149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 20

Текст книги "Игра в свидания"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:33


Автор книги: Даниэла Стил


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 20 (всего у книги 22 страниц)

– При чем тут лестница?!

– Моя адвокат именно так познакомилась со своим нынешним мужем. У нее был перелом руки, а у него – ноги, так они и узнали друг друга.

– Класс, – вздохнул Бикс.

Пэрис обрушила на него столько информации, что он был не в силах ее переварить. Когда она вернулась к себе, Бикс достал флакончик с валиумом, хотел открыть, но потом что-то буркнул себе под нос и положил лекарство на место. Он успокоил себя тем, что Пэрис, по крайней мере, не собирается увольняться.

Но усыновить ребенка? Это, пожалуй, ненамного лучше.

Глава 30

Элис позвонила только через неделю, когда до возвращения Мэг оставалось всего ничего. Однако новости у нее были неважные. Мать ребенка, Дженнифер, остановила свой выбор на одной из супружеских пар, и Пэрис сама удивилась, что так расстроилась при этом известии. Она чувствовала себя отвергнутой.

– Так бывает довольно часто, – негромко сказала Элис. Она вполне понимала, что сейчас испытывает Пэрис. – Нужный вариант найдется сам собой, вот увидите. У меня есть для вас еще предложение. Я знаю, вы хотите взять ребенка прямо из роддома, но на всякий случай хочу предложить вам другой вариант. Спросить никогда не мешает. У нас есть девочка четырех лет из русского детдома. Мать алкоголичка, кто отец, неизвестно, но СПИДа нет. Она с двух лет в приюте. У нее брат и сестра, а русские стараются родных не разлучать, но тех двоих взяли, а она осталась. Ее должна была удочерить одна семья из Феникса, но от них вчера пришел отказ. У отца оказалась опухоль мозга, так что они теперь не смогут взять ребенка. У меня в компьютере есть фотография девочки, могу прислать ее вам по электронной почте. С виду она умненькая, хотя я понимаю – это не совсем то, что вы хотели.

Пэрис хотела сразу сказать «нет», но вдруг подумала: «А что, если эту девочку посылает мне судьба?»

– Я могу подумать? – осторожно произнесла она.

– Да, конечно. Я вас не тороплю.

Когда пришел снимок, Пэрис удивилась, какое милое личико у этого ребенка. Она сидела и неотрывно смотрела на экран, когда вошел Бикс и заглянул ей через плечо.

– Это кто?

– Четырехлетняя русская девочка из детдома. Предлагают удочерить. Та девушка меня отвергла.

– О боже! – простонал Бикс. – Пэрис, скажи, что это сон! Если не прекратишь заниматься этой ерундой, я на тебе сам женюсь!

Ее затея с усыновлением приводила его в ужас, а непоколебимое спокойствие просто пугало. Он никогда не видел ее настроенной так решительно.

– Это не ерунда. И замуж я не хочу. Могу, конечно, для тебя сделать исключение. Только… как же быть со Стивеном? Нам тогда придется его усыновить?

Бикс уставился на нее. Это был кошмарный сон.

– Мне нужно принять валиум.

– Может быть, вызвать врача?

– Издеваешься? – Он рассмеялся. – Кому и нужен врач, так это тебе!

– Благодарю покорно, я здорова.

Через два часа Пэрис перезвонила адвокату и сказала, что решила не брать девочку и все-таки предпочитает новорожденного.

– Я так и думала. На всякий случай спросила. Между прочим, кажется, намечается еще одна мамаша. Когда что-нибудь прояснится, я вам позвоню.

В выходные из свадебного путешествия вернулись Мэг и Ричард. Пэрис пригласила их к себе, но они оказались заняты. И Пэрис с Биксом с головой ушли в подготовку Хэллоуина.

Семейный сбор состоялся только в начале ноября. Дети решили отметить с ней День благодарения заранее, поскольку на сам праздник они летели к отцу в Нью-Йорк. Ричард вспомнил, что Эндрю рассказывал, как безуспешно звонил Пэрис, и та смутилась.

– Да, было дело. Неудобно вышло. Я ему так и не перезвонила.

– Мне показалось, он боится, что чем-то вас обидел, – заметил Ричард.

– Ничего подобного, просто… Мне действительно очень неловко. Если он еще раз позвонит, я с ним обязательно поговорю, обещаю.

– Я передам.

После этого все сели за стол и принялись за традиционный ужин по случаю Дня благодарения. Однако стоило Пэрис сообщить, что она надумала взять на воспитание ребенка, как у всех вытянулись лица. И сын, и дочь испытали настоящий шок.

– Что?! – воскликнула Мэг. Впервые в жизни она отказывалась понимать мать. Какая уж там поддержка! – Мам, это безумие! Тебе поздно заводить ребенка!

– Ну почему? Это вполне возможно, хотя кое-какие сомнения у меня тоже имеются, – призналась Пэрис. – Но я же не собираюсь рожать, я хочу взять ребенка на усыновление. А заботиться о малыше я вполне в состоянии. И в более старшем возрасте рожают детей из пробирки.

– Но у них есть мужья! – выкрикнула Мэг и повернулась за поддержкой к мужу.

Ричард пока хранил молчание, зато Вим был просто в ужасе. Ему казалось, что вся семья сошла с ума. Родители в разводе, отец женился на молоденькой, теперь у него шестимесячный ребенок и двое приемных сыновей, а мать собралась брать кого-то из приюта. Дурдом какой-то!

– Одинокие женщины, как и мужчины, сплошь и рядом берут чужих детей, – невозмутимо заявила Пэрис.

– И пускай себе! – Мэг вела себя совершенно по-детски. – Мне кажется, это очень глупо. Господи, мам, зачем тебе чужой ребенок?

– Затем, что мне одиноко, – тихо ответила Пэрис, и дети уставились на нее. – Вы уже взрослые, у вас своя жизнь. А у меня ее нет. Если не считать работу. Обо мне заботиться вы не обязаны, и я этого не прошу, упаси бог. Я хочу сама устроить свою жизнь, стать кому-то нужной. Хочу иметь малыша, любить его, заботиться о нем, чтобы он был со мной, пока тоже не вырастет. Это не значит, что я больше не люблю вас, конечно, люблю! – поспешно добавила она. – Но я не хочу остаться одна.

Воцарилась мертвая тишина, Ричард с сочувствием посмотрел на Пэрис и обнял молодую жену.

– У твоей мамы есть право делать то, что она считает лучше для себя, – негромко сказал он. – Не так легко жить одной. Ей трудно. А ребенок скрасит ей одиночество.

– Но почему ты не хочешь выйти замуж? – жалобно произнесла Мэг.

– Потому что не могу. Не получается, – ответила Пэрис. – И я не намерена сидеть и ждать, пока явится мессия и сделает меня счастливой. Это было бы жалкое зрелище. Я должна взять на себя ответственность за свою жизнь.

Ричард одобрительно улыбнулся Пэрис. Чем лучше он узнавал свою тещу, тем больше она восхищала его.

– А если у меня родится ребенок? – обиженно продолжала Мэг. – Ты даже не сможешь мне помогать, ведь у тебя у самой будет малыш.

Пэрис улыбнулась. Дочь еще сама была ребенком, а Вим и подавно. Элис оказалась права. С детьми вышло не так гладко, как она рассчитывала.

– Конечно, я буду нянчить твоего ребенка, солнышко. И буду по-прежнему любить вас обоих. И всех ваших деток. Но мне необходимо что-то предпринять, чтобы наполнить свою жизнь смыслом. Ребенок мне кажется самым подходящим вариантом.

– А по-моему, это очень глупо, – вступил в разговор Вим. – Ведь с детьми столько мороки!

Он успел почувствовать это на примере сводной сестры. Девочка все время кричала, а стоило к ней подойти, как она тут же срыгивала, так что Рэчел даже заволновалась. Да, мама задумала что-то несусветное.

– Поживем – увидим. Если я что-то решу предпринять, непременно поставлю вас в известность. Недавно у меня один вариант сорвался. Точнее – два. От второго я сама отказалась, а в первом случае отказали мне. Очень может быть, что теперь придется долго ждать.

– Как долго? – спросила Мэг с таким лицом, словно ее только что приговорили к расстрелу.

– Может быть, целый год.

Мэг взмолилась про себя, чтобы за это время мама передумала.

В воскресенье вечером, перед тем как распрощаться, Ричард улучил минуту поговорить с Пэрис наедине:

– Пэрис, за Мэг не волнуйтесь. Она свыкнется. И Вим тоже. Это ваша жизнь, вам и решать. Я лично вами восхищаюсь. В нашем возрасте взвалить на себя такую ношу – это достойно похвалы.

Он был всего на год старше ее и смотрел на вещи иначе, чем его молодая жена.

– Благодарю за поддержку, но лучше бы вы этого не говорили, – улыбнулась Пэрис. – А если Мэг родит?

Она жаждала внуков и по разговору поняла, что это вполне может произойти.

– Это другое дело, – ответил Ричард. – Я не такой смелый, как вы. Я бы ни за что не рискнул взять чужого ребенка. Вас это не смущает? – напрямик спросил он.

Пэрис покачала головой. Какой у нее хороший зять! Настоящий друг.

– Меня это нисколько не смущает.

Разъехались все одновременно, в воскресенье вечером. Выходные выдались напряженные, но Пэрис не сомневалась, что страсти улягутся. Ричард обещал помочь с Мэг, а может, и с Вимом.

Интересно, как бы отнесся к ее идее Питер? Пэрис не могла рассчитывать, что он поможет ей склонить детей на свою сторону. У него своя жизнь, свои проблемы, малышка, к которой старшие дети пока относятся настороженно, тем более что они еще и Рэчел не приняли. Разумеется, они относились к ней с предубеждением. Сильная женщина, которая разлучила родителей, – в их глазах счет изначально был не в ее пользу.

Глава 31

На неделе снова позвонил Эндрю Уоррен. Сказал, что прилетел в Сан-Франциско помочь со сценарием одному своему клиенту, которому никак не удавалось доработать сюжет, и пригласил Пэрис на ленч. Она вспомнила данное Ричарду обещание и согласилась. Из вежливости. В конце концов, он партнер и друг ее зятя, и Пэрис не хотелось показаться грубой, хотя работы было невпроворот – близилось Рождество. Она чуть было не отменила встречу, когда нагрянул новый клиент, но Бикс взял его на себя и пригрозил собственноручно вытолкать ее на улицу. Ему был очень симпатичен этот Эндрю Уоррен, и он был убежден, что и Пэрис его полюбит, если даст ему шанс.

Они встретились в кафе-кондитерской на Сакраменто-стрит. Заведение было стильное, но главным его преимуществом, с учетом ситуации, являлась быстрота обслуживания. Пэрис было неловко признаться, что у нее совсем мало времени, но Эндрю это нисколько не смутило.

– Для меня радость уже то, что я вырвался из дома этого клиента. Он целый месяц просидел над чистым листом бумаги и поклялся не выходить из четырех стен, пока не разродится. Я при нем вроде санитара в психбольнице. Все идет к тому, что мне придется самому сочинить за него этот сценарий.

– А сумеете? – удивилась Пэрис.

Он рассмеялся и допил кофе.

– Не сказал бы. Но если понадобится – осилю. Вообще-то я уже подумываю, не взбодрить ли его электрошоковой дубинкой.

– Хорошая мысль!

Пэрис засмеялась и стала рассказывать, какие они готовят рождественские вечеринки. Эндрю нравилось слушать о ее работе.

– Не представляю, как вам это удается. Когда у меня гости, мы заказываем еду из китайского ресторана и едим ее прямо из коробок.

– А вы обращайтесь к Биксби Мейсону, – пошутила она. – Мы за вас все сделаем.

– Не сомневаюсь. Судя по свадьбе Мэг, вы творите настоящие чудеса.

– Стараемся. – Пэрис любезно улыбнулась и с облегчением подумала, что обещание исполнено, больше можно с ним не встречаться.

Потом он сказал, что пора возвращаться к незадачливому сценаристу, а Пэрис заторопилась в офис. Они неплохо провели время. Эндрю был очень похож на Ричарда, и Пэрис понимала, почему они партнеры. Оба без комплексов, большие умницы, без лишних амбиций, прекрасные специалисты. Оба не скупятся расходовать свой талант, что говорит о щедрой натуре. Лучшего мужа для Мэг нельзя было и придумать. Или друга для себя. Со временем.

Как только Пэрис вернулась на работу, позвонила Элис Харпер.

– У меня для вас интересный вариант, – объявила она.

Пэрис сразу напряглась. Ее только что закончили терзать агенты из социальной службы, и теперь она была в полной боевой готовности.

– Мамаша чуточку старше обычного. И замужем. Ей двадцать девять лет, у нее уже четверо детей. Они из Ист-Бей, муж работает инженером в лаборатории. Они живут в стесненных обстоятельствах. И, судя по всему, у мужа случился роман с соседкой. Теперь он ее бросает. По сути – уже бросил. Ребенка этого она вообще-то не хотела. Мне кажется, муж с ней грубо обходился, но в наркомании и алкоголизме никто не замечен. Мать – женщина верующая и хочет, чтобы малыш попал в хорошие руки. Говорит, что, если оставит ребенка, ей будет просто нечем его кормить. Они и так-то бедствуют, ее сестра даже решила взять у них младшую девочку, а сама мама остается с тремя мальчишками. Одиннадцать, девять и семь. Она переезжает с ними на Восток к матери.

Пэрис была потрясена. Какая трагедия! Разбитая семья, неизбывное горе… Она с трудом представляла себе, как можно разлучить родных братьев с сестренкой и отдать ее на воспитание в другой дом.

– А если ее положение поправится? Она не затребует ребенка назад?

– Она говорит, муж ее изнасиловал. Она еще год назад просила о разводе, но он не воспринял ее всерьез. Похоже, порядочная скотина. Изнасиловал жену, она забеременела, а он взял да и связался с другой. Она хочет пристроить ребенка и начать жизнь с чистого листа на новом месте. Вчера подала на развод. Едва ли ее можно осуждать, – добавила Элис.

Тридцать лет она слышала подобные истории, почти за каждым случаем усыновления стояла жизненная драма.

– Мне импонирует в ней то, что она старше и отдает себе отчет в своих поступках. Эта женщина знает, что такое растить ребенка, и понимает, что в ее силах, а что – нет. Она просто не справится. Вас ей сам бог послал.

«А ее – мне», – подумала Пэрис.

– Когда должен родиться ребенок? – спросила она.

– В том-то и загвоздка. Через две недели. Кстати, это девочка. Мать делала УЗИ, ребенок здоровенький.

Пэрис с самого начала говорила адвокату, что предпочла бы девочку, тем более что в семье нет мужчины и мальчика будет трудно растить. Впрочем, от мальчика она бы тоже не отказалась. Но две недели… Это была неожиданность. Детям она сказала, что потребуется год.

– Так что же, будете знакомиться?

– Я… да, конечно.

Пэрис знала: если это то, что ей нужно, она по каким-то признакам поймет. Пока дурных предчувствий у нее не было.

Элис перезвонила через полчаса. Знакомство с матерью ребенка было назначено на завтра, в семь часов вечера, в кофейне в Сан-Леандро.

Когда на следующий день Пэрис закончила все дела и заторопилась к выходу, ее перехватил Бикс.

– Если бы я не знал, что ты такая мужененавистница, я бы решил, что ты спешишь на свидание.

– У меня действительно свидание. С матерью ребенка. В Сан-Леандро.

Пэрис была взволнована и полна надежд.

– Тусуешься в шикарных заведениях, – посмеялся Бикс.

В городе были пробки, и дорога заняла полтора часа, но Пэрис выехала заранее и в кофейню вошла вовремя. Вскоре появилась и мать будущего ребенка – измученная блондинка, буквально падающая с ног, но довольно красивая и, судя по разговору, неглупая. Она год проучилась в колледже и надеялась когда-нибудь поступить на работу в детский сад. Но пока нужно было кормить детей, а муж, судя по всему, попался отъявленный негодяй. Сейчас у несчастной было одно желание: родить и сесть в самолет. Лететь отсюда куда глаза глядят. Она сказала, что дочку сестра привезет ей, когда она немного встанет на ноги. Но пока положение было очень тяжелым, и, если оставить пятого ребенка, старших ей не прокормить. Муж недавно потерял работу, стало быть, на алименты тоже рассчитывать не приходится. А все текущие деньги он тратит на ту, другую.

Пэрис захотелось усадить ее в машину, забрать всех ее детей и увезти отсюда подальше. Но это было невозможно. Да и не за тем она пришла. Эта женщина пришла поговорить о ребенке, который появится через две недели.

Пэрис рассказала о своей семье, о Мэг и Виме, о том, где и как живет и кем работает. Однако, как и предупреждала Элис, матери ребенка это все было малоинтересно. Она ждала от Пэрис одного – подтверждения, что та в самом деле хочет взять ее ребенка. Ей нужен был человек, готовый вытянуть ее из той трясины, в какой она оказалась. Надо было скорее встать на ноги и поднимать детей. Отдать этого ребенка означало для нее получить шанс на выживание для себя и остальных детей. Ей было неважно, что Пэрис живет одна и уже немолода. Она с первой секунды прониклась к ней доверием. А Пэрис, как только ее увидела, сразу поняла, что это будет тот самый ребенок, который предназначен для нее.

Пэрис заказала ужин, но ни одна из них к еде не притронулась. После нескольких минут разговора она взяла будущую маму за руки, ласково на нее посмотрела, и обе расплакались. Это и был их уговор, дальнейшее обсуждение стало излишним.

Будущую мать звали Эми. От нее теперь требовалось только одно – родить ребенка и передать его Пэрис. Об остальном позаботится приемная мать и ее адвокат.

– Спасибо вам, – прошептала Эми, не выпуская рук Пэрис.

Они просидели в кофейне до девяти, делясь сокровенными планами и рассматривая фотографии. В семейном анамнезе у Эми никаких серьезных заболеваний не было, только один из детей страдал сенной лихорадкой, а в психическом плане все были здоровы. Алкоголизма и наркомании тоже не значилось. Пэрис она попросила только об одном: присылать ей раз в год фотографии девочки. Встречаться с ней она не собиралась.

И она, и муж готовы были подписать бумаги об отказе, и ребенок целиком оказывался на попечении агентства по усыновлению. А через четыре месяца малышка официально станет называться дочерью Пэрис. После того, как Эми с мужем подпишут отказ, бумаги будут зарегистрированы в Сакраменто, и ни он, ни она претендовать на ребенка не смогут. Эми больше тревожило, не передумает ли Пэрис, но та заверила, что об этом не может быть и речи. Решение принято, теперь остается только ждать. И сообщить детям.

Пэрис возвращалась в город, и настроение у нее было в точности такое, как в тот день, когда она узнала о своей первой беременности. В таких случаях в голове всегда возникают тревожные мысли: а вдруг что пойдет не так, но главное ощущение – это волнение и радость. Тогда она, помнится, бегом влетела в дом и бросилась к Питеру на шею: «Я беременна!» То же самое Пэрис испытывала и теперь, только порадоваться вместе с ней было некому.

Она оставила Эми все свои телефоны и попросила позвонить сразу, как начнутся роды.

Утром, когда Пэрис собиралась на работу, ей позвонила адвокат. Пэрис затаила дыхание. Вдруг Эми передумала? Или муж решил вернуться?

– Она согласна, – просто сказала Элис. – А вы?

– Мне она очень понравилась, – ответила Пэрис, и на глаза ее опять навернулись слезы. У нее было такое впечатление, будто господь создал их с Эми сестрами, но потом разлучил и вот теперь опять свел вместе.

У Пэрис оставалось две недели, чтобы купить все, что нужно для малышки. А Элис она сказала, что сегодня же выпишет чек, чтобы Эми могла купить себе все необходимое. Роды покрывались страховкой, но придется оплатить няню для старших детей на то время, что она будет в роддоме. Кроме того, Пэрис вызвалась оплатить ей перелет с детьми на Восточное побережье после рождения девочки. Ей казалось, что она обязана это сделать.

– Сегодня же пришлю чек, – волнуясь, пообещала она.

– Не беспокойтесь. Она никуда не денется. Она в вас нуждается, – благоразумно заметила Элис.

– А я – в ней, – призналась Пэрис.

И это была правда, она сама не ожидала, что так будет.

Перед уходом на работу Пэрис позвонила Мэг и Виму и сообщила свою новость.

Вим безучастно произнес:

– Как хочешь.

И добавил, что главное, чтобы мама была счастлива. Тон у него был вполне искренний. Пэрис поблагодарила сына и расплакалась. Большего подарка нельзя было и ожидать.

– Ты уверен, солнышко? – на всякий случай переспросила она.

– Да, мам. Я все равно считаю это глупостью, но, если ты так хочешь, я не против.

Пэрис была растрогана до глубины души.

– Я тебя люблю! – с жаром произнесла она.

– Я тебя тоже.

А с Мэг разговор и вовсе прошел как по маслу. Та, оказывается, долго обсуждала проблему с мужем и, судя по всему, начинала понимать свою мать. Если Пэрис в самом деле не собирается замуж, как ей жить одной? В общем, Мэг готова была ее поддержать. Беспокоило ее только одно: не всякий мужчина захочет связывать себя ребенком, если вдруг Пэрис изменит свое решение относительно сильного пола. Правда, Ричард на это заметил, что он, хоть и ровесник ее матери, совсем не прочь иметь детей. И даже больше того, они с Мэг уже стали предпринимать к тому некоторые попытки.

Короче говоря, Пэрис и от дочери получила благословение и помчалась на работу поделиться своей радостью с Биксом.

– У меня будет ребенок! – с порога закричала она.

И осеклась, увидев, что Бикс не один, а с бухгалтершей. К счастью, клиентов еще не было.

– Когда? – спросил Бикс.

На носу было двадцать два рождественских мероприятия.

– Через две недели.

Пэрис лучилась радостью, а Бикс впал в полуобморочное состояние.

– Не волнуйся. Отпуск я возьму только в январе. Найду няню и вообще все устрою. Почему бы тебе, кстати, не пойти ко мне в няньки? – выпалила она, и Бикс застонал.

– Может, позовешь по этому случаю гостей? Я бы мог организовать все по высшему разряду.

Он был в панике, но считал своим долгом поддержать Пэрис в такой трудный момент.

– Попозже, когда родится. Но все равно спасибо. Отметим после Рождества.

Бикс судорожно рылся в столе.

– Что ты потерял?

– Валиум. Как бы в больницу не загреметь. И когда ждете?

– Пятого декабря, – улыбнулась Пэрис.

– О, нет! Это же день свадьбы Эдисонов!

– Я там буду. Если понадобится, то с ребенком на руках.

Пэрис рассчитывала сразу нанять няню, иначе с рождественскими торжествами ей не справиться. А в январе возьмет отпуск и сама будет ухаживать за девочкой. Оставалось придумать имя, но это не срочно, сейчас есть другие заботы.

Она стала спешно составлять список дел, а Бикс наконец нашел свой валиум и подошел к ее столу.

– Пэрис, ты уверена, что этого хочешь? Ведь этого не изменишь! – зловеще произнес он.

– Я знаю. В отличие от всего остального.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 3.3 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации