151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Убийца для Пономаря"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 17:00


Автор книги: Баян Ширянов


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Баян ШИРЯНОВ
УБИЙЦА ДЛЯ ПОНОМАРЯ

ПРОЛОГ

1.

Трагедия – дама, предпочитающая внезапные появления.

Некоторые, впрочем, считают, что могут предчувствовать беду, но Владимир Степанович Солодовицын этим талантом сроду не обладал. Как бы компенсируя этот недостаток, природа наградила Владимира Степановича острым умом и изрядной прозорливостью, качествами незаменимыми для политика.

Уже второй срок Солодовицын был депутатом Государственной Думы от блока левых сил. За годы депутатской карьеры Владимир Степанович не раз демонстрировал свою гибкость, вкупе с принципиальностью, и в кулуарах думы ходило такое определение его характера: "Соглашается на все, но стоит на своем".

Солодовицын по натуре своей был оптимистом, но в эту пятницу настроение у него упало ниже среднего. Дума приняла очередной закон о природоохранных мероприятиях, но те поправки, что попытался внести в него Владимир Степанович, и за лоббирование которых он уже получил приличную сумму, оказались просто проигнорированы.

Позвонив после заседания жене, Зое Ивановне, Солодовицын сказал, что едет на дачу. После этого Владимир Степанович пропал.

Тревогу забила супруга политика в воскресенье вечером, когда депутат по всем расчетам должен был уже вернуться домой. Кроме того, несмотря на то, что на даче в Лыткарино, был телефон, да и сам Солодовицын не расставался с мобильником, он ни разу за все выходные не ответил на многочисленные звонки. Конечно, такое бывало и раньше, когда Владимир Степанович работал над каким-либо документом, но всегда перед отъездом он звонил жене. В тот воскресный вечер он никак не дал о себе знать.

В милиции на исчезновение политика отреагировали дружным смехом.

– Поищите у любовницы… – Посоветовал анонимный дежурный.

Зоя Ивановна едва дождалась утра и на электричке отправилась на дачу. Около двухэтажного коттеджа дачи стояла припаркованная казенная "Волга".

"Значит, – Сделала вывод супруга, – Он там."

Владимир Степанович действительно был в доме. Но когда Зоя Ивановна увидела то, что сталось с ее мужем, она не смогла сдержать рвотного позыва, закатила глаза и повалилась без чувств.

Очнулась она в отвратительно пахнущей луже. Стараясь не смотреть на ужасную картину, женщина добралась до телефона. Набрала 02. Теперь дежурному было не до смеха.

Оперативники прибыли через пятнадцать минут.

Их глазам предстало странное зрелище. Тело убитого Владимира Степановича Солодовицына лежало на ковре в гостиной. В комнате был полный разгром, явные следы смертельной схватки. Но не это поражало воображение.

После убийства, которое, судя по кровавым следам, произошло на этом же месте, на диванчике перед до сих пор включенным телевизором, преступник хладнокровно расчленил тело Солодовицына. Отсеченные части негодяй расположил в ряд по порядку убывания размеров: тело, ноги, руки, голова. Орудие преступления, острый кухонный нож, лежало чуть поодаль.

Срочно был вызван кинолог с овчаркой. Но собака, приведя опергруппу к остановке автобуса, потеряла след. Но самым странным в этом преступлении было то, что рядом с телом убитого стояли два цветочных горшка. Один с "декабристом" а второй с фиалками. Оба растения были изрезаны тем же ножом, что кромсал тело их хозяина.

2.

Сергея Серафимовича Дубова всегда одолевало множество проблем. Связаны они были не только с его профессиональной деятельностью, он был исполнительным директором банка «Аркада», но и, пожалуй, большей частью, с личной жизнью.

Его жена, Надежда, которую он взял за красоту и полное отсутствие ума, оказалась изрядной стервой. То, что за маской полной идиотки, которой впору, наивно хлопая глазами, сосать палец, когда разговаривают взрослые (к которым Дубов однозначно причислял себя и своих партнеров по бизнесу), скрывается расчетливое существо, выяснилось на второй день после свадьбы. Надя-дурочка, нежно улыбаясь и шаркая ножкой, полюбопытствовала:

– А когда мы поедем в Париж?

Сергей Серафимович выполнил это желание, втайне надеясь, что оно окажется последней идеей-фикс, посетившей кудрявую головку его жены. Но это оказалось лишь начало. Надя посетила уже более десятка мировых столиц и останавливаться пока не собиралась.

Несколько раз Дубов пытался урезонить супругу, привлечь ее внимание к дому, шестикомнатной квартире на Кутузовском. Всякий раз эти поползновения расценивались как ограничение свободы. Надя закатывала скандал, продолжавшийся всякий раз несколько суток подряд, что полностью выбивало Сергея Серафимовича из колеи. В конце концов, он решил, что легче и дешевле дать Наде попутешествовать по свету, чем по тысяче раз на дню выслушивать упреки в недальновидности, скаредности, мужском шовинизме и расовых предрассудках (Надежда была наполовину украинкой).

Решение это оказалось поистине соломоновым. Из загранки Надя привозила контейнеры шмоток, заботясь при этом не только о себе, но и о муже. Так что Сергей Серафимович, ее стараниями, стал выглядеть не хуже представителя транснациональной корпорации.

Кроме того, глядя на пример Дубова, прочие руководители банка "Аркада" сами стали усылать жен за бугор. Правда, цели здесь преследовались несколько иные. Обделенные мужской лаской супруги новых русских заводили себе любовников. На это можно было бы смотреть сквозь пальцы, но деньги на альфонсов шли из мужниного кармана, и немалые, зачастую, деньги.

Сегодня же Надя как раз должна была вернуться из Бразилии. Самолет прилетал днем, но в закрутке Сергей Серафимович не смог поехать встречать жену лично и, послал за ней одного из банковских шоферов.

Дела задержали Дубова до позднего вечера. Наконец, около двадцати двух часов, он плюнул на все и вызвал машину. В сопровождении телохранителя Сергей Серафимович сел в свой белый "Мерседес" и приказал водителю: "Домой!" Поднявшись к своей двери, Дубов сделал ошибку, которая стоила ему жизни: он отпустил охранника.

Открыв дверь, Сергей Серафимович наткнулся на несколько чемоданов, стоявших прямо посереди коридора. Везде горел свет, но в квартире было на редкость тихо. Это насторожило Дубова. Обычно, когда Надя приходила домой, она первым делом включала на полную мощность проигрыватель компакт-дисков.

Осторожно ступая, словно боясь разрушить хрупкую тишину царившую в комнатах, банкир прошел на кухню. Там никого не было. Но едва войдя в холл Сергей Серафимович остолбенел. Потрясение было настолько велико, что банкир так и замер на полушаге, схватившись руками за створки наполовину раздвинутых дверей.

Там, на ковре, рядышком лежали трупы Нади и водителя, которого Дубов посылал ее встречать. То, что они мертвы, бизнесмен понял с первого взгляда. У обоих трупов головы были повернуты под таким углом к телу, что не оставалось никаких сомнений в необратимости этого положения.

Внезапно сзади послышались чьи-то шаги. Дубов не успел повернуться, как мощные ладони обхватили его горло и начали душить. Некоторое время Сергей Серафимович еще сопротивлялся, но убийца оказался весьма силен, и вскоре банкир потерял сознание, а в следующий момент, шея его оказалась сломана.

Преступник, двигаясь словно киборг из фантастического фильма, перетащил тело банкира к первым двум трупам. Аккуратно положил его на полу. Рядом с мертвыми людьми он поместил задушенного попугая, которого Надежда только что привезла из Бразилии.

Проделав эти операции, убийца, не оборачиваясь, вышел из квартиры.

Пройдя пару кварталов по улице, преступник внезапно остановился. Его взгляд стал осмысленным, исчезла резкость движений.

– Куда это меня занесло? – Спросил он сам себя.

3.

Кропаль, как в преступном мире звали Илью Еремеевича Буркова, прожил к настоящему моменту ровно пятьдесят лет, причем провел на свободе меньшую их половину. Вором в законе Бурков так и не сделался, зато стал главой одной из мощных московских мафиозных структур.

В Кропале странным образом сочетались жестокость и сентиментальность. Ему ничего не стоило приказать вырезать семью провинившегося перед ним, и в то же самое время он мог, прогуливаясь в сопровождении двух телохранителей, подобрать бездомную кошку.

Его квартира иногда напоминала зверинец, так много в ней обреталось разномастной мяукающей и лающей живности. Однако Илья Еремеевич регулярно совершал акты благотворительности, раздавая наскучивших ему животных своим подчиненным, И горе было тому, кто смел отказаться.

Лишь два четвероногих существа находились в привелигированном положении и их никогда не касались такие чисток: белый персидский кот Мясо и бассет Шконка. Этой парочке несказанно повезло. Они были уникальными существами, которые видели от Кропаля проявления тепла и заботы.

Женат Кропаль не был, как не имел и постоянной любовницы, предпочитая обходиться услугами проституток. А они, по мнению Ильи Еремеевича, заслуживали самого презрительного отношения. Женщина, в понятиях Кропаля приравнивалась к "петуху" на зоне.

В этот вечер Бурков, после заключения весьма выгодной сделки, развлекался с двумя девицами. За несколько минут удовлетворив свои половые потребности, Илья Еремеевич заставил девушек заниматься любовью друг с другом.

В квартире находился только один телохранитель. Второй отпросился на часок по каким-то своим делам.

Раздался звонок в дверь. Бурков, занятый созерцанием композиции из двух обнаженных девичьих и одного собачьего тела, не обратил внимания на этот звук, посчитав, что вернулся его охранник.

Но Илья Еремеевич ошибся. Он осознал это, когда в дверях возник незнакомый человек, вооруженный огромным тесаком. С лезвия стекали темно-красные капли. Проститутки, забыв о гениталиях бассета, с визгом кинулись в угол. Одна из них, очевидно, самая смелая, попыталась выскользнуть из спальни, но незнакомец хладнокровно вонзил нож в ее живот и девушка, вскрикнув, повалилась на пол.

– Ты кто? Что тебе надо?! – Грозно проговорил Кропаль. Но убийца не обратил на эти возгласы никакого внимания. Он вплотную подошел к Илье Еремеевичу и без замаха, спокойно ударил Буркова своим оружием.

Мафиози даже не успел защититься, настолько неожиданным было движение убийцы. Кроме того, глаза его были абсолютно пусты, словно сознание этого человека находилось в каком-то другом мире. Это-то и подвело Кропаля. На него уже несколько раз нападали, пытаясь убить, но всякий раз Бурков мог определить, в какой момент последует удар.

Но глаза этого человека ничего не выражали ни до, ни после удара.

Чувствуя, что умирает, Илья Еремеевич попытался из последних сил нокаутировать своего убийцу, но тот легко уклонился от кулака Кропаля и нанес еще один удар. В грудь.

Убедившись, что Бурков мертв, неизвестный направился к проститутке.

– Не надо… – Пролепетала девушка, но и ее слова не возымели действия. Нож рассек ладонь, которой она пыталась загородиться от разящей стали, и вошел в шею несчастной. Телохранитель разминулся с убийцей более чем на четверть часа. Войдя в подъезд, охранник увидел кровавые отпечатки ботинок. Чувствуя неладное, он кинулся по следам, которые привели его к двери шефа.

Ключ у телохранителя был и он, войдя в квартиру, едва не закашлялся от странного резкого запаха. Его источник стоял тут же, у двери: баллончик "Дихлофоса".

По всему коридору виднелись кровавые отпечатки подошв убийцы. Когда же охранник заглянул в спальню Кропаля, он застыл на пороге. На кровати, в лужах крови лежал сам Илья Еремеевич, оставшийся дежурить телохранитель, две проститутки и все животные – обитатели этой квартиры, в количестве полутора десятков, среди которых выделялся Шконка и разрезанный пополам Мясо.

Неизвестный убийца лишил жизни абсолютно все живое, включая и тараканов, которые, надышавшись отравы, уже выползали умирать изо всех щелей.

ГЛАВА 1

1.

– Закройте глаза. – Приказал экстрасенс. Пациент послушно смежил веки и целитель, Игорь Сергеевич Дарофеев, тут же прекратил размахивать перед ним руками, делая таинственные пассы.

Дарофеев был целителем наивысшей квалификации и большая часть его работы по лечению больных проходила без помощи рук. Размахивал же он ими лишь для того, чтобы пациент проникся атмосферой загадочности, которая, по мнению Игоря Сергеевича, должна была окружать ритуал исцеления.

Присев в кресло, стоявшее за спиной визитера, молодого человека, которого Дарофеев лечил от искривления позвоночника, экстрасенс набрал в грудь воздуха и запел:

– О-о-о-о-оммммм!

Это тоже было действие, рассчитанное лишь на сознание пациента. Раньше, когда опыта у Игоря Сергеевича было меньше, он использовал пение этой тибетской мантры для самонастройки. Теперь же он мог настраиваться и без нее, но звучание этого магического слова погружало пациентов в легкий транс, что несколько облегчало процесс энергетического воздействия. Когда затих последний звук и воцарилась умиротворяющая тишина, Дарофеев приступил непосредственно к сеансу целительства. Мысленным взором он прошелся по позвоночнику парня, отметил про себя, что некоторый прогресс уже есть, и, вырастив у себя дюжину энергетических рук, стал снимать ими напряжение в мышцах спины, накачивать праной [1]1
  Прана. – Согласно индуистской мифологии, энергия, наполняющая все пространство.


[Закрыть]
 межпозвоночные диски, выстраивать в прямую линию сами позвонки.

Все эти операции заняли у Игоря Сергеевича не более тридцати секунд. Но сказать пациенту, что уже все, целитель пока не мог.

Дарофеев знал, что со стороны, в том числе и с точки зрения больного, такая продолжительность сеанса покажется непомерно малой. Обвинений в шарлатанстве Игорь Сергеевич с недавних пор не боялся, но поддерживать свою репутацию, считал делом необходимым.

Десять минут вынужденного безделья Дарофеев обычно посвящал тщательному исследованию сидящего перед ним человека, просматривал своим астральным взором его внутренние органы, наблюдал за работой сердца, печени, разглядывал тонкие тела. Занятием это было бы бессмысленным, если бы с помощью такого наблюдения Игорь Сергеевич не знакомился со своим пациентом гораздо лучше, нежели во всех предварительных беседах.

Кроме того, Дарофеев считал, что вообще любому человеку полезно так посидеть, расслабившись. Эти десять минут чистого отдыха, полной релаксации, были как раз тем, что необходимо пациенту в его суматошной жизни.

Когда время сеанса подошло к концу, Игорь Сергеевич неслышно поднялся. Он, осторожно ступая, встал перед парнем и резко дунул ему в лицо.

Пациент, очнувшись от транса, заморгал, словно не понимая, как он здесь очутился.

– Как самочувствие? – Участливо спросил Дарофеев.

– Спасибо. – Отозвался пациент. – Очень хорошо. Ничего не болит…

– Тогда, на сегодня все. – Сообщил целитель. – Я запишу вас на послезавтра. На это же время.

– Спасибо, доктор. – Парень смущенно улыбался, прислушиваясь к своим ощущениям.

Экстрасенс улыбнулся в ответ. Случай у этого молодого человека был достаточно простой, но Игорь Сергеевич для себя решил, что сделает ему пять сеансов, хотя, без особых усилий, мог бы вылечить и за один-два.

Дело тут было не в деньгах, хотя они тоже играли некоторую роль. Излеченный должен был прочувствовать, что с ним работают, что на него тратят время и силы. И, поскольку Дарофеев пытался показать, что сил уходит немало, пациент должен был оценить эти усилия и понять, что легче, да и дешевле, поддерживать себя в здоровом состоянии, чем чуть что прибегать к услугам экстрасенса.

Еще год назад при акте самого банального, самого простого целительства Игорь Сергеевич закатывал целые представления, торжественные ритуалы. Это производило неизгладимое впечатление на людей, прибегавших к его услугам. Дарофеев облачался в черный халат, подозрительно смахивающий на рясу священника, надевал поверх него большой золотой крест, нараспев читал молитвы. За такую приверженность к показухе и, словно немного осуждая его пристрастие к атрибутике, знакомые экстрасенсы прозвали Игоря Сергеевича Пономарем.

Теперь все происходило гораздо проще. Крест благополучно лежал в стенном сейфе, извлекаемый лишь для психотерапевтического воздействия на богомольных старушек. Чтение молитв сократилось до необходимого минимума, черный халат, пересыпанный нафталином, валялся где-то в кладовке, а Дарофеев принимал народ в обычном медицинском халате.

Парень, который был предпоследним пациентом на это утро, ушел. По записям, должна была прийти какая-то женщина. Первичная, то есть наносящая первый визит к известному целителю. Но она немного задерживалась, и Пономарь стал приводить в порядок свои записи.

2.

– Я вас так долго искала!.. – С порога заявила визитерша. Игорь Сергеевич сразу почувствовал ложь, но, очевидно у женщины на то были какие-то причины, а узнавать их, прибегая к ясновидению, Дарофееву было недосуг, он и так опаздывал на работу в один из филиалов Центра Традиционной народной медицины, где он читал лекции так называемого «курса повышения квалификации» народным целителям.

Проводив даму в комнату, служившую кабинетом,

Пономарь начал заполнять карточку больного.

– Фамилия, имя, отчество. – Задал он первый обязательный вопрос.

– А чьи говорить? – Нервно замялась женщина. Она уже достала из сумочки конверт из желтой плотной бумаги и крутила его в пальцах. – Я ведь по поводу дочери пришла…

– Пока ваши. – Строго сказал Игорь Сергеевич. – А там, если надо, дополним.

– Простова Мария Михайловна. – Представилась женщина. Дарофеев записал.

– У меня дочка пропала… Вы найдите ее… – И Мария Михайловна немедленно разрыдалась. Чувствовалось, что делает она это уже далеко не в первый раз и приобрела немалый опыт по разжалобливанию собеседника.

– Успокойтесь, пожалуйста. – Устало проговорил Пономарь. – Я ее обязательно найду. Но сперва надо все заполнить. Какого вы года рождения?

Глотая слезы, но постепенно приходя в норму, Простова ответила на все дарофеевские вопросы. Когда данные оказались в карточке, Игорь Сергеевич позволил себе откинуться на стуле. Целитель пристально оглядел притихшую женщину:

– Итак?..

– Ее уж и милиция искала, и экстрасенс один, Да все без толку, лишь деньги взял…

Почувствовав, что женщина сейчас опять разрыдается, Пономарь изобразил на лице благожелательную улыбку:

– Не волнуйтесь. Отыщем. Никуда она не денется… А если дело в деньгах – заплатите по результату. Если захотите… Игорь Сергеевич не раз разыскивал таких заблудших девушек. Большей частью оказывалось, что у них просыпалась тяга к познанию окружающего мира. Одну такую путешественницу Дарофеев обнаружил во Владивостоке, куда та непостижимым образом добралась автостопом, другая нашлась в Стамбуле, куда ее взял знакомый "челнок". Но такие дальние вояжи были скорее исключением, чем правилом. Подавляющее большинство девиц не забиралось дальше границы Московской области. Некоторые вообще никуда не уезжали, оседая во всякого рода притонах, откуда их приходилось извлекать с помощью милиции. С особой ненавистью Пономарь отслеживал наркотические притоны. И если обнаруживал юную наркоманку в одном из них, то не успокаивался, пока средствами ясновидения не обнаруживал его хозяина, которого незамедлительно передавал своим знакомым из МВД.

Случаи убийства девушек бывали, но, по сравнению с общим количеством исчезнувших из-под родительского крыла, их число было относительно невелико. Хотя в последний года два число жертв разного рода негодяев несколько выросло. Но этот случай почему-то насторожил целителя.

Интуиция подсказывала ему, что тут не все просто, и именно поэтому он и произнес фразу о времени оплаты его услуг.

– Ой, да я сколько хотите заплачу! – Запричитала Мария Михайловна, – Только найдите ее, Розочку мою!

– Как, вы говорите ее зовут? – Ненавязчиво поинтересовался Игорь Сергеевич.

– Розалия Степановна. Розочка… Вот она у меня какая! – Женщина извлекла из измусоленного пальцами конверта цветной снимок и протянула его целителю. Дарофеев принял фотографию. Молодая, ничем особенным не выделяющаяся девушка с красными, от вспышки зрачками, смотрела на Пономаря с пестрого диванчика. Она фривольно закинула ногу на ногу и бесхитростно скалила в объектив ровные зубы.

С первого же взгляда Игорь Сергеевич определил, что девушка жива. Но с ходу вычислить ее местонахождение он не мог.

– Я хотел бы извиниться, – Осторожно молвил целитель, – Дело в том, что я уже опаздываю на собственную лекцию и у меня нет времени работать с ним именно сейчас. Если вы оставите мне этот снимок, я посмотрю его дома и потом сообщу вам результат. Договорились?

Простова обреченно пожала плечами:

– Как хотите…

– Вы позвоните мне, скажем, завтра вечером. Хорошо? И я вам все скажу.

– Спасибо. – Мария Михайловна покорно склонила голову, но Дарофеев видел, что на такой поворот событий она не рассчитывала.

"Что ж, – Ухмыльнулся про себя Игорь Сергеевич, – Может, опаздывать больше не будет…"

3.

Группа, которой Дарофеев читал уже третью лекцию по основам энергоинформатики, подобралась из на удивление серых личностей. Половину ее составляли дамы климактерического возраста, которым, после выхода на пенсию, стало абсолютно нечем себя занять. Примерно треть слушателей составляли потенциальные или действительные клиенты психоневрологических диспансеров. Кроме этой, уже привычной, публики, наблюдалось несколько молодых людей с фанатичным блеском в глазах.

Все, как один, дословно записывали речь Игоря Сергеевича, и на их макушках, которые он был вынужден созерцать большую часть лекции, без труда читалось, что никто из них ничего не понимает.

Мало того, все эти люди культивировали свое непонимание предмета. Они не давали себе труда хотя бы на мгновение напрячь свои мозги и осознать, что же конкретно вещает им этот импозантный мужчина на пятом десятке. Закончив изложение материала, Дарофеев, как обычно, спросил:

– Есть вопросы?

Но слушатели, закрыв конспекты и, уже убрав пишущие принадлежности, торопились по своим делам. Никому ничего интересно не было.

Вздохнув, целитель стер с доски схематические изображения чакр, и отправился вслед за учениками. С бульвара Рокоссовского, на котором находился психоневрологический диспансер, где проходили занятия, Игорь Сергеевич выехал на Окружную и направился домой, в Кунцево. Серый "Москвич", купленный на страховку от предыдущей машины Пономаря, угнанного и сожженного "Форда", резво бежал по дороге, петляя между красно-белых пластиковых ограждений. Оставив машину у подъезда и включив за ветровым стеклом светодиод, Дарофеев поднялся к себе на одиннадцатый этаж. Переодевшись в домашнее черное кимоно, с вышитым на спине летящим драконом, Игорь Сергеевич перекусил на скорую руку.

Поглощая фабричные пельмени, в которых теста было раза в три больше чем мяса, целитель который раз, с чувством скорби, вспомнил о своей покойной супруге, Елизавете Игнатьевне. О ее вкуснейших обедах.

Вслед за этим воспоминанием последовали другие, связанные с трагической смертью супруги в психиатрической клинике. Вновь всплыли в памяти кадры с видеокассеты, на которой была запечатлена гибель Светланы, дочери целителя, от рук оголтелых наркоманов.

Дарофеев, поморщившись, отогнал эти страшные картины, сосредоточившись на еде. Прошлого уже не вернешь. А Игорь Сергеевич сделал все, для себя возможное, чтобы обеспечить душам погибших достойные реинкарнации в человеческих телах.

Энергетически работать сразу после еды было нежелательно, и Пономарь в следующие полчаса разбирал карточки пациентов. Когда он закончил эту операцию, как раз подошло время для астральных путешествий.

Если еще год назад Дарофеев безоглядно блуждал по тонким мирам, не беспокоясь о своей безопасности, то сейчас он делал все несколько иначе. Прошел тот период, когда Игорь Сергеевич радовался любому контакту с иноматериальными сущностями. Теперь же целитель взял за правило избегать таких встреч, делая исключение лишь для тех, с кем ему непосредственно надо было поработать в настоящий момент.

В тонких планах мироздания было полно разного рода существ. Начиная душами недавно умерших и мытарями, и кончая инопланетными эмиссарами, как чистыми наблюдателями, так и теми, кто был не прочь подпитаться энергией местных разумных существ.

Среди обитателей так называемого астрала у Дарофеева было несколько знакомых, которые могли помочь ему в разного рода делах. Но обращался к ним Игорь Сергеевич исключительно редко и лишь по самой насущной необходимости. Сейчас такой необходимости не было. Подготовка к поиску Розалии Степановны заняла несколько минут. В первую очередь Пономарь успокоил дыхание. Следующим его действием стало осознание себя, как энергетического объекта. Он мысленным взором просмотрел свое тело, отметил, что не плохо было бы выкроить время и заняться своим здоровьем, некоторые нади', энергетические каналы, немного засорились и функционировали не в полную мощность. Еще пара подготовительных этапов – и перед целителем появился его тонкий двойник.

Менее года назад Дарофеев открыл для себя методику, позволяющую ему быть как бы невидимым для окружающих. На Руси такой способ назывался "отвести глаза". Целитель оставался в плотном физическом теле, но его никто не замечал. Единственным недостатком этой техники было то, что Игорь Сергеевич, находясь в этом состоянии, не мог ни с кем общаться. Как только он заговаривал с одним человеком – все остальные, находящиеся поблизости, начинали его видеть. Такой же способ Пономарь использовал и при астральных путешествиях, применяя его к своему тонкому двойнику. Закрыв свое тело от посторонних любопытных взоров, целитель знал, что когда сознание отделяется от физической оболочки, на последнюю могут найтись нежелательные претенденты, Дарофеев отождествил свое "Я" с тонким телом и через мгновение глядел на окружающую обстановку "глазами" двойника. Игорь Сергеевич, на самом деле, теперь обладал зрением, охватывающим все, что его окружало, даже со спины. И теперь целитель созерцал собственное тело, сидящее в кресле под блоком невидимости, на коленях которого лежала фотография разыскиваемой девушки.

Настроившись на спектр личностных излучений пропавшей, их в достатке поставлял снимок, Пономарь стал прощупывать окружающее его пространство в поисках аналогичных. Но, странное дело, таких не нашлось. А ведь по снимку было четко видно, что Роза жива. Помешкав секунду, тонкое тело Дарофеева отправилось в прошлое. В действительности это не было настоящим путешествием во времени. Энергетическое поле Земли содержало в себе отпечаток всех событий, происходивших когда бы то ни было, и задачей целителя теперь было настроиться на вибрации, которые блуждали в тонком мире и несли сведения об интересующем его отрезке времени.

Для начала Игорь Сергеевич отправился на полгода назад.

В этом времени девушка была. Отправившись к ней, Пономарь увидел ее спящей. Судя по характерному излучению, Роза была слегка пьяна.

Уточнив характеристики ее личностных излучений, Дарофеев отключился от наблюдения ее физического тела и стал отслеживать девушку, перемещаясь вперед по времени. В какой-то момент он вдруг почувствовал, что теряет ее. Это было совершенно непонятно. Ведь в тонком мире вибрации, исходящие от человека были своего рода паспортом, документом, удостоверяющим личность. Измениться они, конечно, могли, но не так быстро и не настолько, чтобы биоэнергетик, тем более уровня Игоря Сергеевича, не смог бы обнаружить разыскиваемого человека.

Судя по часам, изменение характеристик личности девушки началось чуть более полутора месяцев назад. С каждым днем в ней оставалось все меньше от прежней Розалии и проявлялась личность новая, характеристики которой и пытался теперь определить целитель.

И, в тот момент, когда, как казалось Пономарю, он нащупал ту новую структуру, которой стала девушка, тонкое тело экстрасенса внезапно окружила какая-то пелена. Словно кто-то неизвестный, наблюдая за действиями Дарофеева, выждал момент, когда тот максимально приблизился к разгадке тайны и теперь блокирует от целителя необходимую информацию. В считанные мгновения Игорь Сергеевич соединил своего двойника с плотным телом.

Открыв глаза, целитель хмыкнул. Это было тем более странно, что никакого наблюдения за собой он не ощущал. Но напавший на него обладал, очевидно, методикой невидимости, неизвестной Дарофееву. Кроме того, противник Пономаря даже и не пытался скрыться, а это значило, что он или сильнее Игоря Сергеевича, либо ему недостает ума или опыта. Пожелав, целитель в любой момент мог бы силой вскрыть этот новый для него блок невидимости, разобраться с посягнувшим на свободу передвижения в информационном пространстве, но с годами практик Дарофеев вывел для себя правило: не лезть в драку, если не тебя не нападают. Здесь же, прямой агрессии не было.

"Но кто же этот человек? – Думал Игорь Сергеевич потягиваясь. – Зачем ему нужно было манипулировать с личностью девушки? Ведь это, с кармической точки зрения, тягчайшее преступление…"

4.

В эту ночь целителю спалось плохо. Едва он лег и закрыл глаза, он моментально очутился во власти странного кошмара. Дарофеев летел над какими-то высокими горами. Скорее это были обширные плато, находившиеся на разных уровнях, между которыми пролегали где широкие, а где не очень, расщелины. В их глубине клубился то ли пар, то ли туман, но Пономарю казалось, что это оставшиеся далеко внизу облака. Его влекла, как это часто бывает во снах, какая-то непонятная сила. Но знал, что где-то там его ждет цель полета и, петляя между скал, Дарофеев с каждой секундой приближался к ней, чтобы сделать нечто жизненно важное. И вдруг, на одном из плато Игорь Сергеевич заметил что-то странное. Там, как высокие стены стояли обычные библиотечные стеллажи, выглядевшие достаточно нелепо в этом пейзаже. Стеллажи были забиты книгами, и между ними медленно пробирались непонятные туманные фигуры. Подлетев ближе, Пономарь увидел, что все эти существа хотя и имеют вид людей в плащах, капюшоны которых накинуты на голову и опущены по самые брови, к человеческой породе не принадлежат. В их манере перемещаться сквозило что-то чужое, опасное.

Внезапно одна из фигур подняла голову и из темноты под капюшоном на Игоря Сергеевича уставились три горящих синим огнем глаза. Существо захохотало и неуловимым движением, словно вытащило ее не с полки а из туманного воздуха, схватило какую-то книгу.

А целитель все приближался. И по мере приближения до него стали доходить истинные размеры этих существ. Они были в десятки раз выше любого из людей.

На глазах Дарофеева великан раскрыл книгу, пролистнул ее примерно до средины. Цвет открывшейся страницы был ближе к серому, чем к белому. Гигант радостно заухал и смачно выдрал этот лист. Бумажное полотнище немедленно вспыхнуло и моментально истаяло в огне, оставив после себя лишь крутящиеся в воздухе завитки пепла.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации