112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Невидимки"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 16:40


Автор книги: Дон Пендлтон


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 9 страниц)

Глава 5

Броньола щелкнул зажигалкой один раз, второй. Она не работала. Он начал искать коробок со спичками среди кипы бумаг на столе Гарфилда.

Офис федерального агента служил для группы временным командным центром, откуда велась безжалостная война против сил террора, слепых армий разрушений и хаоса.

В обычных условиях они бы прибегли к помощи «Команды Эйбл», но она отправилась из горячей точки главного конфликта в Каире на «взрывную» миссию в Мексику.

Трое из «Каменного человека» ожидали Куртцмана, чтобы начать совещание. Эйприл стояла у окна, наблюдая за узорами, оставляемыми дождем на оконном стекле. Серебристый свет, проникающий через сланцевого цвета тучи, придавал ее блестящим волосам особо нежное сияние.

Болан стоял немного в стороне. Она была на самом деле потрясающей женщиной.

– Да, это так, – сказал он.

Ее красивые брови изогнулись в изумлении.

– Мне нравится то, что я вижу, Эйприл, – объяснил он.

Она слегка хихикнула, вспомнив первые слова, которые сказала ему Как бы отвечая на удивление Болана, когда ей приказали вести военный фургон, она бросила ему вызывающе: «Вам что, не нравится то, что вы видите?»

Конечно, ему нравилось, и, поработав вместе с ней несколько месяцев, он по достоинству оценил это уникальное сочетание красоты и ума.

– У вас было предчувствие? – спросила она. Болан кивнул, заставив себя улыбнуться, чтобы подбодрить Эйприл. Он никогда еще не казался ей таким уставшим и – она почти боялась признать это – таким потрясенным, как сейчас.

Должно быть, он озабочен тем, что стал жертвой недавнего нападения – как будто столкнулся с новым видом войны, неизвестным на городских улицах Америки, не говоря уже о заброшенных землях Никарагуа или горах Тосканы.

Вошел Куртцман с подносом, на котором стояли четыре больших кружки, и коричневым конвертом под мышкой.

– Нашел порцию растворимого кофе в лаборатории. Думаю, одной нам хватит на всех.

Аарон Куртцман, или Медведь, как его все называли, был постоянным компьютерным экспертом «Каменного человека». Он занимался исследованием последнего проектного материала Шиноды.

Эйприл взяла одну из кружек и протянула Болану:

– Вот, берите. Надеюсь, для вас он достаточно крепок.

Броньола потянулся к своей сигаре, затем слегка наклонил голову в сторону Эйприл, давая понять, что пора начинать.

Она раскрыла папку и некоторое время смотрела на свои записи.

– Кенджи Шинода, тридцать семь лет. Его семья в двух поколениях жила здесь. Были честными и трудолюбивыми. Его отец проходил службу в одном из подразделений ниндзя в Тихом океане.

– Это тот период войны, о котором знают лишь немногие люди, – заметил Броньола. – Большинство писателей заостряют свое внимание на японо-американцах, которые были интернированы. Но многие из них сражались за «Звезды и полосы».

– Отец Шиноды был награжден за доблесть, – продолжила Роза Эйприл. – А его дядя был одним из лучших криптоаналитиков. Он раскодировал ультрасекретные сообщения от японского главнокомандования.

– Похоже, в семье была преемственность, – заметил Болан.

– Кенджи хорошо успевал в школе. С самого начала у него были только отличные отметки. Он действительно достиг многого, может, даже сверхмногого. В колледже специализировался на математике и компьютерах. Он заработал докторскую степень, затем вернулся на западное побережье для работы в «мыслительном резервуаре» в Силиконовой долине. С тех пор возглавлял несколько проектов как для правительства, так и для частной индустрии.

– Судя по этому материалу, Шинода был прямо помешан на работе, – пробурчал Броньола. – Вероятно, ему не хватало времени для развлечений.

– Как раз наоборот, – возразила Эйприл. – Он увлекался военными искусствами, фотографией, любил путешествовать. Во время последней поездки в Японию посетил родовое имение Шиноды – оно находится на побережье к югу от Токио.

– Да, я видел его снимки, сделанные в отпуске, – проворчал Болан.

– Так же он был великолепным шахматистом. Однажды прошел на Пан-Американском шахматном турнире в финал, но был побежден Луисом Доминго. Для Шиноды это вообще был плохой год. Ему также собирались присудить Американскую научную награду, но она досталась... химику...

Она пробежала пальцем по листу бумаги в поисках имени. Куртцман, набивавший себе курительную трубку, сказал:

– Окава, он биохимик.

– Точно, Акира Окава, еще один японо-американец. По-видимому, между ними какое-то время были трения. Шинода хотел, чтобы Окава работал с ним, но тот отклонил его предложение. Во всяком случае, я выяснила, что, если бы большая часть работ Шиноды не была секретной, ему бы присудили Нобелевскую премию.

– Это наверняка, – согласился Куртцман. Он перевернул конверт, на котором сделал ряд пометок. – Я просматривал кое-какие его бумаги. Несомненно, этот человек был гением. Он сделал революцию в науке и ушел на многие годы вперед всех остальных в этой сфере. Шинода отличался блестящей изобретательностью, когда дело касалось кодов и шифров. Последний успех ему принесла программа «Проконтролируй товарища».

Куртцман огляделся. Убедившись, что его слова вызывают внимание окружающих, он продолжил:

– Проблема последних лет заключалась в том, что придуманные Шинодой методы обнаруживали принципиальные возможности техники, поэтому он обратился к развитию нового поколения компьютеров. Нет, если использовать слово «поколение», может ввести в заблуждение, так как оно предполагает просто усовершенствование уже существующих моделей. Шинода же создавал целый новый класс компьютеров, которые имели бы органические, или в некотором смысле живые, компоненты.

– Это похоже на научную фантастику, – сказал Болан.

– Это научная реальность, уверяю вас.

Просматривая свои записи, Куртцман покачивал головой в восхищении, которое один знаток дела может испытывать к другому.

– Первый современный крупномасштабный цифровой компьютер имел более тридцати тонн скобяных деталей, включая восемнадцать тысяч вакуумных трубок, – объяснил он. – Развитие транзисторов означало принципиальное усовершенствование, но самый главный прорыв произошел с появлением силиконовой стружки. По мере того как размеры деталей из твердых металлов становились все меньше, появлялась возможность выпускать изделия из гибких металлов.

– Но Шиноде этого было недостаточно, – подсказал Броньола.

– Точно. Он отказался от дальнейшей миниатюризации, для того чтобы работать на молекулярном уровне. Шинода предполагал использовать в новой компьютерной системе бактерии.

– Итак, насекомые снова будут в компьютере? – пошутила Эйприл.

– Можно и так сказать, – улыбнулся Куртцман. – Контролируемые бактерии будут обеспечивать процессы переключения внутри биоосколков на протеиновой основе. Это необходимое сочетание генной инженерии и электроники способствовало созданию машины, которая производит операции в миллионы раз быстрее, нежели все самые совершенные компьютеры, а способность к запоминанию вырастает до десятка миллионов раз.

– Но ведь это слишком много! – вырвалось у Эйприл.

– Действительно страшно, – подтвердил Куртцман. – Эти новые машины могли оперировать закодированными сообщениями неслыханной мощности, за исключением такого человека, как Шинода.

– Компьютеры этого класса могли делать и другие вещи в том числе, – заметил Болан.

– Это то, о чем нам и надо побеспокоиться, – сказал Броньола. – Выводы чрезвычайные и ужасающие.

– Представьте себе, – сказала Эйприл, – ведь если кто-то обнаружит этот биоосколок, то сможет перепрыгнуть на несколько лет вперед.

– Не забудьте о совершенствовании оружия и защитных систем, – добавил Куртцман. – Существующие сейчас системы устареют по сравнению с этой в области хранения, восстановления и обработки интеллектуальных данных.

Теперь Болан имел четкую картину. И не надо было ее расцвечивать. Он видел с холодящей ясностью, что Броньола не преувеличивал, когда сравнивал убийство Шиноды с нацистскими выстрелами, спровоцировавшими вторую мировую войну. Нация, контролирующая подобные компьютеры, будет уверена в своем военном и технологическом преимуществе на многие годы и даже десятилетия вперед.

Представитель Вашингтона как бы подвел итог мыслям Болана:

– На мой взгляд, это дело не имеет ничего общего с кодами, но зато имеет слишком много общего с этой новой компьютерной идеей.

Каждый из экспертов кивнул в знак согласия.

Болан взглянул на Куртцмана и потрясающе красивую женщину, которая была неотъемлемой частью группы «Каменный человек».

– Я полагаю, что вам двоим необходимо сконцентрироваться на компьютерной части: вы специалисты в этом деле. Узнайте, как далеко он зашел, с кем вместе работал над этим и были ли у него реальные соперники в этой области.

– Некоторые бумаги надо проверить, – предупредил Куртцман.

– Это будет сделано. Можете на это рассчитывать, – сказал Броньола и повернулся к Болану: – А вам, Мак, надо определить, какое отношение имеет «мертвый» террорист к органической компьютерной науке. Нам необходимо узнать, на кого работает этот Зеко Танага. Очевидно, о нем не было вестей с тех пор, как он пропал в Йемене.

Роза Эйприл щелкнула по другой стороне своих записей:

– Даже до того, как КГБ завербовало его в качестве инструктора, японские «Красные бригады» отреклись от него: он был для них слишком отчаянным.

Никто не улыбнулся в ответ на это утверждение.

– Мне понадобится несколько часов, чтобы составить для вас отчет. Затем вы будете действовать уже в одиночку, – сказал Броньола.

Болан кивнул.

Он точно знал, с чего ему начинать.

Глава 6

Они шли на него спереди. Двое крупных мужчин – слева и справа, образуя угол. Первым Болан заметил черного гиганта в белом военном комбинезоне. Черная рука стремительно выбросилась вперед в надежде вцепиться в горло, но Болан увернулся в сторону и отразил этот удар.

Карл Брандт стоял на краю коврика, удовлетворенно сложив руки на груди, и восхищался посетителем, который умудрился сделать так, что тело одного нападающего заблокировало удар второго. Таким образом, второй парень так и не получил возможности ударить Болана, потому как сразу после этого был отброшен на своего напарника.

– Великолепно! – Брандт хлопал в ладоши.

Схватка была завершена. Оба противника отвесили Болану по короткому уважительному поклону. Прежде чем уйти, он обменялся любезностями с Карлом, владельцем и организатором клуба-ассоциации «Железный кулак».

– Превосходно, полковник Феникс. У вас великолепная, необычная техника. Необычная, но эффективная.

– Она хорошо работает.

– Это самое главное.

Болан появился в клубе во время тренировки борцов и, чтобы присоединиться к ним, принял дружеский вызов. Ему это было необходимо, чтобы потом иметь возможность расспросить инструктора по боевым видам искусств о Кенджи Шиноде. Брандт охотно согласился поговорить с полковником на эту тему.

– Пойдемте ко мне в кабинет. Но я, право, не знаю, чем могу помочь вам.

Кабинет восхищал. Неоварварский, с большим количеством кожи, металла, темного полированного дерева. Вернувшись из Вьетнама, бывший «зеленый берет» стал пользоваться значительным успехом, делая капитал на популярности боевых видов искусств. Вообще-то, он делал деньги на том, что расширял оздоровительные центры типа «Женщина будущего», но больше всего он любил заниматься каратэ в кругу избранных учеников.

Болан сразу узнал Брандта, вспомнив фотографии Шиноды, на которых тот был изображен в спарринге.

– Насколько хорошим он был учеником?

– Он был хорош в техническом отношении, имел жилку состязательности, – сказал ему Брандт. – Быстро соображал, будучи на ногах, но не мог достичь большего.

– Что вы имеете в виду?

– Он никогда не отдавался борьбе полностью, никогда не доверялся простому инстинкту, который руководит движением.

Брандт ощущал, что человек, сидящий напротив, без труда схватывал то, что он хотел сказать.

– Для достижения максимального физического эффекта интеллект должен находиться в состоянии покоя, его даже необходимо отключить. Кен Шинода всегда думал о чем-то, даже на тренировочном ковре. Думал о своей работе, деньгах, женщинах.

Зазвонил телефон.

– Извините.

Звонил адвокат Брандта. Они стали обсуждать юридические сложности, касающиеся курорта с минеральными источниками для «Женщины будущего», который собирались открыть в штате Колорадо. Карл Брандт с его гладко выбритой, загорелой головой, квадратными, загрубевшими руками, выглядел несколько странно в своем офисе на западе Лос-Анджелеса. «Дать ему золотую серьгу в ухо и немного черной кожи – и он сошел бы за одного из убийц среднего века», – подумал Болан. Но глаза его светились таким живым огнем, что никак нельзя было сказать, что этот человек приобретал военные навыки в далекой зоне с сумасшедшими законами.

Пока они спорили по двадцать третьему пункту, Болан успел разглядеть кабинет как следует. Длинное низкое бюро было заставлено трофеями с состязаний, сувенирами из Вьетнама, фруктово-овощной смесью, моделью очень красивой яхты и несколькими фотографиями в рамках. Болан узнал две из них. На одной Брандт тренировался с Ричардом Жере. Актер сам лично надписал ее для Карла. На другой была запечатлена схватка с Шинодой.

Брандт положил трубку.

– Когда вы видели его в последний раз? – спросил Болан, кивая в сторону фотографии.

– Около трех недель назад. Я ждал от него новостей, но тут появились вы с сообщением. Он только что вернулся из Японии. Отпуск пошел ему на пользу – казалось, он был на вершине мира.

– Почему вы ждали от него известий?

– О, он наконец решил купить «Диану». – Брандт кивком показал на модель двухмачтового парусного судна. – Сначала он хотел ее купить, потом отказался, но, когда вернулся из Японии, все-таки решил ее приобрести.

– Могу я спросить, сколько стоит такая лодка?

Опять зазвонил телефон.

Брандт поднял трубку, но на этот раз прикрыл ее рукой, отвечая на вопрос Болана.

– Я бы не дал вам много сдачи с четверти миллиона.

Было очевидно, что такой большой парусник мог стоить больших денег, но названная цена превзошла все ожидания Болана. Карл Брандт преследовал свои цели. По-видимому, Шинода нашел способ достать такие деньги, и похоже, не прибегая к ссуде в местном банке. Болан догадывался, что все это было покруче, чем просто шантаж. Возможно, Шинода хотел продать свои разработки биоорганического компьютера очень богатому покупателю.

Если Кенджи Шинода на самом деле был способен на предательство интересов своей страны, тогда он сполна поплатился за все. Болан поморщился от этой мысли.

Надо было, как можно скорее, выяснить, с кем имел дело компьютерный гений.

– Да, после того как вы внесли взнос за членство, вы можете каждый месяц платить за специализированное обучение. Итак, вы заинтересовались программой «ниндзя». Позвольте, я посмотрю, когда должна приступить к занятиям следующая группа.

Брандт порылся в кипе бумаг на столе и вытащил рекламный буклет.

Болан, посмотрев на обложку, был немало удивлен, увидев снимок человека в черном комбинезоне – возможно, самого мастера – во время боя. Не сознавая, что это привлекло внимание гостя, Брандт раскрыл брошюру.

– Через две недели у нас набирается новая группа. Ее будет обучать Дон Каламоко. Он очень хороший учитель. Это не для начинающих, вы понимаете... Да, два года таэквандо... Хорошо, надеюсь, скоро увидимся. До свидания.

– Что это? – Болан глазами указал на буклет.

– О, на самом деле это трюк, – признался Брандт. – Сначала каждый из них хотел быть новым Брюсом Ли... потом – очередным Чаком Норрисом. Теперь эти горячие головы хотят быть ниндзя. Вот мы и пытаемся дать им то, чего они хотят.

– Я хотел бы знать ваше мнение о ниндзя.

– Вероятно, они самые лучшие военные мастера во всем мире, – сказал Брандт. – И самые засекреченные – я думаю, вы это знаете. Они появились еще в феодальные времена как доверенные посыльные и телохранители японских военных чиновников, но затем превратились в наемных убийц и шпионов. Их искусство или «ниндзютцу», это особое умение скрываться и быть невидимыми.

Брандт отодвинул бумаги, лежащие на столе, – под ними оказался деревянный поднос. Он взял с него металлическую метательную звезду и пустил ее по столу Болану.

– Скверная маленькая штучка, не правда ли? Она называется «сюрикен». Она острая, как бритва, так что берегите пальцы. И это лишь один предмет из их мешка «уловок». Ниндзя могут пользоваться всем, чем угодно, начиная с надувных трубок и кончая причудливым оружием – серпами-цепью, называемым «кусаригама». Если они окажутся достаточно близко, что им сделать совсем нетрудно, то могут убить человека одним пальцем.

Болан мог поручиться, что это на самом дел так.

– Многие ниндзя тренируются с детства, секреты переходят от отца к сыну. Их с пеленок учат бегу, плаванию и лазанию. Это требует фантастической дисциплины. Поэтому я и называю нашу программу трюком. Мы на Западе не знаем даже и половины всех их методов, но даже если бы и знали, то в лучшем случае могли бы себе представить биржевого маклера сверхвесовой категории, взбирающегося по голой стене с помощью лишь «когтей кота». Нет, они хотят лишь произвести впечатление на своих приятелей и подружек, поэтому и не вступают в эту игру.

Болан кивнул, улыбаясь. По крайней мере, Брандт был честен. Но не так давно пересеклись пути Болана и человека, который мог убить одной рукой и после этого убежать, спустившись с высокой стены. И необходимо было найти его.

Как бы прочитав мысли Болана, инструктор сказал: – Если кто-то действительно хочет научиться секретам ниндзя, то ему надо поехать в Японию.

Глава 7

Болан надеялся, что Кингоро Накада будет встречать самолет. Недавно назначенный глава японской службы безопасности сможет провести его мимо таможни и иммиграционной службы через заднюю дверь, как поступал в таких случаях в Лос-Анджелесе Хэл Броньола. Иначе могли возникнуть неуместные вопросы по поводу содержимого чемодана. Мак Болан, он же Джон Феникс, решил взять с собой в поездку только «беретту»-автомат, который мог пригодиться при возможных столкновениях.

Его легенда была проста. Она была разработана полковником Федом из Вашингтонской «страны чудес».

Джон Феникс, офицер в отставке и советник по безопасности для федеральных и местных частных агентств, прибыл по особому поручению «для сбора последних сведений по организации и эффективности информации по безопасности». Его предложения могли повлиять на многие службы – от ЗАПД до личного телохранителя президента.

Командующий Накада был рад играть роль хозяина для такого эксперта. Им о многом следовало поговорить, и он предвкушал откровенный и полезный обмен мнениями. Как раз этого хотел и Броньола. Болану же такая легенда давала свободу передвижений и неоценимых контактов.

Погасла надпись «Не курить», и Болан потянулся за пачкой сигарет, лежащей в кармане рубашки.

Стюардесса Сьюзи Кентон наблюдала, как он закурил и сладко затянулся, затем повернулась, чтобы проследить за приготовлением кофе. Ей хотелось бы предложить этому человеку что-нибудь покрепче, но шестое чувство подсказывало ей, что ему нужен именно кофе.

Болан же размышлял о ниндзя. Из собственного опыта он знал, что если ниндзя загнать в угол, то он скорее откусит свой язык, нежели заговорит. С этим придется считаться.

Одна вещь странно поразила Палача – контраст между посвящением, дисциплинированностью, необходимой для совершенствования искусства ниндзя, и неукротимым нравом Зеко Танаги. Насколько Болан понимал, сила ниндзя была в абсолютном контроле железной воли, а не во взрывах непредсказуемой ярости. Видимо, кто-то или что-то изменило Танагу в самом расцвете его кровавой карьеры.

Воспоминание о тех бездушных глазах все еще преследовало Болана. И он был уверен, что ключ к этой разгадке находится на родине ниндзя. Возможно, и другие ответы, связанные с тайной Шиноды, он сможет там найти.

Подошла стюардесса с прохладительными напитками. Она обслужила лысеющего владельца права голоса из Токио, нашла лишнюю подушку для его жены, а затем подошла к сиденью Болана.

– Вы хотите что-нибудь из бара, сэр? – Сьюзи смотрела прямо в эти голубые глаза.

– Хорошо бы кофе, черного, пожалуйста.

Стюардесса улыбнулась сама себе, наливая полную чашку ароматного напитка. Она знала, с кем собирается провести ночь в постели, по крайней мере, в мыслях. Подавая ему пару новых журналов и газет, она случайно коснулась его руки, и дрожь пробежала по ее позвоночнику. Имя Феникса окружала какая-то аура возбужденности. Сьюзи нашла его имя в списке пассажиров, и оно показалось ей очень соблазнительным.

Болан посмотрел, как блондинка в облегающей форме прошла вниз по проходу, затем начал листать рекламную брошюру, которую она подала ему.

Туристский буклет назывался «Япония. Земля счастливых контрастов». Снимок лодки, плывущей вверх по Внутреннему морю на фоне гладкого локомотива-пули – одного из самых быстрых пассажирских поездов в мире. Фотография неоновых фонарей в Токио – даже ярче, чем в Лос-Вегасе, – была помещена вдоль изящной композиции, подчеркивающей безмолвие сада Дзен. И студенты в голубых робах были изображены напротив отважных альпинистов на японских горных вершинах. Старая и новая, вечная и такая неожиданная своими последними причудами, Япония, казалось, находилась в двух мирах.

Болан взглянул на снимок маленькой девочки, наблюдающей за престарелым ремесленником, делающим красивую куклу. Ребенок и сам выглядел как кукла. «Как любопытно, – думал он, – что страна такой красоты может также взращивать семена бессмысленного насилия».

Глубокие синие воды Тихого океана сверкали глубоко внизу, между туманными просветами в облаках. Болану в этот момент захотелось, чтобы он ехал в Японию с мирной миссией.

Но каждый раз, пересекая океан, он шел на войну...

Он взял «Семь дней», один из еженедельных журналов. Стюардесса возвращалась с миксером и имбирным пивом для парня – владельца фирмы, торгующей машинами, Болан взглянул на нее и был награжден улыбкой, говорящей: «Мы должны как-нибудь встретиться». Он улыбнулся ей в ответ. Перелистывая страницы в поисках рубрики фотоновостей, Болан наткнулся на фотографии, которые видел до этого уже много раз. Фоторепортаж из Белфаста.

На одном из снимков была изображена молодая девушка, стоящая около разрушенной булочной. Фотокамера поймала взгляд, полный страха и непонимания, взгляд, который Болан видел на многих лицах невинных жертв терроризма.

Злость воспламенилась, когда Болан взглянул на другую фотографию. Бедный ирландский подросток, понятия не имевший ни о каких политических теориях, никогда не интересовавшийся ими, погиб во имя какой-то идеологической абстракции.

Нет, не абстракции.

Эти ублюдки хотели власти. Настоящей и простой. И это была реальность, а не абстракция. Им было все равно, кого убивать, лишь бы захватить власть.

Наемные убийцы готовились Пятым отделом КГБ за пределами Москвы, эксперты-подрывники прибывали из Ливии. «Красные бригады», «Красные колонны»... Солдаты высасывались путем нескончаемой пропаганды из сточных труб Кремля... Все эти убитые – безвинные свидетели. Убивали всех, кто стоял на дороге, – и все это во имя каких-то извращенных идей.

Но что они действительно хотели установить – это порядок, при котором они бы всегда находились выше других, менее удачливых, порядок, который дал бы им право посягать на свободу других.

Это касалось не только личных убеждений Болана, это было делом гласности – показания современной истории.

Да, Болан знал этих убийц. Он слишком хорошо их знал. Их безжалостный бизнес держался на том, что власти не противостояли им. Мягкотелые политики давали свободу террористам разворачивать кровавые кампании против безвинных мишеней.

Ладно, Мак Болан тоже может быть торговцем смертью, если это необходимо.

В истории всех цивилизованных обществ бывают времена, когда разрыв между законом и справедливостью доходит до разрушающей точки, когда механизм по защите порядочного, трудолюбивого народа катит свои колеса на пять пунктов сложных юридических тонкостей, в то время как право простого человека на справедливость нарушается. Эти времена требуют появления на исторической арене особого человека, который смог бы восстановить равновесие. В британской легенде, когда принц Джон не справился с управлением страной во время отсутствия своего брата, Ричарда Львиное Сердце, на защиту народа встал разбойник Робин Гуд.

На американском Западе такие люди, как Бат Мастерсон и братья Ирп, брались за оружие, чтобы заставить кровожадных сорвиголов подчиняться порядку и законности. И в другие времена, в других местах права граждан всегда защищали люди, стоявшие вне закона.

Сегодня времена востребовали Палача.

Болан, прослужив два срока во Вьетнаме, вел в одиночку войну против мафии. Теперь же его маленькая, но сильная группа столкнулась с новым врагом. Болан должен был нанести ответный удар. Он сражался за того убитого в Белфасте ребенка, ставил свою жизнь на карту, чтобы защитить учителя из деревенской школы в далекой стране и получить гарантию, что еще одна область на карте не окрасится в красный цвет.

И, как всегда, он рисковал ради страны, которую любил и в которую верил.

Болан знал, почему эта война так важна, он знал и то, что вступит в нее даже в одиночку, если это потребуется.

Пять лиц.

Это все, над чем ему надо сосредоточиться. Неуклюжий парень с половиной мизинца; парень постарше с белой полоской на голове; человек в очках, возможно просто гость; женщина, симпатичная, но не очень запоминающаяся; и наконец, террорист, долгое время считавшийся мертвым.

Это было похоже на поиск проклятой иголки в стоге сена.

* * *

Аэропорт был запружен людьми, прибывшими тремя рейсами. Часть присутствующих находилась на площадке для встречающих. А снаружи было больше сотни миллионов жителей, густо населявших полуостров размером с Калифорнию.

Задание казалось невыполнимым.

Болан сверху обозревал толпу, пытаясь уловить того, кто должен его встретить. Молодую американку спрашивали о сроках действия визы.

– О, ради святого Петра, я в третий раз за последний год приезжаю в вашу страну. Мой паспорт в полном порядке.

Японский служащий смотрел на нее с каменным выражением лица. Он ждал, когда к нему присоединится его напарник.

«Бедняжка, – подумал Болан, – ну и начало поездки!»

У американки были длинные волосы, затянутые в довольно-таки строгий пучок, очки в роговой оправе, которые подчеркивали озадаченное выражение ее глаз, и большой рот с вызывающе сжатой линией губ.

Подошел второй служащий, и она повторила ему то же самое на достаточно хорошем японском. Оба мужчины были явно удивлены, но показывали, что не понимают ее.

Женщина повторила все в третий раз, уже на английском, и теперь они уловили смысл ее слов. Японцы умеют говорить по-английски, но, видимо, им нелегко понять иностранца, который что-то хочет выразить на их родном языке.

Парень в синем плаще, узнав Болана по описанию, помахал рукой, чтобы привлечь его внимание. Американец последовал за ним через дверь, которая находилась сбоку от таможенного контроля. Он так и не узнал, чем закончилась история с той женщиной.

В тишине коридора они представились друг другу.

– Кингоро Накада. Зовите меня просто Кинг, – сказал парень в плаще. – Это мое прозвище – Король. Извините за опоздание: помешала авария на дороге.

Единственный человек, мимо которого они прошли окольным путем, минуя бюрократический барьер, был пожилой дворник, толкавший металлический ящик с чистящими приспособлениями. Мог быть хороший способ проскользнуть, минуя службу безопасности аэропорта. Болан заметил это не из-за какого-то профессионального побуждения, а просто потому, что всегда запоминал подобную информацию.

Машина Накады ждала их в зоне, запрещающей стоянку. Это был черный лимузин марки «Тойота». Женщина, сидевшая за рулем, вышла и открыла им заднюю дверцу.

– Это Сетсуки Секи, мой водитель. Я зову ее просто Суки. Некоторое время она работала со мной по делу о расследовании убийств. Когда меня перевели сюда, с месяц назад, я привез ее с собой.

– Привет, Суки.

Она улыбнулась в ответ на непроизвольную улыбку Болана. Хотя на ней была обычная одежда – зеленая юбка, пастельного цвета блузка, но выглядела она на ней очень аккуратно, как форма.

Суки, несомненно, была профессиональным водителем. Она так маневрировала в пробках на дорогах Токио, что наверняка смогла бы сдать тест на квалификацию для гонок в «Формуле 1».

Глядя в окно, Болан обратил внимание, что в отличие от американских городов, зеленых даже в своей деловой части, здесь всего несколько парков или деревьев оживляют безжалостно динамичную растянутость столицы. В центре города пересекаются транспортные магистрали, каждая из которых вливает в общий поток свою порцию машин.

– Держитесь, – сказала Суки спокойно, когда они обгоняли такси, чтобы быть первыми на узкой дороге.

Таксист, недовольный, что его так неожиданно подрезали, просигналил в знак протеста.

– Знаете, не все наши молодые пилоты-камикадзе принесли себя в жертву во время войны, – заметил Накада, кивая в сторону заднего стекла. – Некоторые из них стали таксистами. Но они, конечно, не любят статьи номер девять.

В нашей Конституции от 1948 года, в статье номер девять, японцы отрекались от войны навсегда. Но те парни опять хотят получить свою работу – они говорят, что там было намного безопасней.

Болан вежливо усмехнулся, посмотрев на хозяина, который, похоже, радовался шутке, наверняка рассказанной гостям не один раз. Он старался играть роль туриста с широко раскрытыми глазами. Кингоро Накада продолжал:

– Решив не иметь больше ничего общего с войной, Япония не испытывала потребности в военной машине и поэтому не имела военных секретов. Итак, официально у нас нет разведывательной службы, как таковой. Мое подразделение набрано из различных полицейских департаментов и сил самообороны – я служил и там, и там. Безопасность приезжающих особо важных персон и наших лидеров – это наш мандат, но это требует определенного уровня разведывательной деятельности, чтобы следить за известными возмутителями спокойствия.

– Мне было бы интересно проследить за вашими действиями в этой области. Мы могли бы обменяться некоторыми полезными советами в этом направлении, – сказал Болан, играя роль новичка.

– Хорошо, я договорился, чтобы вам завтра устроили поездку с гидом. Но сначала я хочу показать вам мой город. Кроме того, я бы счел за честь пригласить вас куда-нибудь поужинать сегодня вечером.

Болан кивнул в знак согласия.

Кингоро Накада наклонился вперед:

– Суки, заедьте, пожалуйста, за полковником Фениксом в восемь. Хорошо?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации