Электронная библиотека » Шеннон Дрейк » » онлайн чтение - страница 15

Текст книги "Неповторимая любовь"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:12


Автор книги: Шеннон Дрейк


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 15 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– И потом, мы обещали показать Сабрине здешние места, – добавила Луэлла. – Правда, Сабрина?

Сабрина оторвалась от письма:

– Конечно!

– Значит, так тому и быть, – заключила Нора. Сабрина улыбнулась, уверенная, что дальше разговоров дело не пойдет.

– Уверена, местные пейзажи мне понравятся.

Несмотря на то что апрель не принес с собой хорошей погоды, Слоан, путешествуя в одиночку, быстро продвигался на запад. Он шел по следам отряда Крука и видел то, о чем не знали политики из Вашингтона: множество индейских троп вело на юг, к резервациям. Очевидно, немало индейцев решило прислушаться к призыву правительства и вернуться в поселения, но никто не дал им на это времени.

Должно быть, именно эти индейцы и стали жертвами Крука.

Через две недели он обнаружил следы лагеря, на который напал отряд Рейнольдса. Роясь в мусоре, он выяснил, что слухи подтвердились: лагерь разбили вовсе не сторонники Бешеного Коня, а шайены.

Склонившись над полуобгоревшей куклой, он услышал за спиной едва различимый шорох. Распластавшись на земле, он стремительно откатился за кусты и груду камней. Выстрел чуть не задел его. Слоан не разглядел противника, но понял, что за ним следят.

Он затаился в ожидании.

Прошло некоторое время, и шорох повторился. Далеко впереди кто-то убегал в глубину леса.

Слоан метнулся вслед за беглецом, но тот как сквозь землю провалился. Остановившись, Слоан прислушался к легчайшей вибрации земли под ногами, обернулся и застыл на месте, увидев не просто знакомого, а друга. Двоюродный брат Ястреба, Ледяной Ворон, выследил его и теперь стоял на расстоянии десяти футов.

– Ледяной Ворон! – Слоан опустил ружье. Индеец узнал его, но опустил нож не сразу.

– Ты приехал с солдатами? – спросил он. Слоан покачал головой:

– Нет, один.

– Хорошо, – кивнул Ледяной Воин. – Мне бы не хотелось убивать тебя, Кугуар-в-Ночи. Но наступает время, когда не только дружеские, но и кровные узы теряют значение.

Слоан кивнул:

– Положение плачевное. Но я прибыл сюда не с солдатами. Те белые, которые побывали здесь прежде, уверены, что разгромили лагерь Бешеного Коня. По-моему, они ошиблись. Я приехал выяснить, что произошло.

Ледяной Ворон остался на своем месте. Он долго вглядывался в лицо Слоана.

– А ты что здесь делаешь? – спросил его Слоан. – Это же лагерь шайенов.

– Ты знаешь, что среди шайенов у нас есть друзья. Ваши солдаты совершили ошибку. Они решили, что напали на лагерь Бешеного Коня, поскольку нашли здесь его товарища, Пса. Но Пес шел в резервацию. Он не был трусом, но не мог видеть, как голодают женщины и дети. Пес хотел подчиниться правительству. А теперь он вновь примкнул к Бешеному Коню. Да, это лагерь шайенов, я был с ними. Скажи, ты хочешь знать, есть ли поблизости лагерь сиу, чтобы рассказать о нем солдатам?

– Нет. Я задал вопрос потому, что рад видеть тебя, Ледяной Ворон. Но вместе с тем я удивлен и потому спросил тебя как друга, что ты здесь делаешь.

Ледяной Ворон подставил лицо ветру.

– Я пришел к девушке из племени шайенов. Ее народ принял меня. Я был здесь, когда произошло нападение на лагерь.

– Расскажи, – попросил Слоан, присаживаясь на корточки.

– Разведчики из лагеря заметили белых, но те напали прежде, чем разведчики успели предупредить о них. Они разделились надвое и завели перестрелку с нами. Конокрады не стали бы просить помощи у солдат. Отразив первую атаку, мы начали отстреливаться. Мы стреляли часто, целились верно. Солдаты сожгли типи и все, что в них было. Шайены убили нескольких солдат и забрали их лошадей. Солдаты пострадали потому, что ими командовали глупцы. А шайены продолжают страдать потому, что белые их убивают. Они остались без еды, одежды и жилищ. Они отправились к, Бешеному Коню. Тот принял их, но теперь боится, что еды на всех не хватит. Сидящий Бык пригласил все племена на ежегодный праздник Солнца. Время мужских танцев, время приближения к Великой Тайне, Ванкатанка. Бешеный Конь ведет свой народ к Сидящему Быку.

Слоан внимательно изучал лицо Ледяного Ворона. Этому индейцу не был чужд мир белых. Он в совершенстве владел английским, часто носил парусиновые брюки и рубашки, ужинал в салунах. Прежде он без труда уживался с белыми, но не теперь. Голод и смерть изменили Ледяного Ворона.

В довершение всего Рейнольде со своим отрядом напал на шайенов. Шайенам пришлось присоединиться к Бешеному Коню, а тому отправиться к Сидящему Быку. А белые, знающие о розни племен, не понимали, что индейцы многому научились у белых, в том числе и объединяться, чтобы спастись от истребления.

– Мне очень жаль, – произнес Слоан. – Жаль, что все так получилось. Ты сказал, что пришел к девушке. Она пережила нападение?

Ледяной Ворон мрачно кивнул:

– Она выжила и все запомнила.

– Я рад.

– Она со своим народом, ухаживает за ранеными. – Ледяной Ворон огляделся и покачал головой. – Белый командир бросил своих раненых. С некоторых живьем сняли скальпы, а потом добили. Белые будут проклинать нас. Они развязали войну, но если мы даем отпор, нас называют дикарями.

– Мне жаль, что я ничем не могу помочь.

– Разве можно остановить прилив? – раздраженно отозвался Ледяной Ворон. – Я боюсь будущего. Белые хотят, чтобы воины стали фермерами на земле, где не растет даже трава. Я видел, как в резервациях бывшие воины напивались до беспамятства, а женщины и дети плакали от голода. Не знаю, чем можно помочь, зато мне известно, что белые с ружьями в конце концов наводнят прерии. Я видел, как некогда свирепые воины, не утратившие гордости, преклонялись перед белыми. Ветер меняется. Кто-то последует за белым ветром и выживет, а кто-то бросится в свою последнюю битву. А когда сражения завершатся, мы окажемся во власти людей, которые называют нас дикарями и ненавидят, хотя в глубине души понимают, что украли у нас земли, принадлежащие нам по праву.

Слоан вспомнил об истребленных восточных племенах:

– Все в мире меняется, но наши обычаи наверняка останутся в памяти людей.

– Кто сохранит их? Пьянчуги, возделывающие землю в резервациях?

– Среди белых есть не только взяточники и воры, и ты знаешь об этом. Бороться будет труднее, когда прольется последняя кровь.

– Возможно, в этой битве ты вновь станешь воином, – заметил Ледяной Ворон и улыбнулся. – Я помню наше детство. Тогда в прериях еще водились бизоны. Стада казались неисчислимыми, и мы не подозревали, что вскоре они исчезнут. Но теперь у нас остался лишь один путь: путь белых.

Президент Грант сказал Красному Облаку, что наше выживание станет победой. Некоторые выживут, а другие будут бороться и погибнут.

– Что же выбрал ты?

– Я еще не сделал выбора. Куда ты поедешь дальше, Кугуар-в-Ночи?

Слоан улыбнулся: он уже отвык от своего индейского имени. Оно звучало внушительно. И видеть рядом Ледяного Ворона было приятно.

– Вернусь обратно. Я узнал все, что хотел.

– Я провожу тебя. Я исполнил свой долг перед народом, теперь осталось исполнить долг перед собой. Я хотел повидаться с белым братом, прежде чем принять решение. Тебя не смущает общество чистокровного сиу? Что, если твои друзья-солдаты заметят нас и убьют, считая врагами?

– Если мы поедем вдвоем, нас никто не выследит. Ледяной Ворон улыбнулся:

– Пожалуй, нам удастся ненадолго повернуть время вспять. – Он остановился. – Давай поохотимся на оленя, в последнее время мне редко доводилось есть мясо. Приходилось кормить слишком много женщин и детей, раненых и умирающих воинов.

Слоан поднялся.

– Давай поохотимся, – согласился он.

– Итак, завтра! – сообщила Нора Сабрине.

– Что завтра?

Сабрина вздрогнула. Погрузившись в дневник, который начала вести с тех пор, как уехал Слоан, она не слышала, как в комнату вошла Нора и остановилась за ее спиной.

– Завтра выезжаем на пикник.

– На пикник? – Сабрина нахмурилась.

– Да, наконец-то! Если погода не испортится, все будет чудесно. Мы отправимся верхом к живописному ручью, до которого всего пять миль. Ночь мы проведем у воды, среди диких цветов, а на следующий день вернемся в форт!

– Ночь в лесу? Разве это не опасно? Нора укоризненно покачала головой:

– Где же ваш дух авантюризма? Мы проводим ночи под открытым небом во время поездок в Мэйфэйр или один из окрестных городков. Спутники защитят нас. Офицерские жены часто сопровождают мужей в начале кампаний. Походная жизнь – это замечательно!

Сабрина не могла согласиться с ней, но пребывала в замешательстве по другой причине.

– Нора, я, право, не знаю, стоит ли мне… – волнуясь, начала она.

– Отчего же? Даже Либби поедет с нами.

– Да, но… – Сабрина замялась. Слоан далеко. Только Богу известно, когда он вернется.

Если вообще вернется.

Мысленно она дала себе оплеуху: об этом не следовало даже думать. И все же…

Изо дня в день она сидела дома. Ждала, умирая от беспокойства. Даже Либби Кастер не отказывала себе в развлечениях.

– Вы непременно должны отправиться с нами! – настаивала Нора. – Прошу вас! Ну скажите, что вы согласны!

– Не знаю, надо ли…

– Мы чудесно проведем время.

– Ночуя в лесу? – с сомнением спросила Сабрина. Подобное времяпрепровождение ее не прельщало, к тому же в последнее время она быстро утомлялась. С потеплением после суровой зимы многие обитатели форта слегли с простудой. Сабрина подозревала, что болезнь грозит и ей.

– Эх вы, неженка! – поддразнила ее Нора. – Мы же авантюристки! Подруги военных! – галантно напомнила она.

Возможно, и вправду стоило развеяться, на время покинуть форт.

– А… Марлен тоже едет с нами? – спросила Сабрина.

– Разве вы еще не знаете? Марлен здесь нет.

– Вот как? Где же она?

– Точно не знаю. Кажется, получила срочную телеграмму и поспешила в Золотой город.

Разумеется, пикник без участия Марлен показался Сабрине более забавным развлечением. Она позволила себе лишь на минуту задуматься о том, что понадобилось Марлен в Золотом городе: может, телеграмму прислал Слоан?

Потому что больше не желает видеться с женой?

Да, Сабрине действительно требовалось отвлечься от тягостных мыслей.

– Пикник – это звучит заманчиво! – заявила она Норе.

Слоан искренне радовался поездке в обществе Ледяного Ворона.

По пути они успели поохотиться на оленей, порыбачить, перебраться по льду через несколько рек – несмотря на оттепель, лед еще не начал таять.

Ледяной Ворон намеревался проводить Слоана до форта, а затем направиться на юг, к Ястребу. Некоторое время Слоан размышлял, стоит ли присоединиться к нему, но вовремя вспомнил о том, что ему предстоит отчитываться перед Теpри. Важно своевременно подтвердить слухи о том, что нападению подвергся лагерь шайенов, а не Бешеного Коня.

Кроме того, Слоану не терпелось вернуться в форт. К Сабрине. Однако он не знал, как его встретят.

Слоан никак не мог побороть в себе одержимость собственной женой. Сабрина же, напротив, легко сохраняла расстояние между ними. Но чего еще он мог ожидать? Она всегда была с ним откровенна. Сабрина противилась браку и не хотела иметь детей. Вероятно, его отсутствие она воспринимает как блаженство. Должно быть, она счастлива, как жаворонок в полете. В последнее время Сабрина стала неотразимо очаровательной, лучшей из жен, поглощенной стряпней, рукоделием и уборкой.

А Слоан чуть не дошел до помешательства. Ночи рядом с Сабриной превратились для него в пытку, которую не приглушила даже разлука.

И все-таки он сумел расстаться с ней. И боялся действительно сойти с ума от желания, но всякий раз вовремя вспоминал: невозможно всю жизнь принуждать Сабрину к близости. Он мечтал, чтобы она улыбалась ему так, как другим офицерам, с которыми танцевала, жаждал услышать ее смех. Emv недоставало взгляда ее искрящихся синих глаз. Он хотел..

Стать для нее желанным. А еще он хотел сына. Казалось, судьба шутила с ним: несмотря на быструю беременность до брака, после свадьбы прошло уже несколько месяцев, а Сабрина не чувствовала никаких признаков второй беременности. Разумеется, ночи вынужденного воздержания не способствовали достижению мечты Слоана, и все-таки он не отказывался от своего намерения – дождаться, когда Сабрина сама сделает шаг ему навстречу.

Ледяной Ворон, который познакомился с Сабриной у Ястреба и Скайлар и видел ее вместе со Слоаном до путешествия в Шотландию, искренне изумился, узнав о свадьбе. Судя по всему, молодой индеец догадался, что этот скоропалительный брак был заключен не без причины, но ни о чем не спрашивал. По-видимому, Ледяной Ворон понял, что ребенок погиб, потому что на протяжении всего пути рассказывал Слоану о своих друзьях, переживших подобную потерю и впоследствии имевших множество детей.

Перевалив через гряду холмов, тянущуюся на восток, Ледяной Ворон и Слоан резко натянули поводья, увидев над головой стаю грифов. Переглянувшись, они осторожно двинулись вперед.

У подножия пологого склона холма журчал ручей. Недавно возле него работали золотоискатели.

Издалека Слоан и Ледяной Ворон разглядели полураздетые тела. Обнаженная плоть казалась ярко-розовой. Погибших было четверо: их прикончили выстрелами из луков, затем уложили в ряд. Слоан и Ледяной Ворон приблизились к трупам, спешились и оглядели сцену кровавой бойни. Над тремя изуродованными телами мужчин жужжали тучи мух.

Четвертым был оставшийся целым труп женщины лет тридцати. Даже после смерти ее лицо казалось миловидным. Ее убили одним точным выстрелом в сердце.

Ледяной Ворон выдернул стрелу, торчащую из груди одного погибшего.

– Шайены, – произнес он минуту спустя. – Это – возмездие. Вероятно, они не хотели убивать женщину: ее можно было взять в плен. Но она стала защищаться. Индейцы не уродуют трупы врагов, которых уважают.

Сердце Слоана сжалось от боли и страха. До форта было рукой подать, а следы вели от Золотого города к дому Ястреба. Смерть незнакомки встревожила его.

Ледяной Ворон окинул его внимательным взглядом. Слоан покачал головой.

– Не в меру ретивый командир уничтожил лагерь мирных шайенов, а за его ошибку поплатились ни в чем не повинные люди.

– Напрасно они поселились в Блэк-Хилс, – мрачно заметил Ледяной Ворон.

Слоан не стал спорить. В полуразрушенной хижине старателей он разыскал лопату и начал рыть могилу. Понаблюдав за ним, Ледяной Ворон нашел вторую лопату и стал помогать.

– Спасибо, – негромко произнес Слоан. Ледяной Ворон приостановил работу.

– Я не могу ненавидеть всех белых, но не в силах примириться с убийствами. Бой у лагеря скорее напоминал резню, массовое убийство. Это – преступление.

Слоан кивнул. Они быстро покончили со своим делом – Слоану не терпелось двинуться в путь.

Ледяной Ворон молчал, но явно понимал, почему его друг так спешит в форт.

Приблизившись к развилке дорог, где они намеревались расстаться, друзья придержали лошадей, услышав впереди разговоры, смех и шум. До них донеслась английская речь.

Ледяной Ворон приложил палец к губам и жестами объяснил Слоану, что он ускользнет в заросли кустов. Слоан кивнул и двинулся вслед за Ледяным Вороном, желая выяснить, что происходит.

Бесшумно спешившись, он продвинулся в глубину зарослей и застыл под густым прикрытием. Впереди, на берегу ручья, расселись военные со своими спутницами. Быстро осмотревшись, Слоан понял, что здесь собралось пятеро офицеров и несколько женщин.

И среди них его жена.

Возможно, она просто соскучилась в одиночестве. А может, намеренно и открыто бросала ему вызов.

Слоан понимал, что им движут страх и боль, возникшие в душе при виде убитой женщины. Должно быть, именно поэтому его кровь неожиданно вскипела. Окажись Сабрина в эту минуту в пределах досягаемости…

Но она сидела на берегу, сбросив туфли, и ловила рыбу под руководством лейтенанта Джимми Блейка.

Слоан сжал зубы и затаил дыхание, чтобы сдержаться.

Спустя некоторое время он вернулся к Ледяному Ворону, издав негромкий птичий крик, чтобы найти его.

– Там люди из форта, – объяснил Слоан..

– Твои друзья?

– Да. И с ними Сабрина.

– Должно быть, ты доволен?

– Не совсем…

– А, конечно. Из-за убитой женщины. Но вряд ли маленький отряд индейцев отважится подойти так близко к форту.

– А я ни в чем не уверен, – возразил Слоан, и Ледяной Ворон не стал спорить.

– Если хочешь, можешь присоединиться к ним, а я отправлюсь дальше…

– Я попросил бы тебя задержаться со мной – хотя бы до темноты.

Ледяной Ворон поднял смоляную бровь:

– Что это ты задумал?

– Урок послушания, – сухо объяснил Слоан.

Он вкратце изложил Ледяному Ворону свой план. В сумерках Слоан вновь прокрался сквозь густую листву туда, где сидел Том Кастер, и ухитрился привлечь его внимание. Поначалу Том недоуменно смотрел на него широко раскрытыми глазами, и Слоан понял, что втайне он опасался нападения враждебных индейцев. Наконец он узнал Слоана.

– Майор!

– Тише, Том.

– Ты вернулся, Слоан! Ну, что ты узнал?

– Рейнольде напал на лагерь мирных шайенов. Я составил донесение. Отдай его сержанту Доусону и вели немедленно доставить генералу Терри.

– Но до форта совсем близко. Отвезти донесение будет гораздо удобнее тебе самому…

– Само собой, но я не прочь сделать сюрприз жене. Вижу, она среди вас.

Том усмехнулся:

– Да. Предупредить ее?

– Нет, не говори ничего. Том, несколько дней назад я встретил друга и возвращался в форт вместе с ним. В десяти милях отсюда мы наткнулись на лагерь золотоискателей. Все его обитатели убиты. По-моему, неразумно устраивать пикники в такое время.

– Их убили сиу?

– Шайены. Из ран торчали стрелы шайенов. Я не хочу, чтобы Сабрина покидала форт, но должен объяснить ей это сам. Я устрою ей сюрприз, а ты, пожалуйста, не проболтайся.

– Я не скажу ей ни слова. Незачем тревожить других женщин.

– И будь начеку, Том.

Уже в который раз Сабрина радовалась тому, что приняла приглашение на пикник. Удить рыбу было забавно. Сабрина с восторгом предавалась этому занятию, ее улов оказался самым крупным.

Некоторое время она провела в обществе Джин. Бледная, миловидная, тихая как мышка Джин, редко отваживающаяся вымолвить слово, боялась даже собственной тени! Дженкинс терпеть не мог развлечений, пикник вызывал у него раздражение, но после многочисленных шпилек подруг жены он, наконец сухо разрешил Джин взять в руки удочку. Сабрина, Сара, Дэвид Андерсон и лейтенант Джимми Блейк показали Джин, как насаживать извивающихся червей на крючок, и после нескольких попыток взволнованная, непрерывно ахающая Джин сама насадила на свой крючок наживку.

Компания выехала на пикник чудесным утром. Весь день они болтали, смеялись, рыбачили, готовили свой улов на костре, любовались заходом солнца и восходом луны. Вокруг расстилался живописный ландшафт. В дневной суете Сабрина отвлеклась от своих мыслей, хотя временами тревога за Слоана сжимала ее сердце.

Мужчины прихватили с собой армейские парусиновые палатки и заверили Сабрину, что их вполне хватит для защиты от ночной прохлады. Женщины разместились в палатках по двое, соседкой Сабрины оказалась Луэлла.

– Я же говорила вам, что пикник будет великолепным! – торжествующе заявила Луэлла.

На уединение в тесной палатке рассчитывать не приходилось. Сабрина и Луэлла переодевались, сначала надевая через головы ночные рубашки, а затем под их прикрытием стаскивая узкие платья. Смеясь и перешучиваясь, они чуть не повалили палатку, что вызвало новый взрыв смеха.

– О, какие мы ханжи! – наконец с раздражением выпалила Луэлла.

– Неужели?

Луэлла бросила в сторону Сабрины быстрый взгляд и улыбнулась.

– Ну, вы-то замужняя дама! Вы замужем за самым обаятельным и… – помедлив, она сухо закончила: – …мужественным человеком на свете.

– Луэлла!

– Но ведь это правда, – возразила Луэлла. – Вот почему поначалу мы были так жестоки к вам: нам хотелось отыскать хоть какой-нибудь изъян. Но вы оказались безупречной женой, у вас железная воля, и я сожалею о своей зависти. И еще… о том, что похожа на лошадь.

– Вовсе нет! – солгала Сабрина.

– Я – старая дева.

– Вы не старая. И потом, когда-нибудь вы непременно выйдете замуж. Луэлла, на войне мы потеряли более полумиллиона мужчин! Раньше у нас был выбор, вот и все.

– Так вы считаете, что у меня есть шансы на замужество?

– Конечно! Когда-нибудь появится человек, который предложит вам руку и сердце, – с воодушевлением заверила ее Сабрина.

Луэлла явно воспрянула духом. Она крепко и порывисто обняла Сабрину и улеглась на расстеленный в палатке тюфяк.

Вскоре Луэлла заснула, наполнив палатку звуками размеренного дыхания.

Сабрина лежала, широко открыв глаза и думая о том, что ее муж и вправду самый мужественный человек на свете.

И вместе с тем он наполовину индеец, добивающийся немыслимого мира. Сабрина опасалась за него, но гораздо больше страха ей внушала мысль о том, что Слоану она больше не нужна.

Долгое время Сабрина лежала без сна, как много ночей подряд. Дыхание Луэллы больше не тревожило ее. Сабрина закрыла глаза: к ее удивлению, эти звуки убаюкивали ее.

Она медленно погрузилась в Сон.

Сабрина не знала, сколько времени проспала, прежде чем проснулась оттого, что чья-то ладонь крепко зажала ей рот. Открыв глаза, она принялась инстинктивно вырываться из чужих рук.

На миг ужасная мысль заставила ее затаить дыхание. Боже милостивый! На них напали индейцы! Лицо воина, схватившего ее, было испещрено линиями, нанесенными черной краской; на груди были нарисованы полумесяцы и точки. Его одежду составляли кожаные штаны и мокасины. Больше Сабрине ничего не удалось разглядеть в темноте, но она была абсолютно уверена: сила на стороне ее противника, и он наверняка убьет ее.

Она пыталась бороться, не желая сдаваться без боя. Сабрина яростно вырывалась, но воин был невероятно силен. Сабрине не удалось отбросить его ладонь, зажавшую ей рот. Индеец без труда вытащил ее из палатки. Сабрина хотела было позвать на помощь, но не могла даже вздохнуть. Чужая ладонь душила ее. Ей не хватало воздуха. Сиу так близко от форта? А может, кроу? Но какая разница? Главное, ее похитили враждебные индейцы!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3.4 Оценок: 11
Популярные книги за неделю


Рекомендации