149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 11

Текст книги "Игра в свидания"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:33


Автор книги: Даниэла Стил


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 22 страниц)

Глава 17

Понедельник выдался суматошный. Обратиться к Джейн за советом уже было невозможно, та сидела дома с мужем и малышом. Ребенка назвали Александр Мейсон Уинслоу, Джейн говорила, что он довольно спокойный.

Теперь Пэрис и Бикс работали вдвоем. Ближайшая суббота выпадала на День святого Валентина, и у них были запланированы два мероприятия. Как и раньше, при Джейн, Бикс рассчитывал лично присутствовать на одном, а на второе послать Пэрис. Правда, обе вечеринки были сравнительно небольшие.

Ближе к вечеру раздался звонок, и секретарша, как раз явившаяся разгрести бумажные завалы, сообщила Пэрис, что ее просит некий мистер Фриман.

– Не знаю такого, – быстро проговорила Пэрис и уже хотела попросить принять для нее сообщение, как вдруг вспомнила. Это же Прекрасный принц! – Алло, – осторожно ответила она, все еще неуверенная, что это именно тот мужчина, с которым она танцевала на годовщине у Флейшманов. Но с первыми же звуками его голоса убедилась, что догадка ее была верна.

– Это ничего, что я звоню? – извинился он. – Ваш номер для меня узнала у свекрови Марджори Флейшман. Довольно странный путь, правда? Зато эффективный. Как поживаете, Золушка?

– Прекрасно, – со смехом ответила Пэрис, пораженная изобретательностью, с какой он добывал ее координаты. «Интересно, к чему такие усилия? – подумала она. – Мы ведь только один раз потанцевали». – Много работы. Сегодня подчищали накопившиеся дела. А по дороге с того вечера мне чуть не пришлось роды принимать. Вы хотели бы сделать заказ?

Она рассказала о Джейн, тот был поражен. После этого Пэрис предполагала услышать причину его звонка. Наверное, тоже решил принять гостей.

– Да нет, я просто подумал, не пообедать ли нам завтра вместе. Что скажете, Пэрис?

Первое, что пришло на ум, – «зачем?». Она была совершенно не расположена с кем-то встречаться. Совершенно.

– Очень мило с вашей стороны, Чандлер. – Имя его она помнила. Однако желания встречаться с ним у нее совсем не было. – Но я обычно не хожу обедать. У нас очень много работы.

– Вы рискуете. Может резко упасть сахар крови. Мы быстро!

Судя по всему, этот человек не привык получать отказы. И не собирался делать исключение. Он был настолько прямолинеен, что Пэрис растерялась. Ей не хотелось выглядеть грубой, да и ни к чему: этот человек был ей весьма симпатичен.

– Ну что ж, разве что очень быстро…

Пэрис тут же рассердилась на себя за то, что согласилась на встречу, которой вовсе не желала, да еще с едва знакомым мужчиной. И решила придать свиданию исключительно деловой характер, что бы он там себе ни вообразил.

– Прекрасно. В двенадцать часов я заеду за вами в офис. Обещаю, что доставлю вас обратно вовремя.

– Проще встретиться где-нибудь в городе, – заупрямилась Пэрис. – Я не знаю, где завтра буду в первой половине дня.

– На этот счет не переживайте. Я за вами приеду, куда скажете. У меня в машине телефон, я готов вас подождать; на моей работе это никак не отразится. Увидимся в двенадцать, Золушка, – поспешно заключил он и положил трубку.

Вошел Бикс и застал Пэрис сидящей за рабочим столом с мрачным видом.

– Что-то не так?

– Я только что совершила большую глупость, – сердито пробормотала она.

– Бросила трубку, не дав клиенту договорить? – довольно равнодушно поинтересовался Бикс.

– Ну, до такого я пока не дошла. Просто позволила одному типу уговорить меня пойти с ним обедать, а мне этого вовсе не хочется. Но я и глазом не успела моргнуть, как он меня окрутил и объявил, что заедет в двенадцать прямо сюда.

Бикс улыбнулся:

– Я его знаю? Не тот, с кем ты танцевала у Флейшманов?

– Как ты догадался? – удивилась Пэрис.

– Я предвидел, что он станет тебе звонить. Подобные типы всегда так поступают. Как, говоришь, его зовут?

– Чандлер Фриман. Он партнер Оскара Флейшмана-младшего. Чем занимается, понятия не имею.

– Иногда в прессе его имя мелькает. Держи ухо востро. По-моему, он профессиональный соблазнитель.

– Это что значит? – удивилась Пэрис.

– Это особая порода. Одни так и ходят в холостяках, другие раз-другой побывали в браке и после скандального развода остались на мели. Держатся они, как правило, весьма нахально. И всю оставшуюся жизнь до одури крутят романы, не уставая приговаривать, какие стервы были их жены. Послушать их, так они до сих пор не женились, потому что не могли найти себе «достойную» женщину. На самом деле жениться они вовсе не жаждут – их больше устраивают временные привязанности.

– Исчерпывающее описание, – улыбнулась Пэрис. – Послушаем, что он сам о себе расскажет, и тогда решим, вписывается ли он в твою схему.

Бикс пожал плечами:

– Подозреваю, что да, как это ни печально.

Пэрис вздохнула:

– Так ты не возражаешь, если я завтра на обед отлучусь?

– Тебе необходимо разрешение? – усмехнулся Бикс.

– В каком-то смысле.

Пэрис еще сама не решила, стоит ли идти. Чандлер казался ей симпатичным, обаятельным… «Всего-то невинный ленч», – сказала она себе.

– Иди, развлечешься. Это тебя ни к чему не обязывает. С виду он парень приличный.

– Даже если на самом деле «профессиональный соблазнитель»?

– И что? Он же тебя не под венец ведет. Пообедаете – и все. Тебе нечего бояться. А заодно попрактикуешься.

– В чем?

– В отношениях с действительностью, – прямо заявил Бикс. – Рано или поздно тебе придется выйти в реальный мир. Не можешь же ты всю жизнь просидеть дома. Такая женщина, как ты, Пэрис, заслуживает того, чтобы иметь рядом достойного человека. А если ты никуда не будешь ходить, как ты его найдешь?

– У меня уже однажды был «достойный человек», – печально ответила Пэрис.

– Просто он оказался не таким уж достойным.

– Наверное…

Через полчаса Бикс показал ей композицию из белых роз в виде мишки, которую он собирался послать Джейн. У Пэрис от восторга перехватило дыхание.

– Как ты это сделал?

– Это не я. Я только придумал. А сделала Хироко. Здорово, правда? – Он гордился этим произведением искусства и был рад, что Пэрис тоже его оценила.

– Что-то невероятное! Джейн будет в восторге.

Бикс унес композицию вниз и отправил молодой маме с запиской. Пэрис вспомнила, что тоже собиралась сделать своей предшественнице подарок по случаю новорожденного, и решила заняться этим в выходные. Правда, в субботу придется присутствовать на одном из приемов по поводу Валентинова дня, но с утра у нее будет свободное время.

Пэрис не могла поверить, сколь насыщенной стала ее жизнь за какую-то неделю с небольшим. Вечером, позвонив Анне Смайт, она ей так и сказала и попросила перенести их общение на более поздние часы. Несмотря на разницу во времени, Анна не возражала. Она была рада звонкам Пэрис, а больше всего тому, что жизнь у нее налаживается. Они уже сократили свои сеансы до одного в неделю. На большее у Пэрис просто не оставалось времени. Но в случае необходимости она всегда знала, к кому обратиться.

Пэрис рассказала Анне, что приглашена на обед, поделилась своими соображениями насчет Чандлера Фримана, а также передала слова Бикса о профессиональных соблазнителях.

– Постарайтесь подходить к этому вопросу без предубеждения, – посоветовала Анна. – Вполне возможно, вы получите удовольствие от общения. Даже если этот Чандлер и в самом деле профессиональный ухажер, как говорит ваш Бикс, он может оказаться содержательным человеком. И не забывайте: вы собирались общаться с людьми. Любить всех вовсе не обязательно. А он может ввести вас в свой круг знакомств.

Хорошая мысль! Пэрис еще в Гринвиче знала, что ей придется начинать жизнь с нуля, а это будет непросто.

На следующий день, без пяти двенадцать с улицы донесся рев мотора, и, выглянув в окно, Пэрис увидела серебристый «Феррари». Из машины вышел Чандлер Фриман в блейзере, серых брюках, голубой сорочке и желтом галстуке – судя по всему, от торгового дома «Эрмес». Вид у него был шикарный и преуспевающий. Он нажал звонок, поднялся и предстал перед Пэрис с ослепительной улыбкой на лице.

– Вот это офис! Я восхищен.

– Благодарю. Только я здесь совсем недавно.

Пэрис не хотела приписывать себе чужие заслуги – все оформление было сделано Биксом.

– Как это?

– Я две недели как переехала из Гринвича, штат Коннектикут. Работаю всего десять дней.

– А я думал, вы всю жизнь этим занимаетесь.

– Спасибо, – улыбнулась она.

– Ну что, идем?

Он опять ослепил ее улыбкой. У него были потрясающие зубы, как в рекламе зубной пасты. Невероятно красивый мужчина! Пэрис чувствовала себя польщенной, что ее пригласил такой красавец.

Чандлер так резко рванул машину с места, что Пэрис забеспокоилась, хотя и старалась не подать вида.

– Куда едем? – небрежно спросила она.

Ее спутник улыбнулся:

– Хотелось бы сказать, что вы похищены, но, к сожалению, это не так. Насколько мне известно, времени у вас в обрез, так что далеко не поедем.

Он привез ее в небольшой итальянский ресторанчик с выходом в сад и всего в нескольких кварталах от ее работы. Судя по всему, Чандлер здесь был завсегдатаем.

– Это место мало кто знает, – сказал он. – Я его люблю. Мне часто приходится обедать в ресторане, и я терпеть не могу толкаться в помещении.

Погода была еще теплее, чем на прошлой неделе. В Калифорнию пришла весна. Вместо предложенного бокала вина Пэрис попросила холодного чая. Чандлер взял себе «Кровавую Мери», они заказали по салату и пасту. Еда оказалась замечательной, и постепенно Пэрис начала расслабляться, Фриман вел с ней непринужденную беседу. Он действительно был интересным и, судя по всему, приятным человеком.

– Долго вы уже в разводе? – наконец спросил он, и Пэрис поняла, что этот вопрос ей придется слышать часто. Может, напечатать буклет со всеми подробностями?

– Два месяца. Но живем отдельно уже девять месяцев.

Она не стала вдаваться в подробности. Все это его не касается, во всяком случае, на данном этапе. Она не обязана ничего ему объяснять.

– А сколько лет вы были женаты?

– Двадцать четыре, – ответила она, и Чандлер нахмурился.

– Ого! Это, должно быть, очень болезненно.

– Да, не скрою, – призналась Пэрис и решила, что ей тоже пора о нем что-нибудь узнать. – А вы?

– Что – я? – уклончиво улыбнулся он.

– Те же вопросы. Давно вы в разводе? И долго ли были женаты? – Пэрис начинала чувствовать себя увереннее.

– Я был женат двенадцать лет. И в разводе уже четырнадцать.

– Давно, – заметила она.

– Это точно.

Возможно, он что-то от нее скрывает. А скорее всего, Бикс прав.

– И больше так и не женились?

– Нет. Не женился.

– Почему?

– Наверное, не нашел достойной женщины.

Черт! Кажется, Бикс все-таки не ошибся.

– А может быть, я слишком дорожил своей независимостью. Видите ли, я обжегся довольно сильно. Жена сбежала от меня к моему лучшем другу, как ни банально это звучит. Потом выяснилось, что у них уже три года как был роман. Такое случается, но, когда это происходит с тобой, ужасно обидно.

Так, все сходится. Бывшая жена – настоящая мерзавка. И дрянь.

– Да, не повезло, – посочувствовала Пэрис. Впрочем, Чандлер уже опять повеселел. Наверное, слишком давно это было, время все залечило. – А дети у вас есть?

– Сын. Ему сейчас двадцать семь, он живет в Нью-Йорке, и у него уже две дочери. Так что я уже дедушка, во что никак не могу поверить. Но девчонки замечательные. Два и четыре годика. И скоро еще одна будет.

В свои сорок восемь лет этот красавец был мало похож на деда.

Они еще немного поболтали, рассказали друг другу, в каких странах побывали и где еще хотели бы побывать. Пэрис немного говорила по-французски. Чандлер похвалился, что прилично владеет испанским – в юности он два года жил в Буэнос-Айресе. Ему показалось весьма экзотичным имя Пэрис, которое, кстати, ей никогда не нравилось, и она сказала, что родители назвали ее так в честь Парижа, где проводили медовый месяц. Чандлер умело направлял их беседу, с ним было интересно, а на обратном пути он похвастал, что управляет собственным самолетом, правда, в качестве второго пилота. Самолет был маленький, «G-4». Он предложил как-нибудь взять в полет Пэрис.

Прощаясь, Чандлер сказал, что будет рад встретиться с ней снова, например, поужинать в ресторане ближе к концу недели, но Пэрис ответила, что будет занята на работе. Он улыбнулся, поцеловал ее в щеку и попрощался. Поднимаясь по лестнице, Пэрис слышала рев мотора.

Бикс сидел за столом и делал какие-то наброски.

– Ну, и?..

– Кажется, ты был прав. Зачем я пошла? Я не хочу ни с кем встречаться. Какой смысл?

– Считай это тренировкой. Однажды ты переменишься. Если только не уйдешь в монастырь.

– Хорошая мысль!

– Итак?

– Он был женат двенадцать лет, а четырнадцать лет назад развелся. И с тех пор не встретил ни одной женщины, на которой стоило бы жениться. Как тебе нравится?

– Никак, – ответил Бикс.

Зная Пэрис всего неделю, он почему-то чувствовал ответственность за нее. Ей больше кого бы то ни было требовалась защита. И Бикс хотел ее по-настоящему оградить от неприятностей. Она была как ребенок в джунглях. И, по-хорошему, ей бы сейчас продолжать свою счастливую семейную жизнь в Гринвиче, но…

– У него сын и две внучки, а скоро будет еще одна, – продолжала Пэрис. – Он два года жил в Буэнос-Айресе. Управляет собственным самолетом. Да, и жена сбежала от него с его приятелем, с которым у нее были шашни на протяжении нескольких лет. Отсюда и развод. Вот и все.

– Отлично! – Бикс улыбнулся. – Ты что, конспектировала или так запомнила?

– Записывала на диктофон, спрятанный в туфле, – усмехнулась Пэрис. – И что скажешь? Мой психотерапевт говорит, что, даже если он полный кретин, главное, что он может познакомить меня со своими друзьями.

– И те тоже окажутся кретинами. Профессионалы держатся вместе. На дух не выносят женатиков, считают их всех тупыми и мещанами.

– О-о… Значит, думаешь, он такой? Ну, профессионал, как ты говоришь?

– Не исключено. Будь осторожна. Он тебя еще куда-то приглашал?

– Предложил в конце недели поужинать в ресторане. Я сказала, что в субботу работаю.

– Он тебе нравится?

– В каком-то смысле. Он интересный собеседник, умный, стильный… А хороший человек или нет, пока сказать не могу.

– Я тоже. Поэтому и советую тебе держать ухо востро. Дай ему шанс, но очень маленький. Береги себя, Пэрис. Это главное.

– Это не так легко.

– Надо постараться. Если, конечно, не хочешь уйти в монастырь.

– Я подумаю.

– Помни, в наше время нравы сильно испортились. Одри Хепберн и Ингрид Бергман в летящих одеждах больше не существуют. Теперь со всех сторон сплошь пластмассовые куклы с мерзкими прическами.

Пэрис засмеялась, покачала головой и села за работу. К концу рабочего дня ей доставили букет от Чандлера Фримана. Две дюжины красных роз и записка: «Спасибо, что уделили мне время. Чудесный был обед. До скорой встречи. Ч.Ф.».

Биксби посмотрел на цветы, прочел записку и покачал головой:

– Профи. А розы прекрасные.

Пэрис тронуло, что Биксби так всерьез ее опекает. Она послала в ответ благодарственную записку и выкинула Чандлера Фримана из головы.

Все следующие дни, в преддверие Валентинова дня, были очень загружены работой. Каждый клиент жаждал послать что-то необычное своему любимому человеку, что-то абсолютно оригинальное, чего ни у кого нет. К счастью, Биксу это до сих пор удавалось. А еще надо было готовить два вечера.

В четверг опять позвонил Чандлер. И пригласил в субботу в ресторан.

– Мне очень жаль, Чандлер, но у меня работа. Я не смогу.

– А вы помните, какой это будет день? – многозначительно спросил он.

– Да, конечно, Валентинов день. Но от работы это меня не освобождает.

Если бы она сейчас не служила в такой фирме, то постаралась бы вообще не вспоминать о календаре. С Питером они всегда в этот день ужинали в ресторане, даже год назад, хотя теперь Пэрис точно знала, что тогда он уже встречался с Рэчел. Интересно, как он тогда выкрутился?.. Однако же выкрутился. А решение отложил до мая. И теперь справлять Валентинов день он будет вместе с Рэчел.

– В котором часу вы освободитесь?

– Поздно. Скорее всего, в районе одиннадцати.

Она обслуживала небольшой прием и, по существующим правилам, могла уйти, как только гости сядут за стол. Но Пэрис решила оставить себе лазейку и специально назвала такой поздний час. Вдруг да отстанет?

– Я подожду до одиннадцати. Пусть это будет поздний ужин, а?

Пэрис колебалась. Она не знала, как поступить. Ей не хотелось заводить роман. Но разговор пошел в таком ключе, что это вполне может произойти. Чандлер ее всячески к тому подталкивал. А она не поддавалась.

Но все-таки что-то в нем ее притягивало.

– Даже не знаю, Чандлер, – честно сказала она. – Мне кажется, я еще к этому не готова. Валентинов день – это ведь не просто так…

– А мы сделаем «просто так». Я вас понимаю. Я тоже был в таком положении.

– Но почему обязательно я? – жалобно спросила Пэрис, и он удивил ее своим ответом.

– Потому что вы мне очень нравитесь. За четырнадцать лет я таких женщин не встречал.

Это было сильное заявление, а хуже всего – он произнес его таким тоном, будто действительно так считал. Пэрис не знала, что сказать.

– Вам лучше встречаться с женщиной, которой не нужно работать вечерами.

– А я хочу встречаться с вами. Чем вас не устраивает полночь? Организуем что-нибудь простенькое. А если раньше освободитесь – позвоните мне. Ударим по гамбургерам! Никакого насилия. Никаких воспоминаний. По-приятельски отметим дурацкий праздник.

В его устах это звучало очень заманчиво. Пэрис боролась с искушением.

– Прошу вас, подумайте над моим приглашением. Я вам завтра позвоню. Договорились?

– Ладно, – слабым голосом ответила она. Чандлер говорил так резонно, так просто и убедительно, что устоять было невозможно.

Всю ночь промучившись сомнениями, Пэрис так ни к чему и не пришла. Ей и хотелось, и не хотелось с ним видеться. В пятницу утром, когда он позвонил, она оказалась так занята, что не успела ни о чем подумать и сразу согласилась. Обещала позвонить сразу после приема и отправиться с ним есть гамбургеры. Форма одежды – джинсы. Превосходный выбор для Валентинова дня: и одной сидеть не придется, и романтическим свиданием не назовешь. Идеальный вариант.

Гости сели за стол в девять часов, и в половине десятого Пэрис ушла. Чандлер заехал за ней в десять, как и договорились – в джинсах. Пэрис тоже надела джинсы, красный кашемировый свитер и допотопное белое полупальто с капюшоном.

– Золушка, ты сегодня похожа на «валентинку», – улыбнулся он и расцеловал ее в обе щеки.

Они зашли в тихий ресторанчик, и он вдруг протянул ей нарядную коробочку и два конверта. А Пэрис для него ничего не приготовила.

– Что это? – смутилась она.

В конвертах были открытки, обе очень забавные, а в коробке – серебряная шкатулка с конфетами в форме сердечек. Подарок был тщательно продуман.

– Спасибо, Чандлер, ты очень мил. А вот я для тебя ничего не принесла…

– И не надо. Я ведь тебя пригласил, а не ты меня. Достаточно того, что ты здесь.

Он говорил искренне, и Пэрис была растрогана.

Вечер прошел непринужденно; в полночь она уже была дома. Чандлер проводил ее до дверей и целомудренно поцеловал в щеку.

– Спасибо. Все было чудесно, – сказала Пэрис, нисколько не кривя душой.

Сегодня у нее не было ощущения, что ее насильно вытащили, и чувствовала она себя свободно.

– Я так и хотел. Что делаешь завтра? Может, согласишься прогуляться по берегу?

Пэрис недолго колебалась и кивнула.

– Отлично. В два я за тобой заеду.

На следующий день, в кроссовках и джинсах, они поехали к морю. И провели на берегу целых два часа. Погода была прекрасная, дул легкий ласковый ветерок. Пэрис распустила волосы, и Чандлер восхищенно смотрел, как они летят на ветру.

Когда он привез ее назад, Пэрис пригласила его зайти и что-нибудь выпить. Она, как всегда, налила себе холодного чая, а Чандлер пил белое вино и любовался видом.

– Мне нравится твой дом, – признался он.

– Мне тоже. – Пэрис села рядом с ним на диван. В его обществе ей было легко. – Жду не дождусь, когда приедет моя мебель.

Они провели вместе еще час, беседуя о детях и о том, почему распались их браки. Чандлер сказал, что, по-видимому, уделял жене недостаточно внимания и не придавал значения ее выходкам.

– Наверное, я ей слишком доверял, – спокойно рассказывал он. – Мне казалось, ей можно верить.

– Кому-то надо доверять, Чандлер…

– С тех пор, по-моему, я лишился этой иллюзии. Наверное, поэтому больше и не женился. Ты ведь, очевидно, тоже верила своему мужу, – сказал он, в упор глядя на Пэрис. – И какие выводы?

– Такие, что даже те, кого любишь, способны ошибаться. Кроме того, люди меняются. Бывает, и разлюбляют. Это, наверное, нормально. Мне просто не повезло, что такое случилось со мной.

– Какая ты наивная! Везение здесь совсем ни при чем, иначе мы не оказались бы в одинаковой ситуации. Ведь я своей жене не изменял, как и ты – своему мужу, правда? Так, может, все дело в том, что ему нельзя было верить? Могу предположить, что он был не таким порядочным человеком, каким ты его считала. Это же не несчастный случай. Он позволил этому случиться. В точности как моя жена. Может, он даже этого добивался и совсем не задумывался, что станет с тобой. Ему это было неважно.

– Не думаю, что все так просто, – честно сказала Пэрис. – Я все же склонна считать, что в жизни всякое бывает и люди иногда, не задумываясь, вступают в отношения, из которых потом не в силах выпутаться. Они запутываются. Кроме того, люди меняются. Так и Питер. Он сказал, ему стало со мной скучно.

– Скука – неотъемлемая часть брака. Если ты женат, надо быть готовым к скуке.

– Ну, не всегда, – возразила она, вспомнив слова Бикса: «Профессиональные соблазнители считают женатиков тупыми мещанами». – Мне, например, не было скучно.

– Может, ты просто не отдавала себе отчета. Спорим, сейчас у тебя куда более интересная жизнь!

Он улыбнулся и глотнул вина, а Пэрис подумала, что в логике ему не откажешь.

– В каком-то отношении – да, – согласилась она. – Но мне моя жизнь виделась иначе. Я была счастлива в семье.

– Могу предсказать: через год ты будешь радоваться, что он ушел.

Такое предположение показалось ей невероятным. Пэрис знала: что бы ни случилось, она всегда будет горевать о Питере. И всегда будет жалеть, что он не с ней. Но поскольку это было невозможно, придется находить радости в новой жизни. Однако эти радости все равно будут не те, что были у нее с Питером.

Чандлер пробыл у нее до шести. Уходя, он сказал, что завтра летит в Лос-Анджелес на своем самолете, а когда вернется, позвонит. Утром ей снова принесли от него цветы.

– Кажется, мистер Фриман всерьез вышел на охоту, – холодно заметил Бикс, приехав в офис, чтобы сделать наброски к запланированной на июнь свадьбе. – Тебе с ним интересно?

– Кажется, – неуверенно ответила Пэрис.

Чандлер был легким человеком, приятным и обаятельным. Но за этой внешностью крылось что-то очень горькое. Видимо, предательство жены его сильно ожесточило.

Он снова объявился только в четверг и сообщил, что находится в Нью-Йорке по делам, а назад вернется к воскресенью. Пэрис это не слишком волновало. Позвонил – и слава богу. А на следующей неделе он стал усиленно приглашать ее слетать с ним в Лос-Анджелес на его самолете. Пэрис колебалась недолго: она не собиралась с ним никуда ехать, а главное – спать с ним. Этот мост переходить она еще была не готова. И Пэрис деликатно высказала все это Чандлеру.

Тот посмеялся:

– Я это знаю, глупенькая. Я хотел снять нам два номера в «Бель-Эре». Думал взять тебя на один прием в преддверии «Грэмми». У меня приятель в музыкальном бизнесе, он каждый год меня приглашает. Захватывающее зрелище! Хочешь сходить?

Пэрис еще сомневалась, но вдруг вспомнила, что это означает возможность повидаться с Мэг. Можно было, конечно, и самой съездить. Но, честно говоря, «Грэмми» звучало заманчиво.

– Пока не знаю, смогу ли вырваться. Можно, я спрошу у Биксби, а потом дам тебе ответ?

Пэрис не тянула время – ей и в самом деле хотелось посоветоваться. Вечером, когда они с Биксом оба были в офисе, Пэрис задала ему этот вопрос.

– Могу отпустить тебя на денек, – ответил тот со свойственным ему великодушием. – Но ты уверена, что хочешь ехать?

– Нет, не уверена, – смутилась Пэрис. – Он милый человек, но я пока не готова с кем бы то ни было делить постель, – откровенно призналась она. – Правда, он говорит, что снимет мне отдельный номер… Думаю, съездить было бы интересно. В общем, не знаю.

– Послушай, Пэрис, что тебя смущает? – усмехнулся Биксби. – Я бы тоже с радостью полетел.

– Вот и езжай с ним, – поддразнила Пэрис.

– То-то он удивится! – засмеялся Биксби. – А как он отнесся к тому, что у тебя будет отдельный номер?

Пэрис задумалась:

– Да вроде нормально…

– Тебя послушаешь, он прямо-таки ангел!

Именно это Биксби и настораживало. Так ведут себя только профессионалы.

К концу дня Пэрис перезвонила Фриману и, затаив дыхание, объявила, что согласна. Лететь надо было в пятницу утром, чтобы вечером попасть на торжество, на которое Чандлер решил ее сводить. По счастливой случайности, на эти выходные у Биксби не было намечено никаких крупных мероприятий. Только скромный ужин, который должна была обслуживать Сидни Харрингтон. Зато через неделю им предстояла грандиозная свадьба, и Бикс сказал, что тогда уж он Пэрис никуда не отпустит.

Вечером она позвонила Мэг и сообщила, что на днях приедет. Какие будут планы на выходные, Пэрис еще не знала, но пообещала дочери, что выкроит время, чтобы с ней повидаться. О Чандлере она рассказала в двух словах, но дочка очень обрадовалась:

– Мам, но это же здорово! А какой он?

– Как тебе сказать… Хороший, кажется. Очень красивый, шикарно одет. В общем, на первый взгляд производит вполне благоприятное впечатление.

В ее голосе не слышалось большого энтузиазма. Это все равно не Питер. И как странно общаться с чужим мужчиной, тем более – лететь с ним в другой город…

Пэрис все еще сомневалась, правильно ли поступает. Но Чандлер как будто понимал ее принципы и был готов их принять. Она была рада, что он согласился на два отдельных номера. Иначе она бы никуда не полетела. И заплатить она решила за себя сама. Пэрис не хотела быть у него в долгу. Хватит и того, что она летит на его самолете и идет на вечеринку за его счет.

– Мам, а он тебя как мужчина не привлекает? – спросила Мэг с некоторой тревогой.

– Нет, не привлекает. Вообще это романом назвать нельзя, – сказала Пэрис, обманывая сама себя. – У нас просто приятельские отношения.

– Он тоже так считает?

– Не знаю, что он там считает. Но он отдает себе отчет, что спать я с ним не собираюсь. Мне кажется, он джентльмен, а если выяснится, что нет, я приеду ночевать к тебе.

Мэг посмеялась над ее наивными представлениями об ухаживании.

– Возьми с собой газовый баллончик – вдруг он станет ломиться к тебе в номер.

– Мне кажется, он не такой. Во всяком случае, я надеюсь. А если это случится, вызову полицию.

– Как мило! – опять рассмеялась Мэг, после чего сообщила, что у нее появился новый кавалер. Она впервые встречалась с парнем после разрыва с Пирсом.

– Надеюсь, этот более нормальный? – поддразнила мать.

Оказалось, его зовут Энтони Уотерстон, он очередной молодой актер, и познакомились они тоже на съемках. Очень талантливый, но они пока еще мало знают друг друга.

– Всякие новые отношения – это тяжелый труд, дочка. – Пэрис вспомнила, как взращивала свой сад в Гринвиче. Порой действительно трудно определить, что – цветок, а что – сорняк. Иногда это так и остается загадкой. – Хорошо, увидимся в выходные, – пообещала она и позвонила Виму, чтобы он ее не терял. Его не оказалось в общежитии, но Пэрис оставила сообщение на автоответчике.

Уже в постели Пэрис долго не могла решить, как ей одеться. Ничего подходящего к роскошному голливудскому приему у нее не было. В конце концов она остановила выбор на белом шелковом платье, Питер его очень любил. Для Гринвича оно казалось излишне пикантным, но для Голливуда – в самый раз. А времени ходить по магазинам все равно не было – слишком много дел на работе. Всю неделю у Пэрис не было минутки, чтобы вздохнуть. Или подумать о Чандлере Фримане.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3.3 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации