» » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Поиграй со мной!"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 19 октября 2018, 11:20

Автор книги: Ясмина Сапфир


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Глава 2

Я думала, лельдис захочет поговорить о чем-то личном. Отчего-то даже ждала этого, хотела, до мурашек по спине. Но Вел удивил опять, озадачил в хорошем смысле этого слова. Он начал меня инструктировать.

Спокойно, между делом, пояснять и обучать жестам, фразам, предупреждениям, которые потребуются в работе. Я даже увлеклась, принялась повторять, запоминать, записывать на карманный телефон-компьютер – еще одно чудо техномагии нового мира. Минуты пролетали как мгновения, время таяло, а я слушала Вела и все больше увлекалась нашей беседой. Работой и заодно белым лельдисом. Он так четко и понятно все демонстрировал. Не знаю… Даже сложно описать. Только взгляд неотрывно следил за жестами оборотня, тепло охватывало тело, жар покалывал кожу. Хотелось подольше продлить наше нечаянное рандеву, и Вел будто чувствовал – не уходил, углублялся в детали.

Спустя несколько часов я знала все. Как действовать, если нас рассекретят бандиты или засекут мятежные маги. Как сигнализировать напарнику об опасности, о том, что заметила нечто странное, но не уверена, что оно угрожает. Как спасаться, делая вид, что и не думала о побеге. Как действовать, если нас атакуют.

Казалось бы, я должна испугаться, по крайней мере – хорошенько задуматься. Наверное, другая бы так и сделала. Но я давно работала в заведениях Эли и встречала там всяких и всякое. Пьяных колдунов, уверенных, что любая женщина продается, надо лишь назвать правильную цену. А если и не продается, то подчиняется грубой силе, магии, энергетическому удару. Масштабные побоища напичканных наркотиками или выпивкой посетителей. Магические схватки из-за подозрений в шуллерстве. Я мало чего боялась после всего этого.

Рассекретят – спасусь, нападут – начну сражаться, пустятся в погоню – придумаю, как спрятаться. Заведения Эли научили меня не страшиться почти ничего в этой жизни.

Лельдис оценил. Окинул восторженным взглядом, немного даже сальным, мутным и улыбнулся широко, как никогда прежде.

– А ты смелая девочка, – он сказал это без ерничества, с искренним уважением и восхищением. Я пожала плечами и ощутила, что смущение разливается по лицу нестерпимым жаром. А вот это уже совсем странно. Я древняя женщина, пережила многое, проводила многих и рассталась со многими. Стесняться, как первоклашка заслуженных комплиментов разучилась много столетий назад. И вдруг такое. Лельдис понял, усмехнулся – без малейшей язвительности, скорее покровительственно и произнес:

– Хорошо, что ты не разучилась чувствовать… Это… хм… обнадеживает…

Я замерла, не зная, что ответить и как отреагировать. Сама думала – давно разучилась. Все как-то притупилось, будто выключилось. Восторг удачи, острота опасности, надрыв риска и яд отчаяния. Все то, что так будоражит в молодости, придает жизни трагизма, но и наполняет ощущением вселенской радости.

Что-то Вел пробудил во мне. То, что не пробуждалось даже с перерождением…

Невольно вспомнилось: что стар, что мал.

Почему-то перед глазами всплыла бабушка, что рассказывала, как дед называл ее. Химера, она пережила любимого мужа и затосковала всерьез и надолго. Сейчас она вроде бы воспрянула. Но вторично замуж не вышла, серьезных отношений так и не завела. И всякий раз, вспоминая деда, краснела как девочка, опускала глаза или, напротив, вскидывала их к потолку и мечтательно повествовала о свиданиях, семейных путешествиях, совместной жизни.

Мы вместе похоронили маму и навсегда распрощались с ней. Мама уродилась человеком, не химерой, и нам изначально суждено было потерять ее. Я помню, как упала на сырую землю кладбища, не чувствуя ни влаги, ни холода, хотя на дворе стояла февральская стужа. А бабушка… бабушка выглядела какой-то отстраненной, далекой от мирской суеты. Словно ожидала подобного исхода, готовилась и пережила уже очень давно. Грядущие потери, боль и одиночество. Такое же чувство поселилось позже и в моей душе, приглушив ощущения. Стала ли я более черствой, холодной? Не знаю. Но краски жизни померкли. Как-то постепенно и со временем, незаметно, но очень сильно и отчетливо. И вот сейчас вдруг вернулись, ослепляя мощью эмоций, остротой переживаний и яркостью впечатлений. Я смотрела на Вела, слушала его и чувствовала себя Матой Хари, которой впервые поручили работать в стане главного врага державы. Юной разведчицей – отважной, капельку безрассудной, эмоциональной внутри и хладнокровной для внешнего мира.

Я ожила…

Не знаю хорошо это или плохо. Уж слишком давно не испытывала я странного трепета под взглядом мужчины, не волновалась – что он подумает и не тревожилась о завтрашнем дне.

В любом случае, внутри зрело ощущение – я меняюсь. Помимо воли, без весомых причин, но безвозвратно.

Вел наблюдал, внимательно, неотрывно, отслеживал реакцию на собственную речь. Когда вывод сформулировался в моей голове, лельдис только слабо улыбнулся:

– Бывает, – сказал так, словно пережил ровно тоже самое. Причем, недавно, вот буквально на днях.

– Держи контракт! – без перехода объявил Вел и сунул мне под нос виртуальный договор, закрепленный магией и печатью. С такими я прежде никогда не сталкивалась. Читала про них, что-то смотрела в интернете, но воочию видеть не доводилось. Договора сейчас заключали кто во что горазд. Одни пользовались надоевшими бумажками, другие разорялись на виртуальные бланки, которые в любой момент можно распечатать и превратить в реальные, материальные. Достаточно техномагического принтера. И только самые богатые, продвинутые заключали такие контракты, как лельдис.

Договор выглядел почти настоящим. Белый, глянцевый с подписью министра внутренних дел, печатью объединенных спецслужб и госсовета. Ага. Высоко же мы забрались! Я пробежала глазами строчки. Ага. Вроде бы ничего особенного, того, что настораживает. Личные данные сторон, пункты о вознаграждении, обязанности и права сторон. Об этом мне Вел уже рассказывал. В контракте я не увидела ничего нового. Подняла глаза на лельдиса, и поймала странное выражение лица. Словно он сильно волновался и одновременно любовался мной. Тайком, но тут я его застукала. Под моим взглядом оборотень вальяжно откинулся на спинку кресла и криво улыбнулся, выдавая напряжение.

– Подпишешь? – спросил, не удержался.

Я махнула рукой вместо ответа. Аурный след прочертил на документе оранжевую линию, изрезанную сложным узором. Я приложила палец там, где требовалось, и скрепила договор ДНК. Дело сделано.

Вел спокойно забрал документ, и тот исчез в кольце-компьютере оборотня.

– Останешься отдыхать или захочешь прошвырнуться вместе по местам, где нам предстоит работать? – он предлагал, даже надеялся. Но у меня решительно не оставалось сил. Усталость навалилась внезапно, потяжелила веки. Лельдис заметил почти моментально и выражение лица его неуловимо изменилось.

– Отдохни, Лея. Могу я тебя так называть? Как принцессу из старого земного фильма?

В его устах слово «принцесса» прозвучало так сладко… Я словно почувствовала себя юной девушкой, за которой ухаживает замечательный парень. Обращается как с настоящей королевой, дарит заботу, тепло и уверенность в завтрашнем дне. Помогает – всегда и во всем. Я невольно улыбнулась. Измотанность лишила последнего сопротивления. У меня не оставалось сил что-то изображать, строить из себя недотрогу. Играть роль невозмутимой и самодостаточной стервы. Вел снова оценил и не стал пользоваться случаем. Быстро встал, почти поклонился и стремительно удалился к двери.

– Завтра проинспектируем заведения. У тебя же выходной! Как раз самое время, – донеслось до меня из прихожей.

Дверь тихо отворилась и закрылась почти бесшумно. Я прикрыла глаза, зевнула и потянулась. Яркая аура лельдиса начала удаляться. Я проводила его взглядом до соседней улицы. Пока пестрая толпа смертных и нелюдей не заслонила снежно-белого призрачного зверя с оранжевым силуэтом мужчины внутри. С каким-то странным сожалением оторвалась я от созерцания уходящего лельдиса и сладко потянулась снова.

Сегодня выдался очень непростой день. Мало кто знал, что химера Элейна, которая демонстрирует дар на потеху богатой и развращенной публики, подрабатывает в больнице для тяжелораненных магически – коротко БТМ. Никакая сверхсовременная аппаратура, никакие средства диагностики не различали травмы ауры, застрявшие в ней заклятья и колдовские конструкции так четко и ясно, как я своим даром. И вот химера Элейна, что вечерами заключала пари на огромные деньги, днем бесплатно трудилась в БТМ. Наверное, услышь об этом завсегдатаи казино Эли, не поверили бы, обвинили во лжи. Да и встреть они меня там, вряд ли стали бы рассказывать.

Не то место, чтобы наведываться ради забавы, от скуки. Тот, кто оказывался там, надеялся на чудесное исцеление близких или сам угодил в беду. Тут не до интриг, тайн и расследований.

Сегодня попался тяжелый случай. Почти безнадежный. Девочка, лет двенадцати, раненая в подростковой магической потасовке. Дети детьми, но сильные маги, что учатся со смертными, колдунами послабее – это как мины, смертельные подарки от старых войн. Нет-нет, да и рванет где ни попадя. Вроде бы правительство хотело организовать отдельные учебные заведения – как раз для таких детей, «одаренных магически», как толерантно принято выражаться. Да только родители жестко воспротивились. Сослались на неравенство, предрассудки после восстания, изоляцию ни в чем не повинных ребятишек. Вот и случались порой такие «недоразумения». Заклятье магического кинжала вонзилось прямиком в сердце девочки. Она еще дышала, но постепенно уходила из жизни. Билась у палаты зареванная мать. Звала дочку, внезапно затихала, разглядывала платьице девочки: голубое, с воланами, с кровавыми пятнами, с крошечным цветным стеклышком в кармашке и опять сотрясалась от рыданий.

Я помогла. Оно того стоило, хотя и стоило мне немалой магии. Работа предстояла точечная, ювелирная. Энергии на такое тратилось немало. Убедить заклятье, успокоить, чтобы не защищалось, не вредило малышке, а затем осторожно вытащить, не зацепив края раны. У меня ноги тряслись от слабости и ощущения важности момента. Не дай бог что-то не получится, не дай бог заклятье озвереет. Даст отпор неведомой химере, что пытается обуздать его, призвать и подчинить. Тогда малышке конец. Но у меня получилось. А тут еще и врачи подоспели, принялись плести заклятье исцеления, зашивать аурными нитками. Я оценила, прикрыв глаза, и побрела отдохнуть перед вечерним шоу.

Из палаты вышла через черный ход, чтобы не встречаться с обрадованной матерью. Но знала – девочка будет в порядке. Теперь ее наверняка вылечат. Причина недуга устранена полностью, аура уже начала заживление – у детей все происходит быстро, легко, в отличие от взрослых. Рубец останется, но и только.

Вниз, по узкой витой лестнице, на выход, на неверных ногах, хватаясь за холодные металлические перила. Я полдня пыталась восстановиться, но полностью магией не насытилась.

Вечернее представление добило окончательно. Проверка лельдиса отняла немало силы, а наш разговор добавил усталости. Я быстро окатилась теплым душем и забралась под пуховое одеяло. Слишком много потеряно энергии, тело уже не согревалось, дрожало от холода. Я сжалась в позе зародыша и постаралась восстановить кровообращение. Завтра позволю себе заслуженный отдых. Прокачусь с Велом по ночным клубам, игровым заведениям и барам Мейлимира. Послезавтра вернусь в больницу, когда восстановлюсь уже полностью. Иначе и страдальцам не помогу, и сама загнусь.

Кто же знал, что планы сбываются лишь в одном случае – в наших красочных фантазиях.

С этими мыслями я согрелась, ощутила, как тепло наполняет усталое тело, вытянулась и уснула.

Мне снились бесконечные поля Сварайи. Планеты, что некогда соединилась с Землей, родины оборотней и магов, по крайней мере так у нас считалось. Именно Сварайя навсегда изменила историю Земли, дала толчок к техномагическому развитию нашей цивилизации. Но сама медленно умирала, загубленная нерадивыми жителями. Колдуны веками пользовались магией, создавали заклятья, уничтожали, загрязняя планету остаточной магией. Как выяснилось, это гораздо страшнее чем озоновые дыры, нефтяные пятна в водоемах и прочие экологические катастрофы. От этого планета еще может сама оправиться, от магических же загрязнений – никогда. Только после глобальной чистки, которую, в итоге, все же планете устроили.

Вот еще почему химер так ценили – только они умели безболезненно уничтожать остатки заклятий, спасая Землю от участи Сварайи.

Я видела ее во сне, словно вновь туда переместилась…

Выжженная магией земля, что неспешно возрождалась, под действием новых технологий. Правительство Земли и местные энтузиасты постепенно наводили порядок на планете. Был создан очень необычный портал, что пропускал только нужных магов и оборотней. Вроде бы его конструировали несколько колдунов, и какой-то особенный маг, о котором мы почти ничего не слышали. Он напитал портал собственной энергией, запрограммировал пропускать существ только с конкретными целями, без дурных мыслей, без жажды власти. Тех, кто шел созидать. В обе стороны.

И погребенная под тоннами мертвых растений, животных, заклятий планета медленно сбрасывала их с себя, как ящерица – старую кожу. Появились молодые леса. Непроходимые топи превратились в озера, иссохшие русла рек наполнились живительной влагой и рыбой. Сварайя вздохнула полной грудью, а у нас появилась возможность заниматься благотворительностью там, где прежде господствовала лишь грубая сила.

Я не просто так оговорила, что не откажусь наведываться на Сварайю. Я несколько раз туда ездила с отрядом медиков без границ и спасателей. Мне нравилось помогать тем, кто прежде даже не надеялся на поддержку. Видеть счастье в глазах исцеленных от воздействия магических осколков детей, наблюдать как они поправляются. Калеки начинают играть в догонялки, незрячие – впервые за многие годы восторженно встречают алый рассвет, глухие – наслаждаются пением птиц. Те, кто не поднимался с постели годами, наконец-то выбираются на улицу, щурясь на яркое дневное солнце, вдыхая свежий запах юной листвы. В такие минуты, редкие в жизни, я чувствовала себя совершенно счастливой.

Но экспедиции снаряжались все реже. Благотворители по-прежнему отправляли на Сварайю гуманитарную и врачебную помощь, но правительство занялось каким-то другим важным проектом. До нас долетали обрывочные сведения и сложить общую картину никак не удавалось. Частные организации еще курировали планету. Государственные же решили, что Сварайе и ее жителям дано уже достаточно за деньги налогоплательщиков. Полиция навела там порядок, с помощью лояльных к земным порядкам племен оборотней. Они почти воевали бок о бок с солдатами, агентами, наемниками с Земли. Отважно сражались за то, чтобы родная планета получила новый шанс и будущее. Она и получила. И вот теперь земное правительство переключилось на то, что казалось ему гораздо более нужным для сохранности мира.

Из неофициальных источников Эля слышала, что создается некий эликсир, лишающий магии. Не всех и не в любом случае. Только колдунов, ворожей, ясновидящих. На оборотней зелье не действовало. Их магия тесно переплеталась с физическими особенностями, со второй ипостасью, аурой зверя. Она словно бы цеплялась за гены, за саму суть наших рас. Очень мощные маги тоже, вроде бы, частично сохраняли дар. Только он становился не в пример слабее. Правительство проводило эксперименты на осужденных за прошлое восстание колдунов и вроде бы часть из них оказались более чем удачными. Некоторые провалились. Но работы не прекращались ни на час.

Я так и не определилась, как относиться к этой новой идее фикс власть имущих. С одной стороны, страшило, что нечистые на руку чиновники получат в руки такое оружие против любого колдуна, чародейки, ясновидящей. Но с другой казалось правильным лишать дара тех, кто пользовался им для разрушительных целей. «Лекарство от магии» представлялось и спасением и очередным способом продвижения не слишком честных целей и проектов. И больше всего радовало то, что оборотни не подвластны новому зелью.

Химеры не просто так назывались в честь древне египетских чудищ. Именно так и выглядела наша вторая ипостась. Долгое время химеры не знали, что могут обращаться. Затем долго учились этому, и у многих получалось далеко не с первого раза. А потом нашелся способ ускорить процесс, сделать его простым и безболезненным.

Ходили слухи, что спонсировали исследования Нина, хозяйка агентства «Химеры» и ее муж – Невист, серый вербер – представитель редкой породы оборотней. Но точно никто не знал откуда пришли средства. Зато повсеместно открылись курсы, где обучали химер обращаться.

Я прошла такие же и очень успешно. Навострилась быстро принимать звериный облик и плеваться аурным пламенем. Пожалуй, это стало еще одним аргументом в пользу согласия на работу с Велом. Я знала, что в крайнем случае, смогу достойно ответить обидчику на любую убийственную магию. Правда, на это уходило много энергии. Становясь человеком, я едва держалась на ногах. Но разве лельдис со мной не ради того, чтобы прикрыть в случае экстренной слабости?

Странно рассуждать во сне о судьбах планет, о будущей работе с Велом и возможных сражениях. Белый лельдис приснился мне тоже. В облике человека и в облике зверя. Волновал, будоражил, сбивал с толку и… заставлял снова и снова чувствовать, как когда-то очень давно. В юности… Рождал этот забытый трепет внутри, когда чудится – в животе бабочки, в голове туман, а в мыслях постоянно крутится чужой мужчина…

Я проснулась ближе к полудню. Очередное детище техномагии – компьютер, без аккумулятора и электропитания на рабочем столе включился как по команде. В воздух выплыло сообщение, похожее на белое облачко с буквами.

«Доброго утра, хозяйка. Местное время одиннадцать двадцать семь. На Сварайе – тринадцать часов двадцать три минуты».

Я уже не помнила зачем настроила умную машину на такой режим. Но улыбнулась, потянулась как сытая кошка, и неторопливо поднялась с постели.

Хотелось неспешно начать новый день, выдохнуть, побаловать себя блаженными часами безделия, глупых поисков новостей в интернете и сериалами. Но… судьба решила иначе. Посчитала, что я достаточно выспалась, взбодрилась и отдохнула вволю. Пора включаться в водоворот жизни.

Внезапно монитор моргнул алым – цветом предупреждения. Я застыла на постели, в ожидании новостей. Сообщение неспешно поднялось в воздух. Я прочла и внутренне похолодела. Проклятье! Ну почему сейчас? Когда я так ослабла после вчерашнего исцеления? Ладно, не время раздумывать, переживать и сетовать на судьбу. Мне намного лучше, чем тем, кто попал под лавину в ближайших горах. Очередной подарочек старой войны – заклятье магического разрушения очнулось и принялось крушить все вокруг. И, конечно же, по закону подлости на склон приземлился туристический автобус. Никогда не понимала этих людей, что отправлялись в горы, бродить по ущельям, взбираться на пики и ночевать в палатках. Современное техномагическое снаряжение для альпинистов-любителей делало такие походы практически безопасными. Практически… Вот ключевое слово. В таких местах никогда не знаешь – чего ожидать…

Взрыв обрушил автобус в гигантское ущелье и завалил каменными глыбами. Сколько пострадавших, никто точно не знал. Но отряд медиков без границ, с которым я постоянно поддерживала связь, писал, что мои услуги могут очень даже понадобиться. Чистильщики уже прибыли на место, сильные маги из службы спасения – тоже. Меня ждали…

Я вздохнула и проинспектировала ауру. Да уж… не обнадеживает ни капельки. Втрое слабее обычного моего состояния, на восстановление потребуются сутки или дольше. Которых у меня нет, а у жертв аварии, и подавно… Ладно, придется жертвовать собой.

Я наскоро помылась, оделась в черные лосины с блузкой из специальной чудоматерии, что впитывала выделения тела, нейтрализовала запахи и защищала от слабых ударов. Сейф охранялся заклятьем невидимости. Я подошла к стене, прикрыла глаза и нашла его. Нечто, похожее на огненную лилию, с лепестками-щупальцами и желтыми тычинками. Я позвала, и магия откликнулась. Признала и нехотя отодвинулась. Металлическая крышка открылась сама собой. Только для меня. Случись что с хозяйкой, сейф чувствовал и самоуничтожался слабым магическим взрывом. Внутри мерцали алыми гроздьями рубинов запрещенные на Земле артефакты. Усилители магии. Я раздобыла их через Элю и ее клиентов-мафиози. Этими штуковинами пользовались только агенты спецлужб. Усиливали собственную магию в сотни раз, если того требовала миссия. Затем приходила ужасная отдача. Слабость, тошнота, головокружение. Несколько суток ты чувствовал себя как пьяный. Ладно, мне не нужен весь запас энергии, только половина. Значит, восстановлюсь послезавтра. Как-нибудь переживу пару дней на адреналине и желании двигаться. Не впервой. Да и Вел под рукой.

Я прикрыла глаза и сосредоточилась. Артефакт обжег руку, вспыхнул так, что я отвернулась и комнату расчертил объемный узор. Будто каждую точку пространства пронзили невесомые нити. Красные, оранжевые и зеленые. Фейерверком взорвались в местах пересечений, рассыпав вокруг сотни мелких призрачных конфетти. Сильно запахло озоном, словно за окнами начиналась гроза.

Дело сделано. Я подала охранному заклятью аурный сигнал. Лилия-осьминог дернула крышку сейфа – и тот беззвучно захлопнулся. Заклятье неуклюже вернулось на место, накрыло щупальцами тайник и замерло до следующей встречи с хозяйкой. Тронь его чужак – последует удар магической булавы, сравнимый разве что с упавшей на голову бетонной плитой, а затем – контрольным выстрелом – очередь аурных пуль. Они пробивали энергетику любого существа насквозь, не зависимо от плотности ауры и магии. Любой, получивший такой отпор, лечился долгие месяцы, если вообще полностью восстанавливался. Поэтому магические сейфы не вскрывали. Если уж очень приспичило – взрывали аурным пламенем. Но на такое способны лишь единицы боевых магов. Так что… мое имущество охранялось более чем надежно. Не зря я потратила на защитное заклятье почти годовые сбережения – такие штуковины по карману немногим. То, что охраняла лилия-осьминог стоило в разы больше. Но даже не это главное. Главное, что достать его под силу лишь единицам. И не всякий возьмется за такую работу снова. Даже ради Эли и ее лояльности.

Я вдохнула и пропиталась магией. Она потекла по венам, заструилась под кожей. Казалось – найду рычаг и переверну Землю, перемещу Сварайю и сдвину Солнце. Но я очень хорошо знала цену этой невиданной силе и невероятной магии. Ощущению всемогущества, помноженному на ложное впечатление собственной неуязвимости. Тяжело вздохнула и собралась на выход. Позавтракаю в машине. Сухим пайком. Благо, я всегда держала его, на такой случай. Хорошо иметь магический холодильник, что содержит продукты при нужной температуре, влажности и давлении. Если потребуется – и согреет, и разморозит.

Я решила выйти с заднего хода. У каждого номера отеля «Эльвира» был такой, на случай если постояльцы спасаются от полиции или просто не хотят ни с кем встречаться. Мафиози, владельцы нелегальных магических заведений усиленно старались держаться в тени, не «отсвечивать» перед силами правопорядка. Знаменитости, что пришли в игорный дом пощекотать нервы, боялись папараццы, сторонились назойливых поклонников, да и просто пытались сохранить инкогнито. Эля обеспечивала им это полностью. Все секретные выходы вели на безлюдную сторону улицы. Туда, где располагался пустырь, поросший малиной и ежевикой. Растения вовсю научились пользоваться погодными куполами, призывать их, подстраивать под себя, словно понимали больше, чем нам хотелось бы думать. Незваные гости – дикие поросли в самом сердце города – обеспечили себе максимум комфорта. Росли, цвели, благоухали круглый год, заманивая ребятню и случайных путников большими, округлыми, сочными ягодами. Я облизнулась. Нет, сегодня не до этого.

«Улицы, которые никогда не спят», демонстрировали полную противоположность собственному прозвищу. В просвете между высотками, похожими на два старинных замка – заведением Эли и соседним рестораном – они выглядели совершенно пустыми. Я вышла в день, вдыхая прогретый на солнце воздух и запах липы. Несколько деревьев окружали «игорный дворец», поднимаясь до самых пятигранных башенок, увенчанных оранжевыми крышами. Здание благородного цвета кофе с молоком радовало глаз. Пестрые вывески на каждом его этаже померкли и больше не зазывали прохожих «попробовать азарт на вкус». Этот слоган знали все в городе и сразу же понимали – о каком казино речь.

На просторных брусчатых тротуарах бродили лишь редкие полицейские, в новенькой темно-синей форме и прыгали солнечные зайчики. Самые оживленные вечером и ночью улицы Мейлимира, тихо подремывали после загула. Впрочем, как и всегда.

Вдалеке, облитые щедрым дневным светом раскинулись здания-паутинки, ажурные салфетки, арки и волны. Магия творила с камнем все, что захочется. Только фантазируй. И люди ни в чем себе не отказывали. Богатые любят создавать такое, что бедным и в голову не придет.

– Так я и знал! Едешь на аварию? – голос Вела заставил вздрогнуть. Я оглянулась. Неподалеку притормозила в полуметре от земли черная машина без опознавательных знаков. На ней даже номера не было. Такие могли позволить себе лишь немногие. И, видимо, лельдис – один из них. Вел стоял рядом с летучим джипом, в небрежной, почти вальяжной позе хищника, что в любой момент готов атаковать. Одет, как и я – черные водолазка и брюки из суперматерии подчеркивали мощную фигуру, особенную стать лельдиса.

– Что ты здесь делаешь? – не удержалась я от вопроса.

Он пожал плечами:

– Твой тайный героизм не ускользнул от внимания правительства. Естественно, мне и о нем сообщили. Когда по секретным каналам связи объявили о несчастье, я сразу подумал, что такое ты не пропустишь. Смотрю прокачалась артефактом? У меня есть пилюли, которые смягчат обратку. Только разработали. Поедешь со мной? – он выглядел уверенным, спокойным, но в глубине зеленых глаз таилось волнение, уголки губ чуть вздрагивали. Наверное, это, а еще странная убежденность, что лельдис выручит в любом случае, поддержит и спасет, отмели последние сомнения. Я двинулась к машине. Вел кивнул, улыбнулся с явным облегчением и галантно приоткрыл дверцу.

Стоило забраться в салон, как от запахов еды закружилась голова. Бутерброды с нежной семгой, красной и черной икрой, пицца с поджаренными колбасками, пышный румяный омлет с грибами… Ммм… А еще булочки. Горячие, с пылу, с жару. Кругленькие, белые, с хрустящей корочкой.

– Я взял на себя смелость привезти завтрак. Наверняка ты не успела нормально поесть, – он не предполагал – утверждал, но прозвучало вежливо и без лишней напористости. Я покосилась на лельдиса. Он продолжал улыбаться: мягко и ласково, словно мы не отправлялись в место, где ежеминутно придется рисковать жизнью в схватке с неведомой магией. Кто знает – на что еще запрограммировали мятежники заклятье. Почти все их магические новоделы оказывались многофункциональными убийцами и разрушителями. Атаковали всех, кто поблизости, дробили кости, превращали внутренности в кашу, пронзали сотнями аурных пуль, пытались настрогать как ветчину для сытного обеда, внедряли в ауру разрывные снаряды. За время работы с медиками без границ я такого насмотрелась… Казалось, мятежники не просто хотели побеждать, им нравилось убивать: неспешно и очень болезненно. Странно… но бодрость и спокойствие лельдиса передавались и мне. Будто заражали воздушно-капельным путем, как вирусы.

Я устроилась в мягком черном кожаном кресле, первым делом пристегнулась, как порядочная, и лишь потом потянулась к столику – он высился между удобных сидений. Лельдис разместился напротив. Налил чаю – себе и мне. Машина взмыла в воздух так мягко и полетела настолько ровно, что жидкость в больших белых чашках лишь едва колыхалась.

Автопилот и джип оказались на высоте. Уверена, такие в обычном автосалоне не купишь. Стандартные автопилоты «рулили» чуть хуже опытных шоферов. Наш не уступал им ни капли, а джип поражал маневренностью и скоростью.

Я прикончила два куска пиццы, один бутерброд и только тогда любопытство окончательно победило голод.

– Никогда не видела тебя на операциях медиков без границ, – напрямую сообщила я Велу. Он ухмыльнулся. Перестал жевать пиццу и пояснил:

– Обычно я в них и не участвую. Это сегодня решил сделать исключение. Из-за тебя.

Я думала, он скажет что-то еще, но лельдис криво улыбнулся и продолжил трапезу. Я немного выждала, в надежде, что Вел дополнит ответ, но он и не собирался этого делать. Только посматривал пронзительным зеленым взглядом так непривычно, что мурашки бежали по телу. Казалось, перед лельдисом нечто невиданное: прекрасное и необъяснимое. То, что ужасно хочется потрогать, изучить, присвоить. Но не позволяют обстоятельства: не время, не место, да и прав таких у Вела нет. Я выпила пару чашек чая и все-таки не сдержалась:

– Почему же из-за меня изменил привычке?

Лельдис пожал плечами, словно говорил «Долго объяснять» и произнес:

– Черт его знает. Беспокоился за тебя. Судя по отчетам спасательница ты отчаянная. Не хотел, чтобы с тобой случилось нехорошее.

Вел снова прервался и принялся невозмутимо цедить напиток. Агент, что с него возьмешь? Лельдис слишком высоко ценил тайну собственных помыслов, эмоций, порывов. Не доверял никому на сто процентов, и не собирался вот так вот запросто меняться, ради малознакомой химеры. Но мне все равно чудилось – он открывается, обнажает нутро, и сам поражается этому.

На долю секунды подумалось: а ведь мы очень похожи. Я тоже большую часть жизни ношу панцирь, свято оберегаю дорогое, родное. Те малости, что еще остались. Никого не пускаю дальше мимолетных эмоций, желаний тела, мыслей, что легко можно высказать вслух при чужих. Ни одного чувства постороннему взгляду, ни одного воззрения чужому слуху, никаких личных данных даже приятелям. Я привыкла так жить, адаптировалась. Всегда начеку, в напряжении. Максимальная конфиденциальность, минимальная откровенность.

Вел, похоже, существовал также. И вот теперь вдруг начал нарушать собственные принципы, отказываться от привычек, переступать границы… Почти болезненно обнажать желания и порывы.

Белый лельдис понимал это тоже, как-то по-своему переживал новые ощущения, неожиданные для себя самого поступки. Смотрел исподлобья и молчал, неспешно глотая горячий травяной чай.

Тишина окутала невесомым коконом. Не столько напряженная, сколько наполненная: невысказанными чувствами, мыслями, желаниями… За окнами давно раскинулись окраины – кажется, джип Вела использовал недопорталы. Такие техномагические штуковины, что позволяли здорово сокращать дорогу. Я не понимала принципа их действия. Знала лишь, что некоторые участки пути мы словно проскакивали за считанные мгновения.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации