» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Поиграй со мной!"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 19 октября 2018, 11:20

Автор книги: Ясмина Сапфир


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Больше никогда, слышишь, никогда не смей прикасаться к моей женщине!

В эту минуту Заря вскочила и двинулась к выходу. Лейн побежал за ней, не слишком деликатно отодвинув стриптизершу – девушка, как ни в чем ни бывало, продолжала выкаблучиваться рядом с лельдисом.

Я смотрела на бабушку, на Вела – и с места не могла сдвинуться. Кузнечик выпрямился, замер соляным столбом и ждал окончания драматической сцены. Зрители наблюдали, обсуждали, гудели. Им снова нравилось. Еще бы! Разве не для этого они сюда прибыли? Чтобы пощекотать нервы зрелищем чужих страстей, переживаний и порывов. Ужасом перед страшной гибелью от «руки» заклятья или ревностью, что лишила рассудка соседа по столику. Неважно! Главное сильные эмоции, адреналин, тестостерон!

В голове с убийственной ясностью прокручивался недавний разговор с бабушкой. То, как она описывала лельдисов, моя собственная реакция, надежда, что Вел не такой… Я вдруг четко представила себя на месте Зари, в тот, злополучный день, когда она отправилась к начальнику Лейна. Воображение дорисовало и остальные события, поставив меня на место бабушки, а Вела – на место маньяка.

Все мгновенно смешалось и перепуталось. Я смотрела на Вела, а видела Лейна и наоборот, я уже не разбирала. Страх и разочарование бились в груди с каждым ударом сердца, пока свободные медики уносили окровавленное тело стриптизера. Лицо василиска выглядело одним сплошным синяком, из рассеченных ударом скулы и брови обильно сочились кровь и сукровица. Руки и торс парня пострадали не меньше. Желто-бордовые градины на голубом полу выглядели россыпью драгоценных камней на серебряном поле. В воздух взвивались радужные эмоции зрителей, слишком пестрые и яркие для такой сцены.

Черный костюм лельдиса скрывал результаты драки, и только на белоснежных волосах поблескивала алая роса.

Вел приближался неспешно, осторожно, понимая мои эмоции, читая их по лицу, старался не прерывать зрительный контакт. В его глазах отчаяние смешалось с раскаянием, ярость схлынула, ревность отпустила, и лельдис совершенно преобразился. Брови сошлись домиком, губы поджались. Он походил на ребенка, что признал провинности и ждет гильотину сурового наказания.

Но это не утешало, вот ни капельки. Не сказать, чтобы я сильно переживала за танцовщика. Уверена, он и не такое тут повидал. Не зря же так быстро сориентировался, и дрался поначалу весьма неплохо. Я вдруг поняла, что любой, кто слишком приблизится: друг, товарищ, да тот же Эргий, с которым мы всегда общались накоротке – может стать жертвой ревности Вела. И лельдис не остановится, не очнется, пока не превратит бедолагу в кровавое месиво.

Бабушка не преувеличивала – лельдисы маньяки, настоящие звери, ужасные и прекрасные, но слишком опасные и непредсказуемые.

Вел почти достиг моего кресла. Но я инстинктивно вскочила, отшатнулась, выставила руку в сторону лельдиса, не давая приблизиться окончательно и бросилась вон из помещения. Заря и Лейн уже скрылись за дверью. Я пулей вылетела следом. Увидела бабушку, что несется, не глядя на Лейна. Тот что-то бубнит, негромко оправдывается, пытается объясниться по поводу стриптизерши… Дальше все происходит как в замедленной съемке…

…Заря подходит к лифту, садится и торопливо манит меня за собой. Я заскакиваю. Сама не понимаю, как преодолела такое расстояние за считанные мгновения. Лейн и Вел кидаются следом. Но Заря торопливо жмет на кнопку. Лельдисы застревают в дверях, тужатся. Мы дружно выталкиваем их что есть силы и уезжаем, не думая – куда и зачем. На внутренней стороне серебристой кабинки остались кровавые отпечатки пальцев – напоминанием о том, от чего мы сбежали. Несколько капель оглушительно падают с них на пол…

Глупо, конечно. Нас привез сюда Лейн, только у него есть машина, наши остались слишком далеко. Но Заря уверенно выходит на стоянке и шагает к первой попавшейся машине с оранжевыми шашками такси и мигалкой.

Лельдисы настигают, что не удивительно. Один их шаг равен трем нашим. Прыжок – и метра два позади.

Такси приветливо распахивает двери, и мы почти ныряем в салон, когда сильные руки смыкаются на моей талии. Буквально подвешивают над землей. Я собираюсь вырываться, инстинктивно тычу локтями назад, пытаясь сразить Вела. Но он вдруг шепчет:

– Лея, пожалуйста. Прошу тебя, выслушай. Ты же моя пара… Это инстинкт. Понимаешь? Мне надо привыкнуть. Поначалу рядом с парой инстинкты и чувства взвинчены до предела. Желания бурлят в крови неутоленной жаждой. Это как безумие. А тут такое… Прости, конечно я тебе доверяю… Просто инстинкты сработали и подчинили…

Он тараторит: суматошно и рвано, надрывно дышит и прижимает покрепче. С каким-то непередаваемым глухим отчаянием. И я обмякаю, слушаю, успокаиваюсь. Словно издалека доносится голос Зари, что лупит по воздуху кожаной плетью.

– Вот и шел бы к своей раздетой девице! Не смей меня трогать, придурок пернатый!

Они с Лейном как два подростка, вот уж ей богу. Маньяк тяжело дышит, выдыхает в лицо Зари:

– Дура ревнивая! Для меня нет никого другого! Неужели ты не понимаешь? Я почти сорок лет не был с женщиной! С тех пор как ты меня бросила!

Вопль черного лельдиса разносится по стоянке, огибает машины, отражается от стен и пола. Все вокруг замирает. Да уж! Признание почище, чем в женском сериале! Таксист смеется в кулак. Лейн поворачивает к нему звериный оскал – и шофер столбенеет с вытянутой физиономией.

Заря кричит что-то еще. Лейн отвечает, просит, ругается, возмущается. А я затихаю в руках Вела. Он отпускает, позволяет повернуться, придерживая за талию, словно боится, что сбегу, все-таки не дослушаю.

И вдруг говорит прямо в лицо:

– Это глупо, Лея. И вообще люди не верят в любовь с первого взгляда. Но у лельдисов и других оборотней так. Увидел – и все, ты больше себе не принадлежишь. Лея, прости меня. За то, что напугал, подорвал доверие, сделал неприятное.

Боль в зеленых глазах, желание, вздрагивающие губы, горячие руки, прерывистое дыхание… Я прижимаюсь к Велу и молчу, пропитываясь его волнением, жаром. Белый лельдис каменеет – абсолютно и весь, дышит натужно, часто-часто и молчит, прижимая сильнее.

Чуть отстраняется, впивается в губы поцелуем и стискивает так, что возбужденное мужское тело буквально штурмует, рождая волнение. Язык, губы, вздутые вены на шее… Он такой страстный, пылкий, необузданный… Я согреваюсь, млею и наслаждаюсь. Тепло струится по телу, собирается в животе, опускается ниже, отвечая на призыв лельдиса. Такой, что даже паралитик бы заметил.

Вел дрожит – эмоции зашкаливают. Безумие ревности, страх потери переходят в бешеное желание обладать. Лельдис сдерживается из последних сил, прикусывает губу, жадно глотая воздух. Внизу живота подергивается от бешеного пульса внушительное свидетельство его возбуждения. Вел отстраняется медленно, с огромным трудом. Трясет головой, словно приводит себя в порядок.

– Нам надо искать следы заклятья, – говорит очень хрипло, еле дыша. И я внутренне ликую, забывая неприятные мгновения. Он так дорожит мной… так меня жаждет… Он мой… от макушки до пят. От этой мысли голова идет кругом. Вел усмехается – криво и не очень весело, чуть поддергивает брюки, оправляется и оглядывается на вторую сладкую парочку.

…Заря немного успокоилась, но все еще смотрела на Лейна зверем. Черный лельдис выглядел расстроенным, но старательно скрывал эмоции за маской напускного хладнокровия.

Очнулся первым, огляделся по сторонам и спросил:

– А где Аттари? Кто-нибудь его видел?

Глава 6

Кузнечика поблизости не оказалось. Вел все еще тяжело дыша оглядел стоянку, и я последовала его примеру. Промежуточная «крыша» здания-паутинки, розоватый каменный пол, с вкраплениями металла, высокий забор из крутых спиралек, другие авто всех размеров, видов и форм. Массивные джипы, с закругленными носами, в основном насыщенных, спокойных оттенков: бордового, черного, темно-синего. Маленькие, юркие спортивные авто: назвала бы иномарки, но нынче термин утратил смысл. Земные государства слились воедино и раздробились на территории оборотней, колдунов и смертных. Нет, по закону каждый имел право жить там, где заблагорассудится: не зависимо от расы, возраста и национальности. Старые государства, границы, виды на жительство и зеленые карты благополучно канули в Лету, едва появилась погодная магия. Теперь прекрасные условия для жизни, вечное лето, мог обеспечивать любой город земного шара: хоть на полюсе его построй, хоть на экваторе.

Но так уж вышло, что существа разных рас предпочитали селиться обособленно. Впрочем, как и люди. Кому захочется, чтобы его ребенку оторвал руку какой-нибудь лельдис или вербер? Поджег спину, макушку мощный маг, что еще не до конца оседлал собственные силы? Да и договориться с существом собственной расы было куда проще – культура, образ жизни и все остальное не так сильно разнились.

Удлиненные, средних размеров машины рядом с остальными «кругляшками» напоминали крокодилов, выкрашенных безумцами в разные цвета. Канареечно-желтые, кипенно-белые, розовые, голубые, алые…

Владельцы авто клуб покидать не спешили и на стоянке мы оставались в гордом одиночестве. Не считая, конечно, нескольких таксистов – невольных свидетелей нашей любовной драмы. Аттари так и не появился. Мы с Зарей виновато оглянулись на лельдисов. Проклятье! Если бы не наша истерика!

Мужчины поняли, почти одинаково развели руками – одной расы все-таки, и реакции очень похожие.

– Мы тоже сплоховали, – первым отозвался «маньяк». – Понеслись за вами, не оглядываясь. Вот что делает с оборотнем пара. Совершенно лишает рассудка, взвинчивает чувства.

В его голосе тоска смешалась с отчаянием. Лицо Зари немного прояснилось, хмурые брови разошлись в стороны. Бабушка быстро приблизилась к Лейну и нежно погладила того по плечу. Уж не знаю, что на нее нашло, но черный лельдис сразу воспрянул духом. Посмотрел с благодарностью, накрыл рукой ладошку бабушки и с минуту молчал, будто пропитывался этим ощущением, вспоминал, чуть прикрыв глаза, и едва не урчал от удовольствия.

Наконец, он взбодрился и предложил:

– Возвращаемся? Аттари, конечно, дурень каких мало. Но не бросать же его за это в беде?

Я собиралась согласиться, Вел кивнул, но Заря решительно замотала головой. И прежде чем удивление вырвалось наружу вопросом, произнесла больше в мою сторону:

– Я запомнила его ауру. Думаю, внучка тоже. Давайте мы вначале поищем парнишку?

Лейн ухмыльнулся, словно говорил «Слона-то я и не заметил», Вел коротко поддакнул.

Я прикрыла глаза, опираясь на крепкую руку белого лельдиса – она придавала уверенности, окутывала аурой защищенности.

Так. Энергетика Аттари. Все живые существа имели особенную, только им присущую энергетику. Она, как отпечатки пальцев, давалась при рождении и почти не менялась, разве что расцветала эмоциями. Сила ауры определялась по густоте, насыщенности цветом, объему и свечению. У оборотней она всегда принимала форму их зверя и обязательно содержала оттенки, присущие масти.

Я хорошо запомнила энергию кузнечика, еще по опасной игре в клубе Эли. Такое солнце, с обрезанными лепестками, внутри синий, посередине розоватый, по краям переходит в насыщенно-красный. Во время сильных тревог аура кузнечика шла крупными лиловыми волнами. Я принялась исследовать внутренним взором помещения, вернее ауры, что в них находились – сами стены, двери, мебель не видела. Но отчетливо различала всех, кто там находился. Колдунов, оборотней, ворожей, чародеек… Заклятья, что обеспечивали здание удобствами и даже растения в цветочных горшках и кадках.

Мне хватило нескольких секунд, чтобы понять – паника напрасна. Ничего с Аттари не случилось. Просто кузнечик решил, что наши разборки затянутся, и отправился в одиночку отслеживать заклятье. Вернее, путь, по которому оно прибыло в зал для рулетки.

Сам по себе Аттари магию, конечно, не видел. Впрочем, как и большинство колдунов, что лишь ощущали пляску энергий, интуитивно определяли – откуда угроза и различали нечто вроде аурных слепков. Такие размытые фантомные пятна, похожие на световые, испущенные витринами или фонарями в ночном городе.

Но я бы очень удивилась, отправь спецслужбы колдуна на задание, не снабдив его своими штучками-дрючками. Аттари управлял заклятьем поиска. Эдакой аурной зверушкой, похожей на гигантскую каракатицу. Она вытягивала во все стороны плоские щупальца, исследовала территорию и двигалась за остаточной энергией. Ежеминутно мигала то алым, то зеленым, чтобы хозяин видел направление, понимал – удачен поиск или же нет.

Видимо, пока мы поддались эмоциям, кузнечик времени даром не терял – дал поисковику понюхать остатки раненых заклятий. Подозреваю, что потребовал сосредоточиться на самом сильном – по крайней мере, я бы именно так и поступила.

И вот теперь Аттари напоминал мне древнего сыщика с поисковой собакой, что неслась впереди, отыскивая след и указывая направление.

Сейчас каракатица уверенно бежала по нижнему этажу нашего яруса, вдоль яркого аурного следа монстра из рулетки. Я открыла глаза. Заря победно улыбнулась:

– Жив ваш Аттари и без нас пытается найти источник заклятья. Но лучше нам поспешить. Похоже, источник не сильно жаждет быть найденным. И вполне может нанести дуралею удар. Всего я не разглядела. Но то, что там не один мощный маг – уверена. Кто знает, сколько их еще прибудет на защиту.

Я издала невольный смешок. Насколько же они похожи с черным лельдисом! Даже слова подбирают одинаковые! Давно пора взяться за ум. Перестать ревновать друг друга и сойтись, наконец. Судя по лицу Вела, он считал также.

– Веди! – предложил Лейн.

Заря смешливо отдала честь, и двинулась к лифту.

На сей раз мы ехали чуть дольше – до самого нижнего этажа яруса. Вышли в зал цвета темной бронзы, с множеством черных распахнутых дверей. За одними толпились бордовые карточные столы с суровыми и задумчивыми игроками. За другими – рулетки, в окружении существ, что подергивались и смешно переступали с ноги на ногу в ожидании вердикта фортуны. За третьими дамы изгибались в двусмысленных позах, чтобы послать шар в лузу бильярда и попутно закадрить какого-нибудь страстного оборотня, чье либидо не выдержит подобного зрелища.

Обычный этаж игрового заведения, ничего странного и ничего примечательного. Но стоило прикрыть глаза, как обнаружилось, что мы стоим прямо над аурным следом Аттари. Хм… Как это? Мы же на последнем этаже яруса? Ниже только воздушная прослойка между ним и крышей следующего.

Заря уперлась взглядом в пол. Лельдисы поняли. Подошли и швырнули под ноги заклятье магической отмычки. Давненько я его вживую не видела! Круглая ярко-желтая конструкция с множеством очень тонких отростков. Они беспрестанно шевелились, исследуя поверхность, пока не нашли то, что требовалось. Перед нами распахнулся невидимый люк. Готова поклясться, что едва он открылся, мы исчезли из поля зрения. Уж слишком тщательно накрыл нас купол, сплетенный из светло-зеленой и голубой энергии.

Лестница вниз, несколько шагов – и люк захлопнулся сам собою. Сверху наползли защитные заклятья, похожие на десятки огромных тарантулов.

Мы очутились в спрятанном «этаже-кармане». Снаружи его никак не увидеть, изнутри тоже, только если знать – где находится и уметь «разговаривать» с люком на замысловатом языке техномагии.

Только когда люк заблокировался: электронным замком и охранным заклятьем, на потолке зажглись неяркие лампочки.

Длинный розоватый коридор завивался спиралью и резко сворачивал, подозреваю, хорошенько петлял, раздваивался и позволял проникать с этажа на этаж. Тайные гости, маги вне закона и прочие подобные подозрительные личности приходили с других ярусов здания и отбывали таким же путем, никем не замеченные. При этом ни полиция, ни даже спецслужбы не подозревали о переходе с яруса на ярус. Толково придумано! Впрочем, от создателей смертельного шоу с непредсказуемым исходом для игроков следовало ожидать чего-то похожего. Все в убийственном казино было сделано по высшему разряду. Интерьер-хамелеон, недопортал с нижнего этажа на сцену с рулеткой, устройство, что выстреливало заклятьем в проигравшего, автоматический вызов свободной медслужбы. Теперь я не сомневалась, что ей сигнализировало какое-то техномагическое устройство, заточенное на энергетику тяжелораненых и убитых.

Аттари… Ага, вон он, впереди.

Только теперь я поняла – о чем предупреждала бабушка. Поначалу, думала, Заря запугивает, торопит, чтобы лишнего не зевали. Бабушка предпочитала действовать, а не рефлексировать, переживать о том, что сделано, нежели о том, на что не отважилась.

Где-то вдалеке, там, откуда тянулся аурный след заклятья маячили мощные ауры колдунов. Маги удалялись, но уходили неспешно, не подозревая, что за ними погоня. Судя по энергетике, эти колдуны вряд ли сдадутся без схватки. Шрам на лице Аттари показывал, что агент не боится сцепиться с врагами. Но силы выглядели слишком неравными.

Мощный маг против десятка гораздо более сильных. У всех домашние заготовки: заклятья для защиты, атаки. Да, стоит поторопиться, пока не стряслось непоправимое.

Заря без лишних слов рванула вперед. Лейн нагнал ее и зашагал рядом. Мы с Велом дружно пристроились сзади. Я перестала прикрывать веки – бабушка вела в правильном направлении, и теперь ее способности действовали куда лучше моих.

Пока двигалась следом за бабушкой, выхватывала взглядом все необычные объекты. На первый взгляд стены выглядели одинаково: розоватые, глянцевые, без каких-то украшений или указателей. Но вскоре я заметила, что в некоторых местах слабо мерцали какие-то символы. Они едва проступали на мгновение и бесследно угасали на долгое время. Ага! Скрытые тайники! Могу поклясться – там запрятана замороженная магия: боевая, а, возможно, даже и террористическая.

Впрочем, сейчас было не до этого. Заря припустила, и лельдисы тоже. Я начала отставать, и Вел подхватил на руки. Лейн последовал примеру собрата, хотя бабушка поначалу активно сопротивлялась. Так мы преодолели большой остаток пути со скоростью мощных высших оборотней. Спина Аттари и зеленый огонек поискового заклятья уже показались за поворотом, когда кузнечик совершил очередной глупый поступок.

Лейн выругался прямо ему в спину. Вел поставил меня на ноги и обратился. Черный лельдис принял животную форму следующим. Мы с Зарей ждать приглашения не стали – поторопились обернуться химерами.

В эту минуту перед нами разверзлась пасть невидимого недопортала – и всех затянуло, как водоворотом. Нас крутануло несколько раз, да так, что искры из глаз посыпались. Бросило вперед, и буквально выдало нелегалам. Так багаж выдают туристам в аэропорте. На-те, пользуйтесь, делайте, что пожелаете!

Мы приземлились прямо у ног сильных магов, одетых так, словно пришли из далеких лет, когда на Земле бесчинствовали шайки бандитов. Спортивные костюмы, хоть и дорогие, золотые украшения: цепи, браслеты, бритые почти под ноль головы. Ну гопники и гопники. Попадание полное.

Лица, не обремененные интеллектом, с успехом дополняли картину. Хорошо, что мы обратились заранее – только кузнечик приземлился на пятую точку, распластался перед враждебными незнакомцами. Поисковое заклятье радостно бросилась к одному из магов. Тот швырнул навстречу сноп огненных искр. Ничего особенного, но аурный зверь Аттари метнулся в угол и там затих. Уничтожать его смысла не имело – заклятье уже сделало свое дело и опасности ни для кого не представляло. По крайней мере, так думалось поначалу.

Мы молча разошлись в разные стороны, готовясь к схватке и разминаясь.

Лельдисы закрыли собой меня и Зарю. Бабушка свирепо фыркнула, но на передовую рваться не стала. Да и смысла особого не было. Вскоре первые смешаются с последними. В ближнем бою, в контактной драке нет авангарда и арьергарда, есть лишь перемешанные тела, покрытые ранами и травмами.

Я ожидала ужасной кровавой бойни. Маги достали домашние заготовки – очередные экспериментальные боевые заклятья, что способны рвать, крушить, шинковать ауру и тело. Лельдисы присели, собираясь сражаться.

Страх забрался под кожу, холодил внутренности. Я еще никогда лично не участвовала в магической потасовке. Видела их последствия, понимала – что предстоит. И внутренне леденела при одной мысли.

Лельдисы, конечно, агенты и сражаются отлично, натасканы побеждать противника с численным преимуществом. Аттари, судя по шраму, тоже не раз участвовал в магических битвах. Но на помощь нарушителям из недопортала в стене напротив вывалились четыре рыжих сфинкса.

Четырнадцать против пятерых. Так себе расклад.

Оскаленные получеловеческие морды оборотней, готовность номер один, бросок… Я уже думала – все, сейчас начнется…

Но здание дрогнуло, стены пошли трещинами. Так, словно сделаны не из сверхпрочных материалов, не укреплены дополнительно магией. Сляпаны из чего попало, лишь бы достроить.

Секунды не прошло, а помещение заполнило каменное крошево, серая пыль взвилась в воздух сплошной стеной. Пол задрожал под нашими ногами, камни начали падать со всех сторон, только успевай уклоняться. Я не видела ни врагов, ни друзей в сизом мареве. Едва улавливала сквозь грохот и гул стоны, ругательства. Только знала: надо отпрыгивать, если в тело метит булыжник, дышать не слишком глубоко, чтобы не отравиться пылью и постараться не угодить в зияющие провалы. Они образовались в полу, ширились и множились, скалились острыми клыками камней.

Несколько минут я только и делала, что шарахалась, отскакивала, старательно перемахивала преграды: из живых тел и обрушений. Но затем пыль начала рассеиваться, камни перестали падать, а пол – обваливаться.

Аттари выругался вместе с лельдисами. Когда сквозь серую завесу стало хоть что-то просматриваться, обнаружилось, что вражеских колдунов завалило глыбами. Сверху наползли заклятья паралича, не позволяя им и пальцем пошевелить. Радостно скалилось с потолка оранжевое трехрогое чудище: нечто среднее между носорогом и пауком, в котором с трудом угадывалось поисковое заклятье. Ну ясно! Штуковина двухступенчатого действия. Закончилась одна программа – и запустилась другая. Аттари знал, поэтому и не боялся встретиться с врагами в гордом одиночестве. Но до конца ничего не продумал.

Аурное чудище атаковало преступников материалами здания – тем, что нашлось под рукой, если это слово здесь применимо. Тщательно наложило сверху парализующие заклятья, опутало ими, как гусениц – коконы.

И все бы хорошо, только теперь мы все очутились в ловушке. Все, до единого: хозяин заклятья-перевертыша, враждебные маги и мы за компанию.

Недопорталы завалило глыбами основательно. Взрывать каменные горы аурным пламенем или боевыми заклятьями выглядело не слишком разумным. Могли начаться очередные обрушения. Кто знает – как повредило этаж заклятье. Может, он держится на одном только честном слове. Неловкое воздействие – и рухнет, как карточный домик.

Разгребать завалы голыми руками, лапами, тоже казалось не слишком обнадеживающим. Сколько времени придется убить на работу? Сколько усилий с неведомым, непредсказуемым исходом.

Лельдисы обратились, и мы последовали их примеру. Мужчины ласкали взглядами наши обнаженные тела и напрягались совсем не к месту. Впрочем, мы с бабушкой тоже ненадолго подвисли. Высшие оборотни выглядели просто шикарно. Рельефные мускулы, ни единой капельки жира, прекрасные пропорции настоящих атлетов и… то, что ниже пояса тоже приковывало взгляд. Моментально среагировало на нашу наготу так, что Аттари смущенно отвернулся. Лельдисы не смущались, ненадолго замерли, стараясь побороть притяжение пары. По лицу Вела расплылась краска, прикушенные до крови губы слегка припухли. Мышцы натянулись, напряглись до предела, и у меня потеплело в животе, жар потек ниже. Сердце пропустило удар и забилось как сумасшедшее. Судя по тому, как вздымалась мехами грудь Вела, его пульс превышал мой раза в два или больше. Белый лельдис жадно глотнул воздуха, с натужным, с присвистом звуком вздохнул черный.

Мы с Зарей пришли в чувство первыми. Помотали головами и ткнули пальцами в аурные карманы на торсах оборотней. В таких носили запасную одежду и съестные припасы. Подобные техномагические примочки, позволяли крепить к телу нужные вещи, и делали их совершенно невидимыми. Ну хоть об этом наши агенты позаботились!

Лельдисы почти одновременно извлекли из карманов чистую одежду.

Мы с бабушкой накинули трикотажные толстовки и брюки, мужчины натянули такие же, только побольше размером. Аттари молчал, наблюдал и ожидал разговора.

Ругаться с ним сейчас смысла не имело. Хотя все понимали – мы угодили в ловушку исключительно из-за самонадеянности кузнечика. Дурости агента, что никогда не участвовал в подобных вылазках, работал в совершенно другом подразделении, но решил – что самый умный и опытный. Но об этом можно сообщить чуть попозже. Долго объяснять, даже вдалбливать, но в другой обстановке и при других обстоятельствах.

Пока на повестке дня – выбраться и вытащить пленных.

Лельдисы наконец-то «отвисли», все еще окидывали нас сверкающими взглядами, но в глазах появилось больше осмысленности. Тела оборотней по-прежнему кричали о желании, но лица отражали мыслительную деятельность.

Заря посмотрела на растерянные лица лельдисов и заявила в своей излюбленной манере:

– То же мне агенты, застыли статуями. Я уже вызвала Эргия. И не вздумайте спорить!

Лельдисы переглянулись, Аттари тяжко вздохнул. Конечно, придется «засветить» операцию. Не обойдется и без объяснений для главы отряда спасателей без границ. Но никто другой не умеет так работать в подобных обстоятельствах. «Кареты» МЧС, скорой помощи, спецназ, что прибудет для поиска обычных «рабов азарта», мгновенно сведут к нулю нашу миссию, рассекретят полностью и безвозвратно. Эти бравые ребята, по большей части боевые маги с низшими оборотнями, держат язык за зубами только на момент операции. А дальше информация обязательно просачивается: в другие подразделения, к друзьям и родственникам участников, на бескрайние поля интернета, наконец. Растекается как вода, что пробила плотину, обрастает новыми фактами, догадками, фантазиями.

Проще уж сразу сделать объявление по телевидению. Так хотя бы меньше бреда выплеснется на неподготовленные головы граждан и мигрантов со Сварайи.

Эргий знает меня, Зарю и Вела. Кузнечика и Лейна можно представить, как наших друзей, спутников в рейде по сомнительным заведениям. Ну вот вздумалось нам оторваться на славу. Почему нет? Мы свободные оборотни, лично никаких законов не нарушили. Имеем полное право оторваться на полную катушку. По современным законам посещать игорные клубы – не нарушение. Участвовать в «рулетках смерти» – запрещено. Но ведь мы и не участвовали! Поглазели, помогли «выигравшим» и преспокойненько пошли себе дальше. Полиции и спецслужбам, займись те вопросом, предъявить нам было бы решительно нечего.

Про бандитов можно рассказать что-нибудь правдоподобное. Например, мы повздорили с магами-нелегалами – лельдисы ж бешеные, что с них возьмешь? А тут еще обретение пары, гормоны, инстинкты, к которым не привыкли! Эргий – сам оборотень и поймет без вопросов.

Обиженные нелегалы атаковали, пытались убить, а тут – откуда ни возьмись – неведомое заклятье, определенно из арсенала новоделов. Никто ничего не заподозрит, я уверена.

В последние годы непонятные магические штуковины всплывали то тут, то там, по всему миру. И даже самые опытные колдуны не сразу определяли – для чего они созданы, что умеют и чем опасны.

Эргий в заклятьях не разбирается вовсе, остальные оборотни из его отряда – тем более. Мне и Заре верили, как себе. Не раз подставляли спину, ставили жизнь на кон. Такое доверие ничем не пошатнуть, не испортить.

Я кивнула бабушке, соглашаясь. Лельдисы перестали хмуриться, понимая, что решение Зари – самое правильное. Аттари развел руками и негромко произнес:

– Ну я хотел, как лучше. Думал, ваши разборки затянутся, и преступники скроются из виду. Сбегут – только мы их и видели.

– Хотел, как лучше, а получилось как всегда! – выпалила Заря. Лейн посмотрел на бабушку так ласково, что у меня защемило в груди, и произнес:

– И как я мог забыть твои присказки?

– А ты, наверное, слишком сильно получил по кудрявой башке в драке с начальником! Вот и контузило малость, – вставила ему шпильку Заря.

Лейн развел руками и даже не стал спорить. Кажется, его устраивало практически все в отношениях с бабушкой, включая ее постоянные подколки. Главное, чтобы связь налаживалась. Черный лельдис умел пропускать мимо ушей и эмоций то, что следовало. Незначительные женские поддевки, которые, на самом деле, мало что значили. Скорее показывали, что Заря к нему по-прежнему неровно дышит.

По части терпеть дурной характер и прощать, бабушкиному маньяку равных не было. Во всяком случае, на моей памяти. Будем надеяться, это сблизит их окончательно. Заря умела заботиться, не всегда и не все прощала, но уж если мирилась – то окончательно и бесповоротно. Острая на язык, она имела вполне мягкий, уживчивый характер, если сильно не задеть и не обидеть.

Но чем ближе подпускала к себе бабушка, тем больше с тебя затем спрашивалось. Наверное, поэтому Лейну столько лет пришлось добиваться ее прощения.

Вел приобнял, и я не хотела отстраняться. Нам предстояло ждать Эргия и его спасателей. Думаю, час или два, а то и больше. Команду надо ведь еще собрать, приехать на место, разобраться – что к чему, найти ходы-выходы. И что-то подсказывало – до потайных этажей добраться не так-то просто, в особенности если единственный черный ход завалило напрочь. Службы спасения, наверняка, уже в курсе. Но я лучше других знала, насколько они полезны в таких обстоятельствах.

Засекут наше заклятье-перевертыша, серьезную магию, что таилась в заведении, и будут ломать голову – как теперь работать. Несколько часов ступора, обсуждений, сомнений… Да за это время Эргий нас уже сто раз вытащит!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации