Электронная библиотека » Джессика Гилмор » » онлайн чтение - страница 3


  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 16:10


Автор книги: Джессика Гилмор


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Я уже это сделала. Видишь там вещи? Это мои.

– А где твои лыжные костюмы? Ты же не можешь встать на лыжи в джинсах.

Она поморщилась, подозревая, что будет не столько двигаться, сколько падать.

– Я не катаюсь на лыжах.

Алекс снова появился, вынул из другого чемодана смокинг, совершенно не помявшийся, и встряхнул его.

– Мы приехали сюда, чтобы общаться с гостями, рекламируя отель. Это – лыжный курорт. Не думаю, что это хорошая идея – шарахаться от лыж. А ты привезла что-нибудь для ужинов и бала?

Для чего?!

– Для бала? Ты о нем ничего не говорил. – Глаза защипало от неожиданно подступивших слез.

– Завтра тебе придется отправиться за покупками: приобретешь лыжный костюм, парочку нарядных платьев для ужинов и что-нибудь для бала.

Флора сгорбилась и закрыла лицо ладонями, пытаясь отгородиться от всего произошедшего сегодня. Может, если очень захотеть, все исчезнет, и она проснется снова на коленях того незнакомца в метро? Но уже с твердым осознанием, что бывают в жизни вещи и похуже.

– Я не могу себе позволить приобрести вещи, которые надену лишь один раз. Я специально уменьшила лимиты по своим кредитным картам, чтобы не было соблазна влезть в долги. У меня на счете всего двести восемь фунтов, и нужно прожить на них еще целую неделю, пока я не вернусь в Лондон. Не у всех, знаешь ли, есть сбережения и средства на представительские расходы.

Странно было спорить с Алексом из-за денег и одежды, когда столько всего случилось за последние полчаса. Но легче волноваться о мелочах, чем беспокоиться о больших проблемах.

– Ты работаешь на меня, так что представительские расходы оплачу я. Завтра утром отправимся в Инсбрук. – Алекс произнес это тоном, дающим понять, что больше ему неинтересно обсуждать эту тему, но лишь усилил беспокойство Флоры.

– Как удобно! – отозвалась она, постаравшись произнести эту фразу с ледяным высокомерием, но голос прозвучал лишь мрачно. – Типичный деспотизм Фицджеральдов! Может, прекратишь распаковывать вещи, словно и в самом деле собираешься тут остаться? Просто скажи Камилле, что тебе необходимо место для работы, а в этом номере негде уединиться. – Флора кинула отчаянный взгляд на ванну. Она теперь ни за что не решится ею воспользоваться!

– Я уже говорил ей это, и Камилла предложила мне работать в своем офисе. Послушай, Флора, – Алекс положил стопку джемперов на постель и провел рукой по волосам, – если мы будем вести себя так, словно жить в одном номере для нас проблема, Камилла заподозрит, что мы водим ее за нос. Может, мне и не следовало ей лгать, но я не хотел, чтобы она плохо подумала о тебе. Для нее очень важно первое впечатление о человеке, и она требует профессионального поведения от всех, с кем работает. Мы-то с тобой знаем, что тот поцелуй ничего не значит – просто небольшая глупость. – Эти слова ударили Флору под дых. – Но посмотри на ситуацию ее глазами. Если она решит, что мы ее обманываем, будет только хуже. Что сделано – то сделано. Ведь это всего на неделю. – Он произнес это так пренебрежительно, словно речь шла о пустяке. Значит, их поцелуй для него лишь глупость? – Я буду спать на диване. Твоей добродетели ничего не угрожает.

Да уж. Это точно. К сожалению.

– Ну же! – Он достал подушку и одеяло из гардеробной и положил на диван. – Давай немного поспим. Мы сегодня рано встали, а завтра нам предстоит очень хлопотный день. Ты можешь первая воспользоваться ванной. – Алекс холодно улыбнулся. – А завтра мы установим очередность, чтобы не смущать друг друга…

На кровати лежать было куда удобнее, чем на красивом, но жестком диване, но сон все равно не шел. Странно, Флора ведь не раз уже делила с Алексом одну комнату и даже втискивалась с ним в тесную двухместную палатку, когда они ездили на музыкальные фестивали. Но сегодня заснуть не удавалось. Флора лежала и слушала мерное мужское дыхание.

Она так давно знала Алекса – еще с тех пор, когда он был долговязым, веснушчатым, рыжеволосым парнем. Он спал на полу в ее комнате в полосатой пижаме с эмблемой интерната и во сне звал свою давно умершую мать. Годы шли. Он постепенно подрастал, его плечи и ноги наливались мускулами, другие девчонки начинали на него заглядываться, и Алекс тоже интересовался ими.

Но сегодня ночью в одной комнате с Флорой был незнакомец. И все же она чувствовала его присутствие всем своим существом. Ощущала его сильные руки, чувствительные, артистичные пальцы. Ей не нужно было смотреть на него, чтобы представить себе его подбородок, спадающие на лоб волосы и закрытые глаза. Казалось, Алекс лежит рядом.

Нужно прекратить его любить раз и навсегда – иначе можно его потерять. Он прав: пора повзрослеть.

Глава 4

Алекс размышлял о том, что, понадобись ему работа, он вполне может стать актером, если роль будет заключаться в изображении спящего – он сегодня всю ночь ее репетировал.

Алекс лежал, не шевелясь, и думал, не выглядит ли это неестественно. Он старался дышать глубоко, преодолевая соблазн сымитировать храп, а про себя считал овец, коров и травинки на альпийских лугах, стараясь отвлечься от мыслей о том, что всего в нескольких футах от него лежит в кровати Флора. Он пытался не думать о ее длинных ногах, взъерошенных волосах и чувственных губах, созданных для поцелуев, но у него это не получалось.

В памяти упрямо всплывали воспоминания о последних летних каникулах, проведенных в доме отца. Алекс, лежа по ночам в кровати, мечтал снова оказаться в маленькой спальне дома Бэкингемов или, на худой конец, в интернате.

Когда отец изредка приезжал домой, все было еще не так плохо – тогда Алексу просто приходилось вынужденно слушать, как он шумно смеется, пьет спиртное и занимается любовью с женой.

Но куда больше Алекс страшился тех моментов, когда ночью дверь в его спальню скрипнув открывалась и входила мачеха, чтобы «проверить, все ли у него в порядке». В ноздри ударял мускусный запах ее шампуня. Она присаживалась на постель, и матрас прогибался под тяжестью ее тела. Коснувшись щеки пасынка, она шепотом спрашивала: «Ты не спишь?»

Именно в те дни Алекс научился прикидываться спящим, хотя, похоже, ему так и не удалось одурачить мачеху. В конце концов она перестала задавать этот вопрос и ждать разрешения, а он перестал притворяться, что спит…

Нет! Он не должен думать одновременно о Флоре и о мачехе! Они совсем разные. Нельзя осквернять Флору сравнением с такой женщиной. Флора слишком хороша для него, и он всегда это знал. Вот почему он должен отвергнуть ее чувства – как делал все эти годы.

Он разрушил собственную семью из-за своих неконтролируемых желаний. Ему повезло, что дом семьи Бэкингем стал для него родным. Что бы ни случилось, нельзя позволить вырваться наружу своему плотскому влечению к Флоре.

Алекс открыл глаза и обрадовался, увидев, что в комнате уже посветлело от занимающейся за окном зари. Он осторожно встал с дивана, поморщился, разминая затекшие ноги и чувствуя себя принцессой, проспавшей всю ночь на горошине, как в той сказке. Прокравшись на цыпочках к двери, он открыл ее, и ему показалось, что Флора позади облегченно вздохнула, когда он вышел из номера.

Алекс собирался совершить утреннюю пробежку и поплавать. А еще принять очень холодный душ – это ему сейчас было нужнее всего.


– Надеюсь, ты хорошо выспался? – двумя часами позже с улыбкой спросила Камилла Алекса, входящего в столовую.

Он мысленно выругался, потому что надеялся, что у него будет больше времени на то, чтобы собраться с мыслями. Но отступать поздно. Надо постараться, чтобы его слова звучали убедительно.

– Как ребенок! – солгал Алекс, подыскивая безопасную тему для беседы. – Вы только посмотрите, какое тут красивое утреннее освещение!

– Так и должно быть, ведь ты сам так спроектировал этот отель.

– Все верно. – Но для Алекса всегда было так приятно видеть, что его мечты успешно воплотились в реальность.

Благодаря его задумке разместить столовую на террасе с застекленной крышей утром здесь всегда было много солнечного света. Паркет на полу, а также столы и стулья были изготовлены из золотистого дуба теплого оттенка. Вдоль одной из стен тянулась стойка, на которой было устроено подобие шведского стола: гости сами могли налить себе сок или кофе, взять булочку с джемом или фрукты. Персонал принимал от желающих заказы на горячий завтрак. Меню отсутствовало, потому что на местной кухне готовили почти любые блюда.

Алекс улыбнулся девушке за стойкой:

– Кофе и яичницу с ржаным хлебом, пожалуйста.

Он налил себе апельсинового сока, положил в чашку свежих ягод и подсел за столик, где уже сидела Камилла, щурясь на яркое солнце, словно кошка. Она потягивала кофе эспрессо. Тарелка, стоящая перед ней, была пуста. Алекс уже два года работал с Камиллой, но никогда не видел, чтобы она ела. Он подозревал, что эта женщина питается только кофеином, вином и, не исключено, кровью юных девственниц.

Она сделала маленький глоток кофе:

– Думаю, я не ошиблась в выборе матрасов для номеров. Знаю, что они дорогие, но в этом отеле все должно быть самое лучше, правда?

Алекс кивнул, пожалев про себя, что ему не удалось сегодня ночью протестировать один из этих матрасов.

– Разумеется, ваши гости меньшим не удовлетворятся.

Камилла пристально посмотрела на него:

– Ты в спортивном костюме, предоставляемом отелем? Очень мило с твоей стороны поддерживать наш бренд.

Алекс подцепил вилкой ягоду черники:

– Решил с утра немного потренироваться и не хотел будить Флору. Это хорошая идея – предоставлять костюмы постояльцам для занятий спортом. Интересно, сколько человек захватит такой бесплатный костюм с собой?

Камилла равнодушно пожала плечами:

– Ну и пусть. Они все оплачивают с лихвой, к тому же это отличная реклама для нас. – Она кинула взгляд на входную дверь и сказала: – Доброе утро, мисс Бэкингем.

– Доброе утро! – Флора подошла к их столику со стаканом сока в руках.

Алекс окинул ее взглядом и заметил, что у нее на лице сегодня больше макияжа, чем обычно, словно Флора пыталась замаскировать темные круги под глазами. Это могло обмануть любого, кто ее не знал, но только не Алекса.

Так значит, она притворялась, что крепко спит?

Слегка запоздало Алекс вспомнил, что должен играть роль нежного влюбленного, встал, поцеловал ее в щеку и пожелал доброго утра.

Их взгляды встретились, но в глазах Флоры ничего не читалось, кроме решимости, хотя Алекс ожидал увидеть в них злость на неловкую ситуацию. Да, она приняла какое-то решение. Но какое? Алекс терялся в догадках.

Интересно и очень неожиданно. Имидж свой она тоже сегодня сменила: темные волосы собраны в свободный пучок на затылке, одета в джинсы и зеленую тунику – не свисающую мешковато, как обычно, а подпоясанную. Из украшений – серебряное ожерелье и такие же серьги. Флора выглядела изящнее, более собранной.

Заказав завтрак официантке, она заявила:

– Мне нужно съездить в Инсбрук. Я привезла с собой только деловые костюмы. Не знала, что придется принимать участие еще и в светских мероприятиях, а также мне, кажется, придется научиться кататься на лыжах.

Камилла допила кофе:

– Думаю, научиться кататься на лыжах – это великолепная идея. Вам следует осмотреть коттеджи в горах. Мне интересно, что вы скажете об их дизайне. Туда можно добраться на подъемнике, а спуститься обратно – только на лыжах.

Флора поморщилась:

– Очень хочу там побывать, но должна признаться, что немного нервничаю из-за того, что придется скользить по снегу на двух кусочках пластика. Я умею кататься на коньках, но во всех остальных случаях я не всегда могу держать равновесие. Впрочем, надо просто наслаждаться жизнью. Это здорово – пробовать что-то новое.

Алекс вскинул на Флору взгляд. Что с ней происходит? В ней явно что-то изменилось: ее стиль одежды, тон голоса. Неужели это как-то связано с тем, что произошло между ними вчера?

Но он должен был отвергнуть Флору. Ведь именно этого он для нее хотел: чтобы она стала более уверенной в себе, начала жить полной жизнью. И он тоже мог бы жить как прежде, забыв о том поцелуе, всколыхнувшем в душе давние чувства.

Алекс посмотрел в окно. Сегодня прекрасный денек: солнце уже поднялось высоко, и под его лучами переливается снег на верхушках гор. В такую погоду, столь не похожую на сырые лондонские туманы, не хотелось работать в помещении – тянуло на улицу.

Кроме того, Флора никогда прежде не стояла на лыжах. Она понятия не имеет, что входит в лыжную экипировку, и какой-нибудь ловкий продавец может втюхать ей кучу ненужных вещей. К тому же расходы оплачивает компания Алекса.

– Я поеду с тобой, – предложил он Флоре и добавил: – Если только я не нужен тебе здесь, Камилла.

Его клиентка покачала головой:

– Нет. Хорошего вам дня. Осмотрите Инсбрук, побывайте на рождественских распродажах. Когда прибудут гости, я собираюсь показать им отель. Для этого ваша помощь мне не понадобится. Вечером я планирую прием, где будут подавать глинтвейн, потом гостей покатают в санях. Было бы неплохо, если бы вы вернулись к вечеру, чтобы я представила вас на приеме.

– Разумеется. Отличная идея.

Едва Камилла неторопливым шагом удалилась, Флора отодвинула тарелку и, сощурившись, прошипела:

– Мне не нужен проводник. Я и так терпеть не могу ходить по магазинам. И уж тем болеее не нужно, чтобы ты таскался всюду за мной со скучающим видом.

– А я люблю шопинг, – цапнув маленькое пирожное с ее тарелки, ответил Алекс. – Обо мне не беспокойся. Мне скучно не будет.

Флора успела шлепнуть его по руке:

– Я не о тебе беспокоюсь. Сейчас я отправлюсь в бассейн и проведу там примерно час, так что ты можешь… ну, ты понял… переодеться.

Он понял, что Флора не хочет застать его в ванной или при переодевании. Прошлым летом, когда они ездили на музыкальный фестиваль и там жили в одной палатке, Флора всегда, прежде чем войти, громко спрашивала, можно ли это сделать. Увы, те невинные дни прошли и, кажется, безвозвратно. Алекс попытался обратить все в шутку:

– Нам нужно придумать какой-нибудь сигнал, как это делают студенты в колледже. Скажем, лента, повязанная на ручке двери, означает «Не входить».

– Боюсь, не смогу удержаться от искушения вовсе ее оттуда не снимать, – парировала Флора, но все-таки улыбнулась, приветствуя эту попытку вернуть былые товарищеские отношения. – Встретимся в фойе в одиннадцать. С тебя – кредитные карты и пара рук, готовых тащить кучу пакетов с покупками.


Флора скорчила гримасу в зеркале раздевалки. Нельзя радоваться возможности провести весь день с Алексом! Следует прекратить притворяться влюбленной парой, послать его подальше с этой работой и предложением оплатить покупки. Лучше осмотреть городские достопримечательности, а затем сесть на самолет и отправиться домой, чтобы провести полную переоценку своей жизни.

А вместо этого она сейчас сушит волосы в этой шикарной раздевалке и заново наносит макияж после плавания в бассейне.

Себя обманывать бесполезно: Флора с нетерпением ждала возможности провести с Алексом целый день. Ведь, что бы ни было, они старые друзья, поверявшие друг другу свои секреты, и этого не изменят одна унизительная история, случившаяся на нетрезвую голову, и один безумный жаркий поцелуй. Она не собирается дуться из-за слов, сказанных Алексом вчера.

В кои-то веки кудрявые волосы Флоры, высохнув, легли красивыми волнами. Она сочла это добрым предзнаменованием на ближайшее будущее. Проблема лишь в том, что она сама не знает, чего хочет от жизни. Может, желание работать дизайнером интерьеров проистекает из стремления спрятаться за брендом какой-нибудь фирмы? Не стоит ли вместо этого пуститься в самостоятельное плавание в бизнесе, сделав ставку на то, что Алекс назвал ее «причудами»?

Пусть те шарфы и подушки для диванов, дизайн которых Флора разработала сама, немного причудливы, даже порой выглядят фантастическими, но у нее есть свои покупатели. Торговля в ее Интернет-магазине идет неплохо. И наверняка шла бы еще лучше, если бы Флора уделяла этому занятию все свое внимание.

Она нанесла на волосы немного ароматного масла и собрала их в свободный пучок, продолжая размышлять. Если получится справиться со стоящим перед ней сейчас заданием: разработкой дизайна интерьера трех отелей, то после можно будет, имея достаточно средств и свободного времени, выяснить, к чему лежит душа. Может, хватит жить лишь мечтами, боясь претворить их в жизнь из опасения потерпеть неудачу?

Флора с улыбкой поблагодарила горничную, уже собравшую влажные полотенца. Сейчас она восстанавливала идеальный порядок в раздевалке к приезду важных гостей. Наряду с журналистами и блогерами должны приехать несколько богатых и влиятельных фанатов зимних видов спорта и экс-чемпионов Олимпийских игр. Эти люди ожидают, что бесплатно повеселятся по самому высшему разряду, и Камилла вместе с обслугой отеля решительно настроены оправдать эти ожидания.

Может, этому посвятить свою карьеру: путешествовать из одного шикарного отеля в другой, где ее будут обихаживать в надежде, что она скажет о них что-то хорошее? Интересно, как скоро ей бы надоел такой образ жизни?

Размышляя об этом, Флора поднялась по лестнице в огромное, светлое фойе с высоким потолком – именно сюда в первую очередь войдут гости. По этому фойе у них сложится первое впечатление об отеле. Обратят ли они вообще внимание на окружающую обстановку, или эти люди уже привыкли к тому, что их всегда окружает только самое лучшее? Приятно будет во время поездки в Инсбрук тоже почувствовать себя такой же пресыщенной высококачественными вещами и обслуживанием!


«Нет, этим пресытиться нельзя», – пришла Флора к выводу чуть позже, наслаждаясь вниманием, оказываемым ей продавцами, и тем, что пакеты с покупками тут же относились водителем в машину, предоставленную отелем и ожидающую у магазина. Если бы еще удалось купить ткани вместо готовой одежды – невероятно дорогих лыжных костюмов!

– Так и привыкнуть можно к подобному сервису, – призналась Флора, глядя, как ее пакеты загружаются в багажник, чтобы быть доставленными в ее номер – в их с Алексом номер – еще до их возвращения. – Думаю, я была рождена, чтобы принадлежать к другой половине человечества – к богачам.

– Их не половина, а всего лишь один процент, – поправил Алекс. – И я считаю, что им было бы полезно хотя бы иногда самим потаскать свои сумки.

– Не порть мне мою волшебную сказку: за меня оплачивают дорогие покупки, каждый мой каприз исполняется. Я чувствую себя словно Золушка после свадьбы.

– А кто же тогда я? Безнадежно влюбленный в тебя слуга, обреченный вечно оставаться твоим другом?

Флора ощутила разочарование: он не назвал себя принцем, за которого в сказке Золушка выходит замуж. Мысленно приказав себе не подавать виду, что расстроилась, она как ни в чем не бывало взяла Алекса за руку. Он еле заметно вздрогнул, а потом попытался подстроить свои шаги под ее походку.

– Нет, – сахарным голосом ответила Флора. – Ты – моя крестная фея. Так и вижу тебя в платье из розового тюля.

Алекс громко рассмеялся, и Флора воспряла духом, решив, что они сумеют поладить, пусть даже придется делить на двоих один люкс. Если только никто из них не решит воспользоваться той чертовой ванной – сегодня утром она первым делом бросилась в глаза Флоре, едва та проснулась.

– Не помню, чтобы крестная фея с таким трудом уговаривала Золушку, – поддел ее Алекс.

– Это потому, что она не заставляла свою крестную напяливать на себя одежду, в которой задница выглядит огромной, грудь – как у кормилицы, а живот – словно у беременной тройней. Лыжный костюм, да и вообще зимняя одежда, не смотрится на женщинах с формами.

Но, по крайней мере, Флора была довольна купленными платьями, в том числе нарядом, приобретенным для бала, которым, если честно, втайне восторгалась. Другое дело, хватит ли у нее храбрости появиться в нем на людях. Продавец усиленно расхваливала то, как идет Флоре это платье, но ведь в памяти еще были свежи дифирамбы другой продавщицы, когда Флора, готовясь к свадьбе Минервы, примерила дурацкое платье, напоминающее наряд официантки немецкой пивной. Даже отец тогда не смог выдавить из себя похвалу тому наряду.

В глубине души Флора сожалела, что отправила Алекса выпить кофе, когда приступила к выбору платьев. Но с нее хватило его оценивающих замечаний во время примерки толстых лыжных штанов, не хватало еще, чтобы он обшаривал ее глазами, пока она будет примерять вечерние наряды один за другим.

В Инсбруке было немало модных бутиков, но там она чувствовала себя не в своей тарелке. Случайно наткнувшись на магазинчик, торгующий винтажной одеждой, секонд-хендом и недорогими копиями модных брендов, Флора почувствовала облегчение. Обычно она не любила носить вещи, привлекающие к ней внимание, но в этом городе ей оставался выбор лишь между винтажным нарядом и гламурным шиком.

Инсбрук был очарователен с его средневековыми улочками, окруженными покрытыми снегом горами. Однако в этом старом тирольском городе чувствовался и дух космополитизма. Люди съезжались сюда отовсюду ради шопинга на рождественских рынках и занятий всевозможными зимними видами спорта. Здесь в воздухе отчетливо пахло деньгами.

– Посмотри на них. – Флора обвела глазами главную улицу города, заполненную молодыми людьми с сияющими лицами. – Их словно заказали сюда по каталогу. Я никогда еще не видела так много великолепных людей.

– И он тоже великолепен? – спросил Алекс про мужчину в солнцезащитных очках, с неестественно гладким лицом и загаром цвета апельсина.

Флора закусила губу, чтобы не рассмеяться.

– И она тоже? – Алекс указал на худую, как скелет, женщину с морщинистым лицом и ярко-желтыми волосами, с ног до головы закутанную в меха. Оставалось только надеяться, что шуба у нее была искусственная.

– Ну, может, и не каждый великолепен, но большинство людей тут явно чувствуют себя как дома.

Девушки вокруг были в основном с длинными волосами, ниспадавшими каскадом из-под вязаных шапочек, с порозовевшими от мороза щеками, одетые в свитеры и дутые жилеты. А мужчины напоминали северных богов: высокие, уверенные, они шагали по местным заснеженным улицам. Алекс идеально вписывался в эту картину. А Флора казалась самой себе кусочком от совсем другого пазла, случайно попавшего не в ту коробку.

– Все просто ведут себя уверенно. Тебе тоже нужно перестать смущаться. Смотри людям в глаза.

– Это не так-то просто, когда все в солнцезащитных очках, – вяло попыталась пошутить Флора, и Алекс посмотрел на нее с тревогой в глазах.

Она заставила себя улыбнуться, а он сказал:

– У нас еще есть несколько свободных часов. Ты уже купила все необходимое. Я успел разобрать свою электронную почту, пока ты выбирала платья. Чем ты хочешь заняться?

– Мне нужно поработать. Вдруг Камилла захочет познакомиться с моими идеями, а у меня есть только несколько набросков.

– На данном этапе – это все, что от тебя требуется. Вот увидишь: она еще миллион раз изменит свое мнение и в конце концов выберет самую первую из предложенных тобой идей.

– Тогда для чего ты притащил меня сюда на целую неделю? Нет, я, конечно, тебе за это благодарна, – поспешила добавить Флора, подумав, что, если бы не Алекс, ей бы на следующее утро пришлось снова сидеть в метро рядом с тем типом, которому она плюхнулась на колени. И возможно, выяснилось бы, что она зря о нем плохо подумала: просто вот так прямо он выражает свои мысли. И кто знает, не исключено, что когда-нибудь они бы поженились и после рассказывали своим детям о том, как познакомились в переполненном вагоне лондонской подземки за неделю до Рождества. Прямо как в кино.

– Флора, Камилле достаточно лишь щелкнуть пальцами, чтобы мгновенно получить все самое лучшее. Ее куда больше интересует, как преподнести ее отели. Ей очень нравится, что я молод, хорошо образован, англичанин до мозга костей, у меня своя фирма и я успешен. – Алекс чуть смущенно рассмеялся. – Это добавляет изюминку отелю, помогает его рекламировать. Ты здесь тоже для этого – вот почему ты должна выглядеть как надо и говорить то, что надо.

– Так я здесь лишь для того, чтобы мило со всеми общаться, болтая о чепухе?

– Я этого и не скрывал от тебя. Ты же знаешь, кто приглашен в качестве гостей. Послушай, Камилла прекрасно понимает, что я бы не порекомендовал ей бездарность. Ей нужно убедиться, что ты умеешь сходиться с нужными людьми, общаться с журналистами, помогать ей продавать ее отели. И ты это сможешь.

Алекс хочет, чтобы она болтала с репортерами? Помогала продавать? Флора остановилась как вкопанная, не обращая внимания на проходящих мимо людей.

– Нет!

– Ты ведь уже делала это прежде. – Алекс не добавил «много раз», но они все равно повисли в воздухе. – По крайней мере, теперь тебе не придется поливать жиром цыплят на сковороде и покрывать глазурью торты.

Флора до сих пор не могла с юмором обсуждать свое появление перед телекамерами в детстве. Да и сможет ли когда-нибудь?

– Ты себе не представляешь, каково мне было идти в школу после каждой отцовской передачи, вышедшей в эфир. Мне – самой высокой в классе и слишком… физически развитой для своего возраста. Ты же знаешь, что мне не хочется, чтобы меня обсуждали. А если я буду общаться с журналистами, они узнают, кто я…

– И они будут в восторге. Младшая дочь ведущего кулинарных шоу и автора книг о кулинарии Тэда Бэкингема и «теледоктора» Джейн Бэкингем. Репортеры вовсе не будут пытаться тебя поддеть. Обещаю, что мы будем общаться только с теми, кто пишет о путешествиях и, может быть, еще с теми, кто ведет блоги о красивой жизни. Все, что тебе нужно будет делать на этой неделе – лишь развлекаться. Попробуй покататься на лыжах, пообщайся с людьми. Если Камилла даст тебе заказ на дизайн отеля, подумаешь над ним потом. На твоем месте я бы посчитал, что немного публичности в правильном месте только поможет твоей карьере. Ну же, Флора, а вдруг тебе это даже понравится? А пока давай решим, куда сейчас отправимся: на рынок или на каток. Выбирай.

Флора глубоко вздохнула. Если бы Алекс заговорил об этом раньше, она бы тут же умчалась во весь опор обратно в Лондон. Для ее сестры Минервы слава их родителей стала своего рода трамплином, оказалась полезной, когда сестра открыла собственное пиар-агентство. Флоре же всегда казалось унизительным появляться на кулинарной передаче отца или слушать, как ее мать по телевизору рассказывает о первых месячных своей младшей дочери. Такое вряд ли когда-нибудь забудется.

И все же в нынешней ситуации было и кое-что хорошее: Флора за последние полчаса ни разу не вспомнила про неудавшийся поцелуй с Алексом. Оказывается, ей и без этого было о чем беспокоиться.

– Я так давно не каталась на коньках.

– Ты выбираешь открытый или крытый каток?

Флора посмотрела на голубое небо, на солнце, пригревающее, несмотря на прохладную погоду, и ответила:

– Открытый.

– Тогда предлагаю покататься наперегонки. С проигравшего – глинтвейн.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации