Электронная библиотека » Шеннон Дрейк » » онлайн чтение - страница 14

Текст книги "Неповторимая любовь"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:12


Автор книги: Шеннон Дрейк


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– …обрюзг и облысел, – заключила Луэлла.

– Но стоит только взглянуть на Слоана… – продолжала Нора.

– …или другого здешнего офицера, – поспешно добавила Луэлла.

– Словом, у нее давно вошло в привычку бывать среди военных. – Нора улыбнулась. – Как хорошо, что у Слоана есть жена! Теперь Марлей будет знать свое место, верно? Я имею в виду, что она лишилась последней надежды, .. Впрочем, думаю, сейчас ей особенно не терпится выйти замуж. В конце концов, став женой Ховарда, она исполнила волю отца, обрела респектабельное имя и большое состояние. И теперь вправе выбрать в мужья… кого пожелает.

Они продолжали обмениваться бесцеремонными репликами. Сабрина сжалась, чувствуя, как нож рассекает сердце.

Музыканты еще играли, а Сабрина беседовала с Эммой Рид, когда на ее плечо легла тяжелая ладонь. Обернувшись, Сабрина увидела рядом с собой Слоана.

– Мисс Рид! – вежливо поприветствовал он Эмму. – Дорогая, если ты не против, я хотел бы уйти домой.

– Разумеется, я не против! Идите куда вам угодно, сэр, – отозвалась Сабрина.

Слоан удивленно приподнял бровь. Эмма мягко рассмеялась:

– По-моему, ваш супруг хочет увести вас отсюда, Сабрина. Офицерам вечно не хватает времени на своих жен! Я вполне понимаю вас. Спокойной ночи! – быстро закончила она, улыбнулась Слоану и отошла.

– Ну так что же? – осведомился Слоан. – Мы уходим?

– Повторяю: можешь идти куда захочешь.

– А я повторяю, что хотел бы удалиться вместе с тобой.

– Но я не собираюсь уходить.

– Сабрина!

– Сэр, вы ясно дали понять, что не нуждаетесь в моем обществе. Прошу вас, не наменяйте своему правилу и впредь.

В его глазах мелькнула убийственная ярость.

– Сабрина, я буду вынужден унести тебя отсюда, – предостерег он.

Сабрина поняла, что в эту минуту он способен на все.

Ее подмывало послать мужа ко всем чертям вместе с его бывшими любовницами.

Но она сдержалась. Распрямив плечи, Сабрина позволила Слоану закутать ее в плащ и вывести из дома Кастеров.

На улице она решительно зашагала, стараясь опередить Слоана. Он легко нагнал ее. По возвращении домой Сабрина сама сняла плащ и сразу отошла от мужа.

– Ладно, что, черт возьми, случилось на этот раз? – раздраженно спросил он.

Сабрина круто обернулась:

– Опять старые знакомые? Он нахмурился:

– Ничего не понимаю…

– Очаровательная вдовушка Ховард? Слоан стиснул зубы и вздохнул:

– При чем тут Марлен Ховард? Мне надоели твои намеки.

– Намеки?!

– Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Ты не просто знаком с ней: ты собирался на ней жениться!

Бросив в лицо мужу это обвинение, Сабрина застыла, затаив дыхание.

Сплетницы не солгали – она поняла это прежде, чем Слоан спросил:

– Ну и что?

Сабрина пришла в ярость оттого, что ее охватило чувство опустошенности. Нет, она не позволит причинить ей боль!

– Мог бы и сообщить мне об этом!

– С какой стати? Что бы это изменило? – нетерпеливо отмахнулся он.

– С какой стати? – ошеломленно переспросила Сабрина. Похоже, он был не в силах понять всю щекотливость положения, в котором она оказалась. А может, Слоан все понимал, но был равнодушен к ее мукам. Он настоял на браке лишь из упрямства и потому, что хотел иметь детей. Он никогда не говорил ей о любви.

– Я в дурном расположении духа, Слоан. Мне следовало уйти с вечеринки одной, – с достоинством произнесла Сабрина и направилась прочь, но Слоан догнал ее, и Сабрине пришлось отступить к стене.

– Сабрина… – начал он, упершись ладонями в стену по обе стороны от ее головы. – Сабрина, я не хотел…

– В прошлый раз ты пожелал покинуть вечеринку в одиночестве, теперь моя очередь. – Она прикусила нижнюю губу и опустила ресницы. – Прошу тебя, уйди, Слоан. Это тебе отлично удается. Оставь меня.

– Нет, Сабрина. Меня беспокоит нынешнее положение, а тебя – то, что случилось много лет назад.

– Но ты… даже не удосужился поговорить со мной.

– Потому, что прошлое не имеет никакого отношения к настоящему.

– Вы были любовниками?

– Какая разница?

– Я хочу знать.

Лицо Слоана напряглось, глаза помрачнели.

– Да, – ровным тоном произнес он. Сабрина ахнула.

– Незачем ахать. Все кончено, Сабрина, кончено уже давно. Поэтому у тебя нет причин тревожиться!

Она затихла, глядя на него. Ее терзали ярость и чувство беспомощности, и в это мгновение ей хотелось лишь остаться одной.

Внезапно Слоан сдавленно выругался и сорвался с места. Подхватив Сабрину на руки, он бросил ее на постель и, не дав опомниться, придавил всем телом.

– Слоан! – вскрикнула она, пытаясь высвободиться. Он держал ее мертвой хваткой.

– Я безумно соскучился по тебе, – хрипло прошептал он. «Я тоже…»

Эти слова чуть не сорвались с губ Сабрины, но она не знала, стоит ли произносить их вслух.

Слоям «гляделся в ее глаза, словно пытаясь отыскать проблеск чувств. Его челюсти сжались, он приподнялся, и Сабрина решила, что муж намерен уйти.

Но он не отпустил ее.

– Я безумно соскучился по тебе, – повторил Слоан, перевернул ее на бок и принялся воевать с пуговицами на платье, действуя решительно и нетерпеливо. Сабрина слышала шорох ткани и хриплое дыхание. – Могла бы и помочь! – раздраженно проворчал он.

Сабрина взглянула на него в упор.

– Вот уж не думала, что тебе требуется помощь, когда ты рвешь мою одежду!

– Я не стал бы рвать ее, не будь ты так чертовски упряма.

– Я не упряма, просто я…

– Ты ревнуешь.

– Что за нелепость! – воскликнула она, надеясь, что румянец ее не выдаст. Чтобы спрятать лицо, Сабрина сама стащила пышное бальное платье через голову и бросила его на пол у постели.

Слоан поднял бровь и расплылся в улыбке, вглядываясь в ее сердитое лицо.

– Благодарю! – негромко и насмешливо пробормотал он. Не сводя глаз с лица Сабрины, Слоан расшнуровал ее корсет, мимоходом касаясь освобожденной груди. От этого прикосновения к коже Сабрины мгновенно прилила кровь. Она дышала с трудом, сдерживаясь, чтобы не вскрикивать при каждом вздохе, но не сводила глаз с его губ и не пыталась уклониться от порывистой ласки пальцев…

Слоан действовал стремительно, вероятно, спеша воспользоваться ее неожиданной покорностью. Вскоре Сабрина была обнажена и лежала в постели, томясь в ожидании.

Он поднялся и задул лампы. Сабрина слышала, как Слоан раздевается, и не двигалась с места. Она ждала, сдерживая дрожь.

Минуту погодя он улегся рядом.

Сабрина ощутила его возбуждение. Ей казалось, что ее сжигает пламя безумного желания Она прикусила губу, стыдясь себя и гложущего ее голода, который грозил превратиться в пытку. Их тела соприкоснулись, Сабрина ощутила грудью твердый торс, горячая плоть проникла между ее бедер. Она открыла рот, пытаясь возразить, сказать, что еще не успокоилась, но слова так и не сорвались с ее уст: Слоан заставил ее замолчать яростным поцелуем. Во время поцелуя он с силой погрузился в нее и начал двигаться с поспешностью, свидетельствующей о буре страсти. Только теперь Сабрина поняла, как ей недоставало Слоана по ночам: она желала его, мечтала о близости, но гордость мешала ей признаться в этом. Особенно теперь, когда она опасалась… что ее желания слишком сильны.

Она извивалась, билась, выгибалась ему навстречу, вцепившись ногтями в плечи, поглаживая его по спине, обнимая и отталкивая, вновь и вновь сжимая пальцами бронзовую плоть.

Он оставил в покое ее губы и осыпал поцелуями шею и грудь, а затем втянул в рот сосок. Мир перед глазами Сабрины вдруг покачнулся, ее охватила жажда, требующая немедленного удовлетворения. Казалось, все будет продолжаться бесконечно, но освобождение наступило слишком быстро, завершившись сокрушительным взрывом. Его тело забилось в ответных спазмах, изливая сок страсти.

Неожиданно Слоан приподнялся и отстранился. Сабрину сразу охватил озноб. Слоан притянул ее к себе и хрипло прошептал:

– Я соскучился по тебе.

Сабрина не ответила, но и не оттолкнула его. Она понимала, что уже не стремится к разводу, и все-таки…

Постепенно Сабрина осознала, почему ее борьба со Слоаном продолжалась так долго. Уступить желанию было так легко, как и восхищаться им, как… стать жертвой любви.

И боли, которая не замедлила появиться.

Она зашевелилась, пытаясь отодвинуться. Мысли о Слоане пугали ее. Сабрина ничего не могла с собой поделать: уколы ревности по-прежнему ранили ее сердце.

Но ведь сегодня рядом с ним лежала она. Его жена, а не Марлен Ховард.

Сабрина затихла, пережидая бурю, поднявшуюся в душе.

Любовь тоже ранит.

– В чем дело? Что случилось? – негромко спросил Слоан.

Она покачала головой, не решаясь поведать о своих опасениях.

– Ничего. Просто… я сама не понимаю. Я не хочу…

– Чего?

– Ничего. Я так устала, Слоан…

Он промолчал. Вскоре сон сморил Сабрину.

Но Слоан не спал. Приподнявшись на локте, он внимательно вглядывался в лицо спящей жены. Тревога не покидала его. С каждым прикосновением к Сабрине в нем нарастала страсть. Каждый раз она отвечала на его ласки, как искушенная любовница. Воспоминания о Сабрине неотступно преследовали его: он вспоминал ее голос, аромат, смех, шелковистые волосы.

Но Сабрина отодвинулась от него, и ее последние слова таили скрытый смысл.

Так чего же она не хочет?

Детей? Его детей? Или детей, вынужденных жить на границе?

Сабрина промолчала, но, должно быть, хотела сказать именно об этом. Он сам не раз заявлял, что мечтает иметь детей. Но расстаться с Сабриной он не мог. Черт побери, она отвергала его!

Глубокой ночью, мучаясь бессонницей, Слоан решил, что больше ни к чему не станет ее принуждать.

В следующий раз она сама должна прийти к нему.

А если этого не произойдет?

Слоан поспешно отогнал страшную мысль. Она сама должна принять решение.

Даже погибая в агонии желания, он будет ждать, пока Сабрина сама сделает первый шаг.

Сабрина понимала, что совершает некрасивый поступок, но искушение было слишком велико.

Она решилась заглянуть в ящики письменного стола Слоана.

Он где-то пропадал весь день. Сабрина чистила, мыла и чинила и к вечеру от усталости и досады была готова расплакаться.

Тут-то ей и пришло в голову, что пора бы побольше разузнать о человеке, сводящем ее с ума.

В ящиках обнаружились главным образом деловые письма и приказы. Из них Сабрина выяснила, что, когда она вернулась в Америку, Слоан отправился в лагеря сиу с правительственным ультиматумом, в котором индейцам предписывалось вернуться в резервации. Изредка он делал записи в дневнике, и среди них нашлась такая: «По-моему, даже Красное Облако готов окончательно порвать с белыми и присоединиться к так называемым враждебным индейцам. От этого шага его удерживает только мысль о людях, зависящих от него. Поскольку нам приходится быть откровенными и верить письмам, мы научились с поразительной точностью понимать друг друга без слов. Конец уже близок, и я всей душой сожалею об этом, ибо нам предстоит страшное кровопролитие».

Сабрина слегка прикусила губу, услышала шум у двери и осторожно закрыла дневник. Она подождала, но в дверь так и не постучали, и она открыла нижний ящик стола. Там лежал толстый альбом с потускневшими фотографиями. Быстро просмотрев его, Сабрина выяснила, что первые страницы украшают снимки времен гражданской войны. Она отыскала фотографии, на которых Слоан, Ястреб и Дэвид стояли рядом, изображения домов, чудесных пейзажей, а потом…

Дальше ее глазам предстали снимки индейского поселения. Она увидела воина с обнаженным торсом и в кожаных штанах, сидящего верхом на лошади, и не сразу узнала в нем Слоана. Сабрина невольно содрогнулась, но продолжала ли стать страницы, словно зачарованная. На снимках рядом с Ястребом стояла прекрасная стройная молодая индианка с младенцем на руках. Затем вновь появился Слоан. он стоял по пояс в воде, повернув смеющееся лицо к пышнотелой индианке, плескавшей в него водой.

Неужели это и есть женщина из племени шайенов, о которой слышала Сабрина?

Она опустила голову на стол, встревоженная неожиданным приступом тошноты, но тут же вздрогнула в панике: дверь открылась.

Слоан вернулся!

Сабрина вскочила со стула и испуганно уставилась на него. Он перевел взгляд на альбом, лежащий на столе и открытый на странице с фотографиями лагеря индейцев.

– Чем это ты занималась? – спросил он.

– Я… хотела только посмотреть снимки…

– Как ты узнала, где найти их?

Сабрина не поняла, сердится он или дразнит ее. Ее щеки залил румянец. Слоан подошел поближе, взял ее за руку и подвел к столу.

– Ты хотела посмотреть фотографии? Я могу рассказать тебе о них.

– Слоан… – с беспокойством пробормотала Сабрина, пытаясь высвободить руку.

Но он не собирался отпускать ее.

– Пойдем. Я польщен тем, что тебя интересует мое прошлое.

Он взял альбом, опустился в кресло и притянул Сабрину к себе на колени.

– Итак, на чем ты остановилась? Должно быть, вот этот снимок пришелся тебе особенно по душе: кажется, здесь я даже в боевой раскраске. Мы как раз готовились к сражению с кроу. Кроу и сиу – давние враги, мы враждуем из-за охотничьих угодий, а шайены – наши верные союзники. А вот и человек, которого тебе следует знать в лицо. Я не шучу, это большая шишка – Бешеный Конь. Видишь этот шрам? Женщины племени сиу имеют право потребовать у мужа развода, но Бешеный Конь влюбился в женщину, муж которой оказался на редкость ревнивым и выстрелил Коню в лицо. Правда, Бешеный Конь выжил, к досаде белых. Это один из самых загадочных людей, с какими я когда-либо встречался. Его власть опирается на непоколебимые убеждения и преданность своему народу. А вот и дед мужа твоей сестры и два брата Ястреба, Ледяной Ворон и Кинжал. До недавнего времени мы были неразлучны. А это Ястреб с первой женой и ребенком.

– Бедный Ястреб! Она прелестна…

– Ты думаешь?

– Конечно. – Сабрина указала на снимок. – Смотри, как изящны черты лица! А эти глаза – они бесподобны!

Слоан вгляделся в лицо жены.

– Ты и вправду так считаешь? Сабрина нахмурилась:

– Разумеется. Но почему тебя это удивляет? Слоан покачал головой, подумал и наконец ответил:

– Большинство белых считают всех индианок безобразными.

– Слоан, вряд ли ты когда-нибудь поверишь мне, но я понимаю, что у каждого народа свои обычаи. Уверена, в характере сиу есть немало черт, достойных уважения. Я боюсь только крови и насилия.

Взгляд темных глаз Слоана заметно смягчился.

– Крови и насилия боится каждый. Забывать об этом нельзя: слишком уж много людей погибло в этих краях, а должно погибнуть еще больше. – Он сменил тон, словно не хотел заводить серьезный разговор. – Да, жена Ястреба была прелестна и нежна. Но я рад, что теперь у Ястреба есть Скайлар.

Он снова взглянул на Сабрину, а затем с легкой улыбкой указал ей еще на одну фотографию.

– Посмотри-ка! – Он сделал паузу. На снимке было крупно изображено лицо женщины, с которой он играл в воде. Незнакомка оказалась красавицей с высокими скулами, огромными темными глазами и лукавой чувственной улыбкой.

– Тебе не следовало показывать мне ее.

– Почему? Ты же сама хотела знать о моем прошлом. Это Земляная Женщина. Уверен, ты слышала о ней.

– Слоан, прошу тебя…

Довольно долго он всматривался в ее лицо.

– Ты упрекала меня в том, что я умолчал о Марлен. Впредь я намерен быть с тобой откровенным.

– Хорошо. Расскажи об этой женщине.

– Моя связь с Земляной Женщиной была длительной, но без обязательств. Она пережила нескольких мужей и больше не хотела выходить замуж. Она знает, что я женился.

– Приятно слышать, – пробормотала Сабрина, чувствуя себя донельзя неловко под пристальным взглядом мужа. – Слоан, пожалуйста, отпусти меня.

– Разумеется, дорогая! Прошу простить мои дурные манеры. – Он поставил ее на ноги, захлопнул альбом и направился к столу. Выдвинув ящик, он достал оттуда перо и бумагу.

Присев к столу, Слоан углубился в работу.

Несколько минут Сабрина сидела в кресле молча. Внезапно Слоан окликнул ее:

– Ты когда-нибудь готовила пищу?

Сабрина умела готовить и уже успела выяснить, что запасы провизии в доме Слоана пополняет сержант Доусон, знаток своего дела.

– Да, я умею готовить, – призналась она.

Слоан удивленно поднял бровь, улыбнулся и вновь принялся за работу. Вскоре он увлекся письмом и оглянулся, лишь когда Сабрина принялась греметь кастрюлями и сковородками, готовя жареное мясо с картофелем и луком.

Сабрина неожиданно обнаружила: важно, чтобы Слоана в доме встречали покой и уют.

Ужин удался на славу: Сабрина поняла это, хотя Слоан поглощал его молча, разве что попросил передать ему соль.

После ужина она занялась посудой, то и дело оглядываясь через плечо. Слоан чертил карту местности к западу от Блэк-Хилс. Эту территорию во всех направлениях пересекали реки – Паудер, Тан, Роузбад и многие другие.

– Что ты делаешь? – наконец не выдержала Сабрина. От неожиданного возгласа он резко вскинул голову.

– Это схема плана «Клещи». Вот форт Феттерман, форт Ларами и форт Авраама Линкольна. Здесь войска надеются встретить отряд сиу.

– Это возможно? Слоан задумался.

– Дальше им не пройти.

– Белым или сиу?

Слоан пожал плечами, и на его губах заиграла загадочная улыбка.

– Полагаю, и тем и другим. Отряд индейцев становится все более многочисленным. Они не в состоянии задерживаться подолгу на одном месте – тогда они не смогут прокормить ни себя, ни своих лошадей.

– Для кого ты рисуешь эту карту? – осторожно спросила Сабрина.

– Для себя. – Он задумался. – Приказа я еще не получал, но, думаю, мне поручат наладить связь между отрядами белых и обмен сведениями разведки.

– Почему бы тебе не попросить отпуск?

Слоан резко вскинул голову, но сейчас же отвел глаза.

– Мы присутствуем при завершении целой эпохи. Я должен быть здесь. – Он встал. – Несколько моих рубашек порвано. Ты не могла бы их зашить?

Сабрина нахмурилась: тон Слоана показался ей непривычным и совершенно отчужденным.

– Конечно. Почему бы и нет?

– И вправду – почему? Ты многое умеешь. Из тебя получилась отличная офицерская жена.

– Если ты не хочешь…

– Нет, хочу, чтобы ты починила рубашки.

Он вынес из спальни две рубашки, которые надевал под китель. Сабрина достала свою шкатулку для рукоделия и устроилась в том же кресле, где Слоан показывал ей фотографии.

Он вновь вернулся к карте, набрасывая схемы передвижения войск.

Сабрина шила.

Оба молчали.

К тому времени как Сабрина закончила работу, наступила ночь. Поднявшись, Сабрина аккуратно свернула рубашки. Слоан чертил, не обращая на нее внимания. Сабрина не сомневалась, что он чувствует ее присутствие, но пренебрегает им.

Это озадачило ее.

– Я ложусь спать, – сообщила она. Слоан кивнул, не глядя на нее:

– Спокойной ночи.

Сабрина смутилась, не зная, как продолжить разговор.

– Слоан… – начала она и осеклась. Он повернулся и окинул ее взглядом:

– Спокойной ночи. Ложись спать.

Сабрина отвернулась, недоумевая, почему слова Слоана так больно ранили ее. Он ляжет, когда сочтет нужным.

В спальне она переоделась в ночную рубашку и, не совладав с искушением, выглянула в комнату.

Слоан по-прежнему сидел за столом, склонив голову и водя пером по бумаге.

Сабрина задула лампу и легла на свою половину кровати, но заснуть так и не смогла.

Было уже очень поздно, когда Слоан наконец закончил работу. Он бесшумно двигался по спальне, быстро раздеваясь.

Но он улегся на свою половину кровати, поодаль от Сабрины.

Всю ночь они провели без" сна: он не прикасался к ней, а она не отваживалась придвинуться к нему.

Глава 15

Прошло несколько недель. С каждым днем Сабриной все сильнее овладевало недоумение, которое в конце концов превратилось в пытку.

Слоан держался с ней вежливо и внимательно, но предпочитал проводить время с товарищами-офицерами и ложился спать под утро.

Вяз привез одежду и остальные вещи Сабрины, и она с радостью встретила давнего знакомого. Ей показалось, что Слоан внимательно наблюдает за тем, как она приветствует Вяза, но что он задумал, Сабрина не понимала. Слоан не делился с ней своими мыслями.

За разговором Вяз и Слоан засиделись допоздна. Улучив минуту, Сабрина с беспокойством принялась расспрашивать Вяза о сестре и Ястребе и вновь поймала на себе испытующий взгляд Слоана. На следующий день он удивил ее, сказав, что они могли бы на несколько дней съездить в Мэйфэйр, к Скайлар и Ястребу.

Во время пребывания в Мэйфэйре Слоан проводил все вечера в обществе Ястреба; к тому времени, как он появлялся в спальне, Сабрина уже спала. Сабрина радовалась встрече с сестрой, талия которой быстро округлялась. Когда Сабрина и Слоан собрались в обратный путь, Скайлар захотела проводить их и обнаружила, что не влезает в собственное пальто. Сабрина сочувственно рассмеялась, а Ястреб упрекнул ее:

– Ручаюсь, вскоре тебе самой предстоят такие трудности! Посмотрим, кто тогда посмеется!

Сабрина оборвала смех, заметив, что Слоан наблюдает за ней.

– Сабрина считает, что обзаводиться детьми на границе неразумно, – беспечно проговорил Слоан и попросил жену поторопиться.

На этот раз романтическая ночь в типи не состоялась. Вяз сопровождал супругов в форт, поскольку они везли с собой свадебный подарок Ястреба и Скайлар – резные часы тонкой работы с девизом «Время не ждет» на циферблате.

Кастер отправился в Вашингтон. Офицеры форта Авраама Линкольна разрабатывали план наступления. Слоану сообщили, что церемония присвоения ему звания подполковника состоится в конце лета. Зима сменилась весной, которая почти не принесла перемен. Иногда выдавались солнечные дни, а порой температура падала ниже нуля.

Но Сабрину знобило не от плохой погоды. Слоан держался на расстоянии. Сабрина вспоминала о временах, когда присутствие Слоана раздражало ее, а теперь…

Он был обходителен, даже очарователен в присутствии посторонних. И все-таки Сабрине казалось, что она ему надоела, – это случилось, едва она поняла, как ей недостает его тепла.

Стоило Сабрине выяснить, что жизнь со Слоаном способна причинить ей душевные муки, и ей стало еще тяжелее.

Жить рядом со Слоаном, пусть даже в аду, было все же легче, чем без него.

Слоана вновь отправили на разведку. Генерал Крук похвалялся победой над сиу. Он уверял, что наткнулся на лагерь Бешеного Коня и уничтожил его. По-видимому, генерал надеялся войти в историю в качестве военачальника, одержавшего первую решающую победу в войне с сиу.

Об отъезде Слоана Сабрина узнала от сержанта Доусона. Сержант привез ей письмо, в котором Слоан просил уложить его вещи для путешествия продолжительностью в несколько недель. Хотя прежде заботы о муже были приятны Сабрине, это поручение она выполнила с тяжелым сердцем.

Она боялась отпускать Слоана.

Сабрина укладывала рубашки, когда по спине ее пробежал холодок. Оглянувшись, она увидела, что Слоан вернулся домой. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, и не сводил мрачных глаз с Сабрины.

– Там… есть кофе, – с запинкой выговорила она.

– Спасибо. – Слоан подошел к голландке и налил себе кофе.

– Значит, лагерь Бешеного Коня уничтожен? – спросила она.

Слоан глотнул черной горячей жидкости, обернулся к жене и пожал плечами:

– На убийство Бешеного Коня никто не претендует, и лично я не уверен, что Крук напал на сиу. Солдаты наткнулись на какое-то поселение и перебили его жителей. Крук разделил свой полк: четыре роты остались охранять припасы, а шесть двинулись по индейской тропе. Хотя Крук и хвастается победой, похоже, вся эта история вымышлена. Армия Рейнольдса разделена на три батальона по две роты в каждом, под командованием капитанов Нойеса, Миллса и Мура. Похоже, опытом в военных действиях из них обладает только Миллс. Несмотря на успешное уничтожение лагеря противника, он нанес контрудар, при котором немало раненых солдат осталось во власти индейцев, рвущихся снять с них скальпы.

– О Господи! – ахнула Сабрина. Но Слоан, похоже, не слышал ее.

– Если я не ошибся, они напали на мирных шайенов, живущих на так называемых спорных землях. Подобно индейцам из резерваций, чуть не погибшим от голода, шайены теперь отправились на север, просить помощи у оглала и ханкпапа. Вскоре у враждебных индейцев появится такой численный перевес, о котором белые могут только мечтать.

– Не понимаю, зачем же ты тогда уезжаешь?

– Чтобы выяснить, на каких индейцев напал Крук. Сабрина подавила вздох. Уложив последние вещи, она застыла неподвижно, скрестив руки на груди. Слоан ответил ей невеселым взглядом.

– Разве ты не чувствуешь, что дальше балансировать между двумя мирами будет невозможно? – спросила она. – Белые захотят узнать правду о том, что ты выяснил. А если сиу решат, что ты способен выдать их белым, они убьют тебя, невзирая на прежнюю дружбу.

– Надеюсь, с сиу я не встречусь, – отозвался Слоан и отставил чашку. – Отличный кофе. – Он прошел мимо Сабрины, по пути подхватив уложенную скатку. – Спасибо, – коротко произнес он и направился к двери.

Сабрина поняла, что муж уезжает немедленно.

– Слоан! – Она бросилась следом. Он обернулся.

– Будь осторожен.

Слоан кивнул, и слабая улыбка обозначилась в уголках его губ.

– Я всегда осторожен. У меня богатый опыт.

– Но времена меняются.

– Это верно. Только запомни, дорогая, – добавил он, – у меня нет ни малейшего желания радовать кого бы то ни было своей смертью. Я непременно вернусь.

Слоан вышел и закрыл за собой дверь. Минуту Сабрина молча смотрела на нее, затем бросилась к порогу. Она распахнула дверь как раз вовремя, чтобы увидеть, как Слоан беседует с лейтенантом Блейком, садясь верхом на Томаса.

Слоан обернулся. Сабрина помедлила на веранде и наконец поспешно спустилась к мужчинам.

– А, миссис Трелони! Прошу прощения, я оставлю вас вдвоем.

Прежде чем уйти, Блейк отсалютовал Слоану, и тот ответил ему. Наконец Слоан перевел взгляд на Сабрину.

Сабрина заговорила не сразу, язык отказывался ей служить.

– Напрасно ты заговорил об этом.

– О чем?

– О том, что не желаешь радовать кого бы то ни было своей смертью.

Он вдруг расцвел в мальчишеской, лукавой улыбке, которую Сабрина находила неотразимой.

– Ладно, скажем иначе: я не намерен умирать.

– Очевидно, ты намекал, что я обрадуюсь твоей смерти?

– А разве нет?

– Не смей так говорить! – воскликнула Сабрина.

– Хорошо, извини. Я рад узнать, что ты с нетерпением будешь ждать моего возвращения.

– Само собой, я хочу, чтобы ты вернулся домой живым и невредимым.

– Вот и отлично. – Слоан наклонился к ней, схватившись обеими руками за луку седла. – И, разумеется, я надеюсь увидеть тебя живой и невредимой, причем увидеть именно здесь.

– Куда я денусь? – пожала плечами Сабрина.

– Не знаю. Но никаких пикников, понятно?

Сабрина вскинула руку в прощальном жесте. Ей хотелось добавить что-то еще, но она не знала что. Нельзя было допустить, чтобы Слоан уехал просто так. Прощание получилось таким… холодным и равнодушным. Сабрина жалела даже о том, что они не поссорились. Если бы давней ночью она вела себя иначе, они расстались бы по-другому и ей не пришлось бы мучиться воспоминаниями о бессонных ночах. Теперь ей лишь предстояло молиться о том, чтобы Слоан остался жив.

И вернулся к ней, а не к любовнице-индианке. Слоан дернул поводья, разворачивая жеребца.

– Никаких пикников, Сабрина.

Она еще долго стояла во дворе, глядя ему вслед. Идущие навстречу военные отдавали ему честь, Слоан салютовал в ответ.

Он ни разу не оглянулся.

Вскоре Сабрина озябла и ушла в дом. Внезапно на нее накатила усталость, она добрела до спальни и забралась под одеяло. Все напрасно, поняла она. Слоан уехал, он не узнает о том, сколько ночей она пролежала без сна, глядя в потолок. Ни на что другое у нее не хватало сил.

Жизнь в форте била ключом: готовили фургоны, покупали мулов и скот, мужчины были взбудоражены. Первые несколько дней после отъезда Слоана Сабрина равнодушно взирала на эту суету: силы покинули ее.

Но женщины, с которыми она быстро подружилась, не оставляли ее в одиночестве. Сабрину приглашали на ужины, завтраки и чаепития, в кружки рукоделия и чтения. Страдая от одиночества, Сабрина охотно принимала эти приглашения. Марлен, неизменная гостья подобных сборищ, поглядывала на нее с таинственной усмешкой, бесившей Сабрину. Она всеми силами старалась игнорировать Марлен, напоминая себе, что Слоан не солгал, назвав Марлен «давней знакомой». В присутствии Марлен Сабрина держалась настороженно, мечтая, чтобы Слоан поскорее вернулся. Размышлять о его возвращении было даже приятно.

Газеты продолжали публиковать скандальные отчеты о коррупции и взяточничестве в политических кругах.

Приближалось юбилейное празднование Четвертого июля, и газетам пришлось уделить этому внимание. Соединенным Штатам исполнялось сто лет, по сравнению с европейскими странами они были очень молоды, но для народа, совсем недавно пережившего серьезное испытание гражданской войной, столетняя годовщина – на редкость торжественное событие. Сабрина с интересом читала о том, какие выставки запланированы в Филадельфии и фейерверки в Вашингтоне. Жители всей страны готовились пышно отметить Четвертое июля.

Но до июля было еще далеко.

Армия под командованием полковника Джона Гиббона выступила из форта Эллис в начале апреля; спустя две недели предстояло выступить войскам из форта Линкольна.

Скандал вокруг президента Гранта по-прежнему требовал присутствия Кастера в Вашингтоне. Солдаты и офицеры проводили учения, готовясь к походу.

Казалось, все изнывают в напряженном ожидании.

– Вероятно, экспедиция затянется надолго, – сказала Нора однажды днем, дошивая стеганое одеяло.

Сабрина, которая только что получила письмо от сестры, не обратила внимания на ее слова. Скайлар не сообщала ничего особенного, но Сабрина с нетерпением ждала каждого письма.

– Очень надолго! – вздохнула Нора.

Сабрина рассеянно улыбнулась ей и вновь взялась за письмо.

– А может, и нет. Может, они быстро разыщут индейцев и победят в стремительной героической кампании!

предположила Либби.

– Кто знает? – мрачно пробормотала Луэлла, явно соглашаясь с Норой.

– По-моему, нам давно пора устроить себе маленький праздник, – заявила Нора.

– Теперь, когда все так заняты? – удивилась Сабрина. Либби Кастер усмехнулась и объяснила:

– Как бы ни были заняты мужчины, в душе они остаются маленькими мальчиками. Генерал иной раз ведет себя как дитя, даже во время кампаний выезжает на охоту или… устраивает иные развлечения, – негромко закончила она, – …не задумываясь о том, как это бесит командование! Бедный мой Оти! Всем известно, что он должен командовать экспедицией. Генералы Шеридан и Шерман понимают, что его никем не заменишь! Но… – Она опустила голову, понимая, что ее речь прозвучала слишком пылко. Горестно покачав головой, Либби добавила: – Грант приказал сделать так, чтобы Оти даже не участвовал в этой кампании!

– Не волнуйся так, Либби! Все уладится, вот увидишь, – заверила ее Луэлла.

– Нам всем необходим пикник, – настаивала Нора. – Мужчинам наверняка придется по душе эта мысль. Мы сможем устроить верховую прогулку, растянув ее на целый день. Офицеры давно изнывают от скуки и безделья.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3.4 Оценок: 11
Популярные книги за неделю


Рекомендации