154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 15

Текст книги "Вспомни меня, любовь"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Бертрис Смолл


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 15 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

Все эти обвинения сфабриковали враги Кромвеля, которых он успел нажить и в низах, и наверху. Король сделал вид, будто верит голословным обвинениям, поскольку в данный момент его это устраивало. Он никак не мог простить Кромвелю брака с Анной Клевской. Кромвель обратился к королю с письмом, в котором униженно просил простить ему его прегрешения и молил своего повелителя о милосердии. Генрих проигнорировал обращение своего верного слуги.

Архиепископ Кранмер, лучше других знавший, что Кромвель неповинен ни в какой ереси, храбро попытался выступить в защиту своего друга. Он был одним из немногих, кто действительно любил и понимал Томаса Кромвеля. Кранмер знал канцлера как самого верного и преданного слугу короля. Все, что делал Кромвель, он делал в интересах Генриха Тюдора. Теперь эти интересы пострадают. Однако все было напрасно: король твердил, что Кромвель виновен и должен понести наказание. Вскоре выпустили на свободу вельмож, арестованных весной по приказу Кромвеля: епископа Чичестерского Сэмпсона, сэра Николаса Кэрью и лорда Лайсла, отца сестер Бассет. Как выяснилось, в черном списке Кромвеля значились имена еще пяти епископов, но его арестовали раньше, чем он успел предпринять что-либо против них.

Кэтрин Говард оставила королевскую службу и переехала на другой берег Темзы, в Ламбетский дворец. Простые люди возмущались, наблюдая, как король каждый день, не таясь, переправляется через реку, чтобы провести несколько часов с дамой своего сердца. Даже королева Анна уже не могла притворяться, что ничего не знает, однако свои мысли по этому поводу она держала при себе. Она ни разу не сказала вслух ничего, за что могли бы зацепиться языки сплетников. Своим дамам, попытавшимся с помощью насмешек и уколов заставить ее заговорить, королева сказала:

– Если это делает его величество счастливым, пусть будет так.

Утром двадцать четвертого июня король появился в покоях королевы и объявил так, чтобы слышали все:

– Погода для июня очень жаркая, мадам. Боюсь, что вот-вот начнутся эпидемии. Ради вашего здоровья предлагаю вам незамедлительно переехать в Ричмонд. Через несколько дней я присоединюсь к вам.

Принужденно поцеловав Анну в щеку, король тут же ушел. Больше они уже никогда не встречались как муж и жена.

Новость моментально облетела весь дворец. Королева послушно отправилась в путь, ласково улыбаясь и кивая приветствовавшим ее людям. Всем показалось вызывающим, что именно в эту ночь король и госпожа Говард посетили дворец епископа Гардинера, устроившего прием в их честь. Двор гудел, как растревоженный улей. Ни у кого не оставалось и тени сомнения, что король намерен в самое ближайшее время заменить Анну Клевскую – но каким образом он это проделает?

Через пять дней после отъезда королевы в Ричмонд парламент осудил Томаса Кромвеля по закону о государственной измене. Поскольку он был признан виновным, то лишался всех гражданских прав, а его имущество подлежало конфискации. Король никак не мог собраться поехать к королеве в Ричмонд, но никто не сомневался, что он с самого начала знал, что никуда не поедет. В начале июля палата лордов официально обратилась к королю с петицией, в которой предлагалось рассмотреть с помощью духовенства вопрос о законности его брака с Анной Клевской. Генрих дал согласие, заявив, что «его принудили к этому браку против его воли». Такая формулировка немало позабавила придворных, отлично знавших, что еще ни разу в жизни их король не сделал ничего против своей воли.

В этот же день после полудня Тайный совет в полном составе на трех барках отправился в Ричмонд. Прежде чем начать законную процедуру развода, нужно было получить формальное согласие Анны.

Члены Совета, совершенно равнодушные к прелестям теплого летнего дня и красотам реки, нервно переговаривались.

– Молю Бога, чтобы эта не оказалась такой же, как Екатерина Арагонская, – сказал своим спутникам лорд Адли.

– Да уж, – согласился Суффолк. – У него уже нет сил терпеть, а Кэт Говард, как и две предыдущие, трясет перед его носом своей девственностью как приманкой. Он знает, что не залезет ей между ног без свадебных лент и церемонии коронации. – Суффолк покачал головой: – У всех одна и та же игра, и как он до сих пор не понял? Сначала Анна Болейн, потом леди Джейн, а теперь вот эта…

– Думаю, королева Анна окажется более благоразумной, – заметил архиепископ Кранмер. – Она женщина мудрая и рассудительная.

Когда члены Тайного совета прибыли в Ричмонд, королева, не предупрежденная об их визите, встретила их весьма настороженно. Что, если Хендрик решил изменить условия их договора, заключенного уже много месяцев назад? Что, если он решил отослать ее домой, в герцогство ее брата? Анна встревоженно поглядывала на гостей.

Герцог Суффолк, бывший в то время председателем Тайного совета, осторожно изложил молодой королеве суть дела, искренне веря, что для нее все это явится полной неожиданностью. Герцог попросил Ганса переводить его слова на родной язык королевы – он хотел быть уверенным, что она полностью понимает его и осознает, что происходит. Придворные дамы пожирали глазами разворачивающуюся перед ними сцену, предвкушая, как потом они смогут о ней рассказывать. Их головы, как по команде, поворачивались то к королеве, то к гостям.

– Ну вот, – сказала Анна по-немецки, обращаясь к Гансу, – наконец это случилось. Он получит свою новую невесту и проведет лето в романтической любви. Помоги, Господи, бедной девочке! – Она поднесла к глазам кружевной платочек, стараясь показать окружающим, как сильно она опечалена.

– Что я должен ответить герцогу, ваше величество? – спросил Ганс.

– Я сама отвечу ему, Ганс, – сказала королева и, повернувшись к герцогу Суффолку и остальным, заговорила по-английски: – Испытывая к его величеству чувства глубокой привязанности и уважения, я готова предоставить решение этого вопроса церкви, если такова воля короля, моего господина. – Анна поклонилась, благопристойно сложив руки.

– Полностью ли вы уверены, что она понимает, о чем речь? – спросил герцог Норфолк. Он не хотел, чтобы впоследствии возникли какие-то осложнения.

– Да, милорд, – к изумлению герцога, ответила ему сама королева. – Я целиком и полностью все понимаю. Его величество беспокоит, что наш брак может быть признан не соответствующим закону. Я доверяю его величеству, а он не стал бы передавать этот вопрос на рассмотрение духовенства, если бы у него не было для этого достаточных оснований, не так ли? Поэтому, как хорошая жена, я должна поступать в соответствии с его желаниями, что я и делаю. – Анна улыбнулась.

– Благодарим вас, мадам, – сказал архиепископ. – Воистину вы являетесь примером супружеской покорности для всех женщин. Его величество останется доволен.

Члены Тайного совета отбыли, весьма довольные тем, что все так легко разрешилось, однако герцог Томас продолжал терзаться подозрениями.

– Хотелось бы мне знать, что у этой женщины на уме? Она, казалось, с радостью дала согласие, хотя не могла не понять, что в результате остается и без мужа, и без короны.

– А может быть, – мягко сказал архиепископ, – это ее устраивает? Я понимаю, Томас, вам это трудно представить, но есть на свете люди, которым совсем не интересно властвовать.

– Значит, они просто дураки! – огрызнулся герцог Норфолк.

Король пришел в восторг от успеха миссии Тайного совета. Во время их тайных переговоров Анна проявила такой ум, что король втайне опасался, не перехитрит ли она его, внушив ему ложное чувство безопасности. Он боялся, что в последний момент она начнет возражать и попытается сохранить корону.

На следующий день Генрих направил в адрес высшего духовенства послание с просьбой рассмотреть вопрос о его браке с Анной Клевской. В нем подчеркивалось, что, хотя король и не хотел жениться, но намерения у него были самые честные и благородные. Он пошел на это ради блага своей страны, чтобы упрочить и приумножить свой род. Однако, несмотря на положительные отзывы о принцессе Клевской, ему достаточно было один раз взглянуть на нее, чтобы понять: он никогда не сможет ни полюбить ее, ни просто вступить с ней в супружеские отношения. Король все-таки обвенчался с ней, поскольку в тот момент у него не было никакой возможности отказаться от брака, не оскорбив при этом бедную женщину, которая оказалась, помимо всего прочего, пешкой в крупной политической игре. Тем не менее мысли о возможности более ранней помолвки с сыном герцога Лоррейна, с одной стороны, и его собственная неспособность практически осуществить этот брак, с другой, не дают ему покоя. Король хотел бы знать мнение церковников по этому вопросу. У него нет никаких мотивов желать расторжения брака с Анной Клевской, но можно ли считать этот брак законным?

В течение нескольких последующих дней собрание представителей высшего духовенства выслушивало показания свидетелей. Граф Саутгемптон, адмирал Фицуильям и сэр Браун рассказали о мгновенном и полном разочаровании короля при первой же встрече с принцессой Клевской. Кромвель из Тауэра под присягой подтвердил, что король чувствовал себя несчастным и страстно желал избежать женитьбы. Это была последняя услуга верного министра своему господину. Были допрошены также королевские медики. Доктор Чамберс поклялся, что король жаловался им с доктором Батсом на свою неспособность вступить в интимные отношения с леди Анной.

– Король не сомневался, что смог бы осуществить акт с другой женщиной, но леди Анна вызывала в нем такое отвращение, что он не в силах был заставить себя даже попытаться. Я посоветовал ему отказаться от дальнейших попыток, поскольку они могут привести к обессиливанию половых органов и болезни, – заявил доктор Чамберс.

– У короля множество раз случались ночные выделения, когда он был уже женат на леди Анне, – сообщил высокому собранию доктор Батс. – Это, милорды, является неопровержимым доказательством отсутствия нормальных половых сношений. Так что хотя он и делил ложе с этой дамой, однако она осталась такой же девственницей, как в тот день, когда ступила на английскую землю. Я готов поклясться в этом спасением своей души. – Доктор Батс смиренно сложил толстые руки на намечающемся животике.

В палате лордов также обсуждали эту проблему. Вопрос о возможной помолвке с сыном герцога Лоррейна пришлось снять с повестки дня, поскольку тот благополучно женился на дочери французского короля. Вряд ли это случилось, если бы имела место помолвка с Анной Клевской. И теперь лучше не поднимать этот вопрос, иначе Франция может счесть себя обиженной. Стоит ли по такому поводу лезть на рожон и затевать войну? Доказанное нежелание короля вступать в этот брак и неспособность осуществить его являются вполне весомыми причинами для его расторжения. У Англии есть только один наследник трона мужского пола. А нужно больше. Если Генрих Тюдор не получит этих наследников от Анны Клевской, тогда какой толк от этого супружества? Палата лордов выступила единодушно: этот союз должен быть расторгнут.

Девятого июля собрание духовенства под председательством двух архиепископов – Кентерберийского и Йоркского – постановило признать брак короля с Анной Клевской недействительным и аннулировать его. Обеим сторонам не возбранялось вновь вступать в брак. Архиепископ Кранмер, граф Саутгемптон и герцог Суффолк отправились в Ричмонд, чтобы уведомить королеву о принятом решении.

– Отныне, мадам, вы считаетесь возлюбленной сестрой короля, – объявил герцог Суффолк и перешел к материальной стороне дела. Сообщив о назначенном Анне денежном содержании, он закончил: – Вам также разрешено оставить себе все украшения, посуду и прочие предметы обихода. Дворец в Ричмонде, замок Хьюэр и поместье Блетчингли теперь принадлежат вам. Только дочери короля и новая королева будут считаться выше вас, мадам. Надеюсь, что вы удовлетворены столь щедрыми и почетными условиями, предложенными вам нашим милостивым повелителем Генрихом Тюдором. Господи, храни короля!

– Я всецело удовлетворена щедростью моего дорогого брата Хендрика, – ответила леди Анна. – В ближайшие дни я напишу ему, что покорно подчиняюсь вынесенному относительно меня решению. Этого достаточно, милорд, как вы считаете? – Анна тепло улыбнулась герцогу.

«Надо же, ее вполне устраивает такое развитие событий! – удивился герцог Суффолк. – Хорошо, что Генрих не видит ее довольной физиономии».

– Да, мадам, это как раз то, что нужно, – произнес он вслух.

– Ко двору герцога Клевского будет направлен специальный посол сэр Уоттон, – вступил в разговор архиепископ, – чтобы объяснить это деликатное дело вашему брату. Если бы вы могли послать с ним письмо, это очень облегчило бы миссию.

– Вы поможете мне написать его? – спросила Анна. – Мое недостаточное знакомство с английским языком может привести к каким-то недоразумениям или к непониманию со стороны Вильгельма. Он иной раз туго соображает.

Граф Саутгемптон и герцог Суффолк усмехнулись при этом замечании, а архиепископ удивился:

– Разве вы не предпочтете написать своему брату на вашем родном языке, дорогая мадам? Не удивит ли его и не обеспокоит ли, если вы обратитесь к нему на английском?

– Теперь я англичанка, милорды, – ответила Анна, – и, если это вас не затруднит, мы вместе напишем письмо на английском языке, а потом, если сочтете нужным, вы переведете его на язык моей родины. Пошлите Вильгельму оба варианта, чтобы он убедился, что оригинал написан мной собственноручно. Это должно его успокоить, не так ли? – ясно улыбнулась она.

– Не хотите ли передать что-нибудь королю, миледи, – спросил герцог Суффолк, – заверив его в вашем согласии?

– Да, – согласилась Анна, – можете сказать моему брату королю, что отныне и навеки я – самая покорная из его слуг. – Анна склонилась в реверансе.

– Невероятно! – воскликнул граф Саутгемптон, когда они возвращались в Лондон. – Никогда не встречал такой разумной женщины, хотя, с другой стороны, с самой первой встречи в Кале она очень хотела, нет, даже жаждала во всем угождать королю.

– Она наверняка угодила ему сегодня, – со знанием дела заметил архиепископ. – Боюсь, что, потеряв эту королеву, мы лишились выдающегося дипломата. Я никогда не видел лучшего тактика.

– Если вас интересует мое мнение, так она была очень рада избавиться от короля, – хмыкнул герцог Суффолк. – Бедный старина Гэл был бы, наверное, разочарован, узнай, с каким удовольствием она подчинилась его воле. Думаю, я скажу ему, что, услышав новость, Анна упала в обморок и лишь потом вы, Томас, заверили ее в добром отношении короля. Это польстит его тщеславию, вы согласны, милорды?

– Тщеславие короля нынче не нуждается в лести, – вздохнул архиепископ. – Госпожа Говард полностью удовлетворяет его, так что ничто другое уже не интересует его.

– Перестаньте, милорд, – возразил герцог Суффолк, чья четвертая жена была намного моложе его. – Молодая жена – это счастье.

– Сомнения внушает не сама госпожа Говард, а ее ненасытное семейство, – осторожно пробормотал граф. – Герцог Томас грызет удила, настолько ему не терпится вернуться к власти, которая, как он считает, принадлежит ему по праву.

– Тогда, может быть, и вы согласитесь замолвить словечко за Кромвеля? – предложил архиепископ. – Я знаю, он человек нелегкий и всегда был таким, но все мы понимаем, что он не заслужил жестокой кары.

– У вас доброе сердце, милорд, но здравый смысл на сей раз изменил вам, – пожал плечами граф Саутгемптон. – Судьба Кромвеля решена. Он – погибший человек, и никто, даже сам Господь Бог, не в силах спасти его. Король твердо решил жениться на госпоже Говард, и мы должны примириться с тем, что вместе с ней придут и ее родственники. У нас нет выбора.

– Как эта девчонка Говард вдруг вырвалась вперед? – вслух удивился герцог Суффолк. – Ведь король точно так же флиртовал с другой, с этой Уиндхем? Но потом она вдруг скоропалительно вышла замуж за внука Говарда.

Оба его собеседника только пожали плечами. Архиепископ ничего не сказал, а граф Саутгемптон не знал.

Барка скользила вниз по реке, увозя их из Ричмонда, где бывшая королева в это время объясняла своим дамам, что теперь они могут вернуться ко двору либо разъехаться по домам. Большинство дам настроились ехать в Гринвич и пытаться занять должности при новой королеве. Родственницы короля даже не сочли нужным приехать в Ричмонд. Графиня Рутланд оставалась до тех пор, пока ее муж, камергер бывшей королевы, не будет официально освобожден от своих обязанностей. Сэр Томас Дэнни и доктор Кайе поспешили занять места на отплывающих в Лондон барках. С королевой прощались очень вежливо, но она чувствовала, что отныне становится частью прошлого. Будущее – это Кэтрин.

На барках не нашлось места для фрейлин.

– Вы сможете уехать завтра утром, – пообещала графиня Рутланд тем из них, кто собирался ехать.

Нисса прощалась с подругами. Кейт Кэри и Бесси Фицджеральд плакали. Сестры Бассет оставались холодно вежливы.

Хельга фон Графстейн и Мария фон Гессельдорф намеревались остаться со своей госпожой. Юный виконт Уиндхем отвесил принцессе Клевской изящный прощальный поклон.

– Я горжусь, что служил вам, мадам. Если понадоблюсь вам, всегда к вашим услугам, – сказал он.

– Вы хороший мальчик, Филипп, – улыбнулась леди Анна. – Благодарю вас за дружбу, милорд.

– Ты уверен, что не хочешь съездить навестить родителей, Джайлс? – спросила младшего брата Нисса. – Они будут ужасно о тебе беспокоиться. Ты действительно решил остаться?

– Я должен сделать карьеру при дворе, Нисса, – ответил он. – Ты ведь знаешь, это мой единственный шанс. Церковь уже не считается хорошей карьерой для вторых сыновей. А вслед за мной подрастают еще три брата, так что родителям есть о ком беспокоиться и кому подыскивать невесту. Рано или поздно, конечно, я покину дом принцессы Клевской, но если я сделаю это сейчас, кто подыщет мне другое место? Нет, лучше я останусь. Может быть, осенью и приеду навестить вас. Единственное, о чем я жалею, – что не увижу папиного лица, когда ты представишь ему своего мужа! – усмехнулся Джайлс, и его голубые глаза лукаво заблестели.

Нисса рассмеялась:

– Ах ты, гадкий мальчишка! – Наклонившись, она поцеловала своего маленького брата. – Храни тебя Господь, Джайлс.

Будущий царедворец поклонился ей и ответил:

– Господь да хранит тебя и Вариана, сестра.

– Леди де Винтер, – позвала Ниссу графиня Рутланд, – вы задерживаете отплытие барки, поторопитесь!

Нисса стремительно повернулась к принцессе, и глаза ее тотчас же наполнились слезами:

– Я не хочу покидать вас, дорогая мадам!

Анна Клевская старалась не давать воли своим чувствам.

– Тебе не о чем беспокоиться, Нисса. Я сумела вырваться из пасти английского льва, и даже без единой царапины. Теперь я самостоятельная, обеспеченная женщина. Отныне я ни перед кем не должна отчитываться. Ни перед важничающим занудой Вильгельмом, ни перед Хендриком, невзлюбившим меня с первого взгляда. Теперь мы с ним лучшие друзья. Так что не оплакивай мою долю, Нисса. Наконец-то я заживу так, как хочу. Я свободна. Свободна жить так, как мне нравится. Нет, дорогая, меня никак нельзя назвать несчастной. Для тебя, Нисса, важнее всего любовь. Ты впитала мечту о любви с молоком матери. А я с молоком матери впитала чувство долга. О любви я знаю лишь то, что говорила мне ты и некоторые другие, и этого мне достаточно. Я не хочу большего. – Принцесса расцеловала молодую графиню Марч. – А теперь иди. Поезжай домой со своим красавцем мужем. Если захочешь, напиши мне, я буду рада твоим письмам.

Нисса низко присела.

– Для меня было честью служить вам, мадам, – произнесла она и, поднявшись, торопливо направилась к последней барке, отплывающей из Ричмонда в Гринвич, где Ниссу ожидал Вариан де Винтер. Вскоре она уже стояла на палубе, наблюдая, как исчезают из вида дворец и машущие им женщины. Все, закончилась очередная глава ее жизни. Что ждет ее в будущем?

Подошел Филипп и встал рядом с Ниссой. Он понимал, какие чувства обуревают сестру. Нисса обернулась к брату, а он крепко сжал ее руку.

– Мы едем домой, Филипп! Ох, я не могу дождаться, когда же мы увидим маму, папу и наших маленьких сестричек!

– Я готов подчиниться твоему решению, Нисса, но мне кажется, нашу семью сильно взволнует и удивит известие о твоем замужестве, – серьезно сказал Филипп. – Не лучше ли, если я поеду вперед с дядей Оуэном и мы подготовим их к этой новости?

– Нет, Филипп, сообщать родителям о моем замужестве – это не твоя обязанность. Это должны сделать мы с Варианом. Я знаю, это удивит родителей, но ты не должен вмешиваться.

Филипп глубоко вздохнул.

– Хотел бы я уже быть взрослым. Так надоело находиться посередке: и не взрослый, и не ребенок. И еще я буду скучать по Хельге. Разве она не прелестнейшая из девушек, Нисса? И сердце у нее доброе и хорошее, – покраснев, закончил Филипп.

– Ну что ж, Филипп, я заметила, что ты привязался к Хельге фон Графстейн. Почему бы тебе не поговорить об этом с папой, когда мы вернемся в Риверс-Эдж? Уверена, что у нее прекрасное приданое.

– Ты думаешь, он станет меня слушать, Нисса? – спросил Филипп. – С ним я всегда чувствую себя ребенком, хотя в октябре мне уже минет четырнадцать. Если этот брак возможен, мы подождем, пока мне исполнится семнадцать, к тому времени и Хельга повзрослеет.

– Тогда поговори с папой, Филипп. Не хочешь же ты, чтобы он женил тебя на какой-нибудь девушке, которая тебе не понравится, – посоветовала Нисса.

– Тебя же выдали замуж против твоей воли, – угрюмо заметил Филипп.

– Да, но это счастье, что мы с Варианом нравимся друг другу, – призналась Нисса и вновь погрузилась в задумчивость.

Их барка миновала высокие башни Вестминстера и начала спускаться южнее, к Гринвичу. Подул свежий ветерок, пришедший с моря, и вот вдали показались башни и шпили Гринвича. Нисса видела, как причаливают другие барки, раньше их вышедшие из Ричмонда, и на берег высаживаются леди и джентльмены, служившие в свите Анны Клевской. Вот они разбрелись по зеленому лугу, а на берегу осталась одинокая фигура. Сердце Ниссы забилось быстрее, когда она поняла, кто это. Вариан де Винтер. Это муж встречал ее, чтобы увезти домой.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации