Электронная библиотека » Василий Звягинцев » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 10 ноября 2013, 01:19


Автор книги: Василий Звягинцев


Жанр: Историческая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +

А чтобы попасть в лапы московской милиции в два часа ночи и не оказаться всей веселой компанией в вытрезвителе с последующим отчислением из вуза, напротив того, быть развезенными прямо до подъездов на «канарейке» и распрощаться с сержантами за руку (до обмена визитными карточками, правда, не доходило), это нужно быть только и исключительно Новиковым.

«В таком случае, чего же он не отмазался от высылки из Америки? – параллельно подумал Олег и тут же сам себе ответил: – А хоть кто-нибудь в таких вариантах ухитрялся обойтись без лишения выездного статуса? А он сумел».

Послужив в Совторгфлоте, Левашов хорошо знал, за какие мелочи лишают моряков визы навсегда. Стуканул недостаточно подогретый помполит, что в белоэмигрантском магазинчике на Брайтоне отоваривался, и конец карьере. Будешь до пенсии курс из Таганрога на Новороссийск прокладывать, совсем не повезет – из Певека до Игарки.

– От тебя привет кому передать? – шепотом, наклонившись к самому уху, спросил у Олега Новиков. Ему самому на базе у Дайяны было не до девочек, при всех их достоинствах, но каждую, особенно из приставленных Дайяной к десантникам, запомнил хорошо. Специальность такая.

Левашов усмехнулся уголком рта:

– Кристине, если среди других «оранжевых» различишь.

– Да запросто. Имей в виду, Дайяна их вскоре собирается к нам в Кисловодск «2006» переправить, со спецзаданиями. Так что еще будет повод. В кафе «Юность» сходим, в ресторанчик «Черная роза» (вообще-то он назывался «Чайная», но они с самого начала дали ему другое название, очевидно – для эстетства). Представь, до сих пор на том же месте существует, невзирая на все войны и революции.

Олег благодарно кивнул. Чем-то та девушка, стилистически очень близкая к Ирине, его задела, действительно сумела утешить «по полной программе», сильно отличающейся от той, которой руководствовалась Лариса. Отчего бы и не возобновить знакомство, если случай представится. Без серьезных последствий, разумеется.

И тут же он подумал, каково там придется самому Андрею? Ирина, с ее проницательностью и специфическим опытом тех же самых «курсов», непременно догадается, если Анастасия бросит на Новикова хоть один обожающий взгляд. Или Дайяна из подлости намекнет коллеге, как ее друзья помогали девушкам к выпускным экзаменам готовиться. И что тогда будет?

Однако самого Андрея эта перспектива, похоже, совсем не волновала. Он думал о другом – не начнется ли с ним на Валгалле новый приступ депрессии, или после нескольких межвременных переходов колебания эфира угасли и больше не способны вызывать в его мозгу патологический резонанс?

Скорее всего, так оно и есть: пребывание в пещерах дагонов и в непосредственной близости от дуггурской станции никак на него не повлияло.


Роботы ввалились в зал, каждый принес по два полных набора боевого снаряжения. Предполагавшаяся только полчаса назад легкая прогулка, словно по набережной Ялты, в панаме и с тросточкой (в смысле – килограмм не слишком нужного комплекта выживания на поясном ремне), автоматически (добавим – как всегда) сменилась на абсолютно другую. Вместо Ялты – Панджшерское ущелье не желаете ли?

Теперь уже невозможно было предсказать, примет ли их Дайяна с тем радушием, как совсем недавно (сколько дней назад, кстати? Или лет?). Вдруг у нее там пошли совсем другие разборки? Дуггуры, появления которых она ждала не раньше, чем через год (но была уверена в их обязательном вторжении), пришли немного раньше и превратили райский уголок в загаженные собственным дерьмом руины, а Дайяну и ее курсанток то ли сожрали, то ли отправили в «метрополию» для научных экспериментов. Куда более богатый генетический и психологический материал, чем единственная Лариса.

Снова, как в конце двадцатого года, роботы по спецсигналу Шульгина доставили из известного места комплекты настоящего выживания. С помощью которых когда-то выручали из лап Агранова совсем еще неизвестного им Удолина.

Каждому идущему в рейд теперь полагались черные пуленепробиваемые костюмы в обтяжку, отражающие лучи оптического спектра, то есть практически невидимые, особенно в движении, в темноте и сумерках. Тяжелые ранцы с оружием и разведывательно-диверсионными принадлежностями, предназначенными для многих дел, вплоть до штурма хорошо подготовленных к обороне именно от спецназа помещений. Имелись там вещи и предметы, теорией современных разведслужб не предусмотренные.

Автоматы «ППСШ»,[40]40
  «Пистолет-пулемет Судаева—Шульгина» – сделанная Шульгиным глубокая модернизация «ППС-43».


[Закрыть]
«маузеровская» пуля которых на двадцать метров пробивала любую носимую бронезащиту. В пределах ста-двухсот эти легкие и безотказные устройства за счет темпа и кучности огня были незаменимы в уличных боях. Даже «АКМ» им уступал. Были случаи проверить.

Пистолеты того же калибра, разного типа гранаты, портативные рации, позаимствованные из реальности «2005/2». Дальность действия у них так себе (без ретрансляторов), но в пределах нескольких километров связь вполне уверенная.

– Напугаем местное население, – сказал Ростокин, осматривая себя в зеркале и осторожно косясь на Ирину. Если бы еще цвет не черный, а телесный, с нескольких шагов девушку можно было бы принять за статую с несколько утрированными вторичными половыми признаками. Примерно так выглядела в скафандре Фай Родис на иллюстрациях к «Часу быка». Игорь видел Ирину и в натурально-обнаженном виде, однако сейчас она выглядела едва ли не более волнующе, чем в свое время на палубе «Призрака». Тем более свойства костюма делали фигуру эфемерной, с оттенком ирреальности.

Он еще не догадывался, какие эмоции его ждут, если повезет оказаться в окружении сразу всех курсанток Таорэры. В мусульманском раю, кажется, на одного праведника приходится меньшее количество гурий.

Поверх костюмов все, Ирина в том числе, надели жилеты-разгрузки, ранцы, пояса со снаряжением. Наваждение сразу исчезло.

– Так что, пошли? – спросил Шульгин. – У тебя все готово, Олег?

– Готово.

– Тогда хоть первые полчаса смотри за нами в оба. Что не так пойдет – выскочим. Штыком и гранатой…

– Саш, тебе каркать не надоело? – спросила Ирина.

– А в чем проблема? Предпочитаю говорить о возможных осложнениях до, а не после…


Левашов открыл проход на окраине центрального поселка при учебно-тренировочной базе аггрианских стажеров, готовящихся к распределению на бессрочную земную службу.

Погода снова была подходящей для весны на курортах Северного Кавказа. Никаких следов обрушившегося на долину какое-то время назад урагана. Впрочем, кто теперь знает, когда это было? По расчетам Новикова и Левашова, независимого времени прошло чуть больше двух месяцев, с поправкой на момент ухода на Валгаллу Удолина с пленником – неделей меньше.

Естественно, что снег успел растаять, на склонах холмов и лужайках расцвели подобия крокусов, эдельвейсов и иной флоры альпийских лугов. Ветерок волнами накидывал сложную композицию запахов всевозможных хвойных растений, цветов и трав, подчеркнутую ледяной свежестью недалеких снеговых вершин.

– Что-нибудь узнаешь? – спросил Андрей Ирину, машинально пощелкивая ногтями по ствольной коробке взведенного автомата.

– Чего не узнать? – грустно улыбнулась она. – За столько лет подзабылось, а сейчас смотрю – как вчера тут была. Жила во-он там, видишь, на склоне, – она показала на одну из вилл, выделявшуюся из числа других возвышенным местоположением и зеленой мансардной крышей. – Последние три месяца жили в обстановке «золотых шестидесятых». – В голосе Ирины прозвучала вполне понятная грусть. Что может быть приятнее и тоскливее, чем возвращение в места ранней юности, тем более те, где впервые осознал себя сформировавшейся и самодостаточной личностью?

– Вас до штаба Дайяны проводить? – спросила она.

– Да и мы ничего не забыли. Ну веди, если хочется, – ответил Андрей.

Ростокин, впервые здесь оказавшийся, осматривался с интересом и восхищением. Даже на его благоустроенной Земле подобные райские уголки встречались не слишком часто.

Следов укреплений и оборонительных рубежей, которые Дайяна обещала воздвигнуть на случай нового вторжения дуггуров, поблизости видно не было. Или выдвинуты дальше к предполью, или хорошо замаскированы.

Например, бронеходы с гравипушками удобно поставить в цокольных этажах коттеджей, что-нибудь полегче, не менее смертоносное для дуггуров – на чердаках. На укромных горных полянах – эскадрильи ударных флигеров. С таким контингентом, как у Дайяны, воевать в здешнем ландшафте можно долго и эффективно. Было бы с кем.

– Слышь, Ира, – спросил Шульгин, – а я не успел у Дайяны поинтересоваться, ваши курсантки до выпуска блок-универсалы и гомеостаты получают или только потом, вместе с погонами и кортиком?

– Потом. На последнем курсе изучают, но на руках персональных не имеют.

– Понял. А в особых условиях, вроде нынешних, начальница может их все-таки выдать? Как винтовки ополченцам?

– Если они у нее есть. В чем я совсем не уверена. С десяток могло где-то храниться, по тем или иным причинам вовремя не выданных, но, думаю, они, как и «Шары», поступали централизованно, а может, и на Базе изготавливались, под конкретных выпускников… Там сильные производственные мощности были, только нам про это не рассказывали.

– Точно. Не зря сказала Дайяна, что для нее гомеостат – «невозобновляемый ресурс».


Из-за ближайшего можжевелового куста, заслоняющего своими буйно разросшимися ветвями больше половины стоящего за ним коттеджа, вышли две девушки в тех же, что при прошлом посещении базы Шульгиным и Новиковым, оранжевых униформах. Только погон, беретов и высоких хромовых сапог им не хватало, чтобы выглядеть вполне сообразно режиму предвоенного периода.

Ни Сашка, ни Андрей не могли сказать, видели они в свите Дайяны этих красавиц или совсем других. Они не были похожи друг на друга, на Анастасию, Кристину, или девушку, опекавшую Шульгина, обладали, на первый взгляд, ярко выраженной индивидуальностью, но в то же время, если их перетасовать с десятком других и снова поставить в строй – угадать кто есть кто было бы почти невозможно.

Тут самые первые аггры – руководители курсов проявили дьявольскую хитрость. Новиков в свое время считал это их ошибкой – оформлять своих агентесс суперкрасавицами, успев лично познакомиться только с Ириной, Сильвией и Дайяной. Мол, «серые мышки» тоже могли бы работать не хуже, не привлекая при этом лишнего внимания. И только теперь сообразил, в чем идея.

Красавица (особенно умная и профессионально подготовленная) в гораздо большей мере способна рассеивать постороннее внимание, чем дурнушка. Прежде всего мужики, за исключением самых стойких или нетрадиционно ориентированных, при общении с красивыми девушками ощутимо глупеют, теряют критичность мышления и непроизвольно «распускают перья».

Кроме этого, от красавицы обычно остается гораздо более расплывчатое впечатление. Ноги, грудь, глаза, волосы, вкупе с грамотно подобранным туалетом смешиваются в некую абстракцию. Стоит им немного изменить любую из компонент, особенно зная, что и как, – при следующей встрече ничего не стоит остаться неузнанной. А «словесный портрет» опишет нечто совпадающее с фотографией на обложке любого из «журналов для мужчин».

Заменить один экземпляр на другой тоже не слишком сложно. Вот этим двум барышням просто парики с толком подобранные надеть – совсем другое впечатление получится.

– Мы вас узнали, – мелодичным голосом сказал та, что стояла слева, темная шатенка. Вторая, платиновая блондинка, молча кивнула, не сводя глаз с мужчин. На Ирину они смотрели мимо. Не заслуживающий внимания объект, или – наоборот? Свою узнали, выполняющую задание?

– Очень приятно, – галантно склонил голову Шульгин. – Потому и вышли встретить? Почетный эскорт?

– Нет, – словно бы смутились девушки. – Просто в окно увидели. Госпожа Дайяна давно распорядилась: если кто обнаружит кого-либо из вас или ваших товарищей на территории Центра – немедленно проводить к ней. Никаких других действий не предпринимать.

«Интересно, а какие бы они могли предпринять? – подумал Новиков. – Из гравипушки приложить? Ах да, у них же должны быть болевые излучатели, какими они нас с Сашкой пощекотали в ходе «Гамбита». Самое то в ряде случаев, а мы за суматохой даже не попытались на память хоть один раздобыть, когда на Базу лазили…»

Но спросил о другом:

– Вы и наших товарищей знаете?

– Конечно, знаем, – как о деле вполне очевидном, ответила шатенка. – Нам показывали видеозаписи, сообщили характеристики на каждого из «Андреевского братства». Мало ли с кем и где встретиться придется.

«Серьезно Дайяна к делу подходит», – подумал Новиков.

– Тогда пошли. А звать-то вас как, эстандарт-юнкерицы?[41]41
  Эстандарт-юнкер – в царской армии звание выпускника кавалерийского училища до присвоения ему офицерского чина (с 1880-го до 1903 г.).


[Закрыть]

Не удивившись наименованию (видимо, знали, что оно означает), девушки представились:

– Ольга, – блондинка.

– Надежда, – шатенка.


Дайяна встретила гостей на крыльце учебного (он и административный) корпуса. Одета она была, по случаю рабочего времени, в такой же, как у девушек, костюм, только не оранжевый, а светло-оливковый. Со всеми прибывшими поздоровалась за руку, а Ирине даже приложилась к щечке, снова подтверждая слова, сказанные во время последней встречи: любая вражда между нею и «Братством» окончательно в прошлом, отныне они естественные и единственные союзники.

Боевые доспехи десанта ее явно встревожили, о чем она немедленно, пока поднимались на лифте к ее кабинету, прежде всего и спросила. Минуя обычные фразы типа: «Как добрались, все ли дома здоровы, какие на Земле погоды стоят…»

– Нет, ничего непосредственно угрожающего в близких окрестностях не просматривается. Это мы на всякий случай приоделись, не зная, куда попадем, – успокоил хозяйку Шульгин. – Там, – небрежно указал он большим пальцем за спину, – постреляли немного, но далеко, в Южной Африке и в позапрошлом, что ли, веке…

– Вас еще и туда занесло? – не слишком удивилась Дайяна.

– По вражескому следу. Поступила информация – оттуда господа дуггуры к нам просачиваются…

Помещалась начальница Центра на самом верхнем этаже, занимая кабинет в полсотни квадратных метров, с панорамным, во всю стену, окном, из которого виден был поселок и окружающий его горный лес.

«Если вон на тех высотах установить обычную «Шилку», базе – амбец», – привычно прикинул Новиков.

Вдоль стен кабинета размещались три десятка приличного размера мониторов и много другого электронного оборудования. Дайяна, входя, очевидно, нажала какой-то выключатель, потому что экраны разом погасли, однако и нескольких секунд было достаточно, чтобы увидеть картинки. Ничего особенного – хозяйка просто наблюдала за всем происходящим в коттеджах, классах, на территории поселка, этого, а возможно, и всех других, входящих в систему. Наблюдала и руководила учебным процессом и соблюдением уставов внутренней, караульной и прочих служб. Как же иначе, если их с Лихаревым только двое на весь гарнизон?

Разве что имеются толковые фельдфебели из учащихся же, как это было налажено в Императорском Морском корпусе. Там ротные офицеры могли сутками не появляться в классах, а служба катилась, как поезд Петербург – Москва по рельсам Николаевской дороги.

– Располагайтесь, друзья, – радушно сказала Дайяна.

Да, то ли жизнь ее пообломала, то ли изменение статуса. Очень мало в ней сейчас было от царственной дамочки, что пыталась нагнуть Новикова с Берестиным, и даже той, с которой они сразились, почти на пределе своих возможностей, совсем вроде недавно.

– Снимайте свое снаряжение. Здесь вам точно ничего не грозит. И расскажите мне, жалкой провинциалке, что творится в «Большом мире».

Автоматы, ранцы, «разгрузки» и ремни со всем на них навешанным гости с удовольствием сложили на пол, но поблизости от кресел, чтобы даже сидя дотянуться.

– Друга Валентина что-то не вижу, – с хорошо изображенной тревогой сказал Шульгин, оглядываясь.

– Не беспокойся. Он в… в соседний лагерь по делам отлучился.

Название было произнесено по-аггриански. Это Андрей определил чисто фонетически. И сообразил, что касалось это только Ирины. Хотя следующие слова Дайяна произнесла понятно всем: «Ты же, сто тринадцатая, знаешь, где это?»

Интересный поворот. Андрей, не говоря об остальных, впервые услышал не только служебный номер подруги, но и подобную тональность. Неужели Дайяна затевает новую, на других правилах построенную игру?

Однако – нет. Ирина отреагировала вполне спокойно. Может быть, это у них, как у старых солдат, просто воспоминание «о битвах, где вместе рубились они»? Полковое прозвище и понятное посвященным название чего-то. Кто из сегодняшних штатских навскидку скажет, что означает и когда был «десант на Отомари», к примеру?

– Как не знать, – ответила Ирина. И закатила длиннейшую фразу на «родном» языке.

– Вам по-русски не проще будет? – спросил Шульгин, всем своим видом показывая, что он, как князь Барятинский, принимающий капитуляцию Шамиля, не потерпит в своем светлейшем присутствии варварской тарабарщины.

– Видите ли, господа, – извиняясь тоном и мимикой, ответила Дайяна, – отчего я и удивилась вашему тяжелому боевому снаряжению… Знаю, что волею высших сил вы всегда появляетесь там, где нужно вам или судьбе, но очень часто – вопреки хорошо разработанным планам…

– Милейшая, – с соответствующей сладкой улыбкой сказал Шульгин (сейчас пошла его игра), – какие, на хрен, высшие силы? И что это за хорошо разработанные планы? Сколько ни пытаюсь такие вспомнить – ну никак не получается. Не будь ты столь самоуверенной особой, разве послала бы двоих слабаков – пехотинцев Ирину от нас депортировать? Проверила бы сначала, с кем им дело иметь придется. Все остальные планы, к которым ты отношение имела, сама знаешь, чем закончились.

Мы сейчас к тебе заглянули просто случайно. Нам совсем в другое место надо. К себе в форт. Но что-то мне подсказывает, проблемки у тебя все-таки есть… Надо – поможем. Однако, раз мы здесь, нам нужна парочка флигеров. Те, что сюда с той Базы перегнали. Возьмем?

Ирина встревоженно переглянулась с Новиковым, ничего не сказав. Просто, похоже, ей не понравилась избранная Сашкой тональность или содержание его тирады. Зачем он вдруг обостряет? Ростокин же сидел точно «за болвана в старом польском преферансе»: сданных карт не видел и о дальнейшем ходе игры понятия не имел.

– Очень может быть, ты и прав, Александр. Но вот в данном случае мне трудно определить, насколько хорошо разработаны ваши планы. Не так давно я уже говорила – напрасно вы в эту авантюру ввязались. К сожалению, не ошиблась. Вынуждена вас огорчить, – ответила Шульгину Дайяна подчеркнуто спокойно. – Даже очень огорчить. Вы к таким вещам относитесь чересчур эмоционально…

– Что с Лихаревым? – прямо и резко спросил Новиков. – Союзница, говоришь, а темнишь по-прежнему. Главное – непонятно зачем. Новую авантюру затеваешь, или… Что? По виду у вас тут все спокойно, но я же чувствую напряжение. Твое лично и, так сказать, разлитое в атмосфере. Так?

Он обвел глазами друзей.

Шульгин согласно кивнул. Ирина покусывала губу и смотрела в сторону.

Непонятно, что его толкнуло, но он вдруг спросил:

– Ирина, значит, «сто тринадцатая» по вашему счету. А у моей девушки, Анастасии, какой номер?

Шульгин, похоже, даже вздрогнул. Как это друг при жене о прелестной любовнице вслух объявил? Он о своей, подарившей ему незабываемую ночь, никому не обмолвился. Даже с Андреем и Олегом этой темы не касался. А уж тем более – Анне сказать, что была у него здесь своя девушка.

Сашкину одноразовую (больше с ней встречаться он не собирался) подругу звали Марией. Тоже как одну из дочерей царя Николая Второго. И возраст почти подходил.

– У Анастасии номер был двести восемьдесят семь… – почти равнодушно сказала Дайяна, и Андрей не сразу понял смысл этого страшного слова. Остальные поняли раньше.

– Девушки с номерами от двести восемьдесят пятого до двести девяносто первого погибли в бою. Вместе с Валентином, – интонации Дайяны оставались холодно-безразличными.

– А… – привстал с кресла Шульгин.

– Она была двести восемьдесят девятой…

Сашка едва заметно дернул щекой. И его по сердцу царапнуло. Как бы там ни было, а не чужой человек. И девчонка ведь совсем.

– Как? – спросил Новиков. – Я ведь тебе сказал… – обратился он к Дайяне с абсолютно бессмысленным вопросом. Да, он ей говорил, чтобы Анастасию никому больше не предлагали в качестве объекта и чтобы она дождалась встречи с ним в какие-то другие времена. В Кисловодске-2006, допустим. Обещал ей стать «добрым дядюшкой». А она погибла здесь…

Он на самом деле хотел провести ее по предстоящей жизни так, чтобы Насте было… Ну, нормально. Замуж так замуж, не захочет – не надо. Но чтобы ей все равно было хорошо. Имея такого «дядюшку». А сейчас стало так хреново, как не было в самые страшные моменты его депрессии.

Он не сразу сообразил, в чем дело. Чуть позже дошло – это ведь за все годы первая смерть небезразличного человека. До сих пор судьба миловала. Погибшие в боях офицеры – не в счет, там совсем другое.

Ирина положила ему ладонь на руку, понимая, что с ним происходит.

– Расскажи, – хрипло сказал Андрей. – Что случилось?

– Что рассказывать? Кто виноват? Никто не виноват. Или – все! Я и вы – в том числе. Когда вы улетели, через несколько дней Валентин, взяв с собой шестерых самых подготовленных курсанток, умеющих почти все и вдобавок добровольно вызвавшихся в дальнюю разведку, отправился посмотреть. Туда, на главную Базу.

– Что там им смотреть? – бесцветным голосом спросил Шульгин.

– Было что, – спокойно ответила Дайяна. – Какие разрушения причинил налет, что осталось. Боевую технику сюда перегнать…

Да ей-то зачем нервничать? Не та натура. Когда Новиков с Берестиным попались ей в лапы и она отправила их на убой в сорок первый год, никаких эмоций на ее прелестном лице не читалось. Кроме одних – она не скрывала удовольствия, сообщая, что выбор у них есть: от каменоломен Древнего Египта до должности евнухов в гареме царя Соломона.

Да и последнее свое поражение на Базе пережила легче, чем другая женщина на ее месте.

– Дальше, – ледяным тоном сказал Новиков.

– Неудачно сложилось. Именно в это время в этом же месте проявились те, кого вы называете «дуггурами». Тоже, наверное, разобраться решили, что случилось с предыдущим десантом. Живых, наверное, найти надеялись… Наши, все семеро, полетели на одном флигере и так неудачно пересеклись…

– Да что ты тут театральные паузы изображаешь? – спросил Андрей таким тоном, что каждому из окружающих стало понятно – человек доведен до самого края.

– Их «медуза» и наш флигер встретились над Базой. Валентин успел передать, что открывает огонь по цели. Сказал – какой. И все. Я потом сама туда полетела. Не на флигере, конечно. «Медузу» они гравипушкой по земле размазали, но и им чем-то успели ответить. Лазером, антиматерией – не знаю. Одни обгоревшие железки там остались. Вот так…

Новиков, разминая сигарету, отошел к окну. Погано было на душе, ох как погано!

Лихарев – хрен бы с ним. Дубликат в тридцать восьмом имеется – нужен будет, вывезем. Не тот, конечно, человек, не жил в XXI веке, ничего о случившихся в Кисловодске и Пятигорске делах не знает. Однако и тот, если разобраться.

К нему подошла Ирина, молча стояла за спиной, смотрела, как он тремя затяжками докуривает.

– Ты бы так не переживал, – наконец сказала она. – Ты, наверное, не знаешь. Здешние девушки – не личности. Как и наши роботы. Пока их правильно не инициировали…

– То есть?

– Заготовки. Болванки. Любую можно перенастроить по нужной схеме. Такой и я была. Вот когда «произведут» в человека, только тогда личность зафиксируется… Я, например, в Москве-72 только через две недели себя по-настоящему осознала…

– Да что ты мне… – ему захотелось сказать подходящую к случаю грубость, но он сдержался.

– То самое. Попроси сейчас Дайяну – она тебе твою Анастасию представит в исходном виде. Не отличишь. И с теми же воспоминаниями… Если тебя это успокоит, я ревновать не стану.

Андрею хватало опыта и образования, чтобы поверить в то, что говорит Ирина. Ну да, она была «сто тринадцатой», пока не превратилась в Ирину Седову, а «двести восемьдесят седьмая», «девятая» и остальные фамилии получить не успели. «Настей», «Марией» были только для них, специально, на один вечер так обозначенные.

Однако тех воспоминаний, которые ему были дороги, Дайяна новой «болванке» вложить не сможет. Все, что между ними происходило, о чем они говорили, было прикрыто ментальным блоком, для аппаратуры Дайяны непроницаемым. Для Насти, если даже после возвращения ее заставили поминутно воспроизвести минувшую ночь, подлинная реальность закончилась в тот момент, когда она начала вздрагивающими руками расстегивать блузку. Все остальное: и содержание разговоров, и подробности любовных игр – Андрей сумел ей внушить, «для отчета начальству».

Не такая уж сложная, очень локальная мыслеформа. Однако вполне достаточная, чтобы, прощаясь, девушка смотрела на него с обожанием и любовью. Готовая пойти за ним на край света, если позовет…[42]42
  См. роман «Ловите конский топот».


[Закрыть]


Вторую сигарету Новиков курил медленно, больше глядя на удлиняющийся столбик пепла, чем затягиваясь.

– Все хорошо. Все очень хорошо. Я в полном порядке, – не зная зачем, говорил он Ирине. – Я в тот вечер был очень больной, ты знаешь. Эта девушка как могла пыталась меня поддержать. Мне показалось – она не играла. Да если бы и так! Я пообещал, что взамен того, что не могу ей дать сейчас, устрою ей будущую жизнь… И какая теперь разница, макет погиб или настоящий человек? Для меня – есть разница?

– Пойдем, Андрей, пойдем, – потянула его за локоть Ирина. – Держи себя в руках…

Новиков согласно кивнул. Да и вправду – чего теперь? Просто на душе стало пусто. Как в детстве, когда родители выбросили пришедшую в полную негодность лошадку-качалку из папье-маше. А он был к ней так привязан. Как к живой. Сколько лет прошло, а ведь помнится…

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю


Рекомендации