112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 17 декабря 2014, 02:39


Автор книги: Александр Бушков


Жанр: Документальная литература, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Александр Бушков
Корабль дураков, или Краткая история самостийности

«Что он видел, что он слышал, то записывал верно, а чего не видел и не слышал, то выдумывал так превосходно, что при чтении этой книги сердца у всех преисполнялись радостью. Он первый доказал, что гномы, ростом меньше пяди, на самом деле гиганты, которые нарочно съеживаются, чтобы у них меньше уходило сукна на кафтаны и плащи, потому что теперь все стало дорого».

М. Конопницкая. «О гномах и сиротке Марысе»

Введение

На Украине давно и увлеченно переписывают историю. Занятие, в общем, не уникальное, этим грешат и другие осколки СССР. Правда, не везде это получается достаточно искусно. Прибалты без особой фантазии много лет уныло бубнили об «оккупации СССР бывших вольных республик» и выставляли совершенно умопомрачительные суммы компенсации, которую Россия им якобы должна за былое «угнетение». Сравнительно недавно это как-то незаметно самоликвидировалось: в тисках кризиса решено было распустить «комиссии по претензиям», чье содержание обходилось очень уж дорого. К тому же стало ясно, что Россия может выдвинуть встречные претензии, напомнив, сколько денег «оккупанты» закачивали в экономику «оккупированных»…

На Украине в последние годы все обстояло иначе. Даже кризис, насколько известно, не повлиял на усердный труд перелицовщиков истории. К тому же с фантазией и выдумкой у украинских искусников обстоит получше, чем у прибалтов…

«Борцами за свободу Украины» объявили не кого-нибудь, а выродков, служивших в дивизии СС «Галичина», боевой славы как-то не снискавшей, зато печально прославившейся террором против партизан и мирного населения. На улицах украинских городов появились хвалебные транспаранты. Не дострелянные в свое время дедушки-эсэсманы, скрипя ревматическими суставами, ползли колонной по улицам, пытаясь выглядеть гордо и браво. Бывший президент Украины Ющенко (отпрыск охранника из немецкого концлагеря) посмертно присвоил звание Героя Украины Роману Шухевичу, эсэсовскому палачу.

Параллельно раскручивался плач о «голодоморе» – так на Украине именуют голод 1932–1933 гг. Голод действительно был, но затронул он добрую половину СССР. Однако украинские ученые выдвинули свою версию: дескать, все ограничилось Украиной, а голод этот якобы устроили клятые москали, чтобы выморить ненавистных им украинцев. При этом совершенно забывалось как-то, что партийное и советское руководство УССР тех времен состояло из лиц самой что ни на есть коренной национальности. Ну, а потом случился легонький конфуз с посвященной «голодомору» фотовыставкой. Выяснилось, что иные снимки «умирающих от голода украинцев» на самом деле запечатлели голодающих Поволжья (1922 г.) и даже… изможденных американских безработных времен Великой депрессии (1929 г.). На усердие переписчиков истории это, впрочем, повлияло мало.

Однако это еще не самое фантазийное. Решено было на полную катушку раскрутить «уникальность» и «величие» украинского народа. И борзописцы в два счета выдумали мифический народ – «древних укров», якобы в незапамятные времена создавших могучую державу, вольно раскинувшуюся среди населенных европейскими дикарями чащоб и буераков. Выходило, что язык «укров» как раз и лежал в основе главных европейских языков. Выходило, что великий вождь гуннов Атилла на самом деле – славный атаман укров Гатыло. Чуть позже увлеклись не на шутку – и ненароком оказалось, что древние укры как раз и создали древнеегипетское царство и построили знаменитые пирамиды. Доказательства приводились железные: на египетских барельефах, мол, изображены классические украинцы: голова выбрита начисто, только посередине торчит чуб-оселедец, в точности та же «чупрына», какую носили запорожские казаки. Да и вообще, слово «Иерусалим» на языке древних укров означало «казачья стоянка».

Самое интересное, что в точности такую же прическу не так уж и давно носили американские индейцы: чисто выбритая голова с классическим запорожским «оселедцем». Однако украинские миротворцы отчего-то не проявляли ни малейшего желания породниться и с краснокожими. Понять их можно: индейцы были народом не особенно и цивилизованным, жили в шалашах, бегали по лесам с томагавками… Гораздо престижнее было «приписать» себя в основатели Древнеегипетского царства…

Ну и, разумеется, Древняя Русь – это исконно украинская держава, к которой никакие «москали», никакие русские не имели ни малейшего отношения. Логика проста: сегодня Киев украинский? Украинский. Древняя Русь звалась Киевской? Звалась. Все ясно даже и ежу!

Читатель крупно ошибется, если решит, как здравый человек, что этот бред сочиняется некими маргиналами, которых в приличное общество пускать не принято. «Труды» о великих древних украх сочиняются солидными людьми с учеными степенями докторов наук, а то и профессорами, получают официальную поддержку, широко пропагандируются, а высосанные из пальца фантазийные выдумки начинают проникать в украинские школьные учебники…

Последнее достижение пытливой исторической мысли передовой украинской науки – правильное истолкование восстания на броненосце «Потемкин» в 1905 г. Оказывается, его команда, сплошь состоящая из этнических украинцев, под «малиновым козацким флагом» выступила против клятых москалей за создание независимой украинской державы…

Со знанием реальной истории у иных из этих фантазеров обстоит порой вовсе уж уморительно. Помнится, одна молодая дама, доктор исторических наук, в своем публичном выступлении, говоря о Галичине (т. е. Западной Украине) недрогнувшими устами произнесла: «Галичина до 1939 г. находилась в составе Австро-Венгрии». Тем, кто подзабыл историю, напомню: Австро-Венгерская империя прекратила свое существование еще в 1918 г., а Галичина до осени 1939-го пребывала в составе Польши…

Ожидать можно всего. Как-то в Интернете я позволил себе ироническое замечание: если так дальше пойдет, украинские новоисторики, чего доброго, начнут доказывать, что и первые люди на земле, Адам с Евой, разговаривали на чистейшем украинском. Мне совершенно серьезно ответили, что нечто похожее уже излагается украинскими учеными мужами без тени улыбки…

Над этим, конечно, можно смеяться. Но, думается, не стоит. Все эти выдумки, вместо того чтобы стать предметом пристального изучения психиатров, до последнего времени поддерживались официальными властями Украины на самом высоком уровне и, что страшнее, вбивались в умы молодому поколению, которое вместо реальной истории получало искаженный мир фантазий. В котором предатели и палачи становятся героями, героическая оборона Севастополя в 1853–1855 гг. предстает «страницей боевой славы украинских войск», а нынешние Грицько и Оксаны ведут свою родословную от древних атлантов. К тому же мифы эти густо замешаны на патологической ненависти к России и всему русскому. И есть серьезная опасность появления целого зомбированного поколения – с непредсказуемыми последствиями…

Насколько я могу судить по собственному опыту, вменяемая дискуссия со сторонниками «древней великой Украины» попросту невозможна. Невозможно получить ответы на простейшие вопросы. Например: почему все былины о Древней Руси, о стольном граде Киеве, князе Владимире и его богатырях записывались собирателями фольклора исключительно на севере России? При том, что в украинском фольклоре нет ни следа подобного? Если украинский язык действительно древний, почему первые тексты на нем появляются только в середине XIX столетия? Почему ближайшие соседи Украины ни словечком не упоминают в своих хрониках, летописях и ученых трудах о существовании украинского государства? Вопросов подобных было много: но в ответ следовала либо нецензурщина, либо объявление вашего покорного слуги чуть ли не генералом ФСБ, под личиной простого смертного плетущего интриги против украинской государственности и ее древней истории.

А посему я и решил кратенько изложить для тех, кому это интересно, подлинную историю Украины. Жизненная правда и подлинная история, увы, далеко не так красочна и пышна, как ее представляют иные фантазеры, осененные «жовто-блакитным» стягом.

Украинская государственность, если называть вещи своими именами, возникла лишь в 1991 г. с распадом СССР. Все, что существовало прежде – либо миф, либо опереточные потуги. Более того, нынешняя Украина – это по сути лоскутное одеяло, в свое время сметанное на живую нитку из разномастных кусочков, никогда прежде не составлявших единое целое. Всего триста пятьдесят лет назад «Украиной» именовался клочок земли, составлявший одну девятую часть нынешней территории Украинской республики. Все остальное, к нему пришитое, было результатом трудов тех самых «клятых москалей» и «проклятых большевиков», которых сегодня на Украине принято поносить. Собственно говоря, Украину с полным на то правом можно назвать великанским подарком, много лет к упомянутому мной клочку присоединяли новые территории то русские цари, то российские императоры, то генеральные секретари ЦК КПСС…

Я с глубоким уважением отношусь к украинскому народу, к его культуре, языку, который неплохо знаю. Да и украинцев в моей родословной можно отыскать, не особенно и напрягаясь. Но просто необходимо пройтись критическим пером по творениям «историков»-фантастов, желто-голубыми чернилами выводящих вовсе уж несусветную чушь, к которой многие украинцы сами относятся с нескрываемой иронией…

И где-то слышен сабель звон…

Как уже говорилось, в Средневековье существовали исключительно русские княжества, те или иные населенные славянами области носили название «Русь». Даже Галичина, будущая колыбель украинского национализма, долго именовалась Червонной Русью. Ни один западноевропейский или арабский путешественник, ни один иностранный книжник не оставили ни единой строчки о существовании неких «украинцев», равно как и «украинского» языка. Логично будет предположить – по причине совершеннейшего отсутствия того и другого. Иначе придется допустить, что коварные московитские цари, войдя в силу, разослали по всей Европе сотни проворных агентов, и те, проникая в книгохранилища и библиотеки, либо выкрадывали все рукописи и фолианты, где упоминалось об «украинцах», либо безбожно фальсифицировали оставшееся…

Вообще-то украинские «новоисторики» давно подыскали объяснение и этой загадке. В приступе восхитительной нелогичности, позабыв о древних украх, они утверждают, будто обитатели Киевской Руси все же были украинцами, вот только именовали себя «русскими», и это имя стало настолько престижным и гламурным, что дикие московиты, неведомо какого роду-племени, решили к этой славе примазаться. Москали, мол, «отобрали» у жителей Киевской Руси имя русских и «присвоили» его себе. При попытке представить, как это могло происходить, картинка получается сюрреалистическая: захвативший Киев дикий московитский князь, потрясая кулаком перед унылыми горожанами, орет:

– Никакие вы теперь не русские, хамье! Это мы теперь будем русские, и точка! А вы… черт с вами, зовитесь отныне украинцами. Уяснили? А кто пикнет – живьем зажарю!

Если добровольно сойти на минуточку с ума, такую картинку, пожалуй, можно вообразить. Однако при этом возникает закономерный вопрос: почему же в таком случае вся остальная Европа с этим самодурством покорно согласилась и признала за грабителями-московитами воровски присвоенное ими славное имя? Какие такие средства воздействия на Европу могли быть у помянутого князя? Да никаких. Предположим, что немцы, в XVI в. однажды захватившие Рим, вдруг решили примазаться к его исторической славе и объявили, что все человечество отныне должно именовать их вовсе даже не немцами, а благородными римлянами. Реакция на эту сенсацию была бы простой: вся Европа, дружно похихикав над шутниками, продолжала бы именовать их немцами, как им испокон веков и положено… И никак иначе.

Что же происходило в действительности многие столетия назад?

Татарское нашествие на Русь привело к тому, что разные области Русской земли, если можно так выразиться, пустились в самостоятельное плавание – отнюдь не по своей воле, а в силу обстоятельств, точнее, деятельности сильных соседей, которые спешили наложить лапу на раздробленные княжества. На севере понемногу крепло и присоединяло соседние земли Московское княжество, со временем ставшее Московским царством. Западнорусские области попали под власть Великого княжества Литовского.

К нынешней Литве, впрочем, помянутое государство имеет мало отношения. Полное его название звучало: «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское». Причем эти названия означали отнюдь не те страны, которые мы сегодня имеем в виду. Тогдашняя Литва была нынешней Белоруссией, тогдашняя Жемойтия – сегодняшней Литвой. А под Русскими землями как раз и понимались те области, что сегодня входят в состав Украины. Слово «Украина» (точнее, «Украйна») со временем действительно вошло в обиход, но означало оно не страну, а всего-навсего «окраину». Окраину русских земель. «Украинами» называли и те пограничные с сопредельными государствами земли, что и сегодня входят в состав России, свидетельств тому в древних документах предостаточно.

В 1569 г. была подписана так называемая Люблинская уния, соглашение, по которому Польша и Великое княжество Литовское объединялись в нераздельное государство Речь Посполитую, под правлением короля, который выбирается совместно и коронуется в Польше. В этом соглашении имелась статья, по которой отныне все русские земли переходят от Литвы к Польше. То есть «Украйна» переходила в непосредственное подчинение Польше.

Подчеркиваю, во всех документах земли эти по-прежнему именуются «русскими». Даже Галичина значится в польских государственных бумагах как «воеводство Русское». Обитателей этих земель именовали либо «русинами», либо «малороссами» – поскольку давно уже родился термин «Малороссия», или Малая Россия. Сами себя они, естественно, именовали опять-таки «русскими» и разговаривали на русском языке – разве что с добавлением чисто местных диалектных словечек. Но в этом нет ничего уникального. Местные диалекты существовали во многих областях России, от Архангельска до Сибири, причем порой речь шла не о нескольких словах, а о сотнях таких, что были непонятны, например, москвичу или новгородцу. Однако в России никто на этом основании не делает выводы о существовании особой «поморской» или «сибирской» нации и, соответственно, «архангельского» или «сибирского» языков… Просто-напросто тогдашние обитатели Украины в быту пользовались своеобразным наречием, или «мовой» – русским языком с примесью иностранных слов, заимствованных у ближайших соседей, а также областными говорами.

Подтверждения этому встречаются в самых неожиданных местах. Достаточно вспомнить классику польской литературы – трилогию Генрика Сенкевича «Огнем и мечом», «Потоп», «Пан Володыевский». Книги эти пользуются в Польше и до сих пор таким уважением, что именуются просто «Трилогия» – с большой буквы и без упоминания имени автора. Все и так знают, о какой трилогии идет речь, она одна такая…

События там происходят во второй половине XVII в., и живописно повествуется о славных польских витязях, отважно сражавшихся со шведами, турками, крымскими татарами и украинскими казаками. Войнам с последними посвящена значительная часть трилогии.

А теперь – внимание! Внимательный читатель очень быстро обнаружит крайне интересную вещь. Знаменитый полковник пан Володыевский и его друзья столь же благородного сословия очень часто именуют себя… «русской шляхтой»! По религии они католики (потомки принявшей эту веру православной русской знати). Они верно служат польской короне в войнах с ее многочисленными врагами – но в то же время постоянно подчеркивают, что они не просто шляхта, а шляхта русская. Поскольку родились они на русских землях, входящих в состав Речи Посполитой. Называть себя «украинцами», а свой язык «украинским» им не придет в голову и в кошмаре – они попросту не подозревают о существовании этаких курьезов, они родились на русской земле и говорят по-русски. Свидетельство Сенкевича тем более ценно, что означенный пан-литератор был заядлым польским националистом и никакой симпатии к Российской империи не питал. Однако, несмотря на свои взгляды, в романах придерживался исторической точности.

«Украйны», повторяю, были самыми разнообразными. «Украйными» называли и сибирские города, и Соловецкий остров. В Новгородской летописи 1517 г. упоминается о приходе крымских татар на «тульские украйны», а в 1625 г. царские воеводы сообщают из Воронежа, что опасаются «приходу татар на наши украйны». Уже при жизни Петра I в Сибири появляется народная песня с такими строчками:

 
Во сибирской во Украйне,
во даурской стороне…
 

Однако вернемся в середину XVII столетия, в те годы, что непосредственно предшествовали Переяславской раде, ознаменовавшей присоединение Украины к России. Собственно говоря, далеко не всей Украины, и не к России, а к московскому царству, но не будем придираться к мелочам…

Ситуация выглядела следующим образом. Правобережную Украину польская корона удерживала за собой прочно. А вот на Левобережье существовали две, в общем, независимые от Речи Посполитой области – так называемая Гетманская Украина (гораздо менее известная большинству) и Запорожская Сечь, известная значительно больше.

После Люблинской унии началась форменная колонизация Руси-Украины поляками. Задачу полякам облегчало то, что русская православная знать, как ее собратья во многих странах, думала в первую очередь о собственном благе – и ради сохранения как обширных владений, так и нешуточных дворянских привилегий в большинстве своем перешла в католичество, ополячилась, стала верными вассалами польской короны.

Бунтовало, как легко догадаться, простонародье, которому никаких привилегий не полагалось – наоборот, сплошные повинности. Дело идет, разумеется, не об ожесточившихся хлеборобах, вооруженных вилами и косами. Ударную силу составляли «украинные» казаки.

После татарского нашествия юг Руси практически опустел – в Крыму обосновались захватчики со своим ханом и часто совершали грабительские набеги как на русских, так и на поляков. Причерноморье, обширные районы, где сейчас находятся Одесса, Херсон, Николаев, Мелитополь, превратились в Дикое поле – практически незаселенные обширные районы.

Однако природа пустоты, как известно, не терпит, и эти места привлекали немало рискового народа самых разных национальностей, которому нравилось как раз полное безвластие и возможность жить вольно. В Диком поле можно было существовать охотой и рыбной ловлей, а также, что гораздо интереснее для людей определенного склада, грабежами – в тех местах и татары гоняли свои стада, и купцы проезжали…

За несколько десятилетий среди тех, кто промышлял не сохой, а саблей, сложилась немаленькая группа, именовавшая себя «казаками». Слово «казак» вообще-то тюркское. Ничего удивительного: среди казаков хватало и тюрок, привлеченных тем же стремлением к абсолютной вольнице. Не зря в свое время у турок было отмечено правило: захваченных в плен казаков они сортировали на славян и тюрок. Первым без затей рубили головы, а вот вторым приходилось помучиться…

В некотором смысле у казаков царила совершеннейшая демократия – предводителей-атаманов выбирали всеобщим голосованием. Правда, так же легко, как выбрали, могли и сбросить, а то и «посадить в воду», особенно если новый кандидат, как это было в обычае, выкатывал пару бочек горилки и проводил разъяснительную работу…

В общем, это была неплохо организованная и серьезная военная сила, в конце концов добившаяся независимости Гетманской Украины (состоявшей из нынешних Черниговской и Полтавской областей). Запорожская Сечь, укрепленный лагерь у порогов Днепра, независимой была изначально. Собственно говоря, две эти «вольные республики» составляли одно целое. Просто-напросто Сечь была чисто военным лагерем, куда не допускались женщины, и никакого хозяйства, в общем, не имелось. А в Гетманщине многие казаки как раз хозяйство и держали. И не всегда мелкое – к середине XVII в. выделилась казачья «старши́на» – своеобразная аристократия, владевшая имениями, хуторами, целыми селами, носившая чины полковников, сотников, есаулов, поставившая со временем «рядовых» в подчиненное положение. Под внешней вывеской демократии скрывались два противоборствующих стремления: простые казаки и крестьяне хотели больше свободы, а «старшина», наоборот, жаждала обрести те же права, какими пользовались польские паны…

Компания подобралась слишком многочисленная и отпетая, чтобы разбить ее силами польские регулярные войска и подчинить полностью. К тому же в чью-то умную голову пришла идея поставить эту силу себе на службу – и поляки приняли часть казаков к себе на службу, занеся их в так называемый «реестр», отчего попавших туда стали именовать «реестровыми казаками». Время от времени «реестровые» на стороне Польши участвовали в войнах против крымского хана и турок – а порой и против Московского царства…

Если вкратце, обстановка в тех местах напоминала известный анекдот о партизанах, немцах и леснике (впрочем, за исключением лесника, какового просто не имелось). Сегодня часть казаков в сердечном согласии с крымскими татарами совершала набеги на польские земли. Завтра вчерашние союзники хлестались насмерть. Послезавтра приходили польские «жолнежи» в компании реестровых казаков и рубали как тех, так и этих…

Иногда войны вспыхивали по самым диковинным поводам. Например, дважды казаки нападали на Польшу не с целью пограбить или постоять за веру православную, а исключительно для того, чтобы… попасть к полякам на службу. Именно так, никакой ошибки. Дело в том, что количество «реестровых» было ограничено своеобразным лимитом, но насчитывалось слишком много отчаянных головушек, которым гораздо интереснее было разъезжать на коне с сабелькой на поясе, чем мирно рыболовствовать, гнуть спину на полковничьей пашне, в общем, быть человеком второго сорта. Да и привилегии у «реестровых» были едва ли не шляхетские. Казаки потребовали реестр увеличить. Поляки ответили, что реестр не резиновый. Тогда казаки кинулись в очередной налет на Польшу, провозглашая во всеуслышание: будем рубать и жечь, пока на службу не возьмете!

Так оно и было в реальности. Попробуем представить, что французы перед вступлением в российские пределы поставили императору Александру ультиматум: либо он берет на службу в гвардейские полки сто тысяч французов и присваивает Бонапарту чин российского фельдмаршала, либо Бонапарт, пся крев, разнесет в России все вдребезги и пополам… Дико, конечно. А вот в местах, которые я описываю, подобное было в порядке вещей…

Подобная ситуация воспитывала в гетманах Малороссии немалые, мягко выразимся, дипломатические таланты. Приходилось искусно лавировать меж польским королем, крымским ханом, московским царем и турецким султаном – а также ублажать собственную старшину, которая имела привычку обращаться с гетманами крайне бесцеремонно, и вдобавок учитывать настроения «низовых», то есть рядовых казаков. Положеньице – врагу не позавидуешь. Знаменитый впоследствии службой у Петра I шотландец Патрик Гордон, оказавшийся свидетелем одной из выборных кампаний, подробно описал, как сторонники двух кандидатов схватились столь ожесточенно, что некий полковник прекратил это, лишь велев бросить в митингующих несколько ручных гранат – примитивных по сравнению с нынешними, но достаточно убойных…

И наступил 1654 год. И появился Богдан Хмельницкий…

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации