» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Поиграй со мной!"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 19 октября 2018, 11:20

Автор книги: Ясмина Сапфир


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Ясмина Сапфир
Поиграй со мной!

Часть 1

Глава 1

– Ставлю двести!

– Ставлю триста!

– Пятьсот!

– Тысяча!

– Пять тысяч!

Ставки сыпались как из рога изобилия. Я привычно подзадоривала публику на высоком стуле, вроде тех, что стоят возле бара. Над залом игорного заведения меня поднимала еще и сцена – маленькая, на трех человек, но только моя. Личный театр одного актера.

Я зазывно покачивала ножкой, отвлекая внимание. Много ли надо магам, людям, оборотням, напичканным гормонами: адреналином и тестостероном. Разогретым азартом до состояния почти истерической одержимости. Когда слова «нет» не воспринимаешь, в принципе.

Черные кожаные шортики больше походили на трусики. Открывали взору публики живот, а синий бюст – все остальное. Время от времени я потягивалась, демонстрируя гибкое тело, тонкую талию, идеальные стопы с высоким балетным подъемом.

Эльвира останется довольной. Моя работодательница, владелица нескольких игорных заведений в центре города.

Вопреки слухам, вполне себе приличная чародейка средней силы. Эля сама распускала про себя сплетни. И многие верили, что она редкостная стерва, а работников держит практически за рабов. На самом деле, платила Эля исправно и очень неплохо. При малейшей угрозе нашей жизни, здоровью на сцене появлялся Латиф – громила-боевой маг. С его силами, мог уродиться и тщедушным гномиком. Но двухметровый верзила сам по себе производил впечатление. Многие просто не хотели связываться. Люди, маги, оборотни все еще машинально подчинялись грубой животной мощи. Первобытные инстинкты не поборешь. Они вшиты под кожу, сильнее, чем наша воля и разум.

– Двести тысяч! – внезапно громыхнуло сзади предложение. Я приподнялась, чтобы получше рассмотреть этого безумного миллионера. Хм… А вот это очень и очень странно. Белый лельдис, оборотень редкой породы, полуптица-полудракон цвета снега, совсем не играл. Так, перекидывался партией в карты с некоторыми завсегдатаями и случайными посетителями. Пару раз сорвал банк, дважды продул. Он явно здесь просто отдыхал или наблюдал по заданию правительства. Эля знала, что в заведениях работают такие агенты. Следят за тем, что творится, но не беспокоилась. Да и не о чем, не зачем. Агенты под прикрытием следили, чтобы сильные маги не затеяли заговор, очередной переворот, мятеж против правительства и законов. На игровые дела внимания не обращали. Мухлюй, «обувай», обдирай клиентов сколько захочется. Сами пришли, выбрали свой досуг. Сами и платят.

Белый лельдис выглядел более чем примечательно, даже в толпе магов и оборотней всех мастей и рас. Крупный, но пластичный, гибкий, но одновременно мощный, он походил на барса. Длинные белоснежные кудри разметались по плечам. Изумрудные глаза уставились, не моргая. Лельдис облизал губы и повторил ставку.

Зал затих. Сотни глаз сосредоточились на нас. Так и бегали – туда-сюда. От меня к лельдису и обратно. По пестрому от разноцветных огней залу пронесся надтреснутый голос Эли.

– Ставка принята!

Хозяйка выждала, но желающих спорить с такой суммой не выискалось.

Я кивнула, приняла вальяжную позу и небрежным жестом предложила лельдису начинать.

Игра пошла.

Скучающий вид должен убедить оборотня в моей невнимательности, рассеянности, расслабленности. На самом же деле, я, как обычно, напряглась и сосредоточилась.

Неторопливо сняла со спинки стула бандану с черепами и повязала ее на глаза. Непроницаемая ткань, разработанная спецслужбами при помощи техномагии, не пропускала ни грамма света. Но мне этого и не требовалось. Я – неправильная химера, не такая как все.

Обычно химеры включают свое, особенное зрение и видят заклятья как переплетение нитей, сочетание символов. Мне это не дано. С открытыми глазами я различаю лишь то, что видят люди. Зато с закрытыми могу разговаривать с заклятьями. Не только рассматривать их – слышать, почти осязать. Читать как раскрытую книгу. Понимать – для чего они созданы.

В агентство «Химеры» меня не приняли. Ну какой из меня чистильщик остаточной магии? То есть, в заведении Эли я убиралась исправно. Мысленно убеждала остатки заклятий успокоиться, а потом ловила и перемешивала до чистой энергии. Так же поступали и химеры агентства. Но проблема заключалась в том, что я не могла сразу увидеть заклятья, и уж тем более их обезвредить. Поэтому в местах магических потасовок оказывалась слепа, как котенок и беспомощна, как младенец.

Зато нашла свое место тут.

Кто-то считал, что я выступаю цирковым уродцем, демонстрирую свой дар как клоун на арене. Но мне нравилось. Я упивалась восторгом толпы, недоумением спорщиков и заработком. Он давал свободу, которую я так ценила. Свободу делать то, что мне нравилось и жить, не глядя на часы, не спеша на службу, но при этом не считая последние гроши, когда хочется купить новое платье или даже новую машину.

Я прикрыла глаза и просканировала зал.

Посетителей я больше не видела – лишь яркие ауры, которые выглядели куда занимательней. Лисы, волки, пара драконов, маги с их аурой похожей то на столб пламени, то на солнце с протуберанцами лучей, то на костер, то на сферу, что переливается всеми цветами радуги. Красиво, черт возьми. И опасно. Здесь почти не было слабых колдунов – только средние и сильные. Низшие оборотни – те, что обращаются в зверей, а не в тварей из мифов, тоже оказались не из слабых. Что ж… Пока ведут себя нормально, это совсем не мое дело. В противном случае – есть «Латиф и его команда».

Лельдиса найти труда не составило. Огромный птицеящер, красивый, грациозный пересел поближе и замер, как замороженный.

– Начинайте загадывать! – протрубила на весь зал Эля. – И пусть вам улыбнется госпожа Фортуна!

Лельдис долго ждать не заставил.

Вначале перед ним завис гигантский эскиз, похожий бутон тюльпана – оранжевый, с алыми отсветами. Поверх вспыхнула синяя буква Ж, перечеркнутая по диагонали, вокруг расцвел лиловый узор. Завитушки, кудряшки, спирали и мелкая паутинка по краям. Заклятье ожило и начало говорить.

Ммм… Пока не сложно. И теперь ясно – он точно агент. Такая магия плетется просто, но требует отточенности, мастерства и знаний, которые давали только в особенных школах. Для колдунов, что работают на правительство.

– Заклятье подчинения плюс ослабление внимания, – небрежно бросила я в сторону лельдиса. Позвала энергетического зверя, и тот послушно приблизился, как зачарованный. Я накинула на него сеть, смешала в чистую энергию и выбросила наружу, из здания. Пестрый аурный дождь оросил постройку. Жаль, что его способны оценить лишь избранные. Большинство колдунов и оборотней видели заклятья, ауры, энергии как невнятные пятна света, некоторые вообще угадывали на одной интуиции. Так как химеры магию никто не читал и, уж тем более, не подчинял своей воле.

Заказчик только хмыкнул.

– Вторая попытка, – бесстрастно провозгласила Эля.

Несколько алых пентаграмм, соединенных лучами, три голубых зигзага похожих на птиц, зеленые волны синусоидой и желтые крестики внутри.

Энергетический зверь пошевелился. Хм… А лельдис не скрывается, почти прямо говорит, что здесь по заданию спецслужб.

Я отмахнулась.

– Вотум доверия. Полный и безоговорочный. Хоть жги, хоть режь. Жертва не воспротивится.

Заклятье подчинилось, как и предыдущее, и спустя секунду рассыпалось снаружи мириадами аурных блесток.

– Последняя попытка.

Лельдис улыбнулся – хищно и хитро, почти заговорщически.

Пурпурные буквы К чередовались с зелеными М. Четыре на четыре, в центре бордового круга, вокруг появился узор-косичка, цвета топленого молока, дополнился еще восемью прядями. Несколько линий перечеркнули заклятье, будто рисовали поверх звезду, закончились спиралями, зигзагами, эллипсами. И те вдруг вспыхнули всеми цветами радуги.

Я призвала аурного зверя. Он шелохнулся и зарычал. Черт, это что-то из боевого арсенала. Такого заклятья я еще не встречала. Никогда прежде сталкиваться не доводилось. На долю секунды пришла паника, сменилась расстройством, почти отчаянием. Стоп! Заклятье! Оно работает! Прямо сейчас на меня воздействует. Ага. Ну и что ты еще умеешь? Сгусток энергии запульсировал, принялся угрожающе размахивать спиралями.

Поняла! Это заклятье-гибрид. Очередная новинка спецслужб!

Я подчинила его с трудом. Аурный зверь отчаянно противился, забился в сетях, в предчувствии смерти. И превратился в радужные капли.

Я неторопливо сняла повязку. Лельдис улыбался совсем близко – стоял возле сцены и выжидал. Зеленые глаза сверлили, изучали. Не без удовольствия, но и не без хитринки. И сама не знаю почему, я почувствовала странное волнение. Оно поднималось изнутри, добиралось до кончиков пальцев.

Я вальяжно поменяла позу, снова потянулась и ответила:

– Оно парализует противника страхом, а затем лишает сил и энергии.

Лельдис удивился, хотя и не сильно. Видимо, слышал про мои способности.

– Что ж! Деньги ваши. Все и по праву, – громко произнес на все помещение. Посетители заведения одобрительно загудели.

Лельдис поменял позу, встал в пол оборота и подмигнул, так странно – совсем по-мальчишески. Немного задорно, капельку порочно и очень заговорщически. Словно исход нашего поединка давно известен оборотню. Он что-то проверял, исследовал, хотел убедиться.

Я вгляделась в мужественное лицо мужчины – красивое, грубовато высеченное, все как мне нравится. Он и впрямь волновал. Не сильно, но чуть больше, чем любой другой. И это напрягало.

Между нами внезапно возникла и укреплялась непонятная связь. Все на уровне взглядов, улыбок, жестов. Ну хватит! Пора сбросить это наваждение.

Я ловко спрыгнула со стула и поклонилась публике как прима после спектакля при полном аншлаге. Зеваки одобрительно загудели. Лельдис улыбнулся – немного криво и как-то очень интимно. Словно в зале остались лишь мы, остальные – так, декорация.

Я постаралась выдохнуть некстати ставший тяжелым и вязким воздух и торопливо проскользнула за дверь подсобки. Подальше от агента и его взгляда.

Здесь я чувствовала себя почти как дома. Что отчасти стало правдой. Эля разрешала подчиненным жить в квартирах для постояльцев отеля, что примыкал к игорному заведению. Бесплатно и сколько пожелаешь.

Просторные, светлые комнаты, мягкие ковры в невысоким ворсом, мебель из выращенных при помощи техномагии синих деревьев и кухня, оснащенная по последнему слову прогресса… Чего еще желать бесприютной химере?

Плита сама регулировала мощность нагрева, чтобы еда прожаривалась и проваривалась идеально. Если что-то слишком долго готовилось – выключалась в ожидании хозяйки. Вдруг забыли? Чайник включался вместе со светом – стоило лишь зайти на кухню. Посудомоечная машина справлялась за считанные минуты и не только обеззараживала тарелки-кастрюли горячим паром, но и охлаждала для удобства. Холодильник создавал специальные «коконы сохранности» возле каждого продукта. Температура, влажность – все для лучших условий хранения.

Мне тут очень даже нравилось.

За окнами разливалась синева позднего вечера. Вспыхивали огни центра города, расчерчивая его пестрой паутиной лучей. Витрины, фонари, похожие на жемчужины в серьгах красавицы, окна и машинные фары. Огни плясали перед глазами, оставляя на темном полотне неба призрачные светлые полосы. Деревья, что попадались на пути света, превращались в новогодние елки.

Я всегда выходила на сцену около восьми, пока разгоряченная публика еще в состоянии держать инстинкты в узде. И заканчивала представление прежде, чем адреналин и тестостерон превращал зал в арену для боев альфа-самцов.

Я собиралась приготовить себе сендвич с красной рыбой, когда в дверь постучали.

Хм… Кто бы это мог быть? Другие работники Эли ко мне никогда не захаживали. Мы мало общались, да и вообще старались держаться друг от друга подальше. Привычка, выработанная годами. Чем меньше знаешь о работе другого, тем меньше сможешь рассказать, если полиция найдет махинации или пожалуются недовольные посетители. Чем меньше встречаешься вне общих залов, тем меньше вероятность, что тебя привлекут как свидетеля.

В нашем случае лучше искать друзей в другом месте, подальше от работы и заведения.

Эля ко мне никогда не наведывалась. У нас выстроились прекрасные деловые отношения, без налета ненужной симпатии. Я уважала сильную женщину, что десятилетиями выживала в мужском бизнесе, а она дорожила моим даром. Большего нам и не требовалось.

За десять лет работы в игорном клубе, ко мне в квартиру постучались впервые. Да уж. Богатый сегодня день на странности.

Стук повторился. Настойчивый такой, но спокойный. Будто кто-то знал, что я внутри, но явился с самыми лучшими намерениями.

– Войдите, – предложила я из чистого любопытства.

Дверь приоткрылась, и на пороге появилась мощная фигура белого лельдиса. Изумрудные глаза лихорадочно сверкают, волосы чуть вздыбились, словно мужчину что-то сильно взволновало. На ярких губах играет кривая улыбка. Еще любопытней.

А самое странное – мне будто передавалось его настроение. Стало вдруг немного теплее, и где-то в животе словно мягким перышком пощекотали.

Я остановилась, предлагая незваному гостю объясниться. Лельдис долго ждать не заставил.

– Меня зовут Велен Ланти. Элейна Тамнис, я верно произнес ваше имя? Интересное новое имя для пятисотлетней химеры.

Я пожала плечами.

– Какое есть, все мое.

– Хочу предложить тебе подработку, – с места в карьер начал лельдис.

Еще любопытней. Не работу – а подработку. Значит что-то, связанное с моей нынешней службой.

Даже не знаю, почему, но я жестом предложила лельдису проследовать на кухню. Денег мне хватало с лихвой. Свободное время я проводила за прогулками по городу, развлекалась в ночных клубах, порой заводила любовников на пару месяцев. В общем, не скучала и не гналась за новыми ощущениями.

Но где-то в глубине души, под толстыми пластами самоиронии, цинизма, выстраданного годами, страха перед болью потерь еще жило это чувство. Желание близости. Настоящей, глубокой и удивительной. Такой, от которой замирает сердце. И как в юности, смотришь на кого-то, не в силах оторваться, пьешь пьяное дыхание из чужих губ и наслаждаешься каждой минутой вместе. Я все еще чуточку хотела этих безумных, искренних отношений. Когда даже молчать рядом – удовольствие, прогуляться вдвоем – настоящий праздник, касаться друг друга – истинное наслаждение.

Я долго душила в себе эти желания, порывы. Но почему-то именно лельдис, редкой белой породы, внезапно возродил их, заставил поднять голову.

Мы неспешно проследовали на кухню. Вел – так я окрестила его мысленно, двигался, как и все оборотни его вида. Гибко, пластично, с необычной, неподражаемой грацией. Порой просто перетекал из позы в позу. Посередине кухни он остановился, развел руками, и зеленая рубашка сильнее распахнулась на груди, демонстрируя рельефные мышцы.

Я указала на кресло, возле стола, обитое серебристо-серым материалом, под бархат. Эля любила такие вещи, дорогие на вид, приятные на ощупь и обязательно добротные, на века сделанные.

Лельдис послушно сел, не сводя с меня своих пронзительных глаз. Под этим взглядом становилось неуютно и в то же время удивительно хорошо. Я тряхнула головой, сбрасывая наваждение. Чайник еле слышно присвистнул, сообщая, что вода закипела. Я достала из холодильника заготовки для бутербродов. Нарезку черного хлеба со злаками и нежную красную семгу.

Принялась делать сендвичи, поглядывая на Вела и словно предлагая ему нарушить молчание. Оно не тяготило, нет, скорее придавало нашей встрече особенного шарма. Я не беспокоилась в присутствии незнакомца. Хотя и понимала – насколько же это странно. Я работаю в весьма сомнительном заведении с нехорошей репутацией и опасными посетителями. Впрочем, как и все аналоги. Получаю весьма даже недурственно, чтобы привлечь залетного грабителя. Силища у оборотня, наверняка, немалая. Скрутит – и не замечу, натравит боевое заклятье – не сразу смогу управиться. Не говоря уже о его штучках агента. Сюрпризов у лельдиса, наверняка, навалом. Если верить слухам, их такому обучают… Мирным жителям и во сне не приснится… Но незнакомец за столом не внушал никаких опасений.

Я сделала бутерброды – себе и гостю. Налила мятного чая и опустилась в кресло, напротив Вела.

Лельдис принюхался к напитку и усмехнулся:

– Хорошая штука, снижает желание. На либидо смертных мужчин действует угнетающе. Оборотням просто помогает обуздать инстинкты, – он так подмигнул, что меня с ног до головы обдало жаром.

Я выпрямилась в кресле:

– Давайте ближе к делу. Вы же не для этого ко мне пришли? По крайней мере, очень надеюсь, что так. Я совсем не из тех красоток, что ходят по залу и грациозно предлагают себя за большие и не очень деньги. Вы ведь в курсе?

Вел кивнул, вновь усмехнулся и резко сменил тему беседы:

– Как многие слышали, со времен магического восстания, правительство ревностно следит за местами, где собираются сильные магии. В особенности, за такими, как это. Здесь легко можно поймать настроение. Выяснить у подвыпивших гостей больше, чем они расскажут, пока трезвые.

Я промолчала, давая знать, что жду дальнейших объяснений.

– Вы уникальны в своем роде. Видите ауры существ, ловите настроение и даже с заклятьями умеете разговорить. Только с закрытыми глазами, когда в мозг не проникает свет. Верно?

Я кивнула. Что ж. Домашнее задание он выполнил на «отлично». В том, что мы все под колпаком у спецслужб я ни минуты не сомневалась. После восстания сильных магов подобное выглядит вполне логичным и правильным. Чем воевать, легче предотвратить мятеж.

– Хочу нанять вас для работы здесь и в других клубах как агента под прикрытием. Будете выходить в зал, как моя спутница, общаться и время от времени томно прикрывать веки.

Я усмехнулась. Интересное предложение.

– То есть мне придется изображать вашу девушку?

Он улыбнулся – так, словно я уточняла – в каких позах планируем кувыркаться в постели. Я вопросительно подняла бровь, но жевать не перестала.

– Вы верно поняли, – после минутной паузы ответил Вел, но таким тоном, словно сам не верил сказанному. – Мы будем изображать парочку. И одновременно работать на правительство. Я обеспечу прикрытие и полную безопасность.

А вот теперь он будто клялся. Неуловимо изменился – весь и сразу. И почудилось мне – Вел стал еще мощнее, сильнее, яростней и… даже опасней. Из кота, что развалился у ног хозяйки, подставляя ласке пушистое «пузико», мгновенно превратился в хищного барса. Зверя, но одновременно защитника. Я совершенно не чувствовала себя в опасности. Напротив, казалось – рядом с Велом я могу делать что захочу, когда захочу и как пожелаю. Он убережет, выручит и поддержит.

Вот ведь странно и неожиданно… Я знаю-то лельдиса от силы несколько минут. Внезапная догадка промелькнула в голове вспышкой молнии.

Я отложила бутерброд на тарелку, запила чаем, дожевала, подалась к Велу и спросила напрямую:

– Ты ведь нарочно тогда проиграл? Верно?

Он улыбнулся, немного расслабился, откинулся на спинку кресла изящным движением. Правая рука лельдиса небрежно свесилась с подлокотника и тонкие пальцы пошевелились, будто перебирали струны.

– А тебе как приятней? – ответил вопросом на вопрос, подзадоривал. Я уперлась локтями в стол и потребовала:

– Ответь! Мне приятней узнать правду!

Вел пожал плечами – так словно даже этот жест можно превратить в настоящее искусство, почти элемент танца – и пояснил:

– Я не задавался целью – проиграть или выиграть. Деньги выделило правительство, и я имел право тратить их по собственному усмотрению. Мне требовалось…

– Выяснить мои возможности! – выпалила я.

Он кивнул, совершенно не напрягся, и начал неспешно цедить чай, поглядывая с хитрецой, но и с какой-то затаенной лаской.

И все внутри меня менялось от этого взгляда. Но самое главное – я не понимала, как и чем он меня затрагивал. То ли этой лельдисовской пластикой, доведенной до предела, то ли взглядом – прямым и одновременно теплым, то ли интонациями низкого, бархатистого голоса… Только мне совсем не хотелось выгонять Вела, напротив, его общество все больше нравилось.

– Успокоилась? – спустя минуту спросил лельдис. Я повела плечом.

– Прежде чем делать предложение, мне следовало убедиться, что ты именно та, которую мы ищем. Я давал тебе исследовать разновидности магии, которые должны стать красной кнопкой. Стоп краном. Если заметишь такое, подобное, следует сразу же озадачиться, понять – для чего оно служит и зачем создано. Это ты тоже умеешь, я видел. Вот и все. А деньги… Считай, что прошла тест на каком-нибудь симуляторе против боевой или любой другой магии. И тебе заплатили. Я уполномочен предложить тебе такую же сумму ежемесячно. Что скажешь?

Быстрый взгляд – как выстрел в упор, секундное замешательство на лице, сложенные домиком брови. Пальцы Вела вздрогнули, будто порвали струны. Впервые он показал, что не настолько уверен в себе, как представлялось поначалу. Хочет, буквально жаждет, чтобы я согласилась. Даже согласен поторговаться. Я задумалась, замерла в замешательстве.

Зачем мне все это? Когда-то я мечтала работать в агентстве «Химеры». Помогать планете и ее обитателям избавляться от вредных магических отходов, что загрязняют сильнее, чем заводы и фабрики небеса прошлого. Но порыв остыл, растаял как сугробы весной. Вот они холмами возвышаются над улицами – огромные, выше человеческого роста – и вот уже осели, напитав землю влагой. Осознание собственной бесполезности сделало меня сильнее, но и циничней. Устойчивей к чужим горестям и боли. Нет, я умела сопереживать. Ежемесячно отправляла деньги на благотворительность, несколько раз в неделю совершала свой, маленький подвиг, о котором никому не рассказывала… Но за всеобщее благо больше не радела. Прошел тот восторженный пыл, которым горят сердца героев. Стихли остатки восстания магов, ушли в прошлое сводки о битвах и драках. Подвиг Нины, владелицы агентства чистильщиков и ее химер остался в памяти. Но все больше его затирали второстепенные детали, мелочи, из которых состоит наша жизнь. Я смирилась с собственной бесполезностью, безучастностью к тому, что может повредить миру. И вдруг… такое предложение.

Лельдис будто находился на одной со мной волне, ощущал в унисон, ловил малейшие изменения настроения. Прищурился и добил аргументом:

– Сейчас такие, как ты, важнее боевых магов и даже чистильщиков. Мы: я и другие агенты, храним мир тихо и незаметно. Как Атланты, что держат на плечах небо. Ты не видишь этих незримых героев, но без них небосвод рухнет на голову. Ты можешь стать частью всего этого. А заодно отшлифовать дар на лучших полигонах спецслужб и полиции. Новейшие симуляторы и сильнейшие маги для спаринга и тренировок гарантированы!

Он остановился. Первая часть речи лельдиса заставила задуматься, порыться где-то в тайниках души, обнаруживая все большую неудовлетворенность нынешней жизнью и службой. Вторая часть сработала козырем. Тренировать способности мне было решительно негде. В обычной жизни не встретишь сильные заклятья, не столкнешься с убийственной или подчиняющей магией. А так хотелось научиться управлять ей, уничтожать за считанные секунды. Не возиться так долго, как сейчас. Я ощущала, верила, что способна на большее. Только не могу пока развернуться, расправить крылья и познать все стороны магии.

Лельдис ждал – молчал и смотрел.

– Я попробую. Но при одном условии, – я выдержала театральную паузу.

Вел не поддался – хранил тишину и спокойствие. Агент, что с него взять-то? Их учат сохранять невозмутимость, натаскивают хладнокровно встречать удары судьбы. Что ему мое согласие? Или… Пальцы Вела принялись активней дергать несуществующие струны. Гитарные уже порвались бы.

– Я не дам подписку, что никуда не уеду без разрешения правительства. Как и согласие, что не отправлюсь на Сварайю.

Лельдис ухмыльнулся. И стало ясно – его начальство предвидело и такие возражения.

– Хорошо. Только подписка о неразглашении, – поднял руки Вел, словно сдавался.

Я знала – что означает такая подписка. Тебе в ауру вживляют замороженное заклятье. Вытащить его, избавиться невозможно без помощи суперсовременной медицины и магии. Захочешь предать – получишь амнезию. Заклятье сработает как часовая бомба – сотрет воспоминания о работе на правительство и все, что, так или иначе, с ними связано. Думаю, не пощадит даже ощущения от встречи с Велом. Ни волнения, ни чувства полной защищенности, ни любопытства – кто же он на самом деле, каков в реальной жизни, за фасадом статусного агента, супермачо, настоящего альфа-оборотня.

Ну и ладно! Не больно-то и хотелось. Переживу! Сто лет жила без Вела и еще сто лет проживу!

Я отпила чаю и ответила:

– Согласна. Когда начинаем?

– Завтра! – он наконец-то начал жевать бутерброд, давая понять, что разговор не окончен. Неожиданно! Но любопытно.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации