149 000 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 14

Текст книги "Варяги"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 2 октября 2013, 18:33


Автор книги: Александр Тестов


Жанр: Исторические приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 19 страниц)

– Гутрум может гордиться, что у него такие воины, как вы! БЫЛИ такие воины! – закончив речь, он взмахнул рукой.

Дружина данов с воплями «Один!!!» ринулась на штурм борга…

Глава третья
Казна ярла Гутрума

За золото можно купить любой меч – тысячи мечей, тысячи воинов.

А тысячи воинов добудут нам еще золота.

Персидская поговорка

Драккары с новгородцами Радея и вепсами Павла на полпути к устью Волхова, в аккурат сразу за полдень повстречали шедшую навстречу одинокую ладью с полосатым парусом. На переднем драккаре находился сам новгородский воевода и десятник Вадим в начищенной до блеска кольчуге, которая досталась ему как законный военный трофей от ярла Гутрума.

– Это что еще там за гости? – удивился Радей, разглядывая приближающийся драккар, который был как две капли воды похож на те, что Вадим захватил у Гутрума.

– А это, воевода, кажись, варяги, заждались своего ярла и теперь поспешают его отыскать, – с улыбкой ответил Вадим.

– Очень похоже на правду, – заметил воевода, – и ладья у них такая же.

– С ихнего боргу ладья, – подал голос стоящий рядом бородач Валуй, – не сомневайся, воевода.

Радей что-то пробурчал себе в бороду и уже громче добавил:

– Перун сам ведет их в наши руки. Прикажи, Вадим, трубить в дудки.[55]55
  Трубить в дудки – подавать сигнал к атаке.


[Закрыть]

– Не спеши, воевода, – мягко ответил десятник, – давай подождем, по всему видно, они нас за Гутрума приняли. Пусть подойдут поближе, так их легче будет взять изметом.[56]56
  Изметом – неожиданно, внезапно.


[Закрыть]

Радей перестал созерцать драккар варягов и повернулся к Вадиму.

– Дело говоришь, – похвалил он, кладя руку на плечо десятника, – молодец – голова!

Вадим от такой отеческой похвалы расплылся в довольной улыбке.

– Палей! – раскатистым басом приказал воевода рулевому, указывая вперед: – Держи на ту ладью.

– Держу, воевода, – перекрикивая ветер, заверил Щербатый, – держу!

Ветер сопутствовал встречному драккару и он, забирая его полным парусом, спешил в расставленную ловушку. Новгородцы же шли на веслах, выстроившись в линию, так, чтобы варяги не смогли проскочить мимо. Лишь когда расстояние между ними сократилось до полета стрелы, на варяжском драккаре почуяли неладное, ибо ярл Гутрум никогда не водил своих «драконов» подобным образом.

Радей, заметив, что варяги стали убирать парус и ставить весла, тревожно спросил:

– Неужто разгадали?

Но ему никто не ответил. Вадим отвернулся и, взмахнув обеими руками, скомандовал:

– Навались, мужики! Быстрее!

Гребцы, поняв его, налегли на весла. На их драккаре, кроме новгородцев, сидящих на веслах, было еще два десятка вепсов, расположившихся на дне корабля.

– Валуй, – тихо прошептал Вадим своему заму, – готовь людей к бою.

Бородач, перешагивая через сидевших и полулежавших вепсов, двинулся назад, к рулевому веслу, на ходу приговаривая:

– Готовьтесь, токмо не вставайте… готовьтесь, тихо… токмо не вставать!

Когда корабли сблизились настолько, что можно было без труда разглядеть фигуры, Радей и Вадим заметили на носу встречного драккара плотного викинга, обряженного в явно коротковатую для него кольчугу. Он был без шлема и ветер трепал его давно нечесаные кудри.

– Этот кудлатый больно похож на Бьярни, брата Гутрума, – шепнул воевода Вадиму, – надо его брать.

Но плотный викинг разглядел, что на повстречавшихся ему драккарах брата явно не его брат с дружиной, и что-то коротко прокричал. Варяги ударили веслами, разворачивая свой драккар. Теперь скрываться было ни к чему, и Валуй поднял вепсов, а те осыпали варягов стрелами. Между тем три драккара новгородцев принялись обходить вражеское судно, преграждая ему путь к бегству. Еще несколько сильных взмахов – и головная ладья новгородцев почти вплотную приблизилась к противнику. Новгородцы и вепсы пустили в ход крючья, надежно связывая два судна для абордажной схватки.

– Вяжи весла! – прокричал воевода, выхватывая меч.

Стоявший рядом с воеводой Вадим ощутил прилив сил, по коже пробежали крупные мурашки. Он был весь в нетерпении – кровь бурлила. Теперь только одно – вперед! Рубить – убивать!

– Валуй, пошли! – приказал Вадим и, не глядя назад, выхватил подарок Конди из ножен и перепрыгнул на драккар варягов. Валуй и еще с десяток новгородцев и вепсов последовали за ним. Вадим приземлился не очень удачно, прямо на щит одного из викингов. От нехрупкого тела новгородского десятника варяг не устоял и повалился на дно драккара. Вадим, не раздумывая, саданул своим щитом по открытому горлу, брызнула кровь. Его тут же атаковали сразу два врага, но Валуй с подмогой были уже рядом, они стали оттеснять варягов от Вадима и от борта.

– Руби их в песи, круши в хузары! – яростно воскликнул Вадим, вспомнив старинный боевой клич, слышанный им в каком-то фильме про гусар. Но это кино, всего лишь кино, и оно осталось где-то далеко-далеко…

А в этом, настоящем действе, варяги опомнились и перешли в контратаку. Вадим успел бросить взгляд в сторону, с другого борта варяжского судна подходил драккар, на котором шел Павел. Он даже заметил своего друга, стоявшего на носу, в шлеме и в кольчуге. Вадим невольно поймал себя на мысли, что забавно видеть Пашу в полном вооружении. Друг спешил на помощь.

Вадим был вне себя от ярости, как и тогда при обороне Каргийоки. Новгородский десятник, плотно прикрывшись щитом, врезался в строй врагов. Справа был Валуй, уже ставший неотлучным при нем за все прошедшие события и бои.

– Навались! – услышал Вадим бас воеводы, который дождался, когда воины свяжут весла и перекинут эти сходни на корабль врага.

– Навались, новгородцы! – гремел голос Радея, возглавлявшего подкрепление.

Вадим принял тяжелую секиру на щит, тот треснул, но выдержал. Десятник наложил свой щит на ударившего его варяга, придавил, но мечом воспользоваться не смог, слишком тесно было для замаха. Тогда Вадим сильнее нажал щитом и двинул коленом противнику между ног. Вадим из-за шума боя не расслышал его стона, но почувствовал, что тот стал оседать. Десятник все же улучил момент, когда стоявший справа от него Валуй чуть сдвинулся в сторону, освобождая место для размаха. Вадим отдернул свой щит и рубанул, рубанул коротко и зло. Варяг упал, но Вадим уже не смотрел на него. Краем глаза он уловил движение сбоку, викинг замахнулся двуручной секирой, целясь в его зама. Десятник вытянул руку со щитом, прикрывая Валуя, и в следующий миг лезвие секиры с треском развалило щит почти пополам. Рука предательски дрогнула от столь мощного удара и опустилась, было чертовски больно. Вадим качнулся, но устоял, в кулаке осталась перекладина с умбоном. «Цела», – мелькнула мысль, когда он бегло оглядел руку. Валуй широко шагнул к варягу с секирой, прижал его щитом к борту и ударил гардой меча в лицо, еще раз, и еще, и еще… а напоследок добавил щитом, и тот полетел за борт – бултых! «Как куль с говном», – вспомнил Вадим бабушкину присказку, провожая взглядом тело поверженного Валуем викинга. Но предаваться воспоминаниям было некогда. Противник вновь пытался контратаковать.

Вадим запрыгнул на рум[57]57
  Рум – скамья для гребцов.


[Закрыть]
и заметил, что драккар Павла уже сцепился с варяжским. Друга Вадим не увидел.

– Руби их в песи… – Десятник, перепрыгивая с рума на рум, оказался посередине вражеского судна, у самой мачты, где плотный варяг без шлема и в короткой кольчужке рубился с новгородцем в кожаном шлеме. Несмотря на дородность, тот вполне ловко орудовал мечом, перехватив его обеими руками. Вадим лишь на мгновение остановился, чтобы оглядеться, как этот варяг уложил новгородца, разрубив его череп. Вадим не колебался ни секунды. Он спрыгнул с рума и оказался перед викингом в короткой кольчуге. Они встретились взглядами. «А он не похож на своего брата», – сам не зная почему, подумал Вадим и тут же нанес удар. Бьярни попытался отступить, но места не хватило, и он принял удар на меч, отвел оружие десятника в сторону и вниз, погасив его энергию. Викинг высвободил свою левую и перехватил правую руку нападавшего чуть повыше локтя. Вадим попытался вернуть меч и высвободиться из захвата, но тот вцепился в него, как утопающий за последнюю надежду. Тогда Вадим сам подтянул варяга к себе и, откинув голову, с размаху засадил ему шлемом в лоб. Рука Бьярни еще несколько секунд держала хватку, а затем ослабла, но он продолжал стоять, хотя его глаза начали блуждать, как у пьяного. Вадим решил добавить. Мощно вдарил еще разок шлемом. Варяг пошатнулся, его «копченый» взгляд потерял всякую осмысленность, но он стоял! Только третий удар шлемом подкосил Бьярни и он, словно огромный мешок с репой, громыхнулся на дно драккара.

Вадим быстро огляделся, голова немного кружилась от столь мощных ударов. «Подшлемник надо бы потолще», – мельком подумал десятник. Лоб у варяга оказался чересчур крепким.

Бой на ладье викингов затихал. Здесь, у мачты уже орудовал Валуй с новгородцами, добивая трех оставшихся противников. Десятник посмотрел в сторону, на корму вражеского судна – там он увидел друга. Павел, размахивая руками, руководил пленением двух варягов. Вадим перевел взгляд на нос драккара, откуда он начал абордаж. Там возвышался Радей и его бас разлетался вокруг:

– Всех мертвяков за борт!

От столпившегося народу и от трупов на дне, корабль заметно осел, лениво покачиваясь на боковых волнах. Новгородцы и вепсы, услышав приказ воеводы, стали освобождать тела врагов от доспехов и украшений, а потом швырять трупы за борт. Вадим устало опустился на ближайший рум, снял шлем и обтер ладонью мокрый лоб.

– Валуй, – позвал десятник, когда тот с двумя новгородцами выбросил за борт труп очередного варяга, – посмотри, что там за мешок у ног этого толстяка.

Валуй не стал возиться с веревками на мешке, достал нож и перерезал узел.

– Славная добыча, Вадим! – с улыбкой изрек бородач, открыв и заглянув в мешок.

– Что там? – вытянув шею, спросил десятник.

– Серебро.

Находившиеся рядом новгородцы и вепсы обступили Валуя, с интересом разглядывая, как Валуй роется в мешке и комментирует:

– Тут и золото есть. Кубок, рог… гривна шейная, еще рог… еще гривна….

– Ну, что столпились? – пробасил воевода, расталкивая зевак. – Кидайте этих за борт, – он указал на трупы варягов.

Радей застыл над мешком.

– Казна? – спросил он, оборачиваясь к Вадиму.

– Да вроде того, – ответил десятник, безразлично пожав плечами.

– Добро. А этого кто утихомирил, уж не ты ли, Вадим?!

Десятник кивнул.

– Ну ты воец, – похвалил воевода, – расскажу князю, как ты подманил их, – Радей хитро улыбнулся, – быть тебе воеводой, Вадим! Только чур уговор, после меня будешь,[58]58
  В данном случае Радей намекает на воеводское старшинство, так сказать, на старшинство при производстве в чин. На Руси были большие или старшие воеводы, которые руководили всеми дружинами князя, и малые воеводы, которые командовали отдельными отрядами, впоследствии полками – полками правой или левой руки.


[Закрыть]
 – и он подмигнул десятнику.

– Да я и не тороплюсь, – почти равнодушно ответил Вадим, но на душе все равно потеплело.

«Ишь ты как, воевода Вадим – звучит гордо», – представив себя в роли военачальника, подумал Вадим.

Подошел Павел, отчего-то тоже весьма довольный и улыбающийся.

– А мы двоих захватили, – гордо заявил он воеводе по-словенски, уперев руки в бока.

– Молодцы, – коротко похвалил Радей и тут же спросил: – Потери есть?

– Шестеро убитых, – ответил Павел, продолжая улыбаться и щуриться от яркого солнца.

Воевода кивнул и принялся крутить головой в поисках кого-то.

– Палей! – громко позвал он, узрев Щербатого. – Что у наших?

– С ладьи пятеро наших и одиннадцать чудинов, – отрапортовал Палей.

Воевода задумался, поглаживая бороду ладонью и созерцая, как Валуй продолжает копаться в мешке. Тот вытаскивал на свет колечки, монеты, браслеты и, недолго их разглядывая, отправлял назад в мешок.

– Хватить зенки пялить, – отрезал Радей. – Валуй, вяжи мешок и давай на нашу ладью. Вадим! – он посмотрел прямо в глаза сидящему на руме десятнику. – Этот будем топить, – воевода топнул по дну драккара. – Сносите все барахло на нашу ладью и топите.

Воевода Радей решил лично допросить взятых в плен викингов, правда, проку от этого вышло не много. Воевода не знал по-варяжски, а те не понимали по-словенски.

– Вот шиши[59]59
  Шиш – вор, разбойник.


[Закрыть]
окаянные, – осерчал Радей Ослянович, – лопочут не по-нашему. – Он зло оглядел двоих связанных.

– Вот интересно, почему Бьярни оставил борг и сам, с казной в придачу, брата кинулся искать? – озабоченно спросил Вадим и тут же предположил: – Может, Боривой уже турнул их из борга?

– Нет, – не поверил воевода, – не может того статься, чтобы князь без нас дело начал.

– Тогда что они тут делают? – не унимался десятник. – Не погулять же вышли.

– Ага, на рыбалку, – предположил Павел.

– Дойдем до места, узнаем, – решил Радей, продолжая разглядывать пленников, – а ну-ка, ребята, давайте-ка этих с глаз долой.

Четверо стоявших рядом новгородцев поняли приказ буквально. Они подняли связанных варягов, перевалили их за борт и скинули в воду. Воевода не возражал.

– До борга ужо не далече, – констатировал Радей, – дойдем, поглядим, что там к чему. Да и князь ужо должен быть поблизости. Надо поспешать.

Ветер резко изменился и теперь дул попутно. Четыре драккара с десантом, поймав парусами легкий бриз, поплыли к намеченной цели. А драккар Бьярни с прорубленным дном, медленно набирая воду, погружался все глубже. И когда Вадим обернулся, то увидел над поверхностью озера только конец мачты.

Глава четвертая
Битва под Альдегьюборгом

Война вечна. Войны будут всегда. И пока будут войны, князьям будут нужны храбрые воины.


Воины ярла Атли Лейвссона, разбив ворота Альдегьюборга тараном, ворвались вовнутрь. И хотя силы были неравны, варяги яростно защищали свой борг, прихватив с собой в Валгаллу немало врагов. Даны быстро заполнили внутренний двор, вскарабкались на стены, сметая оттуда защитников борга. Викинги кололи, рубили, душили друг друга, призывая на помощь одного и того же бога. Но великий Предводитель воинов чаще помогает большим дружинам. Великий Один сегодня был на стороне данов. Усилив натиск, викинги Атли завершили разгром врага и взятие борга. Ярл посмотрел на солнце – возня со штурмом заняла время до полудня. Ему доложили, что живых варягов в борге нет, включая их детей и жен, что умертвили себя в одном из длинных домов.

– Тем лучше, – равнодушно ответил Атли, и тут он все же заметил одного из оставшихся в живых.

Старик, прикрыв глаза, сидел на скамье, прижавшись спиной к углу дома, и что-то шептал. На коленях он держал старый заплатанный заплечный мешок, и его старческие пальцы не спеша перебирали веревку, которая крепилась к котомке.

– Ты еще кто такой? – властно спросил ярл, подходя к старику и снимая на ходу шлем.

Старик не ответил, глаза не открыл.

– Ты что, старик, глухой? – Атли подошел почти вплотную, заслонив старику солнце.

– Храбрым дорога одна, к битвам и славе ведет она… – тихо проговорил старик, открыв глаза.

– Ты, старик, верно, сошел с ума?! Что ты там лопочешь?

– Я – скальд, мое имя Вемунд, – спокойно ответил старик.

– Сказитель! – искренне удивился Атли. – Что ты забыл в этой дыре?!

– То же, что и ты, – все так же спокойно молвил скальд.

Ярл откинул упавшие на лоб волосы и рассмеялся.

– То же, что и я, – он продолжал смеяться. Несколько данов, поняв шутку, поддержали веселье командира. Остальные молчали, или не расслышали, или не поняли, в чем смысл.

– Это хорошо, что ты тут оказался, скальд, – Атли перестал смеяться. – Сегодня ты видел славную битву, ты сложишь про этот день достойную сагу.

Старик не ответил, лишь согласно кивнул головой.

– И про нашу победу узнают многие. – За его спиной послышались одобрительные возгласы, кто-то даже ударил оружием по щитам – мол, да, здорово придумал ярл!

– Я дарю тебе жизнь, – подняв вверх руку, торжественно произнес Атли Лейвссон, – но смотри, чтобы твоя сага понравилась мне. Иначе я велю приковать тебя цепью к воротам, и ты будешь как пес охранять их.

– Ты услышишь мою сагу, ярл Атли, – невозмутимо ответил скальд, – но прежде тебе предстоит совершить еще один подвиг.

Предводитель данов усмехнулся:

– Так ты еще и предсказатель, скальд! И что это будет за подвиг?

Старик прикрыл глаза и глубоко вздохнул:

– Не ты один собрался нынче захватить борг Гутрума.

Скальд склонил голову набок и протянул правую руку к стене, которая выходила на реку.

– Я уже слышу плеск весел…

Атли напрягся, вслушиваясь в тихую речь скальда.

– Я слышу плеск весел, – повторил Вемунд, – они близко…

И в подтверждение его слов со стены, на которую указывала рука скальда, раздались голоса данов.

– Ладьи на реке!

– Ярл, у нас гости!

Рука Сказителя опустилась, он плотно прикрыл глаза и, казалось, задремал, потеряв всякий интерес к происходящему.

Атли резко развернулся и почти бегом поспешил на стену. Почти все даны последовали его примеру, плотно сгрудившись вдоль всей стены, что выводила на реку и пристань борга. Ярл насчитал восемь круглобоких ладей, шедших к боргу на веслах. Взгляд его единственного левого глаза упал на противоположный высокий берег реки, на котором он сразу заметил несколько десятков конных. А через минуту на открытый берег из леса выехало еще несколько десятков всадников. Атли Лейвссон на глаз пытался оценить расстояние до приближающихся незнакомых ладей, когда его отвлекли новые крики с дальнего конца стены:

– Драккары!

– Чужие драккары!

– Четыре драккара от озера!

Атли растолкал дружинников, чтобы лучше разглядеть новую опасность. По реке, от озера, откуда сутки назад пришел он сам, шло четыре черных драккара под полосатыми парусами.

– Не соврал старый Сказитель, – едва слышно изрек ярл, – не соврал…

«Теперь бы еще узнать, что это за гости к нам пожаловали?! И заодно ли они?» – подумал ярл.

Атли Лейвссон был решительным полководцем, а посему не стал выжидать и терять время. Он решил проверить все лично. Быстро раздавая команды на ходу, ярл спустился со стены. Оставив в борге всего пятьдесят воинов, он с остальными немедленно поспешил вниз, к своим драккарам. Даны не бежали, они летели. Некоторые даже побросали щиты, лишь бы успеть. Ярл вовремя разглядел опасность. Ближе всего к его судам были четыре черных драккара, шедшие от озера. Атли знал, что оставленной охраны будет недостаточно, чтобы отбить нападение, и тогда он лишится разом всех своих кораблей. Атли спешил. У пристани Альдегьюборга стоял в охранении один из его драккаров, он тоже мог стать легкой добычей для нападавших. Ярл решил дать бой на воде. Идущие на веслах ладьи слишком тяжелы, а его «драконы» стремительны, как стрелы, на воде у него больше шансов. Про маячившую на другом берегу конницу ярл не думал. Река широка и брода тут нет, а значит, им не переправиться, с этого направления борг был в безопасности.

Атли одним из первых добежал до своих «драконов», еще издали крича охранению:

– На весла! Отталкивай! Отталкивай!!!

Бывшие в охранении даны, едва увидев бегущих товарищей во главе с ярлом, поднялись и, услышав приказы Атли, принялись сталкивать драккары в воду. Благо они носами сидели неглубоко на берегу, и им удалось столкнуть два корабля прежде, чем Атли во главе дружины оказался рядом.

Подоспевшие викинги навалились разом. Через несколько минут на воде было уже восемь драккаров, и как раз вовремя. Четыре черных судна были уже близко. И все сомнения ярла по поводу, кто это такие, развеялись моментально. В данов полетели стрелы, много стрел. Атли прикрылся щитом и обернулся, посмотреть, далеко ли ладьи. Знаками он приказал двум своим драккарам следовать к пристани борга. Стрелы врагов барабанили по щитам, впивались в борта, однако большого урона пока не наносили. Вражеские драккары шли в линию по двое, и ярл решил охватить их с двух сторон. Атли что-то громко прокричал, указывая рукой на черные суда противника. Хевдинги с его кораблей услышали и поняли. Шесть судов данов, разделившись, стали охватывать приближающихся противников. Свой флагманский драккар «Торгейр»[60]60
  Торгейр – копье Тора.


[Закрыть]
Атли направил на шедшую чуть впереди остальных черную ладью.

* * *

Новгородцы и вепсы щедро осыпали данов стрелами, но те почти не отвечали.

– Ну вот, мы вовремя! – громко сказал Вадим, указывая вдаль, где из-за поворота реки выходили большие ладьи новгородцев.

– Да, князь уже тут! – ответил Радей. – А эти, кажись, решили на реке силами помериться, – воевода кивнул на драккары викингов, – вот только откуда их здесь так много?

Они едва успели спустить парус и приготовиться к бою, как две ладьи викингов почти одновременно зацепили их крюками. Лучники вепсов в упор разрядили свои луки, уложив сразу нескольких врагов.

– ОДИН!!! – разнеслось над рекой, и на ладью воеводы с двух сторон посыпались северяне.

– Новгород! – воскликнул Радей.

– Новгород!!! – подхватили боевой клич словене.

– Юмал! – прокричали вепсы.

Так получилось, что удар с правого борта принимали новгородцы, а с левого – вепсы. Радей, Вадим и Валуй, стоявшие на носу, приняли атаку викингов одновременно с обеих сторон. Напротив Вадима приземлился дан, но не очень удачно, прямо на борт. Каким-то чудом он устоял, не упал и уже хотел спрыгнуть на дно драккара, но Вадим несильно толкнул его щитом, и тот, качнувшись, полетел в воду, выронив топор. Десятник перехватил меч под щит и поднял оброненный топор. Цель нашлась сразу. Викинг едва успел оттолкнуться от своего борта, как метко пущенный топор угодил ему в ключицу. Он так и не закончил свой прыжок, оказавшись в воде. Вадим быстро обернулся, за его спиной воевода и Валуй отбивались от трех викингов. Чуть дальше он заметил, что и драккар, на котором плыл Павел, также подвергся нападению с двух сторон. Второй раз за день Вадим ощутил огромный прилив сил – его тянуло в драку. Мышцы напряглись, он готов был убивать, только убивать. Чувство и азарт боя полностью овладели его разумом! Слева от десятника упал вепс, его подрубленная мощным ударом голова свесилась набок. Воин осел на колени. Вадим сам оттолкнул бездыханное тело вепса и занял место в строю. Сваливший вепса викинг уже поднимал свою секиру, чтобы обрушить ее на Вадима, но тот, подняв щит и уперев в него шлем, боднул с разгону в один шаг. Викинга отбросило на борт и только теперь Вадим, опустив щит, рубанул с оттягом, от души. В отчаянье дан решил отбить удар толстым древком секиры, переведя ее в горизонтальное положение. Подарок Конди угодил прямо по кулаку северянина, перерубив фаланги пальцев и древко секиры. Раненый дико взвыл, и Вадим добавил ему еще раз прямо по ключице, утихомирив бойца окончательно.

– Один! – вновь услышал десятник боевой клич северян и обернулся.

Оставшиеся два драккара викингов сошлись вплотную с двумя новгородскими. Связанные крючьями для абордажной схватки суда сносило течением, они удалялись от борга.

Вадим помог одному вепсу справиться с викингом, обрушив на того серию мощных ударов. Меч десятника рассек противнику предплечье, а топор вепса, с хрустом пробив кожаный шлем, вошел в череп. И тут на Вадима кто-то навалился сзади. Он резко развернулся, занося меч для удара… и тело воеводы, потеряв опору, грузно упало на рум. Десятник глянул под ноги. Радей потерял щит, но меч не выпустил, а из его живота торчало копье. Вадим, прикрывая начальника, шагнул вперед, переступая тело воеводы, и тут же заметил убийцу. Викинг, так удачно использовавший свое копье, потянулся к поясу, извлекая из меховых ножен скрамосакс. Щита у него не было, и десятник мгновенно этим воспользовался. Он сделал обманное движение, якобы намереваясь ударить щитом, а сам нанес косой рубящий по ногам викинга. Меч, словно хорошо отточенная коса, прошелся по голени дана, подрубив ее. Сжав зубы, викинг взвыл, как оборотень из фильмов ужасов, и свободной рукой ухватился за борт, чтобы не упасть. Его глаза налились такой злобой, что готовы были выскочить из орбит. Он выставил вперед скрамосакс, намереваясь защищаться до конца. Вадим ударил и легко вышиб оружие из рук врага, ребром щита он саданул викинга в грудь, а затем еще раз приложил мечом. В ярости десятник огляделся, занося подарок Конди для нового удара, ища глазами, кого бы еще угостить. Но в прямой досягаемости противника не нашлось. Вадим отступил на шаг назад и вполоборота глянул на воеводу. Пока десятник разбирался с убийцей, тело новгородца сползло со скамьи. Копье пробило кольчугу и поддоспешник воеводы, засело глубоко, из раны обильно текла кровь. Вадим опустился на одно колено, прикрыв и себя и Радея щитом.

– Радей! – громко позвал Вадим и несильно постучал навершием меча по плечу воеводы. – Радей!

Военачальник новгородцев открыл сначала один глаз, потом другой.

– Вадим… – устало вырвалось из его груди, – это не Гутрум… не его люди…

– Радей!

Но воевода больше не ответил. Его глаза продолжали смотреть на десятника, но он был уже далеко, на пороге Ирия.[61]61
  Ирий – аналог христианского рая у древних славян.


[Закрыть]

– Суки! – в сердцах воскликнул Вадим. – Суки!

Он прокричал так громко, что обернулись и свои, и чужие. Но лишь на секунду….

Десятник резко поднялся с колена. Через три рума от себя он заметил Валуя, у которого обломался меч, но он продолжал даже с обломком наседать на викинга в кольчуге. Вадим в три прыжка оказался рядом, и когда от очередного удара Валуя викинг уклонился, десятник приложил его от души. Шлем дана выдержал, но он покачнулся, а Валуй, тут же воспользовавшись моментом, вогнал свой обломок меча ему в горло.

– Валуй! Давай за мной! – скомандовал Вадим и, не раздумывая ни секунды, перемахнул на вражеский драккар.

Бородач новгородец, так и не вытащив свой обломанный меч из горла умирающего врага, последовал за десятником, на ходу вырвав меч из ослабших рук викинга.

– Новгород! – пробасил Валуй, спрыгивая с борта на рум датского драккара.

– Новгород! – подхватили воины, и еще с десяток новгородцев перепрыгнули следом.

– Надо вот того утихомирить, – указал Вадим на высокого викинга в кольчуге и в шлеме с бронзовыми узорными накладками, когда Валуй оказался рядом, – кажется, он у них за главного.

– Сделаем, – зло процедил бородач, сплевывая за борт.

* * *

Ярл Атли наблюдал за речным сражением, стоя на носу своего «Торгейра». Он рассчитал все правильно – охватил переднюю ладью врага с двух сторон. Он почти сразу приметил крепкого воина в кольчуге, в шлеме и с ярко-красным щитом, на котором красовались золотые солнечные лучи. Ярл данов, услышав боевой клич врага, уже знал, с кем имеет дело. Он слышал о них, о словенах из Хольмгарда, слышал, но раньше никогда не встречал.

«Это их ярл», – безошибочно определил Атли того, кто командовал хольмгардцами. Ярл послал пятерых своих хускарлов, коротко приказав им: «Убить!» Атли пришлось ждать долго. Ярл хольмгардцев защищался, как пардус, убив двоих его лучших воинов. А еще от ярла хольмгардцев ни на шаг не отходил этот бородатый, который тоже уже зарубил одного из хускарлов.

Ярл данов поднялся на рум, чтобы лучше разглядеть ход боя. Один из его драккаров быстро расправился со своим противником и стал подходить на помощь соседу. Теперь у хольмгардцев осталось только три корабля и к каждому из них прилепилось по два драккара данов.

«Хорошо», – подумал Атли и, вытянув шею, посмотрел на удаляющийся борг. Течение сносило их, но ярл все же разглядел, как три его «дракона» уже начали терзать неповоротливые ладьи хольмгардцев. Ведь на тех ладьях тоже должны быть именно хольмгардцы, а кто же еще?

«Подготовились. Решили выбить Гутрума из его гнезда», – пробормотал себе под нос Атли и тут же радостно воскликнул:

– Молодец, Кнуд! Молодец!

Кнуд, его хускарл, славившийся своим умением обращаться с длинным копьем, проткнул ярла хольмгардцев. Атли видел, как тот упал на дно драккара с копьем в животе. Но в следующую минуту ярл данов уже жалел о потере своего лучшего копьеборца. Кнуд был убит воином в кольчуге. Но переживать было некогда. Ярл продолжал руководить битвой, стоя на руме и разглядывая с высоты убивающих друг друга воинов. Все шло замечательно. На драккаре хольмгардского ярла становилось все меньше защитников. Данам уже удалось захватить драккар до мачты, и тут Атли вновь услышал страшный клич: «Суки!» Он обернулся на звук и опять увидел того воина в кольчуге, который убил Кнуда.

Атли решил, что это его последний крик отчаяния, его воины дожимали врага, хотя и сами несли значительные потери. Ярл данов прищурил свой единственный глаз в полумаске шлема и заметил, как от соседнего корабля хольмгардцев отходит только один его драккар. Второй так и остался дрейфовать пустой, мертвой хваткой вцепившись в судно врага. Но пока счет был в пользу данов, два потерянных драккара хольмгардцев против одного. Освободившийся от противника драккар данов, сделав поворот, стал сближаться с «Торгейром». Но тут отчаянные хольмгардцы перешли в контратаку и перепрыгнули на флагманский корабль данов. Атли вовремя заметил опасность. На «Торгейре» рядом с ним было всего пять воинов, все остальные либо погибли, либо добивали врага на его судне. А десяток хольмгардцев, во главе с победителем Кнуда, ринулись на ярла, явно намереваясь убить его. Атли не был трусом, никогда не был, но он должен закончить бой и победить не только этих, но и тех, на ладьях, что уже подошли теперь уже к его боргу. Ярл данов запрыгнул на борт, встав одной ногой на свой, а другой на чужой борт.

– Один! – воскликнул ярл, вскинув руку с обнаженным мечом, призывая своих воинов.

Натиск хольмградцев был подобен урагану. Вдесятером они навалились и, орудуя щитами, потеснили данов. Ярл Атли Лейвссон не посмел спрыгнуть на дно захваченного драккара хольмгардцев, тем самым выйдя из боя, это было бы слишком. Но его призыв уже был услышан, даны перепрыгивали на свой драккар, и ярл решил вмешаться. Он спрыгнул с борта на рум, рубанул, ударил щитом, опять рубанул, на сей раз более удачно. Хольмгардец упал. Атли сошел с рума и оказался перед воином в кольчуге, зарубившим его хускарла Кнуда.

– Валуй! – позвал окольчуженный, и ярл данов увидел рядом с ним того бородача, что дрался плечом к плечу с ярлом хольмгардцев.

Атли мгновенно ударил бородача щитом, а меч обрушил на воина в кольчуге. Щитом ему удалось чуть отодвинуть бородача и в образовавшуюся прореху тут же протиснулся дан с секирой. Теперь Атли остался один на один с победителем Кнуда. Ярл, прикрывшись щитом, всем телом прыгнул вперед, намереваясь свалить противника. Но тот, отставив правую ногу назад, уперся, словно баран, и принял ярла на щит. Они столкнулись, щиты ударились умбонами. Атли попытался рубануть наотмашь сверху, но хольмгардец поднял свой щит выше. Удар не получился. Тогда ярл навалился сильнее и саданул ногой под щит. Но его противник в этот же миг сделал то же самое и их ноги столкнулись. Ярл сразу отвел щит чуть на себя и принялся делать резкие, короткие толчки, пытаясь вывести противника из равновесия. Несколько мгновений они бодались щитами, словно бараны в брачный период, пока рядом с ярлом не возник бородач, управившийся с даном с секирой. Атли почувствовал взмах и молниеносно отпрянул от хольмгардца в кольчуге. Потеряв опору, на которую тот давил щитом, окольчуженный немного провалился вперед. Но могучий удар бородача уже нельзя было остановить. Ярл сделал еще шаг назад, и меч бородача врубился в ребро щита хольмгардца в кольчуге. Атли хотел отступить еще на полшага, чтобы лучше замахнуться, но задел за рум, оступился и, не удержав равновесие, плюхнулся на скамью. Меч бородача крепко застрял в щите, и хольмгардец, отбросив его, кинулся на ярла…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации