» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Неверный жених"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 13:46


Автор книги: Мэй Макголдрик


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

По телу Джейми пробежала дрожь, и она невольно поежилась.

– Что вы, мастер Грейвс! Я просто звала его по имени и молилась. Это воля божья спасла его, а вовсе не я!

– Может быть, моя дорогая, все может быть. Но скажите мне правду: кем вам приходится этот шотландец?

Джейми смело встретила его проницательный взгляд.

– Что значит – кем? Разве я не могу сострадать ему просто как человеку?

– Я видел достаточно смертей, госпожа. Сколько раз я звал умирающих по имени и молился, чтобы господь вернул им жизнь! Нет, мистрис Джейми, этот шотландец услышал ваш голос, а не мой. И вернулся к вам. Так кто он вам и кто ему – вы?

Джейми отвернулась.

– Когда-то, – еле слышно прошептала она, – я называла его своим суженым.

Глава 19

Подходя к бедному жилищу Эвана, Джейми увидела с полдюжины детишек, резвящихся у крыльца. Дверь была открыта, и сердито-ласковый голос матери сливался со взрывами детского смеха. Джейми улыбнулась и ускорила шаг.

Едва завидев гостью, дети с радостными криками окружили ее: каждый старался протиснуться поближе к мистрис Джейми, получить поцелуй в макушку и посмотреть, чем это так вкусно пахнет у нее из корзины.

– Здравствуй, Нелл, как ты себя чувствуешь? – поздоровалась Джейми, входя в дом и ставя свою корзинку у очага.

– Все хорошо, госпожа, спасибо вам.

Действительно, жена сокольничего, стоящая возле колыбели, выглядела здоровой и бодрой. Трудно было поверить, что малыш появился на свет только вчера!

Джейми подошла к колыбельке, чтобы взглянуть на новорожденного.

– Какой хорошенький! И, кажется, крепкий паренек!

– Да, госпожа, в отца пошел, – улыбнулась в ответ Нелл, и глаза ее засветились теплым светом. Рыжеволосая и зеленоглазая, Нелл как две капли воды походила на свою младшую дочь – точнее, Кейт на нее.

– И родился он быстро и легко, – продолжала она, поправляя растрепанные рыжие косы и садясь у очага.

– Чудесный малыш!

– Скажите лучше – еще один маленький дьяволенок! Едва ли он будет тише своих братьев и сестер!

Обе женщины рассмеялись. Джейми качнула колыбельку: ей хотелось взять малыша на руки, но она не решалась попросить об этом.

– Твои старшие, наверно, без ума от маленького братика!

– Они больше радуются, что я снова на ногах. А братик еще слишком маленький – играть с ним нельзя, а горластый он – будь здоров! Сегодня ночью никому спать не давал!

Ребенок завозился в колыбели, и мать, отстегнув фартук, поднесла его к груди. Приглядевшись, Джейми заметила, что Нелл все-таки осунулась, а под глазами у нее черные круги – следы родовых мук.

– Может быть, тебе не стоило так рано вставать и приниматься за хозяйство? – тихо спросила Джейми, переводя взгляд на малыша. Он сосал, сжав кулачки и жадно причмокивая, и на красном сморщенном личике его отражалось довольство.

Перехватив взгляд Джейми, Нелл протянула ей насытившегося младенца.

– Хотите подержать?

– А можно? – робко спросила Джейми.

– Госпожа, это у меня десятый! Пусть благодарит бога, что я вам его насовсем не отдаю!

И обе женщины снова от души расхохотались.

Присев рядом с Нелл, Джейми осторожно взяла малыша и прижала к груди. Что-то сдавило ей горло, и глаза вдруг защипало от слез. Ей до боли захотелось держать на руках собственного ребенка. Ребенка от Малкольма…

– После рождения Кейт мы с Эваном думали, что больше детей у нас не будет.

Голос Нелл вывел Джейми из задумчивости: она покраснела и мысленно обругала себя за глупые и неприличные фантазии.

– Да что там – еще до Кейт я считала, что мне поздно рожать! – продолжала мать, с любовью глядя на своего малыша. – Но Эван, знаете, он меня уговорил. Он такой.

Джейми улыбнулась в ответ, задумчиво глядя на младенца. Что-то изменилось в ней: казалось, она начала понимать сердцем то, что раньше понимала только разумом. Разумеется, Джейми уже много лет знала, откуда берутся дети; но только теперь почувствовала, какая тайна кроется за простыми, ничего не значащими словами, улыбками, обменом взглядами.

В дни своей прежней любви к Малкольму Джейми любила его как ребенок, а не как взрослая женщина. Тогда она не знала ни испепеляющего желания, ни мечты о материнстве. Еще не знала…

– Говорят, мастер Грейвс скоро вернется, – заметила Нелл.

– Да, – ответила Джейми. – Он говорил, что после полудня зайдет проведать тебя и маленького.

– Хороший он человек, мастер Грейвс, – среди образованных такие не часто встречаются. Только зачем он хлопочет над нами, словно наседка над цыплятами? Я уже столько раз рожала, что знаю об этом, конечно, больше его. А малыша я осмотрела сама – с ним все в порядке. Конечно, он лекарь и человек ученый – но, сказать по совести, что мужчина может понимать в беременности, родах и во всем таком?

– Послушать твоего мужа – так он во всем этом разбирается получше тебя!

Нелл досадливо хлопнула рукой по колену.

– Чуяло мое сердце! И что же он болтает?

– Я встретила его по дороге сюда, у конюшен, – улыбнулась Джейми, продолжая нянчить ребенка. – Там собралась такая толпа, что я подумала, уж не явились ли к нам цыгане?

– Ну какие там цыгане! Это мой муженек трепал языком на потеху всему народу!

– Эван – прекрасный рассказчик, я сама заслушалась.

– Век бы его не видать и – не слыхать! – проворчала Нелл.

– Когда он разъяснил все о беременности и дошел до самих родов, все прямо замерли.

– О боже! – густо покраснев, воскликнула Нелл.

Среди слушателей были мальчишки, и Эван начертил им на земле картинку, чтобы объяснить, откуда именно появляется ребенок.

– Прибью мерзавца!

– Не переживай так, Нелл, он гораздо больше рассказывал о собственных волнениях и страданиях. По его словам, самое страшное в родах – то, что роженица своими стонами никому в доме не дает спать!

– Ну, попадись он мне только! – И Нелл сверкнула глазами в сторону двери.

– Ну а если серьезно, – с улыбкой закончила Джейми, – то Эван гордится тобой и в восторге от малыша.

. – Это верно, – улыбнулась в ответ Нелл. – Такие мужчины редко встречаются. Эван просто обожает детишек: ему нравится, когда вокруг все время копошатся малыши.

– Он, наверно, захочет еще детей?

– Может быть, – поморщившись, ответила Нелл. – Но пока я в здравом уме, этому не бывать! Пусть себе хочет, мне-то что за дело? Я ведь, вы знаете, не молодею с годами. Кстати, если уж зашла об этом речь: думаю, Эван-то и позвал ко мне мастера Грейвса! Не иначе, решил удостовериться, что я смогу рожать и дальше!

– Бог с тобой, Нелл! Хочешь уверить меня, что ты старуха? Да ты сможешь родить еще полдюжины!

– Нет, вы только себя послушайте! – расхохоталась Нелл, но затем, став серьезной, добавила: – Я, госпожа, люблю детей, но все-таки десять маленьких бесенят – многовато. А уж больше…

– Тебе лучше знать, Нелл, – согласилась Джейми.

Нелл смущенно заерзала на скамейке, словно хотела что-то сказать, но не могла решиться.

– Нелл, я слушаю, – тихо подбодрила ее Джейми, гладя малыша по головке.

– Не хочу я больше рожать! – почти прошептала женщина.

Джейми ощутила стыд от того, что сама не догадалась о чувствах подруги. Не страх перед лишними хлопотами удерживал Нелл от новой беременности – она боялась умереть родами. Случалось, что ни заботливый уход, ни умелые доктора не спасали несчастную женщину от смерти.

– Трудно об этом говорить, госпожа. Меня пугает даже мысль о том, чтобы пережить это еще раз.

– Но, Нелл, – заметила Джейми, стараясь успокоить испуганную женщину, – ведь эти роды у тебя прошли легко!

– Эти – да. Но с каждым ребенком я все больше боюсь умереть. Слава господу – он хранил меня все эти годы; я принесла Эвану целую кучу здоровеньких ребятишек, и сама осталась жива и здорова. Но, знаете, когда со всех сторон только и слышишь одно и то же: Анни, жена конюха Тома, полгода назад родила мертвого ребеночка и сама померла. А в прошлом месяце – Эллен, жена садовника. – Нелл опустила взгляд на малыша. – Моему сыночку нужна мама. Я нужна всем моим детям – они еще слишком малы, чтобы пережить такую потерю. И Эван, хоть он и не ребенок, тоже не проживет без меня. Нет, мне нельзя покидать этот мир!

– Как ты думаешь, Эван понимает твои чувства? – тихо спросила Джейми.

Нелл покачала головой:

– Боюсь, я никогда не смогу признаться ему в своих страхах. Он гордый человек, мистрис Джейми, и больше всего гордится своими детьми. Конечно, он меня любит, но ему трудно будет меня понять.

Джейми прижала к себе младенца, раздумывая, что же можно посоветовать Нелл.

– Я хотела…

– Что же, Нелл?

– Ох, мистрис Джейми, не знаю, как и сказать. Мне неудобно вас просить. К чему знатной даме пачкать руки в нашей грязи?

– Не стесняйся, Нелл, – подбодрила ее Джейми. – Ты же знаешь, если я смогу помочь, то помогу обязательно.

– Госпожа; не поговорите ли вы обо мне с мастером Грейвсом? Пусть скажет моему Эвану, что десять детей – это вполне достаточно.

– С доктором? Ты думаешь, он станет меня слушать?

– Конечно, госпожа. Если вы попросите… Вас все любят. И доктор вам не откажет. Джейми покраснела.

– Не знаю, Нелл, стоит ли вмешивать в это врача. Ведь это очень личное дело – только ваше с Эваном!

– Вот так мне и священник говорил. Но мне кажется, нам все-таки нужен совет постороннего – сами мы ни до чего не договоримся. А доктора Эван послушает!

– Но, может быть…

Жена сокольничего подняла на Джейми глаза, полные надежды и доверия, и девушка поняла, что не может не согласиться.

– Хорошо, я с ним поговорю. Он добрый человек и, я думаю, поймет твои тревоги.

Нелл вздохнула:

Ах, госпожа, вы, конечно, правы, но…

Что еще, Нелл? – подбодрила ее Джейми.

– Он, конечно, добрый человек, но все же мужчина. Когда речь идет о женщинах, мужчины всегда заодно! Да к тому же оба они из Уэльса! Что, если он встанет на сторону Эвана?

– Нелл, я вообще не понимаю, какие тут могут быть споры. Ведь ты не из каких-то пустых капризов не хочешь больше рожать – ты волнуешься за Эвана и за детей. Я уверена, они оба это поймут!

– Верно, госпожа. Вы меня успокоили. Вы сумеете их уговорить!

– Ты, кажется, веришь мне, как оракулу, – натянуто улыбнулась Джейми.

– А как же иначе? – спокойно ответила Нелл. – У меня много подруг, но другой такой, как вы, нет.

Некоторое время обе женщины молчали, тронутые и смущенные собственными чувствами. Наконец Нелл прервала молчание.

– Может быть, мистрис Джейми, слишком смело с моей стороны называть вас подругой – но я благодарю бога за то, что вы решили выйти замуж за лорда Эдварда и поселиться здесь навсегда! Право, мы не заслуживаем такого ангела, как вы! Да и сын его светлости, сказать по правде…

– Перестань! – оборвала ее Джейми. Ее и без того мучила необходимость притворяться даже перед этой доброй женщиной, и совсем уже невыносимо стало, когда Нелл так откровенно заговорила о том, что не давало покоя самой Джейми. Поделиться своими сомнениями она не могла; оставалось лишь назвать этот разговор преждевременным и перейти на другую тему.

– Нелл, ничего еще не решено. Между Эдвардом и мной осталось много недоговоренностей. И, если на то пошло, между нашими семьями тоже, – решительно заявила Джейми.

Нелл кивнула и замолчала, однако по лицу было видно, что она сгорает от любопытства. Младенец завозился на руках у Джейми, ища ротиком материнскую грудь.

– Нет, милый, молока ты от меня не дождешься! – улыбнулась Джейми и отдала малыша матери.

Они еще немного поговорили, сидя у камина: разговор шел о детях вообще и о музыкальных успехах Кейт.

Джейми невольно думала, что не желала бы для себя лучшего пристанища, чем такой вот, пусть и невзрачный, домик, полный смеха и детских голосов. Хотя, если в этом доме не будет Малкольма…

Выложив на стол подарки для матери и малыша, Джейми распрощалась с Нелл и пошла обратно в замок.

Дружба с Нелл и другими простыми людьми, работающими в замке и на полях герцога, всегда напоминала Джейми о детстве, проведенном в Шотландии. Там, на землях клана Макферсонов, никто и не слыхивал о том, что между благородными и простолюдинами пролегает пропасть. Во многих кланах, как было известно Джейми, лэрды и иные знатные люди работали бок о бок с простым народом. Конечно, любой из клана готов был, не раздумывая, умереть за своего вождя – но он знал, что и вождь готов на все ради благополучия своего рода. Такие отношения, честные и сердечные с обеих сторон, казались Джейми единственно возможными.

Полной грудью вдыхая весенний воздух и рассеянно кивая проходящим мимо работникам, Джейми размышляла о том, чем сегодня заняться. С детьми она уже позанималась. Поехать покататься верхом? Нет, эта мысль ее не прельщала; кроме того, она боялась встретить на конюшне Эвана. Остается идти к себе и слушать пустую болтовню Мэри.

Джейми тряхнула головой, не желая думать о своем так называемом женихе. Не стоит портить дурными мыслями чудесный день. Лучше подумать о Малкольме.

Она не видела Малкольма со вчерашнего дня. Он поправлялся на глазах и уже не нуждался в постоянном присмотре – Джейми решила, что ей лучше держаться от него подальше. По крайней мере, пока она сама не разберется в своих чувствах. Рядом с Малкольмом Джейми как будто теряла рассудок: стоит ему прикоснуться к ней, и она уже готова на любой опрометчивый шаг. В конце концов, это просто опасно – один раз их уже чуть не застали. И в каком виде!

Даже сейчас Джейми вспыхивала при одном воспоминании о том, как смело вела себя с Малкольмом, как откровенно предлагала ему себя. Ей не хватало обычных поцелуев: она лежала рядом с ним, прижималась к нему всем телом, просила, чтобы он обращался с ней как с женщиной… Господи помилуй, и все это проделывала невинная девушка! Малкольм ни за что не поверит, что у нее еще никого не было! Сейчас Джейми готова была себя убить. Может быть, своим бесстыдством она только укрепила его дурное мнение о себе? Должно быть, теперь он с полным правом считает ее распутницей?

«Лучше всего, – решила наконец Джейми, – спрятаться от всех в музыкальной комнате, успокоиться и хорошенько подумать, что делать дальше». Однако чем ближе девушка подходила к замку, тем сильнее охватывало ее странное волнение. Поднявшись по лестнице и дойдя до коридора, Джейми с удивлением обнаружила, что идет совсем не в ту сторону. Ноги, повинуясь только собственной воле, несли ее к спальне шотландца.

Джейми не хотела, совсем не хотела идти к Малкольму, но что-то превыше ее желания отдавало приказы ее телу, и душе оставалось только повиноваться. Ей неважно, что думает о ней Малкольм. Неважно, что скажут домашние, да пусть о ней сплетничает хоть вся Англия! Она хочет увидеть Малкольма – и увидит.

Дверь кабинета врача была приоткрыта, и Джейми заглянула туда. Мастер Грейвс, склонившись над столом, колдовал над какими-то препаратами.

Джейми пошла дальше. В коридоре не было стражи, и он выглядел непривычно тихим и пустым. Это насторожило Джейми: ускорив шаг, она подошла к двери Малкольма и распахнула ее.

Глава 20

– Ух, так и знала, что найду тебя здесь!

Обернувшись, Джейми столкнулась лицом к лицу с графиней Серрей.

– Идем скорее, дорогая! – Френсис подхватила Джейми под руку. – Серрей разослал слуг по всему дворцу – ищет тебя! Они уже приготовили шесты, чтобы обшарить пруд! Идем быстрее, не стоит заставлять его ждать!

Джейми побежала было за ней, но вдруг бросилась назад, к открытой двери в комнату Малкольма. Да, глаза ее не обманули – комната была пуста.

– Подожди! – воскликнула она. – Что?.. Где?..

Но Френсис, схватив ее за руку, буквально потащила девушку за собой.

– Потом, дорогая, все потом. Сейчас нам надо поспешить. Серрей – нетерпеливый человек; лучше не раздражать его долгим ожиданием.

Джейми бежала за подругой, не чувствуя под собой ног; сердце ее отчаянно билось, в голове роились самые страшные предположения.

Сомнений нет: с Малкольмом случилось что-то ужасное. Но где он? Может быть, его отправили назад в Норвич? Кто-то решил, что он достаточно оправился от ран и стал опасен? Что он может сбежать? Но кто отдал такой приказ? Господи боже, почему она об этом не задумывалась, почему ничего не предприняла заранее? Ведь если он выздоровеет, его вернут в Норвич и там он вновь станет жертвой жестокости Рида. И вдруг ледяной ужас пронзил сердце Джейми.

– Эдвард вернулся? – дрожащим голосом спросила она.

Не замедляя шага, Френсис бросила на Джейми удивленный взгляд, затем улыбнулась и похлопала девушку по плечу.

Джейми отвернулась. Она чувствовала, что закричит, если кто-то еще заговорит о ее будто бы нежных чувствах к Эдварду!

– Нет, дорогая, еще нет, – ответила Френсис. – И не вернется раньше чем через две недели, впрочем, ты должна об этом знать больше Серрея.

Джейми покачала головой. «Кто же тогда отослал Малкольма в Норвич?» – хотелось воскликнуть ей. И почему? Если бы он решился на какую-нибудь глупость, она бы об этом услышала! Может быть, письмо, отданное доктору, попало в дурные руки и Малкольма решили перевести под более надежную охрану? Джейми знала, что на другой день после разговора с врачом его ученик отправился в Кембридж. Что, если парень оказался предателем?

Френсис остановилась у двойных дубовых дверей, ведущих в покои ее мужа и ее собственные. На секунду она вгляделась в лицо своей спутницы.

– Ты так бледна, кузина, – тебе нехорошо?

– Голова немного кружится, – прошептала Джейми.

– Держись, дорогая, – подбодрила ее Френсис и кивнула слуге-привратнику.

Ни на что не надеясь, Джейми сделала шаг вперед. Покои графа показались ей на удивление просторными и светлыми. Сам Серрей стоял посреди зала: Френсис быстро подошла к нему и встала рядом. Джейми осталась у дверей, не в силах сдвинуться с места. Сердце ее билось так, что в голове отдавался глухой рокот сотни барабанов: Джейми даже боялась, что, когда граф заговорит, она не сможет расслышать ни слова.

– Добрый день, кузина Джейми, – ласково заговорил граф. – А вас поймать труднее, чем лань в лесу!

Трое моих пажей и бог знает сколько слуг искали вас по всему замку – и напрасно; повезло только моей жене. Джейми выпрямилась, смело встретив взгляд графа.

– Милорд, я навещала Нелл, жену сокольничего Эвана. Она вчера родила мальчика.

– Благослови бог ее и малыша! Сколько же у них теперь детей? Пять? Шесть?

– Это у них десятый.

– Вижу, вы знаете наших слуг лучше меня самого! И как, крепкий паренек?

– Здоровый и крепкий, милорд. И с матерью все в порядке.

Граф Серрей повернулся к жене:

– Френсис, распорядись, пожалуйста, чтобы Эвану прислали с кухни праздничное угощение!

– Думаю, кое-кто уже сделал это за нас, – заметила Френсис, с улыбкой кивая на Джейми.

– Вот и хорошо, – одобрил граф. – Джейми, да что вы стоите в дверях – подходите сюда, присядьте. Мы вас долго ждали.

Джейми нерешительно двинулась вперед.

– Милая, где же ты ее нашла? – обратился граф к жене. – Неужели ходила к сокольничему?

Френсис покачала головой:

– Нет. Я догадалась, что на обратной дороге Джейми захочет заглянуть к вам.

Джейми застыла на месте. Френсис, несомненно, обращалась не к мужу. В комнате был кто-то еще. В дальнем углу, у камина.

Малкольм стоял там в небрежной позе, скрестив сильные руки на груди. При виде его у Джейми снова закружилась голова, а сердце твердо решило выскочить из груди.

– Что, кузина, не узнаешь своего подопечного?

«Как он изменился», – думала Джейми. Малкольм был чисто выбрит и прекрасно одет: от него веяло истинным благородством. Только красивое лицо странно застыло, а непроницаемые глаза были темны, как ночь.

– Он быстро оправился от ран, – заметила Джейми, поворачиваясь к графу и графине.

– Он обязан жизнью вам. Джейми покачала головой:

– Это мастер Грейвс спас его!

– Но именно вы уговорили брата перевезти его из Норвича сюда. И вы помогали врачу – тогда, на конюшне.

Джейми почувствовала, что краснеет. Она и не подозревала, что кто-то, кроме Мэри и Кадди, знает о ее участии в операции! Девушка бросила быстрый взгляд на Малкольма, но он слушал со скучающим видом, словно разговор шел не о нем.

– А еще мне довелось услышать, – продолжал граф, устраиваясь в кресле, – что мастер Грейвс, уезжая в Кембридж, оставил раненого всецело на ваше попечение. Значит, именно вы выходили его!

– Не только я! – возразила Джейми. – Мне помогала Кадди и Мэри тоже…

Граф Серрей с улыбкой махнул рукой.

– Не хочу говорить дурного о нашей кузине Мэри, – произнес он, обращаясь к Малкольму, – но все же замечу, что к тебе она бы и на пушечный выстрел не подошла! Уж слишком ты был грязен, да к тому же весь в крови. – Он снова повернулся к Джейми. – В отличие от вас, кузина Мэри выросла вдалеке от треволнений реального мира. Едва ли она могла оказать вам большую помощь.

– Ну, по крайней мере она ее предлагала… – протянула Джейми, понимая, что Серрей совершенно прав.

– Не сомневаюсь! – усмехнулся граф. – Не в обычае Говардов упускать такие развлечения!

Джейми уже открыла рот, чтобы возразить, но вовремя сообразила, что чем меньше говорить сейчас, тем лучше. Она ведь не понимала, что происходит. Может быть, граф усыпляет ее бдительность, чтобы выведать тайные побуждения? Малкольм по-прежнему стоял неподвижно: ничто, кроме бледности и следов ссадин, не напоминало о том, что несколько недель назад он был на краю смерти. Только теперь Джейми сообразила всю странность положения. Малкольм находился здесь, наедине с графом и графиней, – не связанный и без охраны. Что же все это значит?

Серрей задумчиво переводил взгляд с Малкольма на Джейми и обратно.

– Насколько я понял, ваши пути уже пересекались. В Шотландии, если не ошибаюсь?

Малкольм отошел от камина и сел в кресло. На Джейми он не смотрел вовсе. Знать бы только, что он рассказал Серрею!

– Да, милорд, – ответила она, стараясь, чтобы голос не выдал ее волнения.

– Поэтому вы и узнали его в Норвиче? Ах да, Джейми, я же не предложил вам вина! – Серрей галантно указал на серебряный поднос, где стояли старинная бутыль и несколько чаш.

Джейми вежливо отказалась, и граф наполнил свою чашу. Он говорил легко и дружелюбно, но Джейми чувствовала, что он внимательно наблюдает за ней.

– Вы случайно не кровные родственники?

Джейми покосилась на Малкольма. Действительно, они выросли в одной семье и привыкли считать себя почти родными. Но на самом деле никакого родства между ними нет.

– Нет, милорд, – честно ответила она.

– Друзья? Знакомые?

– Серрей! – нахмурившись, вмешалась Френсис. – Почему ты не спросишь ее прямо о том, что хочешь знать? Посмотри, ты напугал бедную девочку до смерти!

– Кто, я? – с комическим негодованием отозвался граф.

Но Джейми не улыбнулась в ответ. Ее охватил ужас. Очевидно, граф хочет сравнить ее ответы с ответами Малкольма. Теперь Джейми не сомневалась, что выдаст себя. Она и понятия не имеет, что рассказал графу Малкольм и насколько хорошо вообще они знают друг друга. Слышала, что когда-то они учились вместе у великого Эразма.

– Лорд Серрей, у меня много друзей, – заговорила она наконец, тщательно подбирая слова. – Здесь, в Шотландии, во Франции. Среди знати и среди простого народа. Вас и Френсис я тоже считаю своими друзьями. Но мне кажется, что вы не хотите мне говорить, что вас интересует на самом деле.

– Действительно, Серрей! – снова вступила Френсис. – Ты как будто что-то выпытываешь! Это не похоже на тебя. Задай прямой вопрос, и все выяснится.

– Дорогая моя Френсис, в моих вопросах не кроется ничего, кроме дружеского интереса. Я никого ни в чем не подозреваю и ничего не стараюсь выпытать.

– Меня-то можешь не обманывать, Серрей! – отрезала Френсис. – Я же вижу, как ты смотришь на девочку – словно испанский инквизитор на еретика! Знала бы я, что ждет здесь бедняжку, ни за что бы ее сюда не привела! – добавила она.

И она обняла Джейми за плечи, словно мать, защищающая свое дитя.

– Ах, эти женщины! – с улыбкой повернулся граф к шотландцу. – Вечно они объединяются против нас!

«Что значит «нас»? – смятенно думала Джейми. – Серрей хочет сказать, что Малкольм на его стороне и против меня? Что же происходит, черт возьми? И какая роль отведена мне в этой комедии?»

Говорят, что лучшая оборона – нападение. И Джейми бросилась в атаку.

– Милорд, – начала она, – скажите прямо, что вы хотите узнать, – и я постараюсь пролить свет на ваши сомнения.

Серрей молчал, задумчиво потягивая вино. Френсис, ободряюще похлопав Джейми по руке, отошла в сторонку, села в кресло и взяла в руки какое-то шитье. Наконец граф заговорил – и на этот раз голос его звучал с вполне искренним дружелюбием.

– Все, чего я хочу, кузина, – начал он, – избавиться от сомнений. Скажите, в каких отношениях находитесь вы с этим Маклеодом? Подумайте – и вы поймете, что я вправе задавать такие вопросы.

На этот раз Джейми удалось встретиться глазами с Малкольмом. Но в их холодных глубинах она не увидела ни любви, ни привязанности, ни даже желания – только гнев, холодный гнев и уничтожающее презрение. Новый Малкольм был хорошо одет, чисто выбрит и выглядел совсем здоровым, однако Джейми всей душой желала, чтобы к ней вернулся прежний Малкольм.

Но она быстро взяла себя в руки.

– Я сказала правду: между нами нет кровного родства. Но вы, возможно, знаете, что я – Макферсон; а Малкольма Маклеода вырастили мои дядя и тетя. Отцом его был Торквил Маклеод, союзник англичан; но он погиб, когда сыну его было всего семь лет. Земли Торквила перешли к дяде за его верную службу шотландскому королю. Он мог бы оставить эти земли за Макферсонами; но вместо этого дядя и его жена предпочли вырастить Малкольма как своего сына и, когда он достиг совершеннолетия, передать отцовское наследство ему.

– Так вы с ним росли как брат и сестра? Или, точнее, как кузены? Как Мэри и Кэтрин, к примеру?

– Милорд, Малкольм гораздо старше меня. Я была совсем ребенком, когда он уехал учиться на континент. А вскоре после его возвращения я сама отправилась во Францию. Как видите, между нами не могло возникнуть ни дружбы, ни родственной близости: пожалуй, можно сказать, что наши дороги пересекались лишь случайно.

– Однако вы не жалели сил, чтобы спасти ему жизнь!

– То же самое, милорд, я сделала бы и для вас, и для любого другого, попавшего в беду. Меня учили, что истинное милосердие не смотрит на лица. Как могла я бросить Маклеода в беде, погубить не только его самого, но и весь его клан, который бы остался без вождя? Но, поверьте, милорд, то же самое я сделала бы для любого конюха или кухарки. – Она взглянула Серрею в лицо. – В тот день в Норвиче, милорд, я увидела, как палачи издеваются над беззащитными людьми. И я не простила бы себе, если бы не спасла хотя бы одного из них! – Голос ее дрогнул, и она умолкла.

Серрей обменялся мрачным взглядом с женой.

– Не знаю, о чем думал мой брат, – тихо заметил он, – когда взял вас туда.

Джейми покачала головой:

– Это место отвратительно, но я не жалею, что побывала там. Я даже благодарна Эдварду.

– Конечно, именно из-за этой поездки ты смогла спасти человека! – воскликнула Френсис.

– И помочь самому Эдварду разбогатеть, – с непроницаемым лицом заметил Серрей. – Я уверен, после этой услуги брат начал ценить вас еще выше – если только это возможно.

К горлу Джейми подступила тошнота. Ей не нужно обожание Эдварда: все его жадные взгляды она отдала бы за одну ласковую улыбку Малкольма!

Стук в дверь прервал ее печальные размышления. На пороге появился паж с огромной книгой.

– Наконец-то! – воскликнул Серрей, взяв книгу в руки. – И очень вовремя! Малкольм, иди сюда, к столу.

Здесь хранятся письма нашего учителя; я сшил и переплел их. Прочтем их вместе; вспомним о старых временах.

Мужчины отошли к столу в дальнем конце комнаты; Джейми с удивлением наблюдала, как они смеются и обмениваются шутками, точно старые друзья, встретившиеся после долгой разлуки. Только сейчас она почувствовала, что снова может дышать спокойно. Френсис подошла и села рядом.

– Джейми, ты молодец! – прошептала она. – Ты вела себя гораздо лучше, чем я ожидала!

. – Но Френсис, что все это значило? – хриплым от пережитого волнения голосом спросила Джейми.

– Эдвард, – коротко ответила женщина, значительно кивнув в сторону мужа. – Когда он вернется, Серрею придется объяснить, почему он так хорошо обращается с пленным шотландцем.

– Значит, Малкольма не отправят в Норвич?

– Что ты! – с удивлением отозвалась Френсис. – Конечно, нет! Ведь они с Серреем – старые приятели! Ты посмотри, как Генри радуется этой встрече!

– Да, действительно, – неуверенно ответила Джейми.

– Не правда ли? А тебя он выспрашивал, чтобы у Эдварда не возникло никаких подозрений. Не слишком-то приятно ему будет узнать, что пленник, свободно гуляющий по дому, находится в каких-то особых отношениях с его невестой!

– Очевидно; мои ответы вполне удовлетворили лорда Серрея, – заметила Джейми, стараясь, чтобы голос не дрожал.

– Похоже, что так, дорогая! – улыбнулась Френсис, бросив взгляд на мужа.

– Но где же его теперь будут держать?

– Здесь, во дворце, – с той же лукавой улыбкой ответила Френсис. – По крайней мере, пока не вернется Эдвард. Серрей уже приказал приготовить для гостя лучшие наши покои.

– Для гостя?! – изумленно переспросила Джейми.

– Конечно, – с гордостью ответила Френсис. – В этом-то и разница между двумя братьями: Эдвард относится к пленному шотландскому лэрду как к узнику, а Генри – как к почетному гостю!

– Френсис, слушая тебя, можно подумать, что Серрей делает это специально, в пику Эдварду!

– В какой-то степени так и есть, – слегка смутившись, ответила Френсис. – Но моего мужа действительно связывает с этим Маклеодом тесная старая дружба. Вчера Генри решил заглянуть в комнату больного – и вернулся оттуда радостный, как ребенок! И весь вечер мучил меня рассказами о своих студенческих годах!

Джейми бросила взгляд в сторону мужчин. Они, казалось, начисто забыли о том, что в комнате есть кто-то еще, целиком поглощенные воспоминаниями юности. Малкольм ни разу даже не взглянул в ее сторону – словно забыл, что Джейми есть на свете!

– Хорошо, что ты сказала правду, – заметила Френсис, погладив девушку по руке. – Думаю, Серрей был очень рад. Он, как и все в замке, уважает и высоко ценит тебя. Ему было бы очень неприятно, если бы ты обманула наше доверие.

– Он и Малкольму задавал те же вопросы?

– Верно, – кивнула Френсис. – И ваши ответы сошлись.

Джейми опустила глаза к неоконченной вышивке Френсис – яркие птички в изумрудной листве. Сердце ее раздирали противоречивые чувства: она должна была бы радоваться, что положение Малкольма переменилось к лучшему, но вместо этого страдала из-за того, что так странно и страшно изменилось его отношение к ней.

– Впрочем, еще до твоего прихода Серрей убедился, что все пройдет гладко, – заметила Френсис.

– Почему?

– Он рассказал Малкольму о твоей помолвке с Эдвардом, и тот ответил так, как и следовало.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации