Электронная библиотека » Сергей Зверев » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Подводная агентура"


  • Текст добавлен: 27 марта 2014, 03:41


Автор книги: Сергей Зверев


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Северное побережье полуострова Сомали. Провинция Санааг. В 120 км западнее мыса Сагалла

Луиза прислушалась, стоя у стены и приложив ухо к вонючей шкуре, натянутой на деревянной раме. Охранник у входа дышал глубоко и ровно. Девушка усмехнулась. Определить, спит женщина или нет, практически невозможно. Ну, может, за исключением тех, кто храпит и постоянно ворочается во сне с боку на бок. А с мужчинами проще. Они, когда уснут, начинают так шумно сопеть, что сразу ясно – дрыхнет.

Вернувшись к своей лежанке, девушка сгребла рисовую солому вперемешку с какой-то пахучей травой, похожей на полынь, которую тут применяют в хижинах против паразитов и других насекомых. И, кажется, даже против крыс и мышей. В хижине и вправду никакой живности она не видела, даже змеи сюда не заползали, хотя Луиза просидела здесь уже несколько дней.

Отложив в сторону охапку сухой травы, она принялась снова за свое тайное дело – подкоп. То, что пленница не вернула деревянную миску, никто не заметил. А может, старуха, которая готовила и приносила Луизе еду, просто никому не сказала об этом. Деревянной миской копать было не очень удобно, но иного инструмента все равно не имелось. Гору земли, которую Луиза выгребла, скрывала лежанка и свисавшее с нее тряпье.

План был простой. Выкопать лаз, в который она могла бы пролезть, в начале ночи выбраться из хижины и двинуться на запад к густо заселенным местам. Наверняка тут есть дороги, указатели на них. Добраться нужно только до Берберы или любого портового города поменьше. Там можно встретить европейских туристов и попросить помощи. Не в смысле помочь добраться до американского консульства, конечно. Поесть, помыться, переодеться, сориентироваться, раздобыть карту и кое-что из снаряжения. А потом нужно будет выбираться из этой страны. По воде вряд ли удастся, а вот по суше, через плоскогорья и саванны, можно попробовать. Хотя пробуй не пробуй, а выхода нет все равно.

Снова попался камень, и его пришлось выворачивать руками. Помучившись минут пятнадцать, Луиза все-таки вытащила его и пошарила в темноте рукой. Кажется, теперь лаз достаточно глубокий, чтобы прошло ее тело. Девушка отложила свой инструмент и легла на живот. Порядок! Теперь сверток с едой. В одну из тряпок, которая была чуть чище и служила Луизе полотенцем, она завернула припрятанные лепешки и немного сыра. Теперь этот сверток – самое ценное ее имущество. Когда удастся поесть в следующий раз, одному богу известно. Держа сверток в вытянутой руке перед собой, Луиза стала вползать в свой подкоп. Несколько движений туловищем, и голова оказалась снаружи.

Прислушавшись, девушка убедилась, что рядом людей нет. Море мерно плескалось слева, до него метров четыреста, оно там, под небольшим обрывом. Где-то справа топчутся и издают хриплые утробные звуки верблюды. Вот эта темная невысокая стена, кажется, загон из колючего кустарника. Через него придется как-то перебираться. Небо сегодня скрыто дымкой, и звезд почти не видно. Но, главное, что нет луны.

Луиза осторожно стала пододвигаться к изгороди. Шорты и ноги у нее грязнущие. Футболка мало того что грязная, еще и рваная. На этот счет… Луиза сунула руку и нащупала приготовленную шерстяную ткань, которая ей служила одеялом. Вытянув ее наружу, девушка, стоя на корточках, обмотала ее вокруг пояса. Теперь встать и определить пути для бегства.

Неожиданный возглас совсем рядом, потом брошенная по-английски фраза. Луиза притихла и вся обратилась в слух. Двое мужчин встретились, обменялись несколькими словами и неторопливо пошли в сторону ее хижины. Один закурил, и его лицо на миг осветилось огоньком зажигалки. Кажется, европеец, да и не курят мусульмане… В основной своей массе.

– Ничего не рассказывает? – спросил европеец, судя по тому, что он говорил по-английски правильно.

– Молчит, – ответил второй, судя по неправильному произношению, местный. – Я не стал применять пытки, ждал тебя.

– Правильно, Абдуллахи, ты все сделал правильно. А что нашли при ней?

– Ничего. Ее захватили с оружием, она стреляла. Оружие она бросила.

– Вы обыскали ее одежду, при ней в одежде ничего не было?

– На ней только короткие штаны и… рубашка из тонкой ткани без воротника.

– Ничего? Совсем ничего? Проклятье!

– Что тебя волнует? – спросил сомалиец, и в свете огонька сигареты европейца Луиза узнала в нем главаря пиратов. – Нужно было что-то забрать с яхты, ты говоришь все про ту же черную коробку? Там осталось что-то важное?

– Да, черт возьми! Как все плохо получилось. Опять я опоздал. Невозможно одному охватить такой регион. Ладно, я сам с ней поговорю! А ты завтра собери людей и отправь… Нет, я лично с ними пойду.

– Куда?

– Южнее города Гемугуд в скалах нашли эту яхту. Ее выбросило волнами на скалы, и она затонула. Нужно обыскать ее снизу доверху, и я это должен сделать сам.

– А откуда ты знаешь про яхту?

– Дорогой мой Абдуллахи, да об этом уже в газетах написали и по вашему телевидению сообщили. «Венера» числится пропавшей, и ее видели с других судов, когда она дрейфовала в сторону скал.

– Как скажешь. Ты платишь деньги, тебе и приказывать. С женщиной ты сейчас поговоришь?

– Нет, завтра. Сейчас прикажи, чтобы мне принесли поесть. Мяса! Надо немного поспать, хотя бы пару часов, а то меня качает и волны мерещатся. Потом я ее допрошу, а на рассвете мы с твоими людьми тронемся в путь.

Луиза даже приподняла голову над изгородью, но из-за треска цикад она уже больше ничего не смогла разобрать. Чертыхнувшись, девушка полезла назад в свою «тюрьму». Сейчас бежать нельзя. Пока этот белый в лагере, пока он намерен ее допросить, лучше быть на месте. Уйдет утром, тогда можно и о побеге думать. Сомалийцы, видимо, считают, что пленница не может сбежать. Охраняли ее из рук вон плохо.

Как она и опасалась, подняли ее перед самым рассветом. Луиза почти не сомкнула глаз за эту ночь, готовясь к допросу и обдумывая свою позицию. Два сомалийца, явно из числа пиратов, зашли первыми и внесли два фонаря. Следом вошел смуглый или очень загорелый человек с европейскими чертами лица. Наверное, это и есть тот, что ночью разговаривал с главарем пиратов. Человек выглядел утомленным, раздраженным, а все его жесты и телодвижения были резкими и какими-то порывистыми.

– Итак, вы не хотите отвечать на заданные вам вопросы, – остановившись перед Луизой и засунув руки в карманы штанов от военного камуфляжа, спросил он задумчиво.

– На чьи вопросы? – горько усмехнулась Луиза. – На вопросы этих бандитов, которые совсем недавно на моих глазах убили моих друзей? И вас, европейца, это удивляет? Ах, ну да! Вы же заодно с ними.

– Я не европеец, я американец. А насчет пиратов, убийств… чему тут удивляться. Дикая страна, дикие нравы, и не нам с вами их судить, милая.

– Я вам не «милая»!

– Не важно, – отмахнулся американец. – Сейчас вы в самом деле не выглядите милой. А скоро, если не образумитесь, будете выглядеть еще хуже. Тут сумеют это сделать.

– Что вам от меня нужно? – изображая почти истерику, закричала Луиза.

– Во-от, – наставительно поднял палец американец, – вот мы с вами и дошли до истины. Заметьте, я вас на эту мысль не наводил. Чего уж там пиратам от вас было нужно, я гадать не стану. Наверное, богатая яхта привлекла их внимание, а мне требуются материалы, которые вы скопировали и везли с собой через половину мира.

– Что-о? – уставилась Луиза на американца. – Какие материалы? Вы больной, да?

– Не надо, прошу вас, – поморщился американец, – я знаю, что вас хорошо подготовили, что вы профессионал. Поэтому давайте без этих вот взглядов, восклицаний. Неужели вы думаете, что я только вчера выпустился из колледжа и меня так легко обмануть? Вы Луиза Уинтер, сотрудник геологического Департамента. И вы давно работаете против Соединенных Штатов. В частности, вам удалось снять копии со стратегических документов по линии внешнеполитического ведомства и министерства обороны. И эти документы вы везли с собой для передачи в третьи руки. Меня сейчас не очень интересует, в чьи именно, меня интересует, где контейнер с носителем информации. Понятно?

– Понятно, – кивнула Луиза и видом совсем обессилевшего человека опустилась на лежанку. – Вы идиоты, заигравшиеся в свои шпионские игры, вы убийцы, которые ради каких-то там стратегических материалов убили восемь беззащитных людей. И, наверное, не только их. Вы строите из себя крутого профессионала, но вы очень сильно просчитались. Я не Луиза Уинтер, я Глория Карсон. А несчастную девушку, за которую вы меня принимаете, этот ваш ублюдок убил при мне.

Американец свел брови и уставился на девушку. В хижине воцарилось молчание. Луиза решилась на этот шаг только потому, что логика развития событий подсказала ей возможность такого хода. Совершенно очевидно, что на судне был кто-то подкупленный пиратами или вот этим типом. И он, наверное, из ЦРУ, раз кичится своим гражданством. И этого предателя из экипажа «Венеры» они подкупили в последний момент, перед самым отходом яхты из Ахмадабада. Больше «Венера» не заходила ни в один порт.

Получается, что Луиза все же угодила в широко расставленные сети и ее засек кто-то из агентов. Ее описание, а может, и фотографии разослали во все портовые города, во все аэропорты и железнодорожные вокзалы. Возможно, что и во все отделения полиции. И этот агент ее узнал, но у него не было полномочий, а то и возможности организовать захват. Он успел только узнать, с кем она в этом городе подружилась и на борт какого судна поднялась. А дальше… дальше все очевидно.

Хотя не все очевидно. А где этот предатель с яхты? Его бы давно ей предъявили, на него бы давно сослались. И американец сейчас бы на нее так не таращился. Ишь, заволновался! Ясно. Они избавились от этого свидетеля после того, как он им стал не нужен. Зачем такие следы оставлять, ведь никто не должен подозревать, что существовали такие копии, что была угроза, а может, и не один комплект копий. Такая возможность всегда будет иметься в виду.

– Вы блефуете, – после длинной паузы сказал американец.

– Вы дурак, раз доверились этим черномазым, – сквозь зубы процедила Луиза. – Вас, наверное, удивляет, почему я не бьюсь в истерике, не рву на голове волосы, ведь совсем недавно убили моего мужа? А вы сами не можете догадаться? Богатый человечек, владелец нескольких компаний, и рядовая служащая, которой повезло понравиться ему. Думаете, я воспылала бескорыстной любовью к своему работодателю? Между прочим, я теперь наследую весь его бизнес. Одна беда, вы, наверное, в живых меня не оставите. А жаль. Я профессиональный топ-менеджер, я умею держать удары. Но, увы, иногда приходится проигрывать…

Американец ее не перебивал, было видно, как он напряженно раздумывает над ее доводами. То, что у него не имелось полной уверенности, было очевидно. Значит, Луиза не ошиблась в судьбе предателя. А с Глорией Карсон они были очень похожи. Не будет же он в самом деле проводить экспертизу фотографий, которые у него есть. Для этого надо саму Луизу откормить и отмыть. Прическу, макияж, улыбочку. А сейчас она чучело чучелом, сейчас она похожа на одну из тысяч беженок во время землетрясения или натовской бомбардировки.

– А чем вы можете доказать, что вы Глория Карсон? – наконец поинтересовался американец.

– Вам номер страховки назвать? – огрызнулась Луиза. – Почему я должна что-то вам доказывать? Почему я вообще должна бояться человека, который представляет спецслужбы, чьим служебным долгом является спасение мира, людей? Почему?

– Моим служебным долгом, прежде всего, является выполнение приказов начальства. Остальное – из области мелодрамы.

– Вы… вы… – Луиза вскочила с лежанки и сжала кулачки. Сейчас она разыгрывала нервный срыв, показывая, что и у профессиональных руководителей высшего звена тоже силы не беспредельны. – Вы мерзавец! Сейчас же отвезите меня в консульство, к властям!

Луиза кинулась на американца и начала молотить его кулачками по голове, плечам, рукам, которые он выставил перед собой. Играть свою роль долго ей не дали. Американец вдруг вскочил с табурета и нанес Луизе короткий удар в челюсть. Сделано это было мастерски, и свет, вспыхнувший в голове у девушки, тут же сменился темнотой. Правда, в последний момент она успела несколько смягчить удар.

Девушка лежала на земле в полубессознательном состоянии и слышала сквозь звон и шум в ушах голос американца за стеной.

– Расскажи, Абдуллахи, как все произошло на яхте.

– Джон, ты ей поверил? – рассмеялся сомалиец.

– Повтори еще раз, – стальным голосом отрезал американец.

– Хорошо, – примирительно ответил пират. – Как мне и передали, в означенное время двигатели яхты сбавили обороты. Мы как раз кружили вокруг и стреляли по ходовой рубке. Потом мои парни полезли через борта, убивая всех, кроме женщин и человека, который заперся в радиорубке. Эта оказалась дикой кошкой, она стала стрелять из пистолета и ранила нескольких моих людей. Один умер, второй не доживет до завтрашнего дня…

– Ладно, ладно, – зло возразил американец, – это ваша профессия, и они за это получают от тебя деньги!

– Да, но в деревне на берегу уже несколько дней не слышно песен и музыки. Там горе.

– Про горе в деревне ты мне поведаешь позже, Абдуллахи! Сейчас расскажи, как происходил захват.

– Мои люди застрелили двоих моряков, которые были на палубе, затем попытались схватить хозяина яхты, он дрался как лев.

– Проклятье, почему они пытались его схватить, почему не убили сразу?

– А-а… так… патроны стоят денег, и их надо экономить, – соврал пират.

Луиза, держась за голову, уселась на земле и прижалась ухом к щели между шкурами на стене хижины. Главарь пиратов явно врал и не мог этого скрыть. Он, видимо, пытался схитрить – захватить живым хозяина яхты и скрыть это от американца. А потом, наверное, собирался содрать с хозяина яхты выкуп. Как он намеревался провести эту аферу, предположить сложно.

Американец тихо выругался по-английски. На некоторое время воцарилась тишина. Потом американец, очевидно все взвесив, приказал:

– Поступим так, Абдуллахи. Утром дашь мне с десяток людей. Выбери тех, кто посообразительнее, и человека три-четыре таких, кто умеет обращаться с аквалангом. А сейчас пошли одного…

– Джон, – перебил американца пират, – мы не солдаты, мы простые рыбаки.

– Черт! – взорвался американец. – Какого… пиратствовать в море вы можете, тут вы прекрасные солдаты, а как выполнять мои приказы…

– Зачем кричать, Джон, – невозмутимо сказал сомалиец. – Ты меня не понял. Мы не солдаты, и умеем мы только то, чему научились сами. Мы умеем стрелять, управлять быстроходными лодками, вести торговые дела. Торговать заложниками – это ведь то же, что и торговать рыбой.

– Ладно, понял я тебя. Значит, аквалангистов в твоей банде нет.

– Почему банде, почему нет?

– Извини, – еле сдерживая бешенство, ответил американец. – В твоем отряде!

– Аквалангист у меня есть, это тот, кто служил в армии, он бывший солдат. Это он как раз умирает в своей хижине на берегу, потому что девушка стреляла в него из пистолета и попала. Но я могу найти таких людей, которые тебе нужны, в городе.

Дальше Луиза слышала только обрывки фраз, потому что мужчины отошли от ее хижины. Кажется, Абдуллахи послал кого-то в город на машине, чтобы тот передал просьбу еще кому-то. Аквалангисты – очень плохо, то, что Луиза узнала, ей совсем не понравилось. А по пути этот гонец должен был выполнить поручение американца. Это поручение Луизе не понравилось еще больше. Гонец должен был через кого-то получить фотографии Луизы Уинтер и Глории Карсон. В конце беседы американец недвусмысленно дал понять главарю пиратов, что если они не найдут контейнер, то денег им не видать. Тут Луиза засомневалась. А стоит ли так обращаться с теми, кто является хозяевами побережья? С теми, кто не очень-то любит иностранцев и особенно американцев. С теми, кто их терпит только из-за денег. Не будет денег, не будет дружеских отношений. Рискует этот Джон! А затем она услышала приказ, который наверняка касался ее.

– …не кормить, не поить, обращаться плохо, грубо! Пусть ощутит, что такое настоящий плен. Позже я вернусь и поговорю с ней.

Дело приобретало иной оборот. Луиза решила, что узнала достаточно, и теперь ей нужно обязательно бежать. Тот подкоп, который она сделала, будет виден снаружи, если кто-то при свете дня обойдет хижину. Сейчас еще не рассвело, и следует поторопиться.

Прислушиваясь, девушка замерла. За стеной хижины кто-то разговаривал. Это были сомалийцы, причем один чему-то смеялся. Потом шаги удалились, и кто-то откашлялся у входа. Луиза опять приникла к щели, но, кроме все того же охранника с автоматом на плече, никого не увидела. И тут охранник взялся за дверь и рывком открыл ее.

Мысли понеслись в голове Луизы как вихрь. Она догадалась, что приказ американца, касающийся пленницы, был передан. И этот урод в грязном вонючем камуфляже понял его по-своему и решил долго не ждать. Наверное, его должны скоро сменить, и он решил… Ах ты, мерзавец!

Сомалиец вошел, блестя зубами в темноте. Он оставил автомат в стороне и стал что-то говорить. При этом он дышал очень шумно и прерывисто, как это делают возбужденные люди. Бить будет или попытается изнасиловать? Луиза склонялась в пользу последнего предположения. Она стала шептать:

– No, don’t! Do not touch me!{ Нет, не надо! Не трогайте меня! (англ.)}

Опыт подсказывал, что отрицательные частицы и умоляющие интонации понятны на любом языке. И они очень расслабляют и распаляют насильников. Ну-ну!

Сомалиец грубо схватил ее в темноте и рывком притянул к груди. Луиза ощутила вонючее дыхание человека, который давно не чистил зубы, если он их вообще когда-то чистил. Она стала шевелить плечами и толкаться кулачками, изображая слабое сопротивление. Пират стиснул ее и стал губами искать ее рот.

Последовал мощный рывок с ударом руками изнутри по охватившим ее рукам пирата. Затем захват его правой руки и простой бросок через плечо. Но вот только в конце, когда сомалиец приземлился, Луиза сразу заломила ему руку за спину, присела, надавив коленом на поясницу, и двумя руками схватила его голову. Резкий рывок за подбородок на себя и одновременный поворот в сторону. Позвонки хрустнули, и тело обмякло.

Луиза мгновенно подскочила к двери и, приоткрыв ее, прислушалась. В деревне было тихо, если не обращать внимания на звуки из загонов скота да пофыркивание верблюдов. Где-то на востоке небо начинало светлеть. Значит, через час с небольшим начнется рассвет, и надо спешить.

Обшарив труп охранника, Луиза сняла с него поясной ремень, на котором висел в самодельных ножнах самодельный нож. Не ахти какое оружие, но в ее положении выбирать и капризничать не приходится. Лучше, конечно, настоящий армейский нож, потому что там особая сталь, особая закалка, заточка. Армейский нож можно метать, потому что в нем имеется балансировка. А еще на ремне висел самодельный кожаный мешок, в котором болтались два магазина к автомату. Луиза раскрыла его и пальцами пощупала. С патронами!

Осторожно покинув свою тюрьму, девушка двинулась по деревне, стараясь держаться стен хижин. Обитателей было не видно, но это ничего не значило. А вдруг у них принято по ночам охранять скот от шакалов, гиен и леопардов. Темные тени изгородей виднелись практически у каждой хижины. Луиза уже убедилась, что они построены из колючих растений и на них лучше не натыкаться.

Справа потянуло запахом моря, там же шелестел прибой. Значит, нужно двигаться таким образом, чтобы море все время оставалось справа, это будет приблизительно направление на запад. Хотя Луизе был не столько важен запад, сколько побережье на западе, где затонула несчастная «Венера».

Пробираясь между хижинами, девушка неожиданно натолкнулась на старенький джип с открытым верхом. Лет автомобилю было очень много, но раз он тут стоял, и не на спущенных шинах, то можно было предположить, что этот старичок исправен и еще ездит. Пошарив рукой по приборной панели, Луиза нашла ключ, торчавший в замке зажигания. Правильно, от кого тут прятать ключ, если во всем поселке ездить на машине умели всего два-три человека.

Заводить мотор было опасно, потому что звук работающего двигателя мог разбудить спящих или привлечь внимание возможных охранников деревни. Луиза прошла немного вперед и убедилась, что она не ошиблась в темноте. Там, куда стоял капотом автомобиль, имелся небольшой спуск, который вел в сторону берега. Возможно, впереди был просто пониженный участок плато. В любом случае оторваться от преследователей ей удастся, а за ней обязательно погонятся. Не из-за угнанной машины, так из-за обнаруженного убитого охранника в хижине. Смена же все равно рано или поздно придет.

Луиза нащупала рычаг ручного тормоза, но он оказался опущен. Она уселась на сиденье, выжала сцепление и поставила рычаг переключения скоростей в нейтральное положение. Оставив автомат на сиденье, она спрыгнула на землю и стала толкать машину в сторону спуска. Ноги скользили в легких матерчатых тапочках по каменистой почве, но автомобиль, поупрямившись, все-таки сдвинулся с места и захрустел колесами по камням.

Крутя головой на все триста шестьдесят градусов, Луиза толкала и толкала машину, пока та не стала самостоятельно набирать скорость, съезжая под уклон. Теперь можно прыгнуть на сиденье. Под колесами стали попадаться большие камни, и машина со скрипом подскакивала на них. Луиза рискнула и включила зажигание, а потом и ближний свет фар. Отлично, значит, аккумулятор заряжен и проблем с мотором быть не должно.

Увертываясь от валунов, она включила стартер. Мотор закрутился, взвизгивая и завывая, но не заводился. Луиза попробовала еще раз, но двигатель снова не завелся. Тогда она решила использовать последний известный ей способ, пока не кончился крутой спуск. Она выжала сцепление, включила вторую скорость, вытянула почти до конца шток ручного подсоса карбюратора на панели и отпустила педаль. Машина дернулась и… мотор, радостно взревев, завелся. За спиной в деревне было пока тихо, но шум там мог подняться в любой момент. И обязательно поднимется.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации