154 700 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Исход"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 10 января 2019, 11:40


Автор книги: Александр Шапочкин


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

«Вот уж свезло – так свезло… – мысленно ругнулся я, понимая, что влип. – Она же меня сейчас за вражеского шпиона примет!»

Как-то привык я к тому, что местные не видят сансарных образований, а оказалось, что это не так. Похоже, что из-за различий в типах структуры подобная способность открывается у них на более глубоком уровне развития. И вот что теперь делать…

– Сударыня… – освободившись от рук Яны, я поклонился женщине как равной.

Спасибо придворному этикету, который стахановскими темпами пыталась вбить в меня Инна. Движение с приложенной к сердцу рукой, похоже, было ей незнакомо, но Ву Шу, кажется, правильно поняла его значение, потому как ответила мне наклоном той же глубины, разве что накрыв правой ладонью выставленный вперёд левый кулачок. Очень похоже на движение «приветствия» использующееся во «внутренних», «мягких» школах китайского у-шу.

– …меня зовут герцог Кузьма Васильевич Ефимов. Подданный Российской Империи. Можете звать меня Ли Си Цином. Один из тех, кого жители соседнего государства называют «кортесосом».

Похоже, что ей это многое сказало, но, что удивительно, она никак не прореагировала на то, что мои слова дублируются на их язык из закреплённой на поясе коробочки. Улыбнувшись, женщина кивнула, а затем, сделав шаг ко мне, прошептала на ухо:

– Я очень прошу вас, Святой, не нужно убивать этого глупого мальчика…

– Да, в общем-то, и не собирался, – ответил я. – Но… проучить-то надо?

– Естественно. Наказать следует… – она отстранилась, а затем повернулась к чиновнику и произнесла: – Господин Багуа. Я, как вы сказали, в вашем городе проездом, однако теперь намерена в нём задержаться. Не окажете ли мне любезность, позволив остановиться в вашем доме?

– Это… Это… Это для меня такая честь! – отец Юнь Ми аж задохнулся от счастья. – Но неужели вы действительно желаете… да в моём скромном жилище…

Покуда они объяснялись, на площади появилась целая делегация, к которой сразу же присоединилась примолкшая кодла приятелей Чи Гоу. Возглавлял её широкоплечий могучий старик, и то, что они были из одной семьи, было понятно даже мне по оказавшейся «форменной» сине-белой одежде.

Народ раздался в стороны, освобождая место для поединка. Господин Багуа вышел чуть вперёд, а вот «Святая», подхватив эльфочку под локоток и что-то прошептав девушке в длинное ушко, наоборот отошла подальше. Последовавший за этим рэп-батл между престарелыми родственниками был мне не интересен, так что, когда они натрещались и уступили место поединщикам, я самым невежливым образом зевнул. Уж слишком много в традициях этих иномировых азиатов было пустого трёпа.

Раздражения добавили и некоторые зрители, в голос восхищаясь красотой Чи Гоу, элегантностью и богатством его платья и ухоженностью длинных иссиня-чёрных волос.

– Приготовься, смерд! Сейчас я покажу тебе весь ужас «Водной техники взлетающей сойки»! – заорал мне Чи Гоу и, приняв стойку «всадника» и забормотав что-то, начал организовывать некий сансарный поток.

Вокруг молодого человека заполыхала голубым пламенем аура, насыщенная аспектом «Моря», взметнулась вверх какая-то фигура раскинувшей крылья птицы с горящими белыми глазами. Со всех сторон к формирующемуся заклинанию метнулись потоки энергии, а я, устав ждать чуда, рывком преодолел разделяющие нас тридцать метров и влепил парню обычную пощёчину. Даже энергию в неё не вкладывал – уже понял, что это лишнее, и побоялся случайно свернуть ему шею.

От удара Чи Гоу, явно не ожидавший подобного, не устоял на ногах и упал на брусчатку мостовой. Заклинание разрушилось, и меня обдало приятной волной свежего морского бриза. Толпа ахнула, а из группы поддержки противника, те, кто помоложе, заорали: «Нечестно!», «Этот чужак даже не дал ему приготовиться!», «Бесчестный ублюдок!» Старшие же сохраняли спокойствие, но явно напряглись.

Я же откровенно что-то во всём этом не понял. Это что? Местное боевое искусство на уровне примерно третьей чакры? Да это же цирк с конями! Нет, понятно, что у наших магов без помощи ПМК вязь тоже долго укладывается в рабочую структуру, но… если что, у каждого из них есть какое-то личное оружие, да и абсолютное большинство на всякий экстренный случай заучивают хотя бы одну боевую магему. Конечно, есть и те, кто боится таким образом испортить свою прогрессию как мага, но всё же…

Наклонившись над пытающимся встать и держащимся за щёку парнем, я сгрёб его одной рукой за грудки и поднял над землёй. В то время как он с ужасом пялился на меня, а вокруг среди зрителей раздавались шепотки типа: «Так Шень Чи Гоу оказался отбросом?», «А как они хвастались своим “гением”, а он, значит, настоящий мусор!» и тому подобное. Я же ускоренными темпами думал, что, собственно, мне делать дальше. Наконец, встряхнув свою жертву, словно мешок с навозом, громко спросил.

– Ты, вообще, зачем меня на дуэль вызвал? Фокусы показывать? Ты драться будешь?

– Я? Я – нет… я…

– «Нет», значит…

Вздохнув, я отвесил ему свободной рукой пощёчину, затем ещё одну, приговаривая при этом что-то типа: «На дуэлях люди дерутся! Понимаешь? Ферштейн? Андерстенд?»

– Брат Суань Пу! Отец! Спасите меня! – вдруг завизжал совсем недавно казавшийся непробиваемым юноша, окончательно растеряв весь свой лоск, и зрители громыхнули хохотом. – Спасите! Накажите того… этого…

Могучий старик даже не повёл бровью, хотя в налитых кровью глазах клубилась настоящая тьма. А вот один из его спутников, крепенький мужичок моего роста, лет этак под двадцать пять, дёрнулся было вперёд, но остановился. Затем, дождавшись кивка старшего, с хрустом разминая на ходу плечи и кулаки, всё-таки вышел из массовки.

– Отпусти его, чужак! Я, Суань Пу из клана Шень, буду твоим противником.

– С какой это стати? – холодно спросил я, закончив хлестать Чи Гоу по уже опухшим щекам и соизволив взглянуть на новое действующее лицо.

– Потому что я так сказал! – взревел он и прыгнул, замахиваясь загоревшимся сине-зелёным огнём кулаком, на котором нарисовался какой-то пылающий иероглиф.

Глава 3

– Получи! «Печать безграничной водной глади»! – с некоторым запозданием перевёл для меня следующий вопль лингва-модуль, в то время как я уже отшвырнул от себя тело Чи Гоу прямо в радостно заоравших приятелей.

Болельщики посыпались как кегли, но я уже и думать о них позабыл. Вдолбленные мне Наставником инстинкты подсказывали, что в сансарном сгустке на кулаке моего нового противника притаилась какая-то бяка. Впрочем, отвести от себя сине-зелёное пламя оказалось проще пареной репы: банальный защитный приём «Веретено в светёлке» – резкий проворот энергетического потока в области предплечья противника разорвал в клочья языки необычного пламени. А дальше уже «дело техники», а точнее идеально подходящая для подобного случая связка движений из «Формы Пса», которую Варяг называл «Барбос, напавший на Мурку».

Специально отбросив в сторону атакующую руку Суань Пу, я нанёс довольно медленный обманный удар костяшками с чуть подогнутыми фалангами пальцев, целясь в челюсть противника. Естественно, что он постарался увернуться от подобного счастья, и у него это, конечно же, получилось. Я даже увидел расплывшиеся в ухмылке губы, прежде чем моя кисть, свободно продолжившая движение мимо его головы, вдруг развернулась и впилась в беззащитный загривок, а лоб мой боднул прямо в чужую переносицу. «Бобик» вцепился в свою жертву, и человек инстинктивно дёрнулся назад, но тем и опасна была эта форма, «Собака страшная», как я называл её в шутку, что вцепившись в супостата, «Пёс» не отпускал его от себя.

«Господи! – мысленно взмолился я. – Мне эти лубочно-клюквенные названия движений даже вспоминать стыдно!»

Пусть мой противник и попытался отстраниться, тело-то всё равно ещё продолжало двигаться на меня, так что он почти сразу же налетел на подставленное колено, а когда его перегнуло в обратную сторону – его нос опять встретил мою голову. Удары эти были без вложения энергии – треплющие, раздражающие, а потому не такие уж и чувствительные. Поэтому он и не заметил, как моя рука, проскользнув ему под подмышку, ухватилась за одежду.

Бросок через бедро получился, можно сказать, классическим, а дальше – стандартный «гард» из «ММА» или джиу-джицу и несколько сильных, пробных прямых ударов по лицу кулаками, уже пусть скупо, но наполненных энергией. Суань Пу оказался довольно крепким мужиком. Имелось у него что-то вроде «железной рубашки», её я, конечно же, пробил, но прежде чем смог его вырубить, он умудрился сбросить меня.

Точнее, проорав что-то невнятное, вроде «Лилия водного пламени», сотворил структуру, от которой я предпочёл отпрыгнуть сам. Толчок от произошедшего взрыва нагнал меня уже в воздухе, но то была ерунда. Непроизвольно крутанувшись, я оттолкнулся пальцами от сансарной опоры и, сделав обратное сальто, приземлился на ноги. После чего не удержался и, изобразив из себя Брюса Ли, слегка потанцевал перед поднимающимся противником и, прямо как он, в несколько покачивающихся движений принял красивую боевую стойку «Мужики на ярмарке». И, надо сказать, слегка даже удивился, услышав за спиной восторженные мужские восклицания и звонкий девичий голосок, выдохнувший: «Какой он круто-о-о-ой!»

Суань Пу тем временем, чуть пошатываясь, распрямился, посмотрев на меня словно Ленин на западную буржуазию, и сплюнул в сторону кровавую слюну вместе с выбитым зубом. Прошёлся многообещающим взглядом по лицам притихших зрителей, перевел на меня…

– Ну, ты сам напросился… – процедил, не спуская с меня глаз, мужчина, а пространство вокруг него мгновенно наполнилось холодным тёмно-синим цветом. Затем он, чуть присев, хлопнул в ладоши и выкрикнул: – «Морской кот великого забвенья»!

В общем-то, как я понял, старший брат делал сейчас то же самое, что и Чи Гоу немного ранее. Только он формировал сансарную структуру намного более высокого уровня, да и куда как быстрее. Он явно приготовился к моей возможной «внезапной» атаке, но повторяться я не собирался. Наоборот, мне было очень интересно, что же, собственно, такое они так хотят мне продемонстрировать. В любом случае узнать о чём-то заранее, можно сказать, в комнатных условиях, всегда лучше, нежели дожидаться, когда реальный противник преподнесёт тебе это в виде сюрприза в самый критический момент. Потому я с любопытством разглядывал сине-голубые энергетические завихрения и потоки, а также возникшую за спиной Суань Пу огромную фигуру грозной рогатой кошки.

По большому счёту это уже, теоретически, можно было использовать в реальном бою. Из задних рядов, конечно, и желательно под охраной магов прямого воздействия или пары воинов с автоматическим оружием. Когда мой противник вскинул вверх кулак и рядом с ним появилась та самая тварюшка размером с тигра, я даже немного поаплодировал.

Понятное дело, что маг из моего мира, специализирующийся на призыве, с ПМК справился бы значительно быстрее, просто ткнув пальцем в нужную иконку на девайсе. Но вот если убрать техническое преимущество и не использовать заранее вызубренные магемы, то продемонстрированное заклинание было выполнено очень даже искусно! Правда, не уверен, работал этот азиат с вязью или нет, ведь я её банально не вижу, а так – зрелище было интересное, цветистое и весьма красивое, но вот что абсолютно точно – совершенно не похожее на наши сансарные практики. Я бы даже сказал, что мне это больше всего напомнило персонажей из приставочных игр, в частности файтингов, которые после нажатия правильного сочетания кнопок выполняют заранее заложенные в них приёмы.

– Так! – произнёс я и взмахнул рукой. – Киса, брысь!

Зарычавшего и метнувшегося ко мне рогатого тигра смело воинским энергетическим щитом, и зверюга, отлетев в сторону, едва не задела шарахнувшихся от неё зрителей. Монстр встал, мявкнул, помотав лобастой башкой, и вновь двинулся на меня, медленно переставляя лапы и пригибаясь для нового прыжка, а вот его хозяин так и стоял на месте, сложив руки на груди.

Вот и гадай, что он задумал. Даже я знаю, что призванное существо, тем более единичное – всего лишь средство отвлечения внимания от мага и раздражающий фактор. А сейчас у меня складывалось впечатление, что мой противник просто решил самоустраниться, позволив своему кошаку разобраться со мной самостоятельно. Они что? Не умеют работать в паре?

Тигр вновь метнулся ко мне, попытавшись заложить хитрый вираж и атаковать с фланга, но его снова отфутболило воинским щитом, на этот раз прямо под ноги к хозяину. Я же, почесав в затылке, покосился на Янку и «Святую».

Третий глаз мгновенно вычленил искомых личностей, и, видимо, почувствовав мой взгляд, наднебесница помахала мне ручкой. Да… дамы толкаться среди любопытных зевак не собирались. Они с удобством устроились за столиком, на открытом балконе второго этажа дома бывшего, судя по всему, рестораном или трактиром, и были там не одни, а в компании таких же умников, поспешивших занять лучшие и комфортные зрительские места, дабы издалека, в безопасности наблюдать за событиями на площади.

А вот господин Багуа – мужик! Уважаю! Несмотря на все свои проблемы со здоровьем, он так и стоял в первых рядах и вовсю бодался взглядом с могучим старцем из команды противника. Там, кажется, имела место быть своя, давнишняя и вялотекущая дуэль, прелюдией к новому раунду которой послужили сегодняшние события. Вот интересно, чиновник каким-то образом целенаправленно подставил Чи Гоу, или для него само всё так удачно сложилось?

– Ты животинку мучить будешь, или мы всё же нормально помахаемся? – наигранно зевнув, спросил я у как-то даже растерявшегося Суань Пу. – А то давай, я тоже кого-нибудь призову…

– Я тебя убью! – прокричал мне в ответ мужик.

– Обязательно… – усмехнулся я, а затем, хлопнув для вида в ладоши, и запитал дедовскую магему «Мышки-норушки».

М-да… а ведь когда-то это был миленький маленький грызун в русском сарафанчике с кокошником и платочком. Кажется, я немного переборщил с влитой в иллюзию энергией, или она как-то не так воспринимает мой открывшийся-таки «аспект». Или с Сансарой здесь что-то не так… В любом случае я так и не понял, почему сказочный персонаж выглядел как плешивый заяц, да ещё и с миниганом в передних лапках.

И танцевать дедовский подарок вовсе не собирался. Соскочив с моей руки, грызун прошёл пару шагов. Остановился, смерил яростными глазами-бусинками настороженно поднявшегося на ноги тигра и вдруг, открыв пасть, издал такой непередаваемый словами вопль, что народ испуганно отшатнулся. Вот уж реально: «Страшнее зайца – зверя нет!» – ведь, в отличие от меня, никто из наднебесников не знал, что перед ними простая иллюзия.

Кажется, я что-то напутал в давно уже заученной, но редко используемой магеме. В принципе, слышал, что такое бывает, но обычно при этом вязь просто полностью не запитывается, саморазрушаясь, и заклинание не срабатывает. Не знаю… Вряд ли у этой далеко не самой сложной структуры, придуманной старым хрычом для мелкого меня, мог быть второй пользовательский уровень. В любом случае сейчас этот бешеный хорёк лупил по переднему конусу всплесками ультразвуковых волн, полностью накрыв и Суань Пу, и его тигра.

Когда же заяц ещё и надавил на гашетку, отправив в рогатую кошку длинную очередь трассеров, призванное существо не выдержало и ломанулось прочь, сбив с ног хозяина и разметав не успевших убраться с дороги людей. Куда там! Ушастый не собирался просто так отпускать свою жертву. Закинув пулемёт за спину, косой рванул следом, продолжая оглашать улицу безумными криками.

– Поймает и съест… – констатировал кто-то у меня за спиной. – Точно говорю – сожрёт!

– Да… такого яростного духовного демонического зверя я ещё в своей жизни не видел! – произнёс какой-то мужчина. – Жуть-то какая!

– Что ты вообще в своей жизни видел, толстобрюхий? – насмешливо выдала женщина и фыркнула.

Народ расслабился и зашумел. Раздались первые смешки. Никто особо серьёзно не пострадал, так что упавшим людям уже помогли подняться, а я почему-то почувствовал себя очень неудобно. Вот вроде высмеивал моих противников за их фокусы, а сам невольно превратил дуэль в клоунаду.

А затем мне немного поплохело, потому как в голове родилась одна очень нехорошая мысль. Я ведь магему «Мышки-норушки» после полного проявления аспекта «антиматерии» не проверял! То есть… если та же энергетическая пуля превратилась в невесть что массового поражения, а ну как из танцующего грызуна тоже вышла бы какая-нибудь детонирующая хрень? Долбануло бы здесь посреди города какой-нибудь аннигилирующей сферой, вот тогда бы всем стало действительно весело. Хорошо, если бы потом весь летающий остров целым остался, а не вошёл в крутое пике, подобно сбитому «мессершмитту».

Залюбовавшись мысленно представленной мною эпической картиной того, как парящая в небесах громадина с воем уходит к земле, оставляя за собой длинный чёрный шлейф, я чуть было не пропустил атаку противника. Суань Пу, как оказалось, пришёл в себя и с рёвом, явно позаимствованным у моего зайца, рванулся вперёд, попытавшись с разбега угостить меня ногой с вертушки.

Я просто пропустил её над головой, подавив в себе мимолётное желание закончить всё дело одним-единственным ударом в беззащитный пах. Всё-таки мы не на войне, как говорится, и окружающие могут не понять таких вот эффективных приёмчиков, считающихся обычно грязными. Да и узнал я ещё далеко не всё, что хотел.

Что я заметил, отводя летящие в меня кулаки и контратакуя сериями из трёх-четырёх быстрых и лёгких ударов, с хрустом проламывающих его защиту. Реально я оценил бы этого человека как мага с двумя чакрами, но способного при этом творить очень даже серьёзные заклинания вроде того же призванного тигра. Это очень грубо, потому как он им, в моём понимании, не был, но и на воина не тянул. Так, что-то среднее, но точно не колдун.

Суань Пу в очередной раз попробовал разорвать дистанцию, но я его не отпустил, последовав за ним. Отведя ладонью руку, я скользнул в сторону, нанеся быстрый и резкий тычок кулаком снизу под рёбра, а затем, перехватив на правое предплечье следующий удар, впечатал кулак той же руки прямо под нос Суань Пу. В этот раз немного сильнее, нежели бил до этого.

И всё. Мужик поплыл. Моё кунг-фу, как говорится в китайских фильмах, было значительно лучше его кунг-фу. Если так вообще можно было сказать, учитывая, что несколько странностей я всё же подметил. Во-первых, драться он не то чтобы умел, скорее выполнял заученные приёмы, складывая их в серии, между которыми делал ощутимые паузы. При этом у меня создалось впечатление, что это вполне себе наработанная система, просто сам боец пока что не понимает, для чего нужны эти кратковременные остановки, в которые ему собственно и прилетала большая часть плюх.

Во-вторых, к так называемому «фул-контакту» он не привык. Его, похоже, учили действовать наскоками, давить одним ударом и перед следующим действием отступать для подготовки к очередной атаке. Причём, как мне показалось, все они должны были сопровождаться энергетическими выбросами, но, опять же, сказывался уровень самого бойца. И ещё раз: это была именно продуманная система, просто в плохом исполнении. Я бы назвал её «магическим рукопашным боем», но торопиться с выводами не стоило, потому как этот противник уже показал мне всё, что мог.

– Хватит! – разнёсся над площадью властный мужской голос. – Я не позволю тебе, чужеродному отбросу, порочить имя клана Шень и позорить моих сыновей!

Я, в общем-то, как раз собирался закругляться. Накидав Суань Пу, для порядка, ещё несколько лёгких ударов по нижней челюсти, я только хмыкнул, когда могучий старик, всё это время неподвижно стоявший на противоположном конце площади, вдруг оскалился и, задействовав сверхскорость, рванулся прямо к нам. Перейдя в глубокую стойку и слегка развернувшись, оттолкнул ладонью с энергетическим выбросом своего потерявшего актуальность противника и приготовился встретить нового. Тем более что, похоже, глава команды конкурентов желал продемонстрировать мне что-то новенькое и интересное.

Вообще, у местных, похоже, очень специфические представления о дуэли как о суде чести и поединке один на один. То есть, пусть даже я спровоцировал юнца, который, кстати говоря, был старше меня, кинуть мне вызов, его семья явно считала себя вправе раз за разом выставлять против меня свежую замену. Нападали бы тогда уже всем скопом, что ли…

Впрочем, продолжить веселье нам не дали. С хлопаньем развевающихся одежд, «Святая» выпорхнула с террасы, прямо из-за столика, и оказалась между мной и разъярённым старцем. Что ещё я отметил у большинства наднебесников, так это умение красиво себя показать. Вот вроде бы, ну что тут такого – ну спрыгнула со второго этажа, ну пролетела над площадью несколько десятков метров, мне подобное повторить – плюнуть и растереть! А ведь словно бы богиня ступила на бренную землю! И даже солнышко как-то ярче стало, а взбешённый отец семейства тут же рухнул перед ней на одно колено, покорно склонив голову. Словно бы и не собирался мгновение назад оторвать мне эту жизненно необходимую часть тела, в которую можно ещё и есть. Даже моя ушастая знакомая небожительница не могла похвастаться подобной эффектностью и эффективностью!

– Дуэль окончена! – мягко, я бы даже сказал, нежно произнесла женщина. – Наш гость из дальней страны – победил!

– Как скажете, Святая! – прохрипел старик, послав мне исподлобья очень многообещающий взгляд. – Моя семья признаёт… полное поражение.

– Значит, обговорим, что он за это получит, – «Святая» дотронулась до головы мужчины.

– Я готов… – произнёс он, закрыв глаза.

* * *

Получив по челюсти едва дотронувшимися до моего подбородка пальцами, я крутясь улетел к одной из стен внутреннего дворика, но выровнялся и обрушился на Святую с серией ударов.

– Так ты, значит, не игрался с этими мальчиками, а пытался понять нашу культуру боя? – спросила она, умело, лёгкими движениями отводя мои кулаки, но так и не заметила «Лапу Горыныча», впившуюся в её живот.

Вращение кисти по часовой стрелке, словно бы я закрывал банку с огурцами, и вспышка высвобождаемой энергии произошли практически одновременно, отправив «Святую» свечой в небесную высь. Из которой она вышла не шибко понятным мне способом и снова атаковала, быстрыми размашистыми движениями, которые я нейтрализовал мягкими руками и ответил:

– Ну, естественно! Какой смысл издеваться над слабыми противниками, – явно опасное движение, с кистью собранной в нечто похожее на «Лапу Горыныча», было отведено горизонтальным движением вверх с приворотом, и содержащаяся в нём энергия громыхнула у меня над головой. – Надо же мне понять, что вы вообще из себя представляете.

– Интересно! Интересно! Интересно! – Ву Шу обрушилась на меня целым градом ударов ладонями на сверхскорости, каждый из которых был слаб, но нёс в себе заряд, способный вдребезги разбить мою алмазную рубашку.

Вот только я к подобному был готов и ответил вбитым мне Наставником в подкорку движением. Которым подобная серия, словно молотилкой, разбивается скоростными прямыми ударами в центральную линию противника, наносящими повреждения не только попаданиями кулаков, но и атакующим конечностям.

– Как?! Как называется то, что ты только что сделал?! – с азартом воскликнула моя спарринг-партнёрша, ловко подбивая мне под ноги, отчего я волчком отлетел в сторону и, сразу же оттолкнувшись от сансарной преграды, приголубил её ногой.

– Мой Наставник сказал, что это «Ручеёк среди камней», – ответил я, подлетая к устоявшей на ногах «Святой», чуть-чуть не сбившей колонну навеса над внутренним периметром дворика и, проводя несколько ударов, получил в ответ сокрушающее прикосновение ладонью в грудь.

Правда, в этот раз мы оба разлетелись в разные стороны, потому как я успел схватить женщину за запястье и метнуть её в свободное пространство дворика. Всё-таки рушить собственность господина Багуа у меня не было никакого желания.

– Очень красиво! – сообщила мне «Святая», которая, оттолкнувшись от воздуха, повторно зарядила мне опять в челюсть со вспышкой высвободившейся энергии, заставив отъехать по брусчатке пару метров. – Со смыслом и поэтично! Куда как лучше, чем «Самопровозглашённого борца с небом среди рушащейся ярости туч»!

– Так ведь наше, славянское, – ответил я, апперкотом отправляя «Святую» в те самые небеса.

– У вас великая культура! – ответила она мне, рухнув сверху как коршун. Но я был к этому готов и потому, через мгновение и кувырок-бросок, уже сидел на лежащей подо мной женщине, обозначив несколько ударов пальцем, каждый из которых был смертелен, а затем спросил:

– Ну и зачем ты пощадила меня? Я же видел, что ты сдерживалась.

– Ты тоже сдерживался, – ответила мне она, поблескивая глазками и проведя ладонью по моей груди. – Могут же у женщины быть слабости… А вот ты – сильный мальчик.

– Разница в воспитании, – ответил я и хотел уже было встать, но она удержала меня.

– Покажи мне всю свою настоящую силу, – произнесла «Святая», ухватившись за ворот моей майки. – Прямо сейчас!

«А ты, тётенька, та ещё затейница», – мысленно хмыкнул я, мельком заметив покрасневшую до острых кончиков ушей мордочку Яны, наблюдавшей за нами из-за внутренних ворот.

– Ну… ладно. Почему бы и нет? Только жду от тебя в ответ того же.

– Договорились… – ответила она, и я открыл седьмую чакру, правда, Ву Шу так томно застонала, что я тут же её захлопнул, а затем и вовсе поспешно слез с тела женщины.

Глядя на меня мутными глазами и не шевелясь, а скорее копошась, как перевёрнутая на панцирь черепаха, она вздохнула и расслабилась, как после оргазма.

«Жуть что творится!» – я с опаской посмотрел на Святую – не померла ли?

– Потрясающе… – прошептала Ву Шу и блаженно потянулась. – Верховный Диктатор и Наддуховный Император Неба, Земли и бесконечного Дао…

Другими словами, я услышал через лингва-модуль обычную для местных непонятную фигню, и, усмехнувшись, помог леди подняться. После чего, когда всё ещё глядя на меня масленым взглядом, она смогла сосредоточиться и вздёрнула бровь, я не удержался и всё же сказал:

– Вот, право слово, мне порой кажется, что вы все начинаете нести откровенную околесицу, просто компонуя в случайном порядке круто звучащие слова! – усмехнулся я.

– Что, прости? – удивлённо переспросила она.

– Ну… Вот ты сейчас сама сказала: Верховный Диктатор, Император, бла, бла, бла… – хмыкнув, я отступил на пару шагов. – Как по мне, так просто – случайный набор слов. Как и все эти «Небесные колёса Ляньшаня» и прочие «Спиритические Таинственные Бесконечные Пагоды».

– А!.. – женщина усмехнулась. – Поняла! Ты говоришь про поэтическо-философское значение названий, которые для тебя, иностранца, кажутся странными? Не такими лаконичными, как ваши?

– Ну… да, – я неуверенно кивнул, потому как считал, что белиберда, придуманная Наставником, проходит по той же категории, но открыто критиковать его на людях было бы откровенным хамством.

– Хм! – Святая задумалась. – Понимаешь ли, Ку Зи Ма…

Ву Шу единственная из наднебесников старалась называть меня настоящим именем. Хотя первый раз её трёхслоговый вариант лингва-модуль, не разобравшись, перевёл тупо в лоб: «Жестокий к своей лошади». Не шибко хорошее имечко для воина по местным понятиям. Именно тогда-то я, собственно, и понял, почему остальные предпочитали «Мастера Ли».

– …Представь себе, что ты потратил годы и годы тренировок, чтобы укрепить своё тело и развить источник. Затем вышел на Небесный уровень и двинулся дальше, но новые зимы берут своё, а остановиться и отступить с выбранной дороги у тебя уже нет никаких сил. – Святая замолчала, глядя на меня, и я кивнул, показывая, что представил, и она может продолжать. – Наконец, ты вышел на божественный уровень и обрёл бессмертие, но ты уже стар и радости жизни, которые привлекают молодых, тебя уже не интересуют. Но и от одиночества, в котором провёл большую часть своей жизни, ты лезешь на стену. Твоим истинным спасением становится философия и ученики, в которых ты видишь продолжение себя и в которых желаешь оставить крупицу открывшихся тебе бесконечных знаний. Естественно, что каждое твоё слово, которое продолжатели понесут с собой в большой мир, должно быть наполнено мудростью и глубинной поэзией, смыслом и философией!

– Я так понимаю, что сказанное – из личного опыта? – произнёс я, когда она замолчала.

– Моя лаоши – божественная Ионг Си Дин, многое открыла мне во время обучения на горе Тянь Сяогун, – улыбнулась женщина.

– Что ж. Я уяснил, – кивнул я и подмигнул. – Твоя очередь хвастаться.

И она – похвасталась. Да ещё как. Сложив руки на груди в какую-то хитрую распальцовку, она прикрыла веки и засияла почти так же, как эльфийская богиня Иви. Ну, может быть, чуть слабее, зато с явственными переливами тонких лучиков, вырывающихся прямо из её тела. Отдача энергии была, конечно, послабее, чем у ушастой воровки или герцога Сафронова, да и моя, можно сказать, энергоёмкость её значительно превосходила, но без сомнения, это был примерно уровень неквалифицированного Аватара с аспектом «Звезда». Перешагнувшего разделяющий чакры барьер, но сразу же после этого застрявшего на пограничном уровне. Демонстрация длилась секунды три-четыре от силы, а затем Ву Шу расслабилась, и иллюминация выключилась.

– Думаю – хватит, – произнесла она и усмехнулась. – Мы и так с тобой, должно быть, переполошили всех местных Ляо и великих, подошедших к пику Небесного уровня. Думаю, хозяину стоит готовиться к встрече незваных гостей.

– «Звезда», значит, – хмыкнул я, пропуская её слова мимо ушей.

– Что? – она вновь удивлённо посмотрела на меня.

– Аспект у тебя – «Звезда»…

– Звёздный… что?

– Нет, – медленно покачал я головой, вспоминая объяснения профессора Жаксылака Эргалиевича Аменгельды касательно моей «антиматерии». – Именно «Звезда». «Звёздные аспекты», они же «Космическая группа» – это немножко другое, пока не изученное наукой. А у тебя нормальный световой аспект третьего уровня, так называемой «Небесной группы» из подразряда энергетических…

– И ты ещё говоришь, что наши названия звучат для тебя странно! – покачала она головой.

– Другими словами, – крякнул я, гадая, что же на-переводил ей лингва-модуль, да и наука здесь вряд ли дошла до подобных теорий. – Вот мы видим звёзды на небе. А точнее, их свет, который по сути своей не является их материальной составляющей. Вот твой аспект – часть этого самого света, пропущенного через океан Сансары. Так понятно?

– Ну… не совсем. Что такое «ас-пе-кт», – по слогам выговорила она слово, которое искин в виде его чисто научно-прикладного значения просто не переводил.

– Приоритетная форма сансарной энергии, наиболее легко проходящая через твои чак… эм… источник. – На лице женщины вновь отразилось непонимание, и тогда я предложил: – Давай я попозже тебе объясню эту тему подробнее. Скажи лучше, что ты можешь сказать о нашем спарринге?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации