никто не помешает быть вместе так, как мы этого хотим!

– Это такой риск!

– Пустяки! – отрезал он. – Нам необходимо найти возможность видеться друг с другом, Джейд. Я от тебя не отступлюсь. Сколько раз мне это повторять? Пусть у меня амнезия, но я не идиот и не стану мириться с этой тайной. Что-то – я не знаю что – не позволяет тебе рассказать мне всю правду. Я стараюсь быть терпеливым, дать тебе время обдумать все, что ты таишь в себе, но я не могу и не стану долго ждать. Если ты меня любишь…

– О Боже, как я тебя люблю! – воскликнула она, кидаясь ему на шею. – Моя студия! Мы сможем встречаться там.

– Когда?

Джейд лихорадочно соображала. Брайан должен был вернуться домой во время уик-энда, но когда именно – она точно не знала.

– Позвони мне в студию в воскресенье около полудня.

Если Брайан не вернется из Филадельфии, то я буду там и отвечу, и ты будешь знать, что можешь встретиться со мной в восемь часов вечера, в тот же день. А если я не отвечу, то ты поймешь, что он приехал и я не могу уйти из дома.

– И когда я увижу тебя в этом случае?

– Тебе надо будет позвонить мне в понедельник утром, и мы попытаемся о чем-то договориться.

Он крепче прижал ее к себе, и она почувствовала свидетельство его страсти и ощутила, как в ней самой поднимается ответное желание. Ей необходимо было отстраниться, иначе она не выдержит и уступит своему чувству, забыв о том, что они находятся в людном Центральном парке.

Она в последний раз поцеловала Колта, прошептав: «В субботу», – и вынырнула из-за кустов. Оглядевшись и еще раз убедившись в том, что поблизости никого не было, она подошла к своему велосипеду, села на него и уехала.

Колт выждал несколько минут, а потом ушел и сам.

Никто из них не заметил женщины, которая пряталась за толстым стволом дерева рядом с их убежищем.

С улыбкой злобного торжества Лита села на велосипед, который Брайан купил ей, чтобы она могла следить за Джейд, и покатила прочь.


Отправляясь в субботу в свою студию, Джейд благодарила Бога за то, что Брайан не вернулся и теперь его можно было ждать не раньше воскресенья. Литы тоже нигде не было видно.

Она приехала в студию около одиннадцати и решила немного поработать у перекладины: стала отрабатывать основные шаги и позиции, которым будет обучать начинающих.

Погрузившись в любимый ею мир танца, Джейд не услышала, как открылась дверь. Неожиданно за ее спиной раздалось презрительное хмыканье. Повернувшись, она изумленно воззрилась на Триесту Вордейн.

На незваной гостье был темно-коричневый жакет поверх светло-коричневого платья. С широкополой шляпы спускалась черная вуаль, обрамлявшая лицо с резкими чертами. Она презрительно бросила:

– Ну-ну, и как ты называешь это, мисс Прима-балерина?

Танец шлюхи?

Стоявшая на носках Джейд неловко опустилась на всю ступню. Побледнев, она проговорила:

– Что вы сказали?

– Я спросила, называется ли вот это танцем шлюхи. – Она изобразила невинную улыбку. – Ведь именно так и зовут таких, как ты, правильно? Шлюхами? Или, может, ты предпочитаешь слово «потаскушка» или «распутница»? Ну-ну, для вас, проституток, изобрели так много слов! И не прикидывайся невинной. Я знаю, что ты тайком встречалась с Колтом.

– Хорошо, Триеста, – холодно ответила Джейд, чувствуя, как в ней закипает ярость. – Не знаю, зачем вы сюда явились, но рада, что вы это сделали. Теперь мне не придется еще раз идти к вам домой.

– Да что ты говоришь? – Триеста невозмутимо приподняла брови. – Мне казалось, я тебе ясно дала понять, что не хочу видеть тебя у себя в доме!

– Я хочу узнать, почему вы и ваша дочка солгали Колту, почему заставили его считать, будто он женился на ней, да еще в Париже, Господи!

Высокомерное презрение, отражавшееся на лице Триесты, не исчезло.

– О прошлом можешь забыть, милочка. А вот о чем тебе следовало бы побеспокоиться, это о твоем теперешнем положении и о том, что ты будешь делать, когда твой муж узнает, что ты спишь с моим зятем.

– Сумасшедшая старуха! – закричала Джейд, разъяренная ее наглостью. – Колт вам не зять, и вы это прекрасно знаете.

Так почему мне не спать с моим собственным мужем?

Триеста ухмыльнулась:

– Иметь двух мужей – незаконно.

– Не вам говорить о законности! Да у вашей дочери незаконнорожденный ребенок!

Впервые выйдя из себя, Триеста огрызнулась:

– Не смей говорить такое! – Она угрожающе шагнула вперед, но Джейд не отступила, и Триеста остановилась. – Я пришла сказать, чтобы ты не лезла в жизнь Колта, иначе я не только Брайану Стивенсу расскажу, что он женат на шлюхе, об этом будут знать все! И все от тебя отвернутся!

Эта угроза Джейд не испугала, и она ответила на нее своей собственной:

– Извольте. А я расскажу Колту всю правду.

Триеста нервно рассмеялась – она явно была растеряна.

– Да… да ты не посмеешь! Неужели ты настолько глупа, что надеешься, что он тебе поверит? Что он ради тебя бросит жену и ребенка?

– Лорена ему не жена! – резко напомнила ей Джейд. – И как насчет Колтрейнов? Что вы сказали им? Они ведь присутствовали на настоящей свадьбе Колта, когда он женился на мне!

Теперь смех Триесты зазвучал совершенно искренне, торжествующе.

– О, милочка, Колтрейны считают, что ты жива и здорова У них нет основания думать иначе, потому что Лорена подписывается твоим именем! А поскольку Колт писем не читает, то нам не о чем беспокоиться!

Джейд изумленно покачала головой:

– Вы и правда сумасшедшая!

Ухмылка Триесты погасла, снова сменившись злобой.

– Нет, я не сумасшедшая. Я все продумала, и ты мне дела не испортишь! Да, я не рассчитывала, что ты останешься жива и появишься в Нью-Йорке. Но я сделаю все, чтобы ты исчезла из жизни Колта. Ты твердо скажешь ему, что больше не можешь с ним встречаться, – и не станешь. Иначе, клянусь тебе, Джейд, я действительно расскажу о тебе Брайану и всему свету.

– Зачем вы сделали с ним это? – спросила Джейд.

– У меня были на то причины.

– Я хочу их знать!

– Я же сказала тебе, чтобы ты в наши дела не совалась!

Держись от Колта подальше. Оставь его в покое. Оставь всех нас в покое, или ты обо всем пожалеешь!

Джейд не дала себя запугать. Она вызывающе заявила:

– Я намерена поговорить с Лореной и услышать ее объяснения. Она разговаривала со мной на пароходе и рассказала, что вы заставили ее вернуться в Америку против воли: выследили ее в Европе, наняли двух бандитов, чтобы избить молодого человека, с которым она убежала, – человека, которого она действительно любила и за которого хотела выйти замуж.

– Не смей с ней видеться!

– Тогда скажите, как вы убедили ее притвориться, будто она замужем за Колтом. Ведь она любит другого!

– Прекрасно, – холодно проговорила Триеста. – Я тебе это расскажу, тем более что изменить того, что сделано, ты все равно не сможешь.

Она стала рассказывать, как, после того как Колт получил удар в голову, нашедший его матрос решил, что Лорена – его жена, потому что она оказалась рядом с ним. Он сказал ей, что ее муж погиб. Лорена оцепенела от ужаса и не стала поправлять его ошибки. А когда выяснилось, что на самом деле Колт жив, хоть и не приходит в сознание, она осталась подле него как озабоченный его состоянием друг. И все сочли ее женой Колта.

– Лорена бывает такой наивной дурочкой! – ехидно добавила Триеста. – Она была так расстроена тем, что ты якобы упала за борт и утонула, а тут еще Колт лежал при смерти… Она была совершенно ошеломлена и не обращала ни на что внимания.

Я все взяла на себя – как мне всегда приходится это делать, – и ко времени нашего прибытия в Нью-Йорк те, кто хоть что-то значил, считали, что она – это ты. А я их не переубеждала.

Когда мы отвезли Колта в больницу и Лорена поняла, что случилось, она попробовала было возражать, но я заставила ее оставить все как есть.

Джейд встряхнула головой, ошеломленная ее рассказом, и Прошептала:

– Но почему? Почему она позволила вам пойти на такую низость?

Триеста чуть ли не зарычала:

– Потому что я обещала ей, что если она этого не сделает, то я отправлю ее в монастырь для непослушных девиц, где она будет сидеть, пока не сгниет! Прикинуться женой Колта было куда приятнее. Бог свидетель, я много лет старалась выдать ее замуж. Мне не хотелось иметь дочь – старую деву. – Тут она ехидно ухмыльнулась. – И все получилось прекрасно. Колт с ней заботлив, а малыша просто обожает. Я даже не рассчитывала, что она так быстро забеременеет от него. – Немного помолчав, она добавила, желая ранить Джейд как можно больнее:

– Она забеременела, когда Колт еще находился в больнице, за несколько дней до его выписки. Она забралась к нему в постель прямо в больничной палате, и…

– Прекратите! – закричала Джейд, закрывая уши руками и резко мотая головой.

Триеста с удовольствием убедилась в том, что достигла желаемого результата.

– Ты должна понять, что тебе не остается ничего другого, как просто забыть о нем. У тебя теперь, насколько я слышала, хороший муж, так что будь благодарна судьбе. Если ты будешь по-прежнему преследовать Колта, то добьешься только того, что испортишь жизнь очень многим. – Она направилась к двери, но на пороге остановилась и сказала:

– Я понимаю, что Лорена некрасива и не возбуждает так, как ты, Джейд. И еще я понимаю, что даже если Колт не узнает, кто ты на самом деле, он сможет захотеть оставить свою жену ради тебя. Но если Лорена не может тягаться с тобой, то я могу, это ты должна признать.

Джейд молча смотрела, как Триеста закрывает за собой дверь. Оставшись одна, она бессильно опустилась на пол и дала нолю слезам. В эту минуту она искренне жалела, что не погибла но время шторма.

Зазвонил телефон.

Джейд со стоном подняла голову и сквозь слезы посмотрела на аппарат.

Он продолжал звонить: Колт не оставлял надежды на то, что она находится в студии.

В конце концов Джейд поняла, что ей надо сделать, – увидеться с ним еще раз, чтобы сказать, что все кончено. Она скажет ему о том решении, которое приняла в эти мучительные минуты: их грезам пришел конец. Она вернется в Россию, к своим родным, к знакомым ей людям.

С трудом поднявшись на ноги, она сняла трубку и, не здороваясь, прерывисто прошептала:

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации