» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 января 2020, 20:01


Автор книги: Всеволод Чубуков


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Всеволод Чубуков
Пушкин и Толстой: «Академические» загадки биографий

© В. В. Чубуков, 2019

© ООО «Издательство «Этерна», оформление, 2019

* * *

От автора

На основе архивных документов книга подробно рассказывает об избрании А. С. Пушкина в действительные члены Императорской Российской Академии, по инициативе Е. Р. Дашковой учреждённой для изучения русского языка и организованной при её непосредственном участии. Екатерина Романовна чувствовала острую необходимость в том, чтобы поднять престиж русского языка, возвести его в ранг великих литературных языков Европы, создать в России первый толковый словарь русского языка – «Словарь Академии Российской». Она стала первым академиком и первым председателем академии, существовавшей параллельно с Императорской Петербургской Академией наук, основанной Петром I. Удивительная женщина, подлинный патриот России, Е. Р. Дашкова была директором и этой академии. Она одновременно стояла во главе двух учёных заведений Российского государства.

Ввиду этого автор позволил себе наряду с фактами, непосредственно касающимися избранной темы, привести и другие исторические исследования, сопутствующие основному направлению книги. Такой подход к изложению материала, полагаю, правомочен и, надеюсь, делает издание более интересным и познавательным.

Так, и Е. Р. Дашковой, и истории образования Императорской Российской Академии посвящены отдельные главы. Из последующих глав читатель узнает об истории написания портрета поэта для зала собраний Российской Академии, учреждении при Отделении русского языка и словесности Разряда изящной словесности, а также о неоднократном выдвижении Л. Н. Толстого на Нобелевскую премию по литературе. Все эти темы неразрывно связаны со Вторым отделением русского языка и словесности Императорской Петербургской Академии наук, в состав которой в 1841 году вошла Императорская Российская Академия.

На протяжении почти трёх десятилетий по этим темам автором исследован обширный материал, и лишь небольшая его часть в разные годы была опубликована. Издание построено на основе этих работ, расширенных с использованием новых сведений из архивных документов и литературных источников. Необходимо обратить внимание на особенность издания в том, что в большинстве случаев тексты подлинных документов, заключённые в кавычки, взятые из приведённых в конце книги источников, цитируются полностью, строго придерживаясь старой орфографии и пунктуации. Благодаря этому ранее малоизвестные подробности какого-либо факта полнее освещают описываемое событие. Это сделано для того, чтобы читатель мог почувствовать атмосферу прошедших времён.

В безмерном уважении к людям ушедших поколений автор старался раскрыть их инициалы в имена и отчества. Так целый ряд имён был восстановлен. Считаю, что такой подход к освещению давних событий может свидетельствовать о бережном отношении к истории русской литературы.

В книге звук «ё» отражён соответствующим буквенным обозначением, за исключением тех случаев, когда слово или фраза цитируются из архивных источников или иных документов.

Понимаю, что в работе со значительным объёмом источников и изложенных из них фактов возможны досадные недосмотры, некоторые неточности, огрехи, которых автор всегда старался не допускать.

Не могу не отметить тех, кто с открытой душой и добрым сердцем на разных этапах создания книги бескорыстно помогал автору. Выражаю сердечную признательность неравнодушным работникам архивов, участвовавших в поиске нужного материала: считаю своим долгом высказать искреннюю благодарность старшему научному сотруднику Санкт-Петербургского филиала архива Российской Академии наук (СПбФ АРАН) Н. С. Прохоренко; старшему научному сотруднику, заведующей читальным залом Российского государственного исторического архива (РГИА СПб) С. И. Вареховой. Особые тёплые чувства и добрые слова за помощь, оказанную в отыскании и уточнении некоторых сведений, автор приносит Л. В. Шапошниковой, а также И. В. Дашевскому.

Отдельно автор отмечает добровольно взявшего на себя бескорыстный труд – прочтение рукописи – своего давнего друга Г. Б. Кузьминова, сделавшего ряд поправок и замечаний.

Екатерина Романовна Дашкова

Если в какой-либо беседе о русской истории возникает разговор об Императорской Российской Академии, то среди многих десятков её действительных членов моя память чётко и однозначно выделяет одно имя – имя человека неординарной, скажу больше, необыкновенной судьбы, человека, в своей государственной деятельности на благо просвещения России достигшего небывалых высот, и в то же время, как это на Руси часто бывало, судьбы трагической. Это имя первого академика Российской Академии, княгини Екатерины Романовны Дашковой, одновременно руководившей Императорскими Петербургской Академией наук и Российской Академией – в России до начала XX века она была единственной женщиной, занимавшей высокие государственные посты.

Е. Р. Дашкова (урождённая графиня Воронцова), «Княгиня, Ея Императорского Величества Статс-Дама, ордена Святой Великомученицы Екатерины I класса Кавалер, Член Академий: Императорской Наук, Королевской Стокгольмской, Королевской Берлинской и Ерлангенской; Обществ: Филадельфского Философического, С. Петербургского Вольного Экономического и С. П. Вольного Любителей Наук, Словесности и Художеств; Почетный Член Московского Университета; Директор Императорской Академии Наук и (первый) Председатель Императорской Российской Академии»[1]1
  Имянной список действительным и почетным членам Императорской Российской Академии со дня основания оной по 1836 год. – СПб.: [1836]. С. 3.


[Закрыть]
.

Дашкова родилась в 1743 году в Петербурге, принадлежала к одному из самых влиятельных дипломатических семейств России, в двухлетнем возрасте потеряла мать, воспитывалась в семье родного дяди, образованнейшего вельможи, графа М. И. Воронцова, вице-канцлера Российской империи (с 1758 года – государственный канцлер). На обучение своей дочери Анны и племянницы Екатерины Михаил Илларионович денег не жалел, приглашал лучших воспитателей и учителей. Девочки получили блестящее образование. Они в совершенстве владели французским, хорошо говорили на английском, немецком и итальянском языках, отлично танцевали, рисовали, музицировали…

Екатерина увлекалась чтением западных классиков-просветителей. Самыми любимыми стали Бейль, Монтескьё, Вольтер, Буало. До пятнадцати лет говорила исключительно на французском, стала изучать русский и в него влюбилась, писала стихи, в том числе по-французски. Дядя разрешил ей читать его дипломатические документы и другие государственные бумаги. Екатерина стала девушкой «прилежной, серьезной, говорила мало, но всегда обдуманно».

Когда в дом дяди приезжала на чай императрица Елизавета Петровна вместе с молодой великой княгиней Екатериной, Екатерина Романовна очаровала великую княгиню своей начитанностью и политической образованностью. Между ними завязались дружеские отношения.

В 16 лет она с первого взгляда влюбилась в одного из самых красивых придворных кавалеров, князя Михаила Дашкова, и… стала его женой. В течение четырёх лет у них родились дочь и двое сыновей. Однако материнство не мешало тесной дружбе с великой княгиней. Мало того, Дашкова приняла самое деятельное участие в дворцовом перевороте 28 июня 1762 года – в свержении Петра III и восшествии на престол великой княгини Екатерины Алексеевны, ставшей Екатериной II. Поддерживая княгиню, она вела активную агитацию среди аристократии и офицеров Преображенского полка, где служил её муж, князь Дашков.

В первый день своего царствования Екатерина II сама возложила на себя высший орден Российской империи – орден Святого Апостола Андрея Первозванного, а 19-летнюю Екатерину Дашкову удостоила высшего придворного звания статс-дамы и второй по старшинству награды в России – женским орденом Святой Великомученицы Екатерины I класса (степени).

Этим орденом отмечались особы царской крови и дамы, приближённые к императорскому двору. Награда была редкой, присуждалась гораздо реже, чем орден Андрея Первозванного. За 34 года своего правления новая императрица таких знаков отличия вручила всего 8, а учитывая и с орденом II степени, – 41 награду.

Орден I степени представлял собой серебряные знаки: большой крест с изображением императрицы в золотом овале (медальоне) и восьмилучевая звезда, усыпанные драгоценными камнями. Крест носился на широкой белой ленте с золотой каймой через правое плечо на поясе, у бедра, на банте из той же ленты с девизом ордена: «За любовь и отечество», а звезда с тем же девизом – на левой стороне груди[2]2
  Дуров В. А. Ордена России. – М.: Воскресенье, – 1993. С. 147, 150.


[Закрыть]
. Позже цвет ленты поменяли на красный с серебряной каймой, и некоторые детали знаков были изменены. Именно эти знаки отличия императрица вручила Дашковой. Этой наградой Екатерина Романовна гордилась и дорожила на протяжении всей своей жизни.

Екатерина Романовна не выносила лести, угодничества и подхалимства, любому собеседнику говорила правду в лицо. Может быть, по этой причине её отношения с государыней стали ухудшаться, и она попросила у императрицы разрешения уехать за границу. Дважды в течение десяти лет она побывала в Европе: Франции, Германии, Англии, Шотландии, Швейцарии, Австрии, Италии. Её учёность и общительность привели к искренней дружбе с Д. Дидро, Вольтером, А. Смитом.

В Россию Дашкова вернулась летом 1782 года. Её отношения с Екатериной наладились. Императрица увидела в ней мудрую женщину с хорошим литературным и тонким философским вкусом, всех в Европе поражавшую «своей русскостью». В декабре того же года Екатерина предложила Дашковой должность директора Петербургской Академии наук. С 1800 года эта должность стала именоваться «вице-президент».

Вот как об этом Екатерина Романовна рассказывала в своих мемуарах: «…Я своим ушам не поверила, когда императрица предложила мне место директора академии наук. От удивления я не могла выговорить ни слова, и императрица успела мне наговорить много лестного, думая этим убедить меня принять ея предложение.

– Нет, ваше величество, – наконец сказала я, – не могу я принять место, совершенно не соответствующее моим способностям. Если, ваше величество, не смеетесь надо мной, то позвольте мне сказать, что, в числе многих прочих причин, я из любви к вашему величеству не хочу рисковать сделаться всеобщим посмешищем и не оправдать вашего выбора.

Императрица прибегла даже к хитрости, чтобы убедить меня, высказав предположение, что я потому не соглашаюсь на ея предложение, что больше ея не люблю…

– Хорошо, – ответила она, – пока довольно об этом; на вас и так все смотрят; что же касается вашего отказа, я должна вам сказать, что он убеждает меня еще больше в том, что я не могу сделать лучшего выбора…

Ея величество стала уверять, что она не только довольна своим выбором, но и гордится им.

– Это очень лестно для меня, ваше величество, – возразила я, – но вы вскоре устанете водить слепого: я, круглая невежда, – во главе всех наук!

– Будет смеяться надо мной, – ответила государыня, – надеюсь, что вы в последний раз так говорите со мной…»[3]3
  Записки княгини Дашковой / Пер. с фр. – СПб.: Изд. А. С. Суворина, 1907. С. 182–184, 188.


[Закрыть]

Так случилось, что самодержица без согласия Дашковой 24 января 1783 года подписала указ о её назначении на должность директора Императорской Петербургской Академии наук. Это известие академики приняли с восторженным одобрением. В написании доклада её активно и непосредственно поддерживал к этому времени ставший незрячим блистательный учёный мирового масштаба, математик, механик, физик Леонард Эйлер. Екатерина Романовна успешно провела своё первое заседание в Академии.

Успех вскрыл её внутренние силы, приведшие к решительным действиям, и она с головой окунулась в работу. Неотложно надо было решать десятки проблем: оплатить академические долги, увеличить личный состав Академии, а также и число учеников в академической гимназии, отправить лучших воспитанников на обучение за границу, организовать чтение лекций на русском языке, расширить библиотеку, улучшить работу типографии, добиться составления карт ряда российских провинций и губерний, пополнить коллекцию минералов, способствовать организации многих научных экспедиций в различные края России. Однако важнее всего было организовать работу над первым шеститомном изданием сочинений М. В. Ломоносова, возобновить публикацию «Академических известий», основать и печатать новые научные издания…

Для изучения русского языка по инициативе Дашковой 30 сентября 1783 года была учреждена Императорская Российская Академия, и первым председателем императрица назначила Екатерину Романовну.

В 1796 году, после смерти Екатерины II, император Павел I отстранил Е. Р. Дашкову ото всех должностей, лишил её всех званий и приказал немедленно выехать в ссылку, в имение сына Коротово Нижегородской губернии, и «оставаться в нем впредь до нового распоряжения». При содействии императрицы Марии Фёдоровны и письменного прошения Дашковой ей было разрешено вернуться в своё имение Троицкое Калужской губернии.

После убийства Павла I в 1801 году и восшествия на престол Александра I ей были возвращены все звания. Члены Российской Академии единогласно решили пригласить Дашкову вновь занять председательское кресло, но она категорически отказалась и ни на какую должность в Академию не вернулась.

Она осталась жить в Троицком, вела активную переписку, публиковала свои статьи в журналах «Друг просвещения», «Вестник Европы», «Русский вестник»… Занялась хозяйством и привела его в образцовое состояние. С 1804 года Дашкова начала писать мемуары – воспоминания о прожитой жизни «Моп Histoire» («Моя история»), писала на французском языке и через два года завершила работу. Лучший перевод на русский язык опубликован в 1907 году – «Записки княгини Дашковой». Скончалась Е. Р. Дашкова 4 января 1810 года, погребена в храме Живоначальной Троицы.

В истории русской культуры Екатерина Романовна Дашкова – умнейшая, одна из самых просвещённых женщин, чьё имя по праву стало легендарным. Беззаветное служение Отечеству, высокая одухотворённость, искренняя забота о благе России – эти черты человека-патриота, присущие русскому человеку, не могут не вызывать восхищения.

Учреждение Российской Академии

После возвращения из зарубежных путешествий у Дашковой появилось стойкое желание поднять престиж русского языка, возвести его в ранг великих литературных языков Европы. Она остро чувствовала, что необходимо создать учёное учреждение по его изучению. Об этом Екатерина Романовна рассказала в своих воспоминаниях. Думаю, что лучше не пересказывать, а привести соответствующий отрывок из её «Записок…»:

«…Однажды я гуляла с императрицей в саду в Царском Селе; разговор коснулся красоты и богатства русскаго языка. Я выразила удивление, что императрица, будучи сама писательницей и любя наш язык, не основала еще Русской академии, необходимой нам, так как у нас не было ни установленных правил, ни словарей, вследствие чего нам приходилось употреблять иностранные термины и слова, между тем как соответствующия им русския выражения были гораздо сильнее и ярче.

– Не знаю, как это случилось, – ответила государыня, – так как я уже несколько лет мечтаю об этом и даже сделала насчет этого некоторыя распоряжения.

– А вместе с тем это очень легко сделать, так как за границей есть несколько образцов подобных академий, и надо только выбрать.

– Составьте мне, пожалуйста, программу, – сказала императрица.

– Не лучше ли, – возразила я, – вашему величеству приказать вашему секретарю представить вам план Французской, Берлинской и других академий с примечаниями относительно изменений или урезок применительно к подобной академии в России.

– Я еще раз очень прошу вас взять на себя этот труд; тогда я буду уверена, что, благодаря вашей деятельности, не затянется это дело, которое, к стыду моему, еще не приведено в исполнение.

– Труд невелик, ваше величество, и я постараюсь его исполнить возможно скорей, но осмеливаюсь еще раз указать вашему величеству, что любой из ваших секретарей справится с этой задачей лучше меня.

Так как мне не удалось разубедить императрицу, то приходилось повиноваться. Вернувшись вечером к себе, я набросала краткий план учреждения академии русскаго языка… Я, действительно, представила императрице смету, назначив жалованье двум секретарям по 900 р. каждому, двум переводчикам по 450 р.; кроме того, я наметила должности казначея и четырех сторожей – для топки и уборки здания; содержание штата достигало цифры 3300 р.; остальные 1700 р. предназначались на покупку дров, бумаги и книг, которыя должны были приобретаться ежегодно в небольшом количестве, а пока я предложила пользоваться моей собственной библиотекой. На жетоны и на медали денег не оставалось, так что императрица назначила 1250 р. в год на покупку их. Государыня казалась обрадованною и даже еще более удивленною моею сметою, так как она привыкла, что в представляемых ей сметах не был забыт и президент и ему назначено было большое жалованье; я же не назначила себе ни копейки, и это полезное учреждение стоило только лишь 1250 руб., которые ея величество предназначила на жетоны и медали…»[4]4
  Там же. С. 197–200.


[Закрыть]

Свои соображения Дашкова изложила в письме и этот доклад направила императрице:


«Всепресветлейшей державнейшей, великой государыне, императрице и самодержице всероссийской от директора Санкт-Петербургской Академии наук княгини Дашковой


Всеподданнейший доклад


Вследствие высочайшей вашего императорского величества воли имею счастие представить краткое начертание Российской Академии.

Никогда не были столько нужны для других народов обогащение и чистота языка, сколько стали оныя необходимы для нас, несмотря на настоящее богатство, красоту и силу языка российскаго. Нам нужны новыя слова, вразумительное и сильное оных употребление для изображения всем и каждому чувствований благодарности за монаршия благодеяния, толико же доселе неведомыя, сколь не изсчетныя для начертания оных на вечныя времена с тою же силою, как оне в сердцах наших, и с тою красотою как ощущаемы в счастливой век Вторыя Екатерины.

Естли сие краткое первоначальное начертание, предоставленное исполнением своим веку Второй Екатерины, как и другия многия безсмертную славу заслуживающия учреждения, удостоится высочайшей аппробации, то осмеливаюсь всеподданнейше испросить для произведения онаго в действие вашего императорскаго величества всемилостивейшаго указа.

Всемилостивейшая государыня

вашего императорскаго высочества

на подлинном подписано:

всеподданнейшая раба

Екатерина Дашкова.

Августа…, дня 1783 года»[5]5
  РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 1239. «Дворцовый архив».


[Закрыть]
.


Долго ждать Дашковой не пришлось, императрица вскоре ответила:


«Княгиня Катерина Романовна! Прочитав доклад Ваш о заведении Российской Академии, Мы с особливым удовольствием приемлем в нем Вами представляемое, повелевая первое: председательство в ней препоручаем Вам на основании, в докладе Вашем изображенном. Второе: составить сию Академию из желающих принять на себя добровольно сей труд, да и впредь наполнять оную таковыми же желающими, кои нужныя знания и способности иметь будут. Третие: о потребных суммах указ Наш дан будет, обращая в число их деньги, положенные на Комиссию для переводов, которая ныне не нужна будет. Четвертое: приемля сию Академию под покровительство Наше, Мы позволяем сделать для нее подробныя разпоряжения и наставления, заимствуя оныя из плана, Вами поданного. Впрочем желая Вам в предлежащем полезном обществу деле добрых успехов, пребываем Вам благосклонны.

На подлинном подписано собственною Ея

императорскаго величества рукою тако:

Екатерина.

В Санкт-Петербурге. Сентября 30 дня. 1783 года»[6]6
  РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 1239. «Дворцовый архив».


[Закрыть]
.


В тот же день, 30 сентября 1783 года, императрица утвердила доклад Дашковой «Об учреждении Российской Академии» и подписала указ об образовании нового учёного установления – «по образцу Французской Академии»[7]7
  «50-летие Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук 1841–1891» / Отчёт. – СПб., 1892. С. 1.


[Закрыть]
– Российской Академии. Её членами могли быть только русские деятели литературы и культуры.

По воле императрицы, как директор Императорской Академии наук, княгиня 21 октября представила проект учреждённой Академии, главным предметом которой «поставлено было очищение и обогащение русского языка, утверждение общего употребления слов, свойственное русскому языку, витийство и стихотворство», а средством для достижения цели «предлагалось сочинить прежде всего Российскую грамматику и Российский словарь, риторику и правила стихосложения». Исследования в области русского языка были направлены для «пополнения отечественной словесности новыми вкладами, призывая в свою сферу достойных представителей русской науки и литературы».

Державная правительница «повелела быть первым академиком и первым председателем» Российской Академии Екатерину Романовну Дашкову. По уставу «Академия была составлена из 60-ти лиц: высшее духовенство, графы и военные сановники, писатели, поэты, ученые…». Никому жалованья не назначено, кроме председателя, секретаря и казначея, но сообразно с трудами положено давать награды золотыми медалями или временными денежными дарами и пенсиями по выслуге 25 лет.

Как известно, в 1724 году указом Петра I была учреждена Императорская Петербургская Академия наук, основанная им для проведения математических исследований и развития естественных наук.

Российская Академия существовала с ней параллельно и также называлась Императорской. С самого начала её деятельности стали выходить журналы «Собеседник любителей российского слова», «Российский театр»… Чтобы читать лучшие произведения западных классиков, был основан «переводческий департамент» и выпуск серии академических мемуаров. Но главной задачей нового научного учреждения было создание первого в России толкового словаря русского языка – «Словаря Академии Российской» (в 6 томах). Издание было подготовлено всего за 6 лет, тогда как в ряде западных стран над такими словарями работали на протяжении десятилетий. Французская Академия над своим словарём трудилась в течение 60 лет.

Дашкова не только руководила Академией, но и принимала самое деятельное участие в её изданиях: писала комедии, драмы, статьи, стихи (и на французском), делала переводы…

Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации