Электронная библиотека » Мария Северская » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 24 декабря 2014, 17:11


Автор книги: Мария Северская


Жанр: Детская проза, Детские книги


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Мария Северская
Влюбляться не запрещается!


– Да ты, честное слово, с ума сошла! Ты хоть бы сама на минутку задумалась, о чем меня просишь! – Женщина нервно поднялась из-за стола, ее стул при этом отлетел в сторону, и забегала по кухне. – Ох уж эти современные дети!

– Ну, Аля! – Оставшаяся сидеть девушка молитвенно сложила перед лицом руки. – Ну пожалуйста! Подумай! Все совсем не так страшно, как ты себе представляешь.

– Не страшно?! – Женщина несколько секунд пристально смотрела на свою юную собеседницу. Казалось, она силится найти слова и никак не может. – Ты предлагаешь мне поучаствовать в самой настоящей авантюре. И при этом еще и скрыть все от твоей матери – моей, между прочим, любимой подруги. Это, по-твоему, нормально?

– А по-твоему, нормально, что я шестнадцать лет прожила, ничего не зная о своем отце? Даже его имени! – взорвалась девушка. Этот переход от милого ангела к настоящей фурии обескуражил бы кого угодно, кто не знал Ванду с самого детства, но только не Алину, ведь она нянчилась с ней с младенчества. – И не самое ли время познакомиться с ним, учитывая, что больше никому я не нужна?

– Ты же знаешь, что это не так. – Женщина снова заняла свое место за столом. – Не надо перегибать палку. Ты нужна маме, и бабушке, и мне, и Игорю, если уж на то пошло.



Девушка громко фыркнула:

– А ему особенно. Он, наверно, спит и видит, как избавиться от взбалмошной, невоспитанной дочки своей новой пассии.

– Слушай, ну откуда в тебе этот цинизм, а? Новая пассия! Надо же! – Алина глубоко вздохнула. – Игорь любит твою маму. У них любовь, понимаешь? Настоящая.

– Ага, конечно. Как в книжках. – Ванда отвела взгляд и сделала вид, что смотрит на шагающего по подоконнику в надежде разжиться чем-нибудь съестным голубя. Лишь бы только крестная не поняла, как ей на самом деле больно.

Выражение на лице женщины сменилось на сочувственное. Проняла ее все-таки девчонка! И ведь всегда так – совьет веревки из кого угодно.

– Даже не хочу снова это обсуждать. Сто раз уже проговаривали, – сказала она. И словно смирившись с неизбежным, продолжила: – Ну, хорошо. И как ты себе все это представляешь?

– Легко! – Девушка даже подпрыгнула на стуле. – Загранпаспорт у меня есть. Визу дадут. Ты уговариваешь маму – она сейчас так погружена в романтику, что – уверена – ее и убалтывать не придется. Затем оформляешь мне всякие документы. Что там нужно? Доверенность от мамы? Это же возможно сделать, не посвящая ее во все подробности, правда? Убеди ее, что мне требуется срочно отдохнуть, а тут такая отличная возможность подворачивается. Помнится, ты недавно говорила, что в Римини по делам турфирмы собирается твоя подчиненная? Так ведь? Я ничего не путаю? Вот и попроси ее, чтобы взяла на себя за меня ответственность, а я обещаю, что не подведу. Ты же мне всегда доверяла! Дальше ты оформляешь мне тур, якобы я еду с группой, которую везет твоя подчиненная, – со всякими там экскурсиями, трехразовым питанием в гостинице и прочим. И я улетаю. Да, в школе я все улажу сама.

– И правда, это же элементарно! – Алина снова вышла из себя. – Отправить шестнадцатилетнюю девчонку в чужую страну на поиски отца, которого она никогда в глаза не видела и о котором ничего не знает. – Предугадывая реплику собеседницы, махнула рукой, чтобы та молчала. – Ах да, недавно узнала имя. Заметьте, без фамилии!

Ванда молчала. Она изучила крестную не хуже, чем та ее, и знала, что женщина повозмущается, помашет руками и успокоится. А главное, согласится с идеей крестницы – потому что глубоко в душе понимает, что та права, и знает, что ей и правда можно доверять.

– Аль, ну а ты что предлагаешь? – устало спросила девушка. – Смириться с тем, что мама со дня на день выйдет замуж и начнет новую жизнь без меня? А мне придется переехать к бабушке, потому что Игорю я буду мешать, да и как уместиться впятером в двухкомнатной квартире? А я не хочу жить с бабушкой. Да, я очень ее люблю, но… – Она развела руками. Что тут сказать?

Бабушка у нее мировая, но она привыкла жить одна и совершенно не горит желанием менять свои привычки. И хотя бабушке вроде бы нравится Игорь, она не стремится идти им с дочкой на уступки, облегчать жизнь, беря на себя заботу о единственной внучке – той еще занозе, как старушка считает. И надо признать, характеры у них с Вандой совершенно разные и долго находиться в одном пространстве они не могут.

– Вот увидишь, все будет хорошо. – Алина снова смотрела на нее с сочувствием. – Они быстро совершат обмен, сделают ремонт…

Ванда усмехнулась. Она-то знала, мама ни за что не согласится на обмен жилплощади, и не важно, что у ее избранника своя трешка почти в центре. Мама у нее свободная и независимая, а еще осторожная до чертиков. Она предпочтет иметь за спиной тыл в виде собственной отдельной квартиры.

Жаль, конечно, что они не могут перебраться в квартиру Игоря – там какая-то неприятная история с его бывшей женой, что-то они там делят – Ванда не вдавалась в подробности, ей это неинтересно. Но случись все-таки переезд, маме не придется выгонять Игоря и его отпрысков из их с Вандой квартиры – при условии, конечно, что они вдруг поругаются и разбегутся.

– Ладно, давай не будем строить радужных планов, – словно прочитав ее мысли, произнесла крестная. – Лучше скажи, что ты хочешь от своего отца? Как ты вообще видишь вашу встречу?

Девушка пожала плечами. Никак она не видела. Потому что не заглядывала так далеко. Ей казалось, что, если ей удастся найти родителя – это уже будет настоящим чудом. Фантастикой. Тогда и решит на месте, что ему сказать.

– Я просто хочу его увидеть. Понимаешь, мне нужно его увидеть!

Алина кивнула. Она понимала. И Ванда всегда знала, что если кто-то ее и поймет, то только крестная – лучшая и единственная подруга матери, с которой они прошли огонь, воду и медные трубы, вместе учились в школе, затем в институте, да и жили в одном доме, правда, в разных подъездах.

Алина любила крестницу чуть ли не больше, чем ее родная мать. Так уж вышло, что Алина была одинока – все силы тратила на свой бизнес – туристическую фирму, а устройство личной жизни все откладывала и откладывала на потом. Конечно, Ванда, да и ее мама не позволяли ей скучать. Они все время были вместе – во всяком случае, до тех пор, пока в маминой жизни не появился Игорь, а вместе с ним и двое его малолетних сыновей.

Ванда невзлюбила Игоря с первых же дней. Он казался ей каким-то ненастоящим, смазанным, словно плохо сфокусированный кадр. Она не смогла проникнуться к нему уважением даже после того, как мама сделала ей внушение – мол, ее избранник крупный специалист в каких-то там технологиях, хороший отец, добрый, отзывчивый человек и все такое. Просто она видела, что, несмотря на уверенность Алины, никакой особой любви между мамой и Игорем нет. Всего лишь двое взрослых людей, уставших от одиночества и желающих, чтобы, когда придет старость и дети разбегутся по своим жизням, рядом был тот, кто подаст воды и составит компанию перед экраном телевизора.

Наверно, все эти невеселые мысли отразились на ее лице, потому что Алина неожиданно проговорила:

– С твоей классной, так и быть, я сама побеседую. Только учти, две недели, не больше. И чтобы звонила мне каждый день. И не забывай о том, что формально за тебя там будет отвечать моя девочка с работы, – кстати, ее зовут Вера. Если ее, конечно, еще удастся уговорить. Так что не подставляй ее, пожалуйста.

Ванда подняла на нее глаза:

– За Веру не беспокойся, все будет в полном порядке. Звонить стану через день. Каждый вряд ли получится, я же буду занята поисками. А еще я возьму с собой ноут. Надеюсь, в отеле будет вайфай.


Летать на самолетах до этого Ванде приходилось дважды – в глубоком детстве, когда мама с Алиной брали ее с собой в Питер, и три года назад – снова в их компании. Тогда они провели неделю в Анталии.

Собственно, этой поездкой в Турцию весь заграничный опыт Ванды и исчерпывался. Больше она за пределы России не выбиралась, каникулы просиживала или на даче, или в городе – правда, время никогда бесцельно не проводила – вот уж чего она не любила, – по улицам не слонялась и перед телевизором на диване не валялась, равно как и по всяким там социальным сетям не блуждала. Нет, аккаунты у нее имелись – и ВКонтаке, и на Фейсбуке – разве может современный человек без них? – но пользовалась она ими без особого энтузиазма, скорее по мере необходимости – домашнее задание у одноклассников узнать, например.

Свободное от учебы время Ванда тратила на дела полезные – такие как изучение языков – английского и итальянского. И достигла больших успехов. В этом нелегком деле ей поначалу помогала мама, в совершенстве владеющая обоими языками и работающая в крупной русско-итальянской фирме. Именно она внушила дочери мысль, что, живя в современном мире, обязательно нужно уметь говорить хотя бы по-английски, а лучше и еще на нескольких языках. Так что к своим шестнадцати она свободно говорила на обоих, несмотря на то, что итальянский, в отличие от английского, учила относительно недавно, зато очень интенсивно, в надежде вскоре оказаться в Италии. Так что теперь девушка меньше всего переживала о том, как будет общаться в чужой стране.

В аэропорт Ванду отвезла Алина. Там их уже ждала подчиненная крестной Вера – молодая улыбчивая женщина, увидев которую, Ванда сразу поняла, что проблем с ней у нее не возникнет. Крестная представила их друг другу, провела подробный инструктаж и раз двадцать пригрозила крестнице, что, если та ввяжется в какую-нибудь историю, по возвращении она ей задаст. Здесь они и попрощались – сразу после того, как объявили начало регистрации на рейс до Римини, билеты на который лежали в Вандином рюкзаке.

– Отзвонишься сразу, как приземлишься, – последний раз напутствовала ее крестная и обняла на прощание. – И постарайся там без дурацких приключений. А то вместе с тобой придется Вере голову откручивать.

Ванда пообещала, напомнив, что она сама рассудительность и прежде никаких проблем с ней не было, на что Алина скривила скептическую гримасу и легонько подтолкнула крестницу к стойкам регистрации.

Пока Ванда с Верой сидели в зоне вылета после прохождения таможни, Вера рассказывала девушке о своих планах на поездку и всяких организационных моментах.

– У меня совсем не будет времени на тебя, – говорила она. – Насколько я понимаю, тебя это более чем устраивает. Хотя видеться нам, конечно, иногда придется. Из Римини я периодически буду на пару-тройку дней уезжать в другие города. Жить нам предстоит в одной гостинице, но в разных номерах. Эта гостиница принадлежит нашим с Алей друзьям, поэтому никаких проблем у нас возникнуть не должно. Они же будут присматривать за тобой, когда я буду в отъезде. Твоя крестная клятвенно меня заверила, что ты человек взрослый и ответственный, вести себя будешь нормально. Я надеюсь, что это так и есть. Я очень многим обязана Алине, поэтому, собственно, и согласилась взять тебя с собой. В общем, пожалуйста, постарайся сделать так, чтобы я ни разу о своем решении не пожалела.

– Конечно, не переживайте, все будет отлично, – заверила ее девушка. – Если хотите, я буду отчитываться вам о каждом своем шаге.

Женщина улыбнулась:

– Боже упаси! Лучше почаще звони крестной. Ну а если возникнут малейшие проблемы, тогда уже обращайся ко мне. Я, в свою очередь, обещаю тебя не доставать и договорюсь о том же со своими итальянскими друзьями. Короче, давай заключим взаимовыгодное соглашение: я тебя не трогаю и в твои дела не лезу, а ты ведешь себя по-взрослому и никому, в том числе и самой себе, не создаешь проблем.

– Договорились! – Они ударили по рукам.

– Ну что, значит, теперь мы с тобой настоящие партнеры? – Вера весело подмигнула Ванде. – И еще. Твоя мама взяла с меня обещание, что я не буду спускать с тебя глаз. Ты уж учитывай это, когда по возвращении будешь делиться с ней впечатлениями от поездки.

И вот теперь самолет готовился к взлету, и Ванда, прежде никогда ничего не боявшаяся, прокручивала в памяти сцену прощания с мамой и размышляла на тему «увидятся ли они когда-нибудь снова».

Когда самолет наконец вырулил на взлетную полосу, девушка вцепилась руками в подлокотники кресла и приказала себе не паниковать. Но к глазам сами собой подступили слезы. Хорошо, что этого никто не заметил – салон был полупустой, и рядом с ней не оказалось пассажиров.

А затем начался разгон, и вдруг Ванда почувствовала, как самолет отрывается от взлетной полосы. За иллюминатором стремительно понеслась вниз земля. Через каких-то пару минут домики и машинки стали совершенно игрушечными, и страх высоты сам собой ушел, будто его и не было.

«Вот и все, – сказала себе девушка. – Назад дороги нет».

Сделалось грустно.

Ее жизнь в последние три месяца менялась на глазах, и столь бесцеремонно и вне зависимости от желаний самой Ванды, что девушка порой ощущала себя безвольной марионеткой в руках безжалостной судьбы. Наверно, поэтому в ней и родилось желание отыскать отца – как протест. Уж очень она не любила ситуации, когда от нее ничего не зависит.

Началось все с того, что мама познакомилась на сайте знакомств с Игорем. Честно говоря, Ванда и не подозревала, что ее вечно занятая родительница еще находит время на такую ерунду, как переписка с потенциальными претендентами на руку и сердце. Ванде вообще всегда казалось, что ее маме личная жизнь до лампочки. Но она крупно ошибалась.

И все у них так быстро закрутилось! Вчера только мама собиралась на первое свидание и уверяла дочь, что ничего серьезного у нее и быть не может, так что пусть та не волнуется, и вот уже Игорь и его детки переезжают к ним, потому что оставаться в их родной квартире невозможно из-за конфликта Игоря с его бывшей женой, пожелавшей спихнуть на него обоих сыновей. И в комнату к Ванде, обустроенную с такой любовью, селятся двое абсолютно чужих ей мальчишек, а ее саму просят пойти на уступки и временно, пока все не утрясется, пожить на кухне. В общем, жуть!

– Крыша у твоей матери поехала, не иначе, – припечатала тогда никогда не лезущая за словом в карман бабушка.

– Просто так бывает иногда, – постаралась выгородить свою лучшую подругу Алина. – Видишь человека и сразу понимаешь, что ждала его всю жизнь и что невозможно больше просуществовать без него ни дня.

– Ерунда! – махнула тогда рукой Ванда. В сказочные истории про соединение двух сердец она не верила. И, надо признать, виновата в этом была в первую очередь сама ее мама, воспитавшая дочь с мыслью, что представители противоположного пола – безответственные обманщики, и вообще надеяться в этой жизни можно только на себя.

И вот весь привычный мир с его принципами, установками и константами рушился на глазах, и Ванда больше не знала, за что в нем зацепиться.

Она даже учиться стала хуже, хотя всегда ходила в круглых отличницах. Не поэтому ли классная так легко отпустила ее, позволив отсутствовать в школе целую неделю до майских праздников – наверно, решила, что продолжительный отдых и кардинальная смена обстановки лучшей ученице пойдут только на пользу.

Когда самолет окончательно набрал высоту, а под его брюхом потянулись белоснежные поля облаков, Ванда достала из рюкзака книжку, но сосредоточиться на чтении так и не смогла – лишь бездумно перелистывала страницы.

Еще в Москве она понимала, что ей стоит выработать четкий план поисков, вот только одно дело – понимать теоретически, и совсем другое – сделать практически. Пыталась неоднократно, и ничего не выходило. Дальше расчерчивания листа формата А4 у нее не заходило.

Тогда девушка успокаивала себя тем, что еще успеет составить план, или вообще будет решать проблемы по мере их поступления. Честно говоря, она до самого конца не верила, что удастся убедить Алину. Хорошо, что хоть мама ничего об этом не знает, вот было бы крику!

Информацией о том, как произошло знакомство ее родителей, Ванда не обладала. Вернее, достоверной информацией, из первых рук. Мама говорить о ее отце никогда не любила и всяческие расспросы дочери тут же пресекала на корню, заявляя, что одной матери той должно быть вполне достаточно, а отец, тем более такой – ей вовсе не нужен.

Что скрывалось за фразой «тем более такой», Ванда могла только догадываться. В детстве ее безудержная фантазия подсовывала ей всевозможные, в основном довольно романтические, варианты. Например, до двенадцати лет Ванда свято верила, что ее папа – самый настоящий пират, после – что он кто-то вроде Робин Гуда. Но когда ей исполнилось пятнадцать, девушка поняла, что скорей всего ее родитель – самый обычный мужчина, правда, итальянский, очень сильно чем-то обидевший ее маму. Настолько сильно, что та ни в какую не хочет теперь признать, что он когда-то был частью ее жизни.

Осознав это, Ванда подступила с расспросами к бабушке. Но и у той удалось выяснить немного. Всего лишь, что почти семнадцать лет назад Вандина мама в числе других студентов института, который она в тот год оканчивала – увы, Алины среди них не было, – отправилась на стажировку в Италию, вроде бы в Рим или Флоренцию, где пробыла месяц. Насколько помнила бабушка, с Вандиным отцом ее дочь познакомилась именно там. Звали его Давид, они были ровесниками. Кажется, он принадлежит к богатой семье, его родители владели магазинчиком старинного серебра, находящимся в каком-то маленьком городке недалеко от Римини. Названия городка бабушка, конечно же, не помнила, а может, и вовсе никогда не знала. Вот и все.

И теперь, руководствуясь этой скупой информацией, Ванде предстояло найти своего родителя. Не самая простая, однако, задача.

Идей, как это сделать, у нее имелось немного. По правде, всего одна. Она будет объезжать все небольшие городки, расположенные рядом с Римиии, находить в них лавки, в которых продается серебро, и расспрашивать владельцев, не знают ли они некоего Давида и ее маму.

Алина, услышав этот план, лишь руками всплеснула.

– Ты хоть представляешь, сколько городов тебе придется объездить? – спросила она. – Это же Италия, у них каждый, даже самый крошечный, населенный пункт имеет статус города. Причем старинного и с кучей сувенирных лавок для туристов. Ты целый год будешь ездить по этим городкам и бродить по улицам в поисках магазинчика, которого, кстати, может уже вовсе не быть.

Ванда кивнула:

– Что ж, буду полагаться на свою интуицию, она у меня вроде неплохая. Ну а если ничего не выйдет, хоть страну посмотрю.

За последний год она много узнала об Италии и успела заочно полюбить эту солнечную землю. Из фильмов она уяснила, что народ там эмоциональный, отзывчивый, из книг – что каждый дом и даже камень хранит свою собственную захватывающую историю. И как же ей хотелось окунуться в этот новый и такой заманчивый для нее мир, прикоснуться к нему хотя бы ненадолго. А еще Ванду не оставляло ощущение, что уж она-то имеет на это полное право, потому что сама является наполовину итальянкой, даже имя у нее вполне итальянское.

– Тебя так назвала мама, – в ответ на ее вопрос созналась Алина. – Она, когда вернулась из Италии, два месяца ходила абсолютно потерянная, ни с кем не желала общаться, даже со мной. Полностью замкнулась в себе. А когда узнала, что у нее будет дочь, заявила, что назовет тебя Вандой и никак иначе.

Как-то, случайно забредя на какой-то эзотерический сайт, Ванда наткнулась на вкладку под названием «Тайна имени» и отыскала среди прочих свое. Оказалось, что корни у ее имени болгарские, и с этого языка оно переводится как «милость Божья». Но это еще не все – ее имя распространено и в Италии, где оно имеет другое значение – «странница». Тогда девушка посчитала это своего рода знаком, подсказкой для нее – мол, пора отправляться в путь.

Самолет как-то странно дернулся и будто провалился в неглубокую яму, затем снова выровнялся. Этот его прыжок вывел Ванду из задумчивости, заставив вспомнить о том, что в данный момент она находится на высоте примерно семь тысяч метров.

В дальнем конце прохода появилась улыбающаяся стюардесса и попросила пассажиров пристегнуть ремни, потому что самолет входит в зону турбулентности. Ванда немедленно выполнила ее пожелание, подумав про себя, что, если самолет все-таки упадет, это будет довольно несправедливо, ведь она пока находится в самом начале своего пути. Впрочем, и на обратном пути в Россию падать как-то не хотелось.

Хотя стюардесса улыбалась так уверенно, что девушка быстро успокоилась, да и самолет тряхнуло еще всего пару раз, а затем последовало сообщение, что зона пройдена и ремни можно отстегнуть.

Было немного жаль, что в иллюминатор ничего не видно, кроме бесконечных плотных облаков. А Ванда так надеялась, что сможет посмотреть и Чехию, и Францию, над которыми пролегал маршрут авиалайнера. Но стоило только выглянуть в иллюминатор, как тут же создавалось ощущение, будто они летят над Антарктидой. Кстати, покрывавшая стекло снаружи изморозь вполне этому соответствовала.

Наконец командир экипажа объявил, что самолет начинает снижение, и через несколько минут крыло чиркнуло по поверхности облака, а затем в него провалился весь лайнер целиком. Теперь за иллюминатором плыл непроницаемый густой туман. Но это длилось совсем недолго. Когда облака остались позади и выше и самолет вынырнул, Ванда увидела далеко внизу лоскутное покрывало земли. Ее сердце затопил такой ни с чем не сравнимый восторг, что захотелось кричать.

Лайнер снижался быстро. В какой-то момент он сделал крюк и теперь летел над морем, словно огибая страну по береговой линии. С высоты, на которой он сейчас находился, не было видно ни населенных пунктов, ни автомобильных трасс – только квадратики полей, неровную линию прибоя и артерии рек. Ванда подумала, что какой-то неведомый великан разложил под ними огромную географическую карту, на которой не хватает только написанных названий.

Но вот самолет еще раз повернул в воздухе и двинулся к побережью. Теперь девушка могла разглядеть домики внизу и едущие по дорогам редкие точки машин. Но куда интересней было воспринимать всю картину целиком, не разглядывая детали.

«Это уже Римини или еще пригороды?» – подумала она и плотнее прильнула к иллюминатору. Сейчас ее никто не заставил бы сесть в кресле ровно. Ей уже нравилась эта расстилающаяся внизу страна с ее далекими горизонтами, приглушенными вечерними – пастельными – красками, черепичными крышами деревенек и взмывающими в небо похожими на наши сосны деревьями. Ванда знала, что они называются пинии.

Посмотрев чуть вправо, она вдруг увидела выплывающую из-под самолетного пуза крепость. В закатных лучах она казалась желто-оранжевой. Сердце защемило, будто от встречи со старым другом, с которым тысячу лет не общалась. Показалось, что где-то она уже эту картинку видела, вот только где? Может, в одном из путеводителей, которые пролистывала перед поездкой, или на одном из сайтов, посвященных стране?

«Надо будет обязательно там побывать, – решила девушка. – Даже если на это придется выделить целый день».

Тем временем лайнер сделал еще один поворот и будто бы полетел обратно. Но уже через минуту раздался сигнал, сообщающий о том, что самолет готов к посадке.

Ванда все ожидала увидеть внизу крупный город, но вокруг, насколько хватало глаз, были только небольшие частные домики. Девушке вспомнилось, что аэропорт имени Федерико Фелини – главный и единственный аэровокзал Римини, находится на окраине города.

Хотя итальянский паспортный контроль, в отличие от российского, они с Верой прошли быстро, да и свои чемоданы получили почти сразу же, когда они вышли из здания аэропорта на улицу, там уже расползались сумерки. На крыльце ждал представитель туристической компании, осуществляющей трансфер. Он быстро отвел их к нужному автобусу, и уже через десять минут они ехали к отелю.

То, что говорил гид, Ванда не слушала. Она во все глаза разглядывала улочки, по которым двигался автобус, незнакомые деревья, редко встречающихся пешеходов. На первый взгляд Римини напомнил ей какой-нибудь небольшой крымский курортный город, а когда автобус выехал на главную улицу, на которой располагались отели, это впечатление только усилилось. Одновременно девушка почувствовала некоторое разочарование: уж слишком все тут было предсказуемым – разномастные отели, яркие, подсвеченные сейчас витрины магазинов и многочисленные кафешки.

Но Ванда не разрешила себе брать это в голову и делать скоропалительный вывод о том, что Италия оказалась вовсе не такой чудесной, как она представляла.

«Как там любит говорить мама – будем решать проблемы по мере их поступления? – сказала она себе. – Сперва нужно заселиться в отель, а завтра обследую город».

Прямо к отелю автобус подвозить их не стал, остановился на ближайшей к нему остановке. Гид помог вытащить из багажного отделения чемодан и рукой указал направление, куда идти. Затем автобус уехал, а путешественницы, выдвинув длинную ручку своего багажа, пошли вниз по узкой улочке – туда, куда так уверенно указывал представитель турфирмы. И через десять минут они уже стояли на крыльце небольшого отеля, принадлежащего Алининым и Вериным друзьям, в котором им предстояло жить две недели.

Судя по всему, постояльцев тут было немного – на ресепшене, за спиной сидящей за компьютером девушки-администратора, располагался щиток, на котором висели ключи от номеров, так вот отсутствовали там всего два или три ключа.

Заметив Ванду и ее сопровождающую, администратор оторвалась от происходящего на мониторе и приветливо ей улыбнулась.

Их поселили на третьем этаже, Ванду через два номера от Веры. Из окна комнаты девушки открывался вид на старинный костел. И хотя особым комфортом номер не отличался – маленький, с жесткой кроватью, стоящей возле нее тумбочкой, раздвижным шкафом в нише и простеньким столиком – он девушке сразу понравился. Еще не распаковав вещи, она вышла на балкончик и долго стояла, любуясь подсвеченным фонарями храмом и вдыхая полной грудью незнакомый, пахнущий морской солью, йодом и хвоей влажный воздух. От этого занятия ее отвлек настойчивый звонок мобильника, и девушка тут же вспомнила, что до сих пор не позвонила Алине и матери, а ведь давала слово сделать это, едва приземлится.

– Пожалуйста, не убивай меня, – затараторила она в трубку, – я совсем забыла. Ты не представляешь, сколько у меня впечатлений!

– Еще как представляю, – недовольно проговорила ей в ухо крестная. Но ругаться не стала, видимо, ее подкупил виноватый тон крестницы. – Заселилась уже? – вместо этого спросила она.

– Ага, все отлично, – отрапортовала Ванда.

– Ладно, отдыхай. Твоей маме я сама сообщу. А ты звякни ей завтра.

Они тепло попрощались.

Девушка положила телефон на прикроватную тумбочку и задумалась о том, что будет делать дальше. С одной стороны, стоило разобрать чемодан, с другой, – хотелось с дороги принять душ и переодеться, особенно учитывая то, что в Римини оказалось гораздо теплее, чем в Москве. Да и поесть не мешало бы – ту крошечную порцию сухой картошки фри и по твердости напоминающего подметку мяса, которую подали в самолете, ее организм давно уже переварил.

Вера еще при заселении сообщила ей, что с этого момента девушка может считать себя относительно свободной, и завтра с утра пораньше ей, Вере, предстоит поездка на три дня в Рим, и что по любым возникающим вопросам Ванда может звонить ей по этому номеру – женщина продиктовала ей свой телефон – или хозяевам гостиницы, с которыми она договорится обо всем утром. После чего она, еще раз напомнив про данное Вандой обещание никому не создавать проблем, скрылась за дверью своего номера.

И вот теперь девушка размышляла, стоит ли предупредить Веру о том, что она решила отправиться в кафе, или нет. В конце концов Ванда пришла к выводу, что не станет этого делать, Вера же вполне четко сказала ей, что она может считать себя свободной.

«И все же сперва придется распаковаться, – вздохнула девушка. – Все равно после душа надо переодеваться, а вся одежда в чемодане».

Она, недолго думая, быстренько вывалила все на кровать, а затем разложила свой багаж по стопочкам в шкафу. Большинство вещей требовало глажки, но это действо Ванда сейчас даже при очень большом желании не осилила бы. Да и утюг надо было просить в отеле у горничной.

«Значит, это я оставлю на утро», – сказала она себе, захлопывая дверцу шкафа.

На кровати перед ней остались лежать джинсы и футболка с принтом, изображающим страшненькую мультяшную всклокоченную девочку, у которой отсутствовала пара передних зубов. Девочка широко улыбалась, а под ней красовалась кривая надпись «Smile – now the main beauty»[1]1
  Улыбка – вот главная красота.


[Закрыть]
. Футболка была любимой, к тому же в дороге она меньше всего помялась.

Плескаться в душе Ванда долго не стала – голод уже давал о себе знать, поэтому она быстро сполоснулась, вымыла волосы и, слегка просушив их феном, оделась и, кинув в рюкзак ксерокопии документов – Алина советовала всегда носить копии паспорта, страховки, ваучера туриста с собой – и кошелек, заперла номер на ключ и отправилась на поиски подходящего кафе, где ей предложат самую настоящую итальянскую пиццу.

Когда Ванда проходила мимо ресепшена, девушка-администратор вручила ей карту города, на которой крестиком был отмечен их отель.

«Ну вот, теперь я при всем желании не потеряюсь», – подбодрила себя Ванда.

Только сейчас она начала сознавать, что очутилась в чужой стране, о которой, по большому счету, знает лишь самую общую информацию, и рассчитывать ей здесь придется только на саму себя.

– Ерунда, я обязательно справлюсь, – произнесла девушка вслух.

К этому моменту она дошла до поворота на широкую улицу, идущую параллельно пляжам. Ванда решила далеко от отеля не отходить, найти кафе где-нибудь поблизости – в конце концов, время уже было позднее, а ей еще нужно выспаться, да и проснуться хотелось пораньше, поэтому она прошла мимо пары витрин и направилась прямиком в призывно распахнутые двери ближайшего заведения.

К ней тут же подлетел официант, проводил за столик у окна, вручил меню, оказавшееся, как ни странно, на русском языке. Правда, названия блюд были написаны с такими смешными ошибками, что девушка, как ни сдерживалась, прыснула.

Она заказала пиццу с курицей и ананасами, салат «Цезарь», свежевыжатый сок и тирамису. А пока ждала свою еду, разглядывала в окно проходящих мимо туристов и сидящих за столиками на улице других посетителей кафе. По их небольшому количеству Ванда сделала вывод, что туристический сезон еще не открыт или только начинается.

За столиком, чуть наискосок от нее, сидела небольшая компания – три парня и две девушки, на вид студенты. Они ели какие-то морепродукты и шумно переговаривались.


Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.3 Оценок: 6
Популярные книги за неделю


Рекомендации