145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 2

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 12 января 2018, 11:01

Автор книги: Дмитрий Бельский


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 3 страниц)

Глава 3

Уголок живописи

Семь часов утра

Полицейские, полицейские и еще раз полицейские. Заброшенный завод, где проводилась рефлексия, был просто окружен ими, ну и желтой оградительной лентой, от журналистов. Сама постройка была небольшая, и одноэтажная. Детектив Курский вошел через главные двери, кругом заброшенные оборудования по производству арматуры. Пройдя немного вперед, он свернул направо, и по лестнице спустился в подвал, где и проводилась рефлексия. Вступив в знакомую комнату, он вновь почувствовал себя участником смертельной головоломки. Судмедэксперты снимали отпечатки пальцев, искали улики, проверяли видеозаписи с Найканом, которые удалось обнаружить. Однако больше всего выделялась группа полицейских, которые пилили стальную дверь, за которой, погиб Фокин Стас.

– Здравствуй Слава. – поприветствовал детектив своего напарника, который уже заждался его.

– Ты опоздал, я же сказал тебе быть через…

– Заткнись. – перебил его Курский. – Пойдем со мной, я тут кое-что разузнал.

– Куда пойти?

Детектив провел Станислава в комнату, где он семь часов назад нашел Катю и Костю. Помимо них здесь были двое полицейских и один судмедэксперт.

– Так, оно должно быть здесь.

– Что должно быть Паш? Ты меня пугаешь.

– Потайная дверь.

– Звучит серьезно, на чем основываются твои доводы?

Детективу не понадобилось много времени, чтобы найти то что он искал. На стене, напротив телевизора, висела большая картина, настолько большая, что своими рамками она практически доходил до пола. Черный слон, вот что было на нем изображено.

– Странно… очень странно.

– Ты имеешь в виду странный слон?

– Нет. Когда я был здесь в последний раз, этой картины не было, могу поклясться.

– Получается его поставили специально? После того как ты выбрался отсюда?

– Именно.

Детектив обхватил картину, и отодвинул его в сторону. Сомнений не было, за картиной находилась небольшая дверь, в высоту чуть больше полтора метра.

– А вот и то что я ищу… ᴎ как я только не заметил эту дверь, когда оказался здесь впервые.

– Ты занимался тем что освобождал Катю ᴎ Костю… эмоции ᴎ все такое, тебе было не до потайных дверей.

Присутствующие в комнате были удивлены находкой детектива. А сам герой взялся за металлическую ручку, и открыл дверь. То, что находилось за ним, его не разочаровало. Лестница, ведущая наверх, однако Курского интересовала далеко не лестница, а белая надпись на стене, «Вы на правильном пути, детектив».

– Может уже объяснишь Паша? Что все это значит?

– Я пытаюсь найти второго сообщника Рефлектора, кроме Ники Крейг, у него имелся еще один.

– С чего ты взял?

– Потом объясню.

Детектив обнаружил близ надписи, замурованный в стену плеер с кассетой.

– Что это такое? – удивился Станислав. – Сейчас что, все еще продаются такие штуковины?

– Возможно он достал его через ebay… эх ностальгия.

Курский протянулся к плееру, и нажал кнопку воспроизведения записи. Звук был довольно громким, голос хоть ᴎ принадлежал доктору Экелю, однако он звучал так, будто доктор озвучивал персонажа из фильма ужаса:

«Чтож, вы делаете успехи. Наверняка вы уже в курсе, что у меня имеется еще один сообщник, и в вас просто кипит желание разузнать кто он, однако всему свое время. Вы не узнаете его имя, пока я сам этого не захочу детектив… я дал вам один день на отдых, но вы, своими действиями, вновь оказались окунутым в смертельную рефлексию. Что вами движет? Месть или правосудие? А может и то и другое? Предлагаю вам отключить эти два стимула, и полностью сосредоточится на внимании, и остроумии. Смотрите во все четыре стороны, в течении этого дня, вы будете находить много подсказок, каждая буква, каждая цифра, может сыграть свою роль. Слово головоломка означает ломать голову, и я очень надеюсь, что во время всей этой рефлексии, вы не сломаете свою. От вас требуется лишь неординарное мышление и дедукция. Принимая те или иные решения, убедитесь, не вынуждаю ли я вас поступать так, как угодно мне, в противном случае, вы меня так и не поймаете.»

Запись закончилась, оставив Курского и Станислава в замешательстве.

– Неординарное мышление и дедукция… прям про тебя Паш. Что ты думаешь насчет этого?

– Если честно, то мне немного страшно.

– Тебе? Страшно? От чего это?

– От ответственности, я вдруг осознал, что поимка доктора Экеля и его сообщников, зависит только от меня и от моих поступков.

– Ты че это серьезно?

– Да, я знаю, что это звучит как бред. Но Рефлектор не шутит, раз он сказал, что все зависит от меня, значит так оно и есть. Если он не хочет, чтобы его поймали, так оно и будет. Я должен обыграть его, делать то чего он не будет от меня ожидать.

– Не думаю, что это возможно. Рефлектор просчитывает все возможные варианты, не удивлюсь если он сможет даже предугадать поступки шизофреника. Если он не хочет оказаться пойманным, так оно и будет, в этом ты прав. Но если мы хотим поймать его, то придется играть по его правилам.

Детектив направился в главный зал, Станислав тут же за ним, нога в ногу. Оказавшись на месте, герой вновь обнаружил на стене картины. Он и во время рефлексии заметил их, но не обращал должного внимания.

– Раз, два, три… девять.

– Что девять? – спросил Станислав, наблюдая за взглядом детектива.

– Девять картин на стенах.

– Думаешь в картинах что-то скрыто?

– В квартире, что мы сегодня были, тоже висели картины. И заметь, многие из них, находятся и здесь… вон та картина. – указал детектив на работу известного российского художника Михаила Врубеля «Демон сидящий». – Она тоже там была.

– Да да, ты прав, она точно там была, как и вон та… «Девятый вал» Ивана Айвазовского.

Отрицать данный факт невозможно, данные картины действительно были в вышесказанной квартире.

– Кроме вот этого. – произнес детектив, подходя к картине жанра абстракционизм.

– Это картина «Фальстарт» Джаспера Джонса, в 2006 его продали за 80 миллионов долларов. Поистине, огромные деньги.

– Было бы только за что платить, что здесь изображено вообще? Это даже черт не разберет, просто слепили вместе синий, красный и желтый.

– Это смесь нео-дадаизма и абстрактного экспрессионизма. Только настоящие коллекционеры, и ценители искусства, поймут его смысл.

– А ты понимаешь?

– Издеваешься? Конечно нет.

– По-моему, все остальные картины, были в той квартире, кроме этой, я бы точно запомнил.

– Полностью с тобой соглашусь.

– А значит, в нем должно быть что-то.

Курский снял картину, и начал его внимательно осматривать со всех сторон, на ощупь, на запах. Однако у него хватило мозгов не пробовать его на вкус.

– Не понимаю, вроде все чисто.

– Значит мы ищем не там, где надо.

– Возможно ты прав.

Тем временем, группа полицейских закончили распиливать стальную дверь.

– Детектив! Мы закончили.

– Отлично, дорогу мне.

Отвалив здоровенный кусок стали квадратной формы, детектив достал фонарик и посветил внутрь.

– Странно… очень странно.

– Ты это уже второй раз произносишь. – усмехнулся Станислав.

– Здесь должен был быть труп Фокина Стаса. Но его здесь нет.

– Уверен? Может ты ошибаешься?

– Нет, я не ошибаюсь. Стас вошел сюда, а потом дверь захлопнулась. Из слов Ники, я понял, что он умер… о господи! Отойдите все!

– Что за паника детектив? – в недоразумении спросил Станислав.

– Ядовитый газ. Эта стальная комната должна быть заполнена им.

Станислав, пользуясь своим опытом, смело привел свое рассуждение.

– Ты меня конечно извини Паш, но я как судмедэксперт, могу точно сказать, что никакого ядовитого газа здесь нет. Это я могу определить по запаху… Но я уловил другой запах, трихлорметан.

– Это еще что такое?

– Усыпляющий газ. Здесь нужна отчистка, иначе не исключено что мы сейчас упадем без сознания, старайтесь не дышать господа.

Все отошли подальше от источника, детектив Курский же отошел совершенно в другой конец, и прислонившись к стене, сел на пол. Станислав хотел взять с него пример, но удержался.

– Ничего не понимаю. – недовольно произнес Курский. – Стас точно должен был быть там, какого черта его нет?

– Видимо Рефлектор забрал его тело.

– Раз ты говоришь, что там был усыпляющий газ, значит он жив.

– А может он и есть второй сообщник доктора Экеля?

– Не думаю, Стас точно здесь не причем.

– Как знаешь, доверяю твоей дедукции.

– Так, нам надо смотаться в одно место.

Глава 4

Пат ᴎ никакого мата

Клинический центр имени Алтаева.

Детектив Курский и Станислав, с целью обыска, направлялись в кабинет доктора Экеля, где он работал психологом по общим вопросам. Без стука и без ордена, напарники ворвались в кабинет. Конечно трудно что-то найти, если в помещении и так все пусто. Рабочий стол, шкаф, и другая мебель, тупа собирала пыль.

– Да уж. – пробормотал Станислав. – А он точно здесь работал? Тут же ничего нет.

– А ты что, не заметил на двери надпись, «Психолог по общим вопросам, Этан Экель»?

– Заметил, но все равно ощущение будто здесь не ступала нога человека.

– Да успокойся ты, мы по адресу, я-то здесь много раз уже был… на первый взгляд все чисто, однако я уверен, что мы найдем что-то интересное.

Детектив был прав, стоило ему только открыть дверце шкафа, как на одном из полок он обнаружил папку, с размером в курсовую работу студента.

– Ну вот, что я говорил.

– Интересная находка.

Курский положил папку на стол, а сам уселся в кресло. Станиславу не терпелось уже открыть найденную улику, поэтому медлительность детектива его слегка напрягало.

– Может уже откроешь?

– Знаешь, что я тут подумал Станислав…

– Что кресло на котором ты сидишь надо забрать домой?

– Да нет же крендель… а что, если Рефлектор хотел, чтобы мы нашли эту папку, и открыв его, мы получим огромное количество вопросов, нежели ответов.

– Да, не сомневаюсь, что так оно и есть. Но не открыть его, мы не можем!

Станислав не стал дожидаться, пока Курский откроет папку, поэтому сам занялся этим. На первой же странице, он увидел разные имена, написанные по столбику.

– Так… Дмитриев Евгений, Бонин Тимур, Жуков Александр, Канина Кристина, Зайцев Владимир… это что за ерунда?

Станислав посмотрел остальные листы, их было не меньше пол сотни, и на каждом из них, столбиком написаны имена. Курскому было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что к чему.

– Да это имена пациентов доктора Экеля.

– Я тоже так подумал.

Курский взял папку в свои руки, и начал листать.

– Но только чем это может нам помочь?

– Ну ты же детектив Паш, ты и решай.

Беглый взгляд на каждую страницу, и вот Курский уже на последней. Однако она отличалась от всех остальных, из тридцати имен, четверо были обведены красным маркером.

– А вот это интересно… – прокомментировал Станислав.

– Александров Иван, Курская Вероника, Игнатьева Эльвира, Николай Норрис.

И тут детектив почувствовал озноб, двое из четырех имен, ему были очень знакомы.

– Обалдеть. – усмехнулся Станислав. – Николай Норрис тоже был его пациентом? Это разве не тот, которого мы нашли внутри манекена?

– Да, именно он. – безразлично произнес детектив.

– И кто такая Курская Вероника11
  Курская Вероника, она же Амок, является одним из отрицательных персонажей в книгах Дмитрий Бельского «Ревнители: Элиминация» и «Ревнители: Большая Элиминация»


[Закрыть]
? – спросил напарник, мгновенно остолбенев после своего вопроса. – О господи… это же твоя сестра Паш! Как ее там, Амок?

– Она мне не сестра!

– Да дело совсем даже не в этом! Я знаю, что ты отказался признавать ее своей сестрой, после того как она стала убийцей, но она что, действительно была пациенткой доктора Экеля?

– Выходит, что так… поверь, меня самого это шокировало.

– А ты знаешь где она сейчас?

– В тюрьме ДАГЭТ22
  Государственная, противо террористическая организация, часто встречаемая в книгах Дмитрий Бельского.


[Закрыть]
, где же ей еще быть.

– Я сейчас просто в сумасшествии… слушай, помнишь ты говорил, что доктор Экель владеет гипнозом?

– Ну и?

– Я кажется понял, как Рефлектор находил себе жертв, и как узнавал о том, что они скрывают.

– Тогда попытайся меня удивить.

– Все очень просто, он просто каждого своего пациента, заставлял признаваться в своих грехах, через гипноз. Допустим, если Николай Норрис, был его пациентом, то во время сеанса, ничто не мешало доктору Экелю, проверить его. Так он и узнал о том, что Николай виновен в смерти прокурора, хотя сам Николай даже понятия не имел, что он кому-то раскрыл свой секрет. Как итог, сразу же после суда, Рефлектор стал его шантажировать, чтобы он признался в своем грехе.

– Теория очень даже имеет место быть.

– Дайка сюда.

Станислав стал листать папку, тщательно проверяя имена.

– Что ты ищешь?

– Григорьеву Жанну, уверен она тоже есть в этом списке!

– Даже не сомневаюсь в этом.

Пока напарник ищет имя, детектив решил провести полный обыск помещения. Найденная папка, это конечно хорошо, но вдруг за пределами этих четырех стен есть еще какая-то зацепка. Однако, спустя пару минут обыска, Курский понял, что ничего кроме папки здесь найти не удастся.

– Нашел! – внезапно выкрикнул Станислав. – Григорьева Жанна, она есть в списке.

– Что нисколько не удивительно.

– Знаешь Паш, я так и не понял, по какой сортировке здесь написаны имена. По алфавиту, или по дате появления пациентов?

– По случайному. – твердо ответил детектив. – Рефлектор хотел, чтобы все выглядело по-настоящему, чтобы я сам запутался в поиске правильной сортировки. Но все, на что мы должны обращать внимание, это на последние четыре имена. Александров Иван, Курская Вероника, Игнатьева Эльвира и Николай Норрис. В них то, что может нам помочь.

– Ну ты же не собираешься отправиться в ДАГЭТ, чтобы навести свою сестру?

– Нет конечно… даже если от этого будет зависеть исход всего того, что задумал Рефлектор.

– Ну и правильно. Как только вернемся в участок, я попытаюсь накопать информацию про Александрова Ивана, и Игнатьеву Эльвиру.

– Тогда не будем терять времени.

Спустя пару часов

Полицейский участок

Личный кабинет Курского

Детектив и Станислав, сидели друг перед другом, за шахматной партией. Курский играл за белых, поэтому его ход был первым, G2 на G4. Станислав же, ответил практически идентичным ходом, B7 на B5.

– Так… ты решил с самого начала копировать мои ходы? Ты же знаешь, такой тактикой я сыграю лишь на свою пользу.

– Ой, извини, я совершенно не заметил.

– Кстати, что там насчет Александрова Ивана и Игнатьеву Эльвиру? Нашел что ни будь?

– Да я собственно и не искал, попросил своих коллег покопаться.

– Вот оно как, мой хитрый друг.

– Да ладно тебе, они все равно целый день ничего не делают, а я уже с утра, где только не побывал.

– Ладно, убедил… к тому же ты прав.

– Слона на H3? – прокомментировал Станислав следующий ход детектива. – Ты что серьезно? Так ходят только новички и любители. Мы же не в том уровне играем, я думал ты покажешь что-то другое. То, что могло бы меня удивить.

– Ты прав, это действительно не про нас. Но все же, ход уже сделан.

– Ну ладно… только сразу предупреждаю, такой тактикой, у тебя нет шансов против меня. Вспомни чем закончилась наша прошлая игра.

– Да, я помню, как не воспользовался рокировкой. Однако, ты воспользовался этим и поставил мне мат. Несмотря на то, что у меня еще осталась ладья, конь, слон, и четыре пешки.

– У тебя феноменальная память, даже я не помню подробности.

– Собственно, у тебя были практически теже самые фигуры.

Следующие несколько ходов, герои совершили молча, даже не открыв рот. Подобная тишина начала слегка напрягать Станислава, в следствии чего он задал первый вонзившийся в его голову вопрос.

– Кстати, как твоя семья? Ты меня извини, но я за весь день так и не спросил про их состояние.

– Спасибо, они в порядке. Рефлектор их не трогал, и не причинял какого-либо вреда. Однако Катя сильно зла на меня, она считает, что все произошедшее, случилось по моей вине.

– Ну согласись, отчасти оно так и есть.

– Ты прав, но что я мог поделать чтобы этого не случилось?

– Не гонятся за Рефлектором.

– Спасибо за ответ… ты ведь знаешь, что я не мог просто вот так вот все оставить.

– Да, знаю. Поэтому я на твоей стороне. И знаешь, это похвально. Ты столько времени угробил на поиски Рефлектора, что это, как минимум достойно… премии.

– Премия? Господи, не говори при мне этого слова.

– Хах, а что не так-то с этим словом?

– Я делаю это не ради денег Слава. К тому же у меня их достаточно, и я никогда не жаловался на их отсутствие.

– Это и не удивительно, где ты видел человека, который ездит на шикарном Audi, и жалуется на отсутствие денег?

– Так… запахло завистью.

– Ну конечно, какой бы человек тут не завидовал. У тебя зарплата почти в два раза больше моей.

– Зато у меня дома жена и сын, которые нигде не работают.

– Аргумент… а я постоянно отсылаю четверть зарплаты родителям в Казань.

– Так все, давай больше не будем затрагивать эту тему.

Детектив непростительно отвлекся, в результате чего, Станислав съел конем его ладью.

– Вот это поворот… сапоги мне в рот.

– Ты что Паш, действительно не заметил этого?

– Представь себе… походу здесь уже все пахнет партией.

– Ой да ладно тебе, играй и не заморачивайся. У тебя ведь IQ на три единицы выше моей, так что не все потеряно.

– Боюсь, как раз все уже потеряно.

– Просто представь, что я Рефлектор, ты ведь не будешь отказываться от моей поимки, после первой же неудачи.

– Неплохое сравнение, убедил… надо взять себя в руки. И не слушать тебя, ведь это ты отвлекаешь меня болтовней.

– Молодец, нашел чем оправдаться.

Игра продолжалась еще двадцать минут, за это время игроки успели обменяться королевами, конями и слонами. Курский к тому же, потерял четыре пешки, а Станислав пять.

– Знаешь Слава, я постоянно это замечаю, но все-таки, решился спросить только сейчас. Почему ты постоянно жертвуешь пешками? Будто они для тебя, всего лишь расходный материал. Ты отдаешь их просто так, где в принципе, мог бы этого не делать.

– Пешки оцениваются в одну единицу, от них мало пользы. Единственный нормальный способ играть ими, это пожертвовать, чтобы сэкономить себе ходы.

– Одна единица? По-моему, ты забываешь, на что способна пешка, когда она доходит до противоположной стороны.

– Да уж, нашел чем сравнить. Сколько мы уже партий с тобой сыграли Паш? Сто? Двести? И сколько раз ты доходил пешкой до конечной линии? Один?

– Два. – с усмешкой произнес детектив.

– То есть, в одном проценте случаев.

– Зато я никогда не забуду эти игры.

– Даже не старайся, в этой партии, ты не дойдешь до конца.

– Да… я уже догадался.

Далее последовало пять безрезультатных ходов с каждой стороны, ни одна фигура не была съедена, и не был объявлен ни один мат.

– По-моему, партия становится какой-то неинтересной. – недовольно буркнул детектив.

Видимо мысли действительно материальны, в течении следующих пятнадцати ходов, Курский потерял практически все свои фигуры, оставшись всего лишь с двумя пешками. У Станислава, были теже две пешки, и одна ладья. Ситуация оказалась патовой, обе пешки соперников, находились друг перед другом, закрывая ходы. Король детектива находился на H2, а король Станислава на H4. Однако, следующим ходом, Станислав поставил ладью на G3, тем самым, заставив Курского отступить конем на H1. Как финальный ход, Станислав поставил коня на H3.

– Пат! – радостно воскликнул Курский.

– Блин. – в ужасе понял свою ошибку Станислав. – Действительно.

– Роковая ошибка друг мой, может это и ничья, но для меня это победа. И как ты только мог попасться на такое?

– Да ладно уж, ничего не поделаешь.

– Так ладно, давай-ка собирать фигуры, вторую партию я на переживу.

– Как знаешь… кстати, я сейчас, схожу к своим ребятам, может они что-то разузнали по тем странным личностям.

– Прям мои мысли читаешь, только хотел попросить тебя об этом.

Станислав удалился из кабинета, и спустя буквально минуту, к Курскому зашел другой, не менее уважаемый человек. Это был детектив Орлов, ему уже 52 года, и сразу видно, что больше половины своей жизни, он работает тем, кем является. Из одежды, детектив предпочитал черные брюки, и темно-синий джемпер. И как подобает подобному человеку, усы с бородой находились на месте.

– Здравствуй Паша. – поприветствовал Орлов коллегу.

– Детектив Орлов, какая часть. – протянул Курский руку.

– Рад тебя видеть.

– Я вас тоже… присаживайтесь. – указал детектив на стул, перед свои столиком.

– Спасибо. – поблагодарил Орлов, после чего присел.

– Чем могу вам помочь?

– Да брось Паш, давай на «ты», все-таки коллеги.

– Извините, просто как-то неудобно, все-таки вы на 12 лет меня старше. И к тому же, вы герой Большой Элиминации33
  Событие, описанное в книге Дмитрия Бельского «Ревнители: Большая Элиминация»


[Закрыть]
.

– Ой да ладно тебе, героями являются Ревнители, а я так, лишь мимо проходил…

– Ладно, будь, по-твоему. И так, чем могу помочь?

– Это я хотел предложить тебе свою помощь. Вижу, дела с Рефлектором не в твою пользу. Его надо поймать, и чем быстрее, тем лучше.

– Бросьте, я сам с этим разберусь, Рефлектор мой личный враг. А я личный враг Рефлектора, это как Проксима и Химера.

– Достаточно четкое сравнение. – подчеркнул Орлов.

– Я не хочу, чтобы такой уважаемый человек как ты, впутался во все это.

– Это моя работа Паш, впутываться в те дела, которые меня не касаются.

– Извини, но я все же настаиваю. Я и Станислав, мы вместе во всем этом разберемся. Даже если придется пойти на какие-либо жертвы.

– Ну ладно…

По выразительным глазам Орлова, Курский моментально понял, что детектив решил заглянуть к нему вовсе не за предложением помощи, а за чем-то еще. Однако дедукция не позволяла прочесть то, что у Орлова на уме.

– Это ведь не то за чем ты пришел, я прав? Причина в другом.

После нескольких секунд молчания, Орлов взглянул коллеге в глаза. Это само собой означало, что Курский совершенно прав.

– Хвалю твою дедукцию.

– Не молчи, у меня же терпение не железное.

– В общем, вчера я был в ДАГЭТ, говорил с гендиректором, с несколькими из Ревнителей… и с твоей сестрой.

– С Вероникой?

– Да. – подтвердил Орлов. – И знаешь, что? Она сильно переживает, скучает по тебе.

– Только не говори, что она просила меня навестить ее.

– Не скажу… тем более ты сам догадался.

Курский тяжело вздохнул, направив свой выразительный взгляд на потолок. Орлов не спешил продолжать диалог, поэтому наступила неловкая тишина. Курский встал из своего кресла, направился к окну, сел на подоконник и закурил. После второй затяжки, он все же рискнул заговорить.

– Передай ей, что я не желаю ее видеть и слышать.

– Паш, послушай…

– Мне нечего слушать! – перебил Курский. – Она убила слишком много людей, ей место в тюрьме… сколько у нее пожизненных сроков?

– Да дай ты мне договорить!

Курский остолбенел, он никак не ожидал, что Орлов способен поднять голос. Чтож, видимо придется выслушать детектива.

– Ты никогда не задумывался над тем, почему твоя сестра убила стольких людей?

– Ей же диагностировали амок.

– Если бы у нее действительно был амок, то ее отправили бы в психиатрическую лечебницу, а не в тюрьму ДАГЭТ. Получается, она совершенно здорова, с психиатрической точки зрения.

– Ну и что с того?

– Все ее жертвы, погибли без мотива. А у любого убийцы, должен быть мотив.

– Ей просто нравится убивать, вот и все.

– Дело совершенно в другом Паш… слушай, Проксима и Бриджет44
  Центральные персонажи, супер геройских, одноименных книг Дмитрия Бельского.


[Закрыть]
, провели над Вероникой серию тестов. Чтобы найти корень ее мотивов. Но они случайно совершили поистине шокирующее открытие. Вероника, является жертвой гипнотической атаки.

На этих словах, у Курского из пальцев упала сигарета. Одно слово «гипнотическая атака», полностью перевернул его разум. По его глазам, мгновенно пролетели сотни вопросов.

– Я не понимаю… что это значит?

– Ты помнишь день, когда все это началось, когда Вероника сошла с катушек?

– Это было в апреле 2016 года. Она резко перестала отвечать на звонки, дома ее тоже было не застать. Словом, испарилась.

– В апреле 2016, Вероника работала ассистенткой у доктора Савина Феликса.

– Да да, припоминаю.

– Но в один день, доктор Феликс умер… его пристрелила родная дочь.

– Эту историю я тоже слышал, и что дальше? – в спешке поинтересовался Курский.

– Смерть доктора, стал сильным ударом для Вероники, она мгновенно потеряла работу у одного из самых умных людей в мире. Чтобы хоть как-то себя успокоить, Вероника записывается на прием к психологу.

– К психологу? Значит, я все же прав, у нее действительно не все дома.

– Я сказал к психологу, а не к психиатру, учись их различать… В общем, этот психолог, во время сеанса, решил проверить на Веронике свои навыки гипноза. Мы не знаем зачем ему это было нужно, и что он собирался этим доказать. Но уверены в одном, тот психолог мощно покопался в ее мозгах, и внушил Веронике, что она убийца. В тот же день, она совершает свое первое убийство.

Слова Орлова, повергли Курского в такой шок, из которого практически невозможно выбраться. В спешке, герой зажег следующую сигарету, чтобы хоть как-то смягчить комок в горле, который мешал ему разговаривать.

– У меня в голове все перевернулось на 180 градусов.

– Ты, наверное, хочешь спросить, знаем ли мы имя того самого психолога? У нас конечно нет доказательств, но нам кажется, что это никто иной, как доктор Этан Экель… Рефлектор.

Сомневаться не приходилось, Курский моментально вспомнил про папку с именами пациентов доктора Экеля. И то, что в списке была Курская Вероника. Все сходится.

– Я нисколько не сомневаюсь, что это именно он… ПРОКЛЯТЬЕ! – выкрикнул Курский, мощно ударив по подоконнику. – Молитесь доктор, чтобы я вас не нашел.

– Ну вот… теперь ты все знаешь. Мы все верим, что ты найдешь его Паш, твоя сестра тем более. Если нам удастся доказать, что доктор Экель действительно причастен к этому, то сможем освободить Веронику. К тому же, Бриджет уже покопалась в ее голове, и она уверяет, что больше Вероника не причинит никому вреда.

– Очень на это надеюсь… ладно, я найду Рефлектора, даю слово.

– Может ты решишься навестить Веронику? Она только тебя и хочет увидеть.

– Да, я навещу ее… как только поймаю Рефлектора. А может ᴎ раньше.

– Отлично, надеюсь ты поймаешь его как можно быстрее… всего доброго.

– Всего доброго детектив.

Орлов покинул кабинет, оставив Курского в раздумье. То, что творилось у героя в голове, невозможно объяснить. Получается, Рефлектор испортил жизнь не только себе, но и ее сестре, ведь из-за него, Вероника отбывает пожизненное наказание.

Курский стал капаться в ящике своего стола, в поисках какого-то документа. Отсортировав несколько огромных папок с файлами, детектив наткнулся на фотографию, в котором была изображена молодая девушка, лет 25, с изумительной улыбкой, игривым взглядом, и рыжими волосами. Это была Вероника, по ее лицу и язык не повернется сказать, что она убийца, и причастна к смерти дюжины людей.

– Прости меня сестренка… прости, мне стоило во всем сначала разобраться, чем винить тебя в том, чего ты не совершала.

Внезапно, после долгого отсутствия, появляется Станислав. Какого же было его удивление, когда он увидел, напрочь изменившегося в лице детектива, да еще и с чьей-то фотографией.

– Ты чего это Паш? Уткнулся на фото, глаза слезоточат… кто-то умер?

– Да… умер прежний я.

– Неплохо… продолжай в том же духе, и ты наверняка доведешь меня до психушки.

Курский медленно повернул фотографию, на этот раз, удивление Станислава достигло абсолютного максимума.

– Ты чего это? Полтора года не доставал эту фотографию, и вдруг вспомнил? Кстати, откуда она у тебя? Ты же собирался ее выкинуть… или сжечь.

– Да, собирался… но я не смог.

– Так может все-таки расскажешь, что случилось?

– Присядь, новость может тебя шокировать.

– Маловероятно… я уже шокирован.

За десять минут, Курский рассказал Станиславу все, начиная от детектива Орлова до таинственного психолога Вероники. Хотя, не такой он ᴎ уж таинственный.

– Лисички мне на завтрак! Ты что серьезно?

– Абсолютно, по мне видно, что я шучу?

– Вот же черт… и что теперь ты намерен сделать Паш?

Курский направил свой взгляд на календарь, и слегка усмехнулся.

– Сегодня восьмое июля.

– Воскресенье. – добавил Станислав.

– Шестнадцатого июля, у Вероники день рождение.

– Дай угадаю, ты собираешься устроить ей сюрприз, поймав Рефлектора?

– Да… я хочу, чтобы свое день рождение, она отметила на свободе.

– Амбициозно.

– Так что у нас есть восемь дней, чтобы отыскать доктора Экеля. И сразу же, как мы его найдем, я навалю ему, пару апперкотов.

– Да брось, ты же детектив, твое оружие – это ум, а не кулаки.

Курский сложил фотографию Вероники, и положил ее в свой бумажник.

– А знаешь Паш, я ведь всегда подозревал, что в истории с твоей сестрой, что-то не сходится, что в ее убийствах, кто-то замешан.

– Я тоже… точнее я не подозревал, а скорее надеялся, чтоб так оно и было. Но доказательств, подтверждающих это, не существовало. Однако со временем, я перестал в это верить.

– Ты главное не переживай, я примерно представляю, что творится у тебя в душе. И могу смело утверждать, что мы найдем Рефлектора, я даже в этом нисколько не сомневаюсь.

– Я тоже не сомневаюсь… кстати, что там насчет Александрова Ивана и Игнатьевой Эльвиры?

– Ах да, я же как раз за этим и выходил. В общем… все чисто.

– То есть?

– То есть мои люди ничего не нашли.

– Твои люди? – усмехнулся Курский. – С каких пор ты своих коллег называешь своими людьми?

– Ну я же образно.

– Да я понял.

– Они проверили все, от страховых компаний, до вокзалов. И ничего стоящего не нашли, в городе несколько сотен людей, с подобным именем и фамилией. Повторяется ситуация с Фокиным Стасом.

– Все это ненормально…, по-моему, мы ищем не то что нам следовало бы.

– Мне тоже так кажется, мало ли что Рефлектор обвел эти имена, они могли быть для других целей… о которых мы не догадываемся.

– В любом случае, все мы узнаем завтра.

– Напомни… что завтра должно случится?

– К нам в участок, должна прийти какая-то девушка. Надо ее допросить, и что-то там выяснить. Ух чувствует мое сердце, что мы во что-то вляпались. И это что-то, далеко не сладкого вкуса.

– И даже не соленого.

– Как думаешь, если послать сейчас всех людей, на поиски доктора Экеля и Ники, то они найдут их?

– Шанс на это, 0.5%. Москва огромный город, и мы даже не имеем ни малейшего понятия, где находится их логово.

– А если подключить к этому хакеров?

– Боюсь это ничего не изменит, даже сам Спирит их бы не нашел… и вообще Паш, что за глупые вопросы? Ты же сам говорил, что Рефлектора не найти, если он сам этого не захочет.

– Да, но если продолжать в духе данного девиза, то мы его вообще никогда не найдем. А у нас, напомню, всего лишь восемь дней.

– Ты прав, ты безусловно прав. Но найти такими примитивными способами, не примитивного гения, невозможно. Тут нежно искать неординарный выход, такой, какой бы даже Рефлектор не ожидал.

– На поиски такого неординарного выхода, может уйти уйма времени.

– Так не трать ее зря… нравится ли тебе это или нет, но мы должны в данный момент играть на поле Рефлектора, с его правилами. Пускай он будет думать, что все идет так, как он задумал, а мы будем в это время искать способ его поимки. Доктор Экель слишком честный и правильный человек, он не будет нас убивать просто так. Как он говорил, «Правда ценою в жизнь»?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации