» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 ноября 2015, 16:03


Автор книги: Тимофеев Игорь


Жанр: Поэзия, Поэзия и Драматургия


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Мои стихи
Сонеты, газель, баллады
Тимофеев Игорь

Уважаемый читатель!


© Тимофеев Игорь, 2015


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Спасибо, что нашли время, чтобы ознакомиться с моим скромным творчеством. Для меня очень ценно Ваше внимание. В этот сборник вошли некоторые мои ранние работы, поэтому прошу не относиться к ним очень строго. Многие из них содержат определённую мораль – такие уж у меня глубокие убеждения, которые поневоле отражаются на всех моих стихотворениях. Я учусь постоянно, пробую писать в разных поэтических формах, использовать разные приёмы, но для меня всегда на первом месте будет стоять смысл, которым я наполняю свои стихи, а красота выражения – вторична, хотя тоже очень важная составляющая любой поэзии.

Желаю Вам приятного чтения!

Автор сего сборника.

Сонет

Сонет – моя любимая поэтическая форма. Она привлекает своей строгостью, своей многовековой историей.

В этом сборнике, мне не хотелось бы углубляться в исторические изыскания и описывать всё множество знаний о сём предмете. Иначе Вы бы потеряли бы всякое терпение. Мне бы хотелось представить лишь некоторые требования, для общего ознакомления. Вот они:

Рифмовка строк. Сонет (итал. sonetto, от прованс. sonet – песенка) – стихотворение из 14 строк, состоящее из двух четверостиший (катренов) и двух трехстиший (терцетов). Четырнадцать строк сонета располагаются двояко. Это могут быть два катрена и два терцета или же три катрена и дистих.

Пример:

Итальянская форма (рифмовка: abab abab cdc dcd, или cde cde).

Французская форма (в катренах кольцевая рифмовка, а в терцетах три рифмы:

abba abba ccd eed).

Английская форма (заметное упрощение, связанное с увеличением числа рифм:

abab cdcd efef gg). Эту форму еще называют Шекспировской.

Последовательность. Сонет предполагал определенную последовательность развития мысли: тезис – антитезис – синтез – развязка. Обязательным условием считалось наличие переломного момента в терцетах, но иногда его не было вплоть до последних двух строк.

Чередование мужских и женских рифм11
  Разновидность рифмы, где ударение падает на последний слог в строке (мужская), на второй с конца (женская), третий с конца (дактилическая), четвертый и т. д. (гипердактилическая).


[Закрыть]
. Музыкальность сонета достигается чередованием мужских и женских рифм. Правило предписывало: если сонет открывается мужской рифмой, то поэт обязан завершить его женской, и наоборот. Но, тут следует учитывать особенности языка на котором написан сонет (например, для английского – более естественны мужские рифмы; в польском – женские; в русском – чередование тех и других).

Перенос. Строфный перенос не допустим: графически выделенная строфа должна быть синтаксически законченной.

Размер строк. Так как классическими считаются итальянские и французские образцы сонета, написанные силлабическим стихом, поэтам, пишущим силлабо—тонические сонеты, следует подбирать размеры, соответствующие силлабическим формам образцов. (В русской поэзии итальянскому 11—сложнику соответствовал 5—стопный ямб, французскому 12—сложнику – ямб 6—стопный).

«Замок». Сонет должен заключаться «сонетным замком». «Замок» обычно располагается в двух последних строках, реже – в одной. В лирическом стихотворении – это фраза, содержащая парадокс, неожиданный вывод. В «замке» лиро—эпического сонета автор должен привести сюжетное действие к неожиданной развязке. Как правило, малый объем замка определяет емкость, афористичность финальной фразы. Особый смысловой акцент падает на последнее слово в «замке»: оно является «ключевым» и часто уточняет смысл всего сонета. Если в сонете скрыта загадка, то слово—«ключ» наводит на правильный ответ. Это последнее слово в тексте может быть названием того предмета, описанию которого был посвящен сонет.

Слоги. Также существовала определенная норма слогов. По утверждениям некоторых исследователей идеальный сонет должен содержать в себе 154 слога, при этом количество слогов в строках катрена должно быть на один больше, чем в терцетах.

Повторы. Сонет не терпел повторов слов в одном и том же значении (это не касалось союзов, местоимений…) или выражений, за исключением случая, когда того требует само построение стиха (анафора, параллелизм и т. п.).


Эти основные правила показывают, что форма сонета – строгая. Причина многочисленных отступлений от правил сонета в том, что каждый из поэтов был волен выбирать, каких именно норм следует придерживаться. Правила уточняли, каким должен быть идеальный сонет, они всего лишь обозначали эталон. А реальные отступления от них обеспечивали многообразие жанровых форм сонета, и в итоге сонет стал едва ли не самой популярной формой в европейской лирике последних веков. Поэт мог сознательно нарушать какое-то отдельное правило, но при этом соблюдать остальные условия сонетной формы, предписанные традицией. Периодические отступления от некоторых сложившихся правил привели к образованию отдельных исторических разновидностей сонета.


Фото опубликовано с любезного разрешения администрации сайта http://medievalbelarus.org/ru, «Плутовской Театр Ди Гриза». На фоне смут, жестоких войн – есть место для любви. Будь скромный паж или король – любовь и мир цени.

Мои сонеты
Мои первые работы в этой замечательной поэтической форме

Какой ты Шекспир, если не любишь сонеты!


Сонет №1
 
Веселье, шум и смех в толпе нас обступившей,
Весь день на площади играет трубадур.
В ладоши хлопает здесь распоследний нищий,
Богач же хмурится на дерзкую игру.
 
 
В конце оваций много, как листвы опавшей,
Но пьеса наша королю не по нутру.
Донос. Приказ. И вот бежит к нам стража,
Железом бряцая по улицам в порту.
 
 
Ведь то не грех – высмеивать пороки,
Играть и петь со сцены мудрые уроки…
Однако трудно угодить всем королям!
 
 
И факел брошенный к ногам был нам в награду,
Огонь – театру; нам изгнание за правду…
Такой финал сгоревшей пьесы – вуаля!
 
Сонет №2
 
Сегодня джинсы всюду носят дамы,
Такая мода вновь у женских линий.
Не важен рост, размер и даже граммы,
Цвет ног у женщин стал волшебно-синий.
 
 
Конечно, в мире мод различны гаммы,
И выбор шмоток просто в нем великий.
Не буду спорить или строить драмы,
Возможно, я отсталый, старый, дикий.
 
 
Да только мне милее все же платье,
В горошек крупный, что на белом ситце.
Тенденций новых, модных не видать бы…
Порою страшен мне окрас девицы.
 
 
Не стоит каждый день менять наряды,
Подарит скромность вам свои награды.
 
Сонет №3
 
В твоём саду не сосчитать цветов,
Лишь для тебя они цветут так сладко.
Без умолку всё шепчут про любовь,
Готовы быть твоими без остатка.
 
 
Являясь к ним принцессой тайных снов,
Купаясь в их вниманьи и подарках,
Но, не желая свадебных оков,
Крушишь мечты несчастных многократно.
 
 
Однако время верх берет над всеми,
И годы юности проходят словно дым.
В увядшей розе нет любовной цели.
 
 
Пропали те, кто преданно любил.
По злому старость поступает с теми,
Кто одинок и горд по жизни был.
 
Сонет №4
 
Вы мне сказали, что я «слишком прост»,
И «очень груб», «совсем без положенья»…
Вначале, правда, льстили без смущенья,
Уже потом-то головой в навоз.
 
 
Конечно, я чужой на этом пире,
Где красным цветом разливается враньё.
Презренье, ложь – нельзя вам без неё,
– Двуликость Януса царит у вас на клире!
 
 
А мне приятен человек простой,
Не дорогой, изысканный вельможа,
На чьей машине, впрочем, и на роже,
Имеется лишь ценник золотой!
 
 
Порой кичится важностью надменный,
Но этот грех предшествует паденью!
 
Сонет №5
 
Мне ль говорить: «О времена! О нравы!» —
Столкнувшись вновь с какой-нибудь бедой?
Хватает без меня людей бесправных,
Рожденных под отчаянной звездой.
 
 
Вся скорбь моя – для них осколок Рая,
Мне стыдно даже будет говорить.
И восклицать, Шекспира вспоминая22
  Безусловно, фраза «О времена! О нравы!» известна благодаря речи Цицерона, но эти слова были знакомы и Шекспиру. Здесь же эта фраза употребляется лишь в общем контексте.


[Закрыть]
,
По правде всей, так больше прав у них.
 
 
Возможно, скоро мир перевернётся,
И всё на свете встанет на места.
Не уставать. Не падать, а бороться!
 
 
Не облениться, не жалеть себя.
Легко другим сказать порой: «Не бойся!»
А самому быть смелым до конца.
 
Сонет №6
 
Так в чем же состояло зло Адама, Евы,
Коль Бог с любовью им велел рожать детей,
И расширять пределы Рая для людей?
И тут не в близости интимной было дело.
 
 
А только в том, что послушание и вера,
На протяжении неисчислимых дней,
Их побуждали бы внимать Отцу верней,
Плодов совсем не есть с единственного древа.
 
 
Но Искусителю была послушная Ева,
За нею также и Адам свой выбор сделал.
Им захотелось все самим всегда решать!
 
 
А что в итоге? Лишь позорное изгнанье,
Всем грех в наследие и смерть как наказание…
Создатель время дал себя им показать!33
  (Сравните Бытие 1:28; глава 3; Римлянам 5:19)


[Закрыть]

 

Газель

Газель (араб. «воспевать (женщину)») – одна из наиболее распространенных стихотворных форм в персидской и тюркской лирике (ее популярность можно сравнить с популярностью сонета в поэзии европейской), жанр, в котором зафиксировано культурное своеобразие народов мусульманского мира. Основной темой служила воспевание женщины, любовь к ней, но при этом имелось что-то, что мешало этой любви соединиться (расстояние, враги, условности общества и т.п.), хоть это и не обязательное условие.

Сформировалась газель в X – XI вв. в творчестве персидских стихотворцев, а в тюркской поэзии впервые появилась в XIV в. у азербайджанского поэта Имадеддина Насими.

Объем газели – как правило, 6—9 бейтов.

Структура

Первый бейт имеет название матла (араб. «зачин»), в нем полустишия-мисра рифмуются между собой (АА).

В последующих бейтах рифмуются вторые полустишия-мисра (первое полустишие свободно от рифмы).

Схема рифмовки такова:

AA – БА —ВА – ГА – ДА

Часто в газели присутствует и редиф (араб. «идущий вослед») – слово или группа слов, располагающиеся после рифмы. Дополнительным средством звуковой организации стиха служит внутренняя рифма, образующая прихотливую мелодическую линию (вообще, в восточной поэзии инструментовке – и, в целом, форме – уделялось особое внимание: стихи обрабатывались филигранно, игра созвучий создавала изящную фонетическую ткань). Характерный признак финального бейта, или макта (араб. «пресечение»): в нем упоминается литературное имя автора – тахаллус. Тахаллус – это не что иное, как псевдоним. Так что газель компактно вобрала в себя и авторскую подпись, и название – своеобразным заголовком служит первый бейт, матла – он как бы задает тему, интонацию, настрой всему стихотворению.

В некоторых моих работах отсутствует тахаллус, это объясняется тем, что моё имя не слишком хорошо вписывается в этот восточный стиль, а псевдонимом обзаводиться не хочу (иногда, использую связку слов, например: «Сладко и горько»).

Мои газели

Газель №1
 
Сладко и горько от нежного яда,
Сердце влюбилось с первого взгляда.
Ты от меня как за множеством гор,
Хоть и танцуешь на площади рядом.
 
 
Двигаясь страстно под ритм барабана,
Всех опьяняешь сладчайшим дурманом.
 
 
В вечер таинственный прочь ускользаешь,
Мне, оставляя лишь в памяти рану.
 
Газель №2
 
Тебя сравню я с персиковым садом,
И с ароматом роз, цветущих рядом.
Где красота навек с любовью сплетена,
И мудрости полна бесценным кладом!
 
 
Своим поэтам ты была всегда верна,
А на врагов смотрела гордым взглядом!
 
 
Веками древняя, но вовсе не стара,
Цвети, о Персия! Будь сильным водопадом!
 
 
Моей возлюбленною стала навсегда,
И горд тобой, и ты моя услада!
 
Газель №3
 
Среди желтых песков я увидел тебя,
Юный, алый цветок утром знойного дня.
Ты своей красотой возродила мечту,
И теперь не хочу просто жить не любя.
 
 
Я дождем поутру в той пустыне прольюсь,
Без остатка тебе отдаюсь не скорбя.
 
 
Не волнуйся цветок, я тебя сохраню,
Разве можно любить и не тратить себя?
 
Газель №4
 
С высоты своей гордости, точно с небес,
Не заметишь меня, о принцесса принцесс!
Все богатства твои, и роскошный дворец,
Стали целью желанной для многих сердец.
 
 
Только всё это – пыль, заблуждения блеск,
Мне нужна только ты, о принцесса принцесс!
 
 
Обернусь журавлем, пролечу через лес,
Чтобы вновь увидать мне принцессу принцесс!
 
 
Ты услышишь любви моей скорбную песнь,
В эту ночь, до зари, о принцесса принцесс!
 
 
Со слезами в глазах, а возможно и без,
Я прощусь навсегда с королевой принцесс!
 
Газель №5
 
Зачем ты говоришь: «Любви не будет»?
Она без спроса, даже без прелюдий,
Змеею в сердце проникать умеет,
И на суде глуха к вердикту судей.
 
 
Силен же тот, кто» нет» сказать посмеет,
Любви нежданной, ласковой и чудной.
 
 
О, как змею ту с сердцем разлучить
И возвратить покой из серых будней?
 
Газель №6
 
Хочу твои стихи читая,
Тебя все лучше понимая,
Что в сердце у тебя узнать.
Понять, ну кто же ты такая?
 
 
О чем способна написать,
Ты в одиночестве мечтая?
 
 
Способна ли сердца пронзать,
Стихами чувства разрывая?
 

Баллада

БАЛЛА́ДА (пров. balada, от ballar – плясать) – лирический жанр, возникший в средние века в поэзии романских стран. На протяжении многовековой истории своего существования этот жанр претерпел коренные изменения тематического и структурного характера. Первоначально Б. была лирической хороводной песней (например, провансальская Б.). Классическая французская Б. 14—15 вв. – это лирическое стихотворение без сюжета или с ослабленным сюжетом. Во французской Б. – три восьмистрочных строфы, и, кроме того, заключительная четырехстрочная строфа, называемая «посылкой», где автор обращается к определенному лицу, которому посвящена данная Б. Таким образом, классическая французская Б. состоит из 28 строк. Рифмы для всех трех строф – однозвучные, располагаются они в строфе по схеме ababbcbc; в «посылке» рифмы такие, как во второй полустрофе, т. е., bcbc. Последняя строка каждой строфы, а также «посылки» является как бы рефреном, она повторяется дословно. Стихотворный метр Б. – пятистопный или четырехстопный ямб.

(Поэтический словарь Квятковского)

БАЛЛАДА (от франц. ballade – танцевальная песня) – один из жанров лиро-эпической поэзии, повествовательная песня (или стихотворение) с драматическим развитием сюжета, основой которого является необычайный случай. Для Б. характерен относительно небольшой объем, выраженная сюжетность, особая напевность, музыкальность. Часто в Б. присутствует элемент загадочного, фантастического, необъяснимого, недоговоренного, даже трагически неразрешимого. По происхождению Б. связаны с преданиями, народными легендами, соединяют черты рассказа и песни. Б. – один из главных жанров в поэзии сентиментализма и романтизма.


Источник – Словарь литературоведческих терминов на сайте Культура письменной речи www.Gramma.ru


Действительно, этот жанр очень сильно менялся со временем, и мне приходилось видеть самые разные требования к этому направлению. Особое впечатление на меня оказали английские баллады и замечательные стихотворения В. Жуковского. Здесь три мои работы, которые я отношу к этой поэтической форме, хоть они и не соответствуют всем изначально предъявляемым требованиям к классической балладе.

Мои баллады

Титаник

В глазах людей порой сей мир,

Имеет крепость, как твердыня.

Но, жалок он в годину бед,

Для всех, кто жаждет того мира.


На пристань все собрались люди,

Сегодня город весь шумит:

«Титаник – лайнер, шик – каюты,

Взошел на мостик Эдвард Смит».

Трубят газеты тут и там:

«Скорее в путь отправься сам!»

Пестрит в глазах от всяких лиц,

От бизнес-глав и до актрис.


Купить билет, была мечта,

У многих, славы кто искал.

Престиж, известность – без труда,

Как» птицу счастья» ты поймал.

И вот гудок, прощай, вперед…

Тебя известность точно ждет.

А кто – то вслед ему смотрел

И думал, что он не у дел.


Прошло всего четыре дня.

И также нежно цвел апрель,

Когда во тьме с горою льда,

«Титаник» тот вступил в дуэль.

Пробоин много, шансов нет,

Настало время страшных бед.

Была борьба за право жить,

Но мы не будем их судить.


Какое горе, шок для всех!

Газеты вновь везде кричат:

«Как так случилось, в наш-то век?

И кто готов ответ держать?»

А кто – то, тот, что вслед смотрел,

Билета «счастья» не имел,

Вздохнул: «Как все ж неплохо мне,

Что не купил билет, как те».


Сегодня тот, за славу кто,

Отдать готов всего себя,

Скорей всего и не поймет,

Что он» на дне» уж в мире зла.

А этот мир людских страстей,

Что весь сплетен из лжи сетей,

Стремится айсберг свой найти.

В тот час быть с ним, захочешь ли?44
  «Титаник» вышел из Саутгемптона 10 апреля 1912 г, капитаном судна был многоопытный Эдвард Смит. Корабль затонул 14 апреля, унеся жизни 1496 человек, спаслось 712.


[Закрыть]

14 сентября 2014 г.
Глосби Вэйлз55
  Глосби Вэйлз – образовано от англ.Gloze – притворная личина, маска, обман, ложь; be – в одном из значений: находиться в каком-либо состоянии, иметь место; Wealth – богатство, изобилие.


[Закрыть]
 
Жил славный парень – Глосби Вэйлз,
В одном большом порту.
Он вечно был слегка нетрезв,
И если поутру
Он на работу быстро шёл,
Ему бедняк любой
«Привет!» – кричал, – Вэйлз отвечал,
Кивая головой.
 
 
Смотрел вперёд, не пряча взгляд,
Не должен никому.
Но заходя в торговый ряд,
Не мог купить халву.
Да что халва… – да шут бы с ней! —
Трудна жизнь бедняка.
Порой он хлеба не имел…
Зато вокруг друзья.
 
 
«Зачем же мне такая жизнь?» —
Подумал наш герой, —
«Хоть день-деньской крутись-вертись,
А всё ж карман пустой!»
Нашёл богатую вдову,
Собой её увлёк…
Отныне все его зовут:
«Богатый кошелёк»!
 
 
Походкой гордой он теперь
По улице идёт.
Вчерашних, преданных друзей
В упор не узнаёт.
В глазах презрение ко всем,
Кто беден, жалок, нищ…
Ведь он – «герой», «высокий сэр!» —
В кармане сотня тыщ.
 
 
А время, между тем, летит,
Имея свой расклад,
Закрутит жизненный кульбит,
Что просто лечь – не встать.
 
 
Вдова скончалась… Деньги, дом —
Досталось всё родне.
А Вэйлз, как ни старался он,
Остался в стороне.
 
 
Куда деваться? В порт, к себе
Вернуться вновь пришлось.
Как наказанье – жизнь в нужде,
Потеря сладких грёз.
Пропали добрые друзья
И от стыда теперь
Идёт понуро, вниз глаза-
Он понял, что важней.
 
 
Богатство – что? Оно – обман,
То есть оно, то нет!
А имя доброе всегда —
На пользу будет ведь!
Ловушкой могут деньги быть —
Ты это твёрдо знай,
Как Вэйлз, чего-то получив —
Себя не потеряй!
 
Дворы Альгамбры
 
Я был в походах и боях,
Мой меч всегда со мной.
Теперь бреду домой впотьмах,
И конь мой вороной.
Ты помнишь, били сарацин?
Те крепости беря,
Нас восхищали их дворцы —
Добыча короля!
Вёл Фердинанд тогда нас в бой,
И Изабелла с ним66
  Имеется в виду 1492 г. Взятие Гранады католическими королём Фердинандом Вторым Арагонским и Изабеллой Первой Кастильской, королевой Кастилии и Леона.


[Закрыть]
.
С прекрасной, умною женой,
Он был непобедим.
И было множество побед,
И множество смертей.
Мы все исполнили обет —
Герои мы теперь.
Но, было кое – что еще,
Пронзя меня насквозь.
Альгамбры – чудного дворца,
 
 
Мне суть познать пришлось.
Среди дворов и красоты,
Что превосходит ум,
Сокровище своей мечты,
Я вдруг увидел тут.
Она стояла в глубине,
В том патио, где львы77
  Patio de los Leones – «Львиный двор», получил своё название из-за фонтана состоящего из двух бассейнов разных размеров и большой чаши, которую поддерживают 12 львов. Некоторые исследователи думают, что львы у фонтана появились якобы в 16 веке – уже после падения Гранады.


[Закрыть]
,
Но не покорная судьбе,
С кинжалом у груди.
Она сказала, что умрет,
И что ничьей не будет.
Я крикнул всем: «Пускай живет!
Я первый, кто пригубит!»
А сам к ней скрытно подойдя,
Схватил ее кинжал —
«Смирись, я выведу тебя» —
Ей тихо прошептал.
Ее я вывел, чтоб спасти,
От всех в тени укрыл,
 
 
Помог ее перевезти,
К тому, кто был ей мил.
Я счастлив, до конца познав,
Что значит красота,
«Сокровище» ее не взяв,
Внутри того дворца.
Теперь лежит мой путь домой,
Но не жалею я.
Со мною конь мой вороной,
И нежная мечта!
 

Назира (Назир)

НАЗИРА́, или назир (араб.), – в восточной поэтике «ответ» поэта на произведение (поэму) другого поэта. Поэт, пользующийся формой Н., берет у своего знаменитого предшественника известный уже сюжет и образы главных персонажей поэмы, трактуя их в нужном для себя направлении. Так, например, пять поэм великого узбекского поэта Алишера Навои (1441—1501) – «Смятение праведных», «Лейли и Менжнун», «Фархад и Ширин», «Семь планет» и «Вал Искандеров» – являются Н., т. е. ответом на темы «Пятерицы» (пяти поэм) знаменитого азербайджанского поэта Низами (1141—1213), на поэмы индо-персидского поэта 13 в. Хосрова «Восход светил» и гератского поэта 15 в. Абдурахмана Джами «Подношение праведных». Таким образом, восточный Н. является не подражанием, а канонической формой переделки известного произведения в части его фабулы и образов с обязательным привнесением оригинальных черт. В этом смысле Н. – преходящая литературная форма восточной поэзии (Поэтический словарь Квятковского).

Некоторые мои стихотворения тоже можно назвать этим красивым словом – Назира. Здесь, в этом сборнике я приведу лишь некоторые произведения, так как их достаточно большое количество, есть удачные, а есть и не очень. Часто, такие вот ответы-комментарии, служили началом очень интересных бесед. По понятным причинам, у меня нет возможности включить в сборник работы других авторов, на которые и были написаны мои Н., поэтому воспринимайте их как отдельные, самостоятельные произведения.

1
 
– В небо ввысь лети ко мне,
На крылах несмелых.
Мимо сосен и полей,
Ты маши сильнее.
Ты внизу скорей оставь,
Горе, боль, волненье.
Поднимайся, прилетай,
Ветерком осенним!
«Я боюсь мечту открыть…»,
– скажешь ты возможно;
– «Я не знаю, как мне быть…»,
– молвишь осторожно.
– Ясным, солнечным лучом
Я тебя согрею,
И сегодня, и потом…
Вверх, к мечте, скорее!
Мудрость пусть тебя всегда,
Направляет к цели.
Пусть весёлые ветра
Укрепляют веру.
Ты мечту свою найдешь,
Если в жизни бренной,
Сохранишь и сбережешь
Сердце чистым, верным!
 
2
 
Стою деревянным болваном,
Неучем тёмным стою.
Внимая игре фортепьяно,
Птицею в небе парю.
 
 
Слежу за твоими руками,
И нежность цветет им вслед.
Вот, думаю, старый болван я,
Влюбился под старость лет.
 
 
Конечно, поздно ли, рано,
Закончится чудный бег
По клавишам фортепиано
Сверкающих пальчиков след.88
  Все мои работы имеют свою историю, часто разборы с критиками и тп. Я спрашивал себя много раз о правомочности этой фразы, но решил, что это наиболее точно определяет мое впечатление и восприятие от игры. То есть, когда пианистка закончила игру, а перед глазами, в течение секунд, еще стоит картина движения ее пальчиков по клавишам – подобно некоему следу. Слово «мелькающих», как предлагали в качестве замены или другие варианты из обсуждаемых, преуменьшили бы значимость этого впечатления, а «сверкающих» отражает моё ощущение в точности.


[Закрыть]

 

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации