» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Поиграй со мной!"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 19 октября 2018, 11:20

Автор книги: Ясмина Сапфир


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Шрифт:
- 100% +

…Перепалка длилась несколько минут. Вел парировал обвинения, выпады, оправдывался и переходил в ответную атаку. Бабушка разбушевалась не на шутку, но и лельдис оказался не лыком шит.

– Так значит, у вас были отношения с одним из моих начальников? С кем же? Дайте-ка подумать…

Заря замерла, оцепенела и остановила на Веле тяжелый, обреченный взгляд. На долю секунды возраст проступил на лице бабушки. Так подсудимый наблюдает за присяжными, в ожидании обвинительного приговора. В надежде и страхе, с пониманием, что уже ничего предпринять не в силах.

– Знаю! – Вел щелкнул пальцами в воздухе – так грациозно, словно танцор во время очередного изящного па. – Лейнар Ролти! Он нашел пару, встречался с ней, но не женился. И на вопросы сочувствующих не отвечает! Он ведь! Вы к нему ходили, чтобы получить доступ к операции? Не представляю, кто еще мог его предоставить, учитывая секретность моей миссии. Осведомленных чиновников – раз два и обчелся. Лельдисов среди них только двое. Бриолис Лейн, бессменный глава секретных служб, но он давно и счастливо женат. Остается только Лейнар. Да и обстоятельства сходятся.

Заря выпрямилась, набрала в грудь побольше воздуха, яростно сверкнула глазами и вспылила окончательно:

– А тебя это не касается, мальчик!

– Вот и вас мои отношения с Леей не касаются! – выпалил Вел. – И то, что она моя пара тоже не ваше дело!

Было видно, что оба хорошенько потоптались на болевых точках друг друга, поиграли на нервах оппонента.

Заря первой опустилась на стул, и демонстративно уставилась на меня. Вел повторил и тоже воззрился с ожиданием. Чего, спрашивается? Я вам не третейский судья! Сами решайте свои разногласия.

Я вытащила булочки из духовки, присела и произнесла нарочито спокойным, практически равнодушным тоном:

– Дорогие мои, бабуля и соратник по шпионским заданиям. Я буду работать с тем, с кем захочу. И никто меня не остановит. Я буду общаться с тем, с кем пожелаю. И никто мне не указ. Сама решу – чего стоит Вел. Сама сделаю выводы по поводу лельдисов. А вы уж как-то сами договаривайтесь. Если Заря вступила в нашу команду, придется работать вместе, действовать заодно. И что-то мне подсказывает – сегодняшний колдун лишь вершина гигантского айсберга. Он проверял меня, исследовал возможности заклятий. Я лично такой магии еще не видела. А вы встречали нечто подобное?

Заря мотнула головой, взяла булочку и принялась остервенело отщипывать кусочки, отправляя их в рот и тщательно прожевывая. Будто вспомнила старый научный трактат, что мы когда-то читали в интернете. Там говорилось, что пища не усваивается, если ее не прожевать основательно, вот прямо до состояния кашицы.

Вел тоже покачал головой.

– Вот и будем от этого плясать. И забегая вперед скажу, – я повернулась к бабушке всем корпусом. – В городе попахивает масштабным заговором. Поэтому я предпочитаю быть в курсе дел, на гребне волны, нежели ждать, пока она накроет с головой и лишит кислорода. Я понятно выражаюсь?

Вел удивленно приподнял брови и не сдержался – съязвил от души:

– Вашему семейству бы книги писать. Выражаетесь прямо как в романах!

Во взгляде Зари так и читалось: «Напишем! Не сомневайся! Твоей кровью!»

Глава 5

Я думала, начнем с родного клуба. Но Вел потянул на выход из квартиры, что вел к пустырю с малиной и ежевикой. Мы вышли в полумрак пятачка между домами, окольцованного огнями неспящих улиц.

И словно исправляя это недоразумение, над головой закружили сотни светлячков. Зрение высших оборотней среагировало на изменение освещения мгновенно – перестроилось как у кошки ночью. Очень вовремя! Вел метнулся в сторону, Заря за ним, я же только и могла наблюдать, как лельдис прижимает к дому кузнечика, сдавив тому горло руками. Заря остановилась неподалеку, готовая обратиться и окатить незнакомца аурным пламенем – с головы до ног, если потребуется. Устроить горячий душ с летальным исходом.

Я думала – все, конец кузнечику. Лицо Вела отражало лишь беспощадную животную ярость – так зверь полосует когтями человека, что покусился на его потомство. Не помня себя, не думая о сострадании, действует почти на одних инстинктах.

Даже вспомнилась забавная детская песенка: «Но вот пришла лягушка, прожорливое брюшко и съела кузнеца!»

Однако что-то над головой мага полыхнуло, лельдис замер, словно не верил глазам и отступил, продолжая держать незнакомца на горло.

– В следующий раз решай свои проблемы иначе! – выпалил в лицо кузнечика Вел. Маг передернулся, попытался высвободиться, но мощная пятерня оборотня пригвоздила к стене намертво. Вел оскалился, демонстрируя четыре клыка, положенных ему по расе. Казалось, они даже удлинились от ярости. – Говори! Кто тебя послал?

– Те же, кто и тебя! – фыркнул кузнечик. – Ты же узнал аурное клеймо агента! Просто я работаю над другим проектом. Но меня попросили показать эти штуковины Элейне. Сказали – лучше нее никто не разберется. И у нее, действительно, отлично вышло. Жаль, что заклятья уничтожены полностью. Впрочем, у нас осталось еще несколько подобных. В сетях и замороженные.

– А ну-ка всем молчать! – утробный рык другого лельдиса заставил меня вздрогнуть и дернуться. Но только меня. Заря ухмыльнулась и приняла вид скучающей дамы высшего света, пока кавалер из кожи вон лезет, чтобы пригласить на вальс капризную зазнобу.

Из черноты возле угла дома выплыла мощная мужская фигура. Незнакомец напоминал Вела – пластикой, грацией и фигурой. Те же изящные жесты, те же стремительные броски, та же скорость и бесшумность. Грубовато высеченное лицо, не лишенное благородства и длинные черные волосы, забранные в тугую косу. Черный лельдис с синими глазами. Вблизи он казался чуть старше Вела, гораздо уверенней и намного опасней. Двигался чуть поводя плечами, как танцор, с эдакой характерной ленцой дикого хищника, что неторопливо подбирается к жертве. И та обречена с самого начала… Даже мне стало слегка не по себе.

Кузнечик смачно выругался на общем языке, и добавил что-то каркающее, видимо, на родном наречье. Многие маги Сварайи по-прежнему передавали собственные наречья из поколения в поколение, чтили культуру и быт родных племен, стремились не отрываться от корней даже тут, на Земле.

Вела появление собрата не удивило ни капли. Заря усмехнулась и выдала:

– Скоро в этом тупике агентов станет больше, чем рыб в океане. Лейн? А тебе-то чего здесь понадобилось?

Лельдис посмотрел на бабушку так, что у меня защемило в груди. Так верный сторожевой пес, что не раз рвал на куски чужаков за хозяина и его имущество воспринимает равнодушие единственного и на все времена любимого человека. У меня аж мурашки побежали по спине. Мне больше не требовалось выяснять – кто этот лельдис и какие отношения у них с бабушкой. Заря небрежно повела плечом и отмахнулась.

Лейн покосился на Вела – так смотрит лев, что потерял прайд на счастливого сородича, в окружении сытых львиц и здоровых котят.

– Пришел защищать вас. Объясню по дороге. Я так понимаю, Вел направляется в «Тихую заводь». Заведение дорогое, помпезное и всегда проблемное в плане нелегалов. Я буду вам помогать. А ты, – он полоснул по кузнечику таким взглядом, что тот поежился и, если бы не рука Вела на шее, боюсь, вообще сполз бы по стеночке. – Еще раз подобное выкинешь, окажется на моем братском суде.

– Да мне же Бриолис приказал! – Жалобно простонал колдун. – Я держал при себе магическую заморозку. Если что – остановил бы заклятья на несколько минут. Достаточное время, чтобы их уничтожить.

– Я все сказал! – на долгие объяснения Лейн не разменивался – не хватало терпения. Удар ладонью по воздуху, взгляд, такой что хочется спрятаться – и кузнечик окончательно сник.

Еще один жалобный взгляд в сторону Зари – и Лейн устремился к стоянке.

Вел отпустил кузнечика, усмехнулся, глядя в бледное лицо агента и поравнялся со мной на выходе из пустыря. Мы покосились друг на друга и обменялись улыбками. Заря двигалась за Лейном и словно пыталась прожечь его спину взглядом.

«Маньяк» бабушки вывел нас к большому черному джипу, как и ожидалось – без опознавательных знаков, номеров и даже фар. Кажется, машина использовала аналог ночного зрения оборотней. Особенное заклятье. Джип удерживал другие авто на приличном расстоянии, но сохранял инкогнито и мог подлететь совершенно незаметно.

– Узнаю твоего тяжеловоза, – хмыкнула Заря. – Думала ты сменил привычки. Хотя, в таком возрасте уже не меняются.

– Возраст тут не причем! Я не изменяю тому, что люблю! – с вызовом произнес Лейн и в голосе его послышались болезненные нотки. Он резко отвернулся и скользнул в машину, что услужливо распахнула дверцы хозяину.

Мы разместились в просторном салоне, отделанном неожиданно светлой тканью, под бархат. Мягкие кресла крутились как хочешь, и мы дружно развернулись к столику с закусками. Бутерброды с ломтиками мраморной ветчины, нежной красной рыбы, икры обещали настоящий праздник вкуса. Спелые виноградные кисточки теснились в прозрачной вазе, похожей на огромный бокал и свешивали наружу зеленые и глянцево-черные ягоды. Вино, чай и соки тоже прилагались. Но мы все оказались больше заняты другими проблемами.

Заря сложила руки на столе, уперлась в Лейна взглядом «пытки запрещены только законами смертных» и выпалила:

– А теперь объясняйтесь!

Следующий ее взгляд предназначался кузнечику. Такой, что простой маг, не агент, уже сполз бы под стол, от греха подальше. Кузнечик выдержал, только поморщился и поежился под прицелом зеленых глаз Вела. Глядя в лицо белого лельдиса, даже мне стало немного не по себе.

– Ну и чего молчим? Объясняйтесь, правительственные перцы! – еще громче потребовала Заря.

Машина мягко поднялась в воздух. Мимо окон, наверняка со специальными стеклами – зеркальными снаружи и прозрачными внутри – замелькали здания Мейлимира. Мы так резко набрали высоту и скорость, встроились в поток авто на воздушной трассе, что становилось ясно – я далеко еще не все знаю о техномагии.

Заря поджала губы и стукнула кулаком по столу. Лейн поморщился, сделал вид, что объясняет вовсе не потому, что бывшая взвинчена и обещает новое погружение в пучину своего глубочайшего презрения.

– Значит так. Знакомимся. Я Лейнар Ролти. Руководитель магической службы разведки. Отдельное подразделение спецслужб. Создано сравнительно недавно. Вот этот актер погорелого театра, – лельдис выбросил руку – и кузнечик даже чуть отклонился на кресле. – Аттари Имри, из службы агентов внутренней безопасности. Очередное новое подразделение. Создано, когда выяснилось, что некоторые заключенные после предыдущего восстания колдунов управляют своими бандами из-за решетки. Мало того, планируют побеги.

– А смысл? – удивилась Заря. – Ну сбегут они, дальше-то что? Всю жизнь скрываться? Шарахаться от каждого полицейского? Подозрительного прохожего? Таким существам не просто затеряться в толпе. Их, таких, на Земле единицы! Любой слабенький колдун по ауре опознает. А уж химера – и подавно.

Лейн посмотрел на бабушку с оттенком доброй иронии. Вообще из этих двоих злилась она, он же заметно радовался встрече и терпеливо сносил выкрутасы возлюбленной. Внезапно я поняла, что симпатизирую вовсе не импульсивной Заре, а ее «маньяку». Мужчина терпел, ждал и продолжал помогать своей паре, не смотря на длительную размолвку.

– Сварайя начала оживать. Планета постепенно обретает нормальный вид и очищается. Местные оборотни помогают навести там порядок. Но! Планета огромна, общего государства там как не было, так и нет. И затеряться на бескрайних ничейных просторах ничего не стоит. Вот мятежники и вынашивают планы. Вначале рвались сюда. Бросили родину умирать от последствий своих действий. А теперь вот спешат обратно – познать свободу от Земного правительства и контроля спецслужб. Аттари поручили выяснить – что за новые заготовки заклятий нашли в покинутом недавно логове бандитов. Штуковины, сами видели, занимательные.

– А что? Лаборатории уже не работают? Какого черта? – привстал Вел. Заря приподнялась тоже. Аттари отклонился сильнее и опрокинулся бы, вот только кресло оказалось намертво вмонтировано в пол.

Кузнечик спал с лица и переводил испуганный взгляд с Вела на бабушку, время от времени косясь на Лейна с немой мольбой. «Маньяк» вмешиваться не планировал, напротив, позволил магу проникнуться своей неправотой, даже если так приказало руководство. Кузнечик напрягся, поежился и выдавил:

– Лаборатория не может так точно идентифицировать. Но меня снабдили средствами для обезвреживания заклятья, в игральном заведении работала охрана и очень неплохая. Мы не собирались причинять вреда химере.

– Стоп! – вклинилась я и тут же стала мишенью для четырех удивленных взглядов.

– Тогда почему вы расстроились, что я обезвредила заклятья? Подчинила их и уничтожила?

Теперь свирепые взгляды сошлись на Аттаре. Тот неловко пожал плечами, еще сильнее напоминая кузнечика и промямлил:

– Мы надеялись, что такие заклятья можно использовать… Ну в наших целях, разумеется. А вы слишком быстро с ними управились. Получается, небольшой отряд химер – и все, нет смысла в подобной магии. Враги ведь могут завербовать кого-то из ваших. За деньги, за какую-то важную услугу, еще за что-то… Почти у всех есть своя цена. Просто не всегда она материальна…

Кузнечик поджал губы и опасливо огляделся. Нет, спутники пока не собирались рвать его на части и развешивать в разных районах города как мокрое белье на веревках. Кажется, Аттари обрадовался.

– Это не так! – возразила я. – Я уникальная химера. Другие не подчиняют себе магию. Только обезвреживают. Химеры делятся на несколько видов. Одни способны видеть только поврежденную магию и уничтожать ее, чтобы не загрязняла среду. Другие, и их очень мало, легко различают живые заклятья. Способны неплохо с ними сражаться. Обезвреживать и обращать в энергию. Таких, как я, больше не знаю. Возможно, я, и вовсе, единственная. Я могу внушить заклятью нужные эмоции, действия, перехватить у хозяина управление, натравить на него же, подчинить, успокоить.

– Я видел! – не без восхищения произнес кузнечик. – Химеры очень закрытая раса. Нам мало что известно о ваших сородичах. Во всяком случае, ваши сведения помогут. А наш эксперимент…

– Будет стоить тебе жизни, если повторится! – прорычал Вел, и на лице его застыла такая гримаса, что я невольно поежилась.

– Мы тебя вместе на лоскутки рвать станем! С чувством, с толком и с расстановкой. Лицензию на убийство я уже получила! – внезапно добавила разгневанная Заря. Впервые они с моим лельдисом выступали на одной стороне. Вел удивленно приподнял брови, Лейн тоже. Бабушка небрежно повела плечом и пояснила:

– За внучку я готова сражаться в связке с кем угодно! Даже с чертом лысым! Она моя единственная родственница. Больше у меня никого нет на этом свете.

Желваки Лейна заходили ходуном, лельдис крепко сжал кулаки и стиснул челюсти. Слава богу, хоть не до зубовного скрежета.

Вел заметил, метнул в начальника сочувственный взгляд, но промолчал. Несколько минут мы летели в полной тишине – каждый переваривал новости, думал о наболевшем, прокручивал в голове недавний диспут.

Еда наполняла салон десятками ароматов. Они щекотали ноздри, отзываясь на языке знакомыми отголосками вкуса. Словно я уже пробовала свежие блюда. Спутники переглядывались: недоверчиво, гневно, по-доброму. И в этом молчании чудилось намного больше смысла, эмоций, мнений, нежели в прежней бурной дискуссии.

Напряжение в воздухе ощущалось отчетливо, эмоции спутников вспыхивали и фонили в разные стороны. Я будто смотрела фильм про истории их отношений, жизней, планы, проекты. Настолько отчетливо различались чувства и порывы окружающих. Несмотря на то, что сегодня даже самый слабенький аурой смертный мог загонять эмоции глубоко, не позволять читать их с первого взгляда. Но уж слишком сильны были чувства спутников. Не хватало им места в ауре, не удерживались.

Радость и горечь встречи с потерянной парой, злость и неодолимое притяжение к своему мужчине, затаенная надежда, страх, недоверие. Каждый читался буквально на раз.

Я оторвала крупную, блестящую виноградинку и отправила в рот. Налила себе травяной настойки и решила, что пора бы обсудить грядущее дело. Куда-то мы ведь летели и наверняка вскоре прибудем на место. С таким-то транспортом сомневаться не приходилось.

– А куда мы направляемся? – мой вопрос прозвучал подобно крику в тишине сонного леса. «Тихая заводь» давно осталась позади. Я знала это заведение, как и многих других конкурентов игорного клуба Эли.

Лейн будто проснулся ото сна, встрепенулся и тряхнул головой.

– В нелегальный клуб «Демоны и ангелы». Я решил изменить планы Вела в связи с новыми обстоятельствами. Объясню позже. Заведение то еще. Магической шушеры масса, бандиты отдыхают там через день. Надеюсь застать кого-нибудь полезного. Заодно разведать обстановку. Чувствую, что именно там они обмениваются новыми заклятьями.

Вел прищурился и посмотрел на Лейна с вызовом. Сейчас они и впрямь напоминали двух мощных львов, что встретились на одной тропке и не желают уступать дорогу. «Маньяк» сделал пару быстрых жестов, словно переговаривался с подчиненным на каком-то своем языке. Вел нахмурился, но кивнул – видимо, соглашался с доводами. Заря фыркнула, но на взгляд Лейна не среагировала. Похоже, решила замучить «маньяка» презрением. Черный лельдис ожидал вопроса пары, но она решила сыграть в молчанку. Лейн заметно потемнел лицом, кожа на его скулах натянулась, подчеркнув резкость крупных черт.

Мне опять стало жаль маньяка бабушки.

– А почему бы не позволить пленным сбежать? Они же собираются уйти на Сварайю. А там места на всех хватит. Опять же – сэкономят деньги налогоплательщикам, – спросила я Лейна, чтобы немного разрядить обстановку. Он посмотрел, как учитель на ученика, что спрашивает: зачем нужна математика в обычной жизни. Ну, действительно, почему бы не считать все на калькуляторах. В магазине, на рынке, в любой ситуации.

«Маньяк» сложил руки на столе, переплел пальцы и подался вперед – ко мне и к Заре.

– В первую очередь это покажет слабость правительства Земли против сильных магов. А такого допускать нельзя ни в коем случае. Мы уже видели, что случается, когда мощные колдуны чувствуют свое превосходство и стремятся его всем продемонстрировать. Так вот. Сейчас мы стоим на пороге чего-то похожего. Если не осадить гадов, не показать им – что мы хозяева положения, новой войны не миновать. Надеюсь, никто не поспорит с тем, что война – плохо, а мир, пусть даже ценой больших затрат и усилий – хорошо и желательно?

Лейн обвел салон пытливым взглядом. На лице Вела читалось – он полностью разделяет убеждения начальника. Заря не впечатлилась совершенно. Воззрилась на бывшего как на политика, что обещает дешевое жилье, хорошие дороги, высокие зарплаты и… все это получает он сам и его подчиненные. Кузнечик выглядел готовым ко всему. Похоже, еще не отошел от «горячей встречи» и обещаний страстной расчлененки.

С минуту каждый переваривал услышанное. И только бабушка собралась высказаться, скривила губы как капризная малышка и набрала в грудь побольше воздуха, как машина стремительно пошла на снижение.

Я предполагала, что летим куда-то на окраину. Все-таки нелегальное заведение. Ну где еще оно может прятаться от цепкого взгляда разведки и полиции? Но я ошиблась – пресловутые «Демоны и ангелы» притаились под самым носом у властей. Мы притормозили возле здания-паутинки, с мириадами этажей, сплетенных в сложный ассиметричный узор. Такие строились только на границе между центром и соседними улицами.

В принципе, после недолгого осмысления выбор нелегалов становился понятным. Попробуй-ка разыщи что-то в этом каменном кружеве. Тут не сразу угадаешь как с этажа на этаж-то переместиться.

Машина включила режим невидимости. Я не сразу поняла это, пока встречные водители не перестали от нас уклоняться. Джип сам легко лавировал в потоке авто, полностью скрытый от чужих глаз. О такой технике я слышала давно. Не удивилась, скорее поняла – Лейн, на самом деле, очень богат и влиятелен. И дело даже не в стоимости заклятий, что накладывались на машину – неподъемной для среднего класса. Нет. Дело в законах.

В последние годы многие технологии невидимости и анонимности запретили по всей планете. Не то, чтобы правительство волновали такие мелочи, как единичные аварии на дорогах, когда подвипившие «короли мира» «перехватывали руль» у автопилота и на полной скорости влетали в другие авто. Проблема в том, что неумехи из числа золотой молодежи: дети высших оборотней, сильных магов, смертных олигархов покупали права и заодно «весь пакет магии». Автосалоны быстро смекнули, что таким клиентам можно «втюхать» кучу ненужных вещей. Включая заклятья для невидимости, анонимности полета и даже ночного машинного зрения. И все бы ничего! Кошельки богатеев не худели, работники автосалонов возили семьи на хорошие курорты, покупали детям дорогие игрушки, а женам – шубы и драгоценности. Вот только безопасность на дорогах резко ухудшилась. Количество аварий со смертельным исходом превысило все мыслимые пределы. Травмированные и раненые заполнили больницы, почти как во время магических войн. Даже трезвыми дети «богатых и знаменитых» умудрялись чудить не по-детски. А уж пьяными, под наркотиками, под психотропными заклятьями…

В общем, пришлось запретить всю подобную магию. На нее выдавали специальные лицензии и только тем, кому требовалось в работе. И если Лейн имел разрешение, применял не только на службе, в обычной жизни – значит маньяк шишка та еще. Что-то вроде Эвереста.

Джип справился с управлением без сучка без задоринки. Никем не замеченный приземлился на стоянке одного из скрытых ярусов здания. Двери призывно распахнулись. Лейн вышел первым и галантно протянул руку Заре. С другой стороны предложил мне ладонь Вел. Я приняла ее, бабушка отвергла помощь «маньяка» и лихо выпрыгнула из машины самостоятельно. Лейн поморщился, Вел улыбнулся. Мужчины обменялись взглядами, в которых сразу читалось: кто завидует, пусть и по-доброму, а кто сочувствует, причем от души. Заря сделала вид, что ничего не заметила.

Мы очутились на просторной площадке, со всех сторон огороженной высоким забором. Сквозь розовые прутья из камня и металла, выполненные в виде тонких спиралек, просматривался город и другие этажи паутинки-здания. Пейзаж с ярусов таких построек всегда казался нереальным. Словно ты завис на мягкой перине облака и лениво наблюдаешь за суетой вокруг. Машины носились мимо как деловитые пчелы, что доставляют нектар в ульи. Откуда-то издалека легкий ветерок приносил звуки и запахи. Аромат горячей пиццы и булочек, чуть горьковатый привкус алкоголя, сытный запах жареного мяса с картошкой и много других, до боли знакомых. Музыка проносилась мимо обрывочными партиями. Восторженная классика Моцарта, убойный металл, от которого у меня в момент закладывало уши, попса разных лет «изготовления», томный джаз и обжигающая страстью латина. Странный коктейль, вне времени и пространства.

Вел потянул за руку, и мы всей толпой двинулись к лифту. Чудеса техномагии только начинались. Кабинка маскировалась под провал в здании. Стоило нам подойти к пропасти, как изнутри словно чертик из табакерки выскочил лифт и двери его моментально разъехались. Так избавлялось заведение от незваных гостей. Званным и желанным обязательно сообщались тонкости. Нет, жертвы не множились – все знали о таких свойствах построек с кучей подпольных заведений и не рисковали понапрасну. Всегда находились «добрые люди», что просвещали охочих до азартных игр и развратного досуга горожан. Полиция и спецслужбы лихо подстраивались под новые реалии «теневого мегаполиса». Находили тех, кому не терпелось отомстить за проигрыш – а в заведениях, вроде этого, порой обдирали до нитки, до последней тряпицы на теле.

В общем, все, кому требовалось, информацией владели. Да и сами игорные, публичные и прочие «дома досуга», как их еще называли, были заинтересованы в привлечении клиентуры. Никак не в случайных переломах и, уж тем более, смертях любопытных и журналисткой шумихи вокруг.

Просторная серебристая кабинка с десятком кресел по периметру приглашала в долгое путешествие. Однако четыре возможных этажа советовали не особенно расслабляться. Просто здешние гости любили все делать на широкую ногу. Даже если нужно минутку проехаться в лифте.

Вел с Лейном переглянулись, и бабушкин маньяк выбрал второй этаж. Как я про себя пошутила – остановился на золотой середине.

Кабинка бесшумно сдвинулась и выпустила нас в просторный серебристый зал, украшенный почти барельефами. Высшие оборотни в звериной ипостаси, магические сражения, цветы, деревья красовались на всех стенах. Выполненные с такой ювелирной тонкостью, что я различала пух в густой шерсти оборотней, перья птиц, прожилки на листьях. По периметру зала поблескивали платиной несколько дверей – от пола до потолка. Уверена – простой силой их не открыть – слишком тяжелые. Только магией. Так отсеивались слабые колдуны и смертные. Хм… Выходит, мы на особом этаже клуба. Там, куда попадают лишь избранные.

– Магическая рулетка? – удивился Вел и посмотрел на Лейна так, словно тот привел нас в клуб для самоубийц. – Ты уверен?

Маньяк приостановился, пропустил группу чародеек, одетых так, словно явились в клуб для порочных развлечений. Язык не поворачивался назвать то, что драпировало женщин платьями. Скорее римскими тогами, что лишь поддерживали там, где надо, выставляя достоинства фигуры напоказ.

Когда «скромницы» скрылись в одной из дверей, Лейн посерьезнел и произнес вполголоса:

– Они собираются тут. Место очень специфическое. Каждый первый – не зайдет, даже в щелку не заглянет. Низшим оборотням – и тем не прорваться. Сразу отсекаются многие полицейские патрули, зеваки, агенты, без достаточной подготовки и магии.

На лице Вела отразилось понимание, смешалось с осуждением.

– С нами женщины, ты еще не забыл?

Лейн набычился, выпятил грудь и закрыл собою Зарю.

– Знаю и раз привел, значит уверен в безопасности химер! – выпалил он.

Сейчас лельдисы больше не общались как подчиненный с начальником, скорее, как соратники или напарники. Никого это не удивляло, не напрягало и не озадачивало. Ни самих оборотней, ни кузнечика. Даже мы с бабушкой слышали – агенты экстра-класса отбрасывали субординацию, если сталкивались на заданиях или сотрудничали. Почти все они были единоличниками, гордецами, каких свет не видывал и большинство – волками одиночками. Не терпели чужаков на своей территории, не любили работать в связке, в команде. Привыкли получать задание через особую систему связи или в кабинете начальников и действовать по собственному разумению.

Лейн прекрасно знал, что помощь Вела получит лишь в единственном случае – если забудет о служебном неравенстве. И действовал мудро, терпеливо – в точности, как вел себя и с Зарей. В нем чувствовалась внутренняя сила, несгибаемая воля существа, которого жизнь ломала, калечила, чья судьба не раз делала такие повороты, что у другого давно сорвало бы крышу.

– Ладно. Верю тебе на этот раз! – с вызовом пророкотал Вел.

Лейн склонил голову и вскинул ее, чтобы сделать всем знак замолчать. Мимо проследовали несколько сильных магов – изрядно подвыпивших и здорово взвинченных. Их эмоции среди обычных выделялись бы как костры среди пламени свечек. Мощные, горячие, небезопасные для посторонних и владельцев тоже. Что ж… вскоре таких вокруг окажется много. Пора бы подстраиваться и ассимилировать.

Заря кивнула, словно уловила направление моих мыслей или прочла по лицу – все-таки бабушка, знала меня как облупленную и нянчила с колыбели.

– Мы с вами разбитная компания двух сладких парочек и мага-одиночки, который не прочь, – Лейн так подвигал бровями, что поняли даже те, кто не владел китайской грамотой спецслужб.

Заря фыркнула, но возражать не спешила. Лейн заметно обрадовался – посветлел лицом и приосанился. Бабушка насупилась, а я посмотрела на Вела. Белый лельдис мягко пожал ладонь и сказал только:

– Я тебя защищу, если что, Лея.

И этого почему-то показалось достаточно. Голос Вела – тихий, ласковый, какой-то интимно-нежный, проникал в самые уголки сердца, души. Все внутри трепетало, сжималось под ложечкой, и голова становилась менее ясной. Все больше там крутилось мыслей, никак не связанных с заданием, правительством и рисками, которым мы подвергались. Я подумала и взяла Вела под руку. Лельдис чуть напрягся от нашей близости, и я снова испытала прилив радости. Чувствовать, как твой мужчина небезразличен – что может быть приятней для женщины? Самые пылкие признания меркнут перед этим открытием. Когда одно касание говорит больше десятков затертых до дыр пафосных фраз.

Заря посмотрела на Лейна исподлобья. Но маньяк все-таки приблизился – так ветеринар приближается к раненому зверю, чтобы вылечить и выпустить на волю. Я прямо залюбовалась. Еще пара шагов, несколько слабых выдохов, тишина: легкая и мягкая как кошачья поступь – и Заря идет под руку со своим маньяком. Отчетливо фонит раздражением, но и подавленным удовольствием. Она его все еще любит, так я и думала.

Лейн подтолкнул к двери Аттари – словно ягненка на заклание. Тот не возражал – видимо, готовился к подобному фокусу. Коснулся ручки, дождался свистка – негромкого, даже мелодичного – и дверь чуть-чуть приоткрылась. Кузнечик распахнул ее перед нами и сделал красноречивый жест. Мол, заходите, господа хорошие.

Сам двинулся первым, как и хотел Лейн.

Мы вошли, и дверь захлопнулась за спинами, будто отрезала пути к отступлению, сомнения и страхи перед новыми впечатлениями.

Огромный зал был полон мощных магов, высших оборотней и чародеек. Несколько сильных ворожей притулились в углу барной стойки. Я думала, внутри как в других игорных заведениях. Автоматы соблазняют легкой наживой, рулетки обдирают зевак по воле фарта, за карточными столами разгораются поединки удачи, актерства и умелого расчета. Но помещение удивляло с первых шагов.

В центре зала располагалось округлое возвышение – метра на полтора, если не больше. На нем вращалась рулетка, только не черно-белая. Секторы раскрасили в оранжевый, белый, голубой, алый… почти все цвета радуги присутствовали. И что-то подсказывало, они чисто символические. Никаких других опознавательных знаков на рулетке не было.

Публика устроилась за столиками в виде драконов и василисков, что держат на спинах округлые столешницы. Такими же необычными, как и весь интерьер. Все здесь привлекало внимание – настолько, что глаза разбегались.

Сводчатый ассиметричный потолок переходил в стены с колоннами, вроде сталактитов и сталагмитов. Шары из техномагического геля, подсвеченные изнутри, реяли высоко над головами, ежеминутно меняя форму и цвет. То собирались в причудливы узоры, то рассыпались стайкой встревоженных птиц, то слипались в стаю мелких рыбешек. Животные выглядели как настоящие, а орнаменты – произведением искусства.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации