151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Невидимки"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 16:40


Автор книги: Дон Пендлтон


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 9 страниц)

Глава 13

Она открыла дверь настолько, насколько позволяла цепочка, потом увидела, что на площадке стоит мужчина, которого она знала под именем Джон, снова закрыла дверь, чтобы снять предохранитель с замка. Болан был рад видеть, что Сэнди принимает основные меры предосторожности.

– Сколько сейчас времени? – спросила она, быстро впуская его в квартиру.

На ней была легкая японская шаль, вышитая на спине иероглифами. С распущенными волосами, без очков, закрывающих ее серо-зеленые глаза, она выглядела совсем по-другому.

– Рано. Сейчас рано.

Сэнди не спросила его, откуда он пришел и почему появился в такой час. Она понимала, что нужно придерживаться определенных правил, когда имеешь дело с таким человеком, как Джон.

Болан вручил ей газетную вырезку в обмен на чашку слегка горьковатого чая и указал на лицо, обведенное красным:

– Узнаете его?

– Нет. – Сэнди отрицательно покачала головой. – Нет, не узнаю. Но вот тот, третий слева, это профессор Нарамото. Его нельзя не узнать. У него в домашней лаборатории произошел несчастный случай, когда он был еще школьником. После этого у него и появилась в волосах белая прядь.

Болан дотронулся до ее плеча:

– Откуда вы все это знаете? Вы не могли найти все эти подробности в старых документах в библиотеке.

– У меня свои источники, – сказала она с загадочным видом. – У меня есть здесь несколько друзей.

Одного из них я специально навела на поиски той информации, которая мне нужна. Это одна из причин того, почему я уехала из Японии на короткое время... Чтобы выяснить кое-какие вещи.

Сэнди почувствовала облегчение, сделав признание.

– Сколько ваших друзей знают, что вы вернулись?

– Только Джимми. Это парень, который одалживает мне свою машину. Я пыталась еще кое с кем наладить контакты, но пока для этого у меня было мало времени.

– Я считаю, что вам следует держаться поближе к дому какое-то время, Сэнди, – предупредил ее Болан. – Не высовывайтесь. Дела принимают крутой оборот. А теперь дайте мне конверт и писчую бумагу.

– Пожалуйста.

Ее ручной чемоданчик был полон студенческих принадлежностей. Болан написал отчет, затем положил в конверт оторванную фотографию и заклеил его. Он действительно не хотел вовлекать ее в это дело, но она сама уже впуталась в него.

– Сейчас возьмите это и отвезите в американское посольство. Передайте конверт Полу Риону, лично в руки. Вы меня понимаете?

– Должен быть ответ?

– Нет, не сразу же.

Чтобы передать Броньоле эту информацию и получить ответ, потребуется около часа.

– Я хочу, чтобы вы вернулись сюда и подождали меня. Я обязательно приду.

Сэнди закусила губу. Она так много хотела у него узнать. Но гораздо важнее было соблюдать правила.

– Когда я вернусь, мы поговорим.

– Осторожней, Джон, – сказала она, пытаясь дотронуться до его руки. Болан быстро сжал ее руку.

Теперь настало время направить все силы на войну с бандами. Он будет ждать Накаду в его офисе. События сегодня могут быть непредсказуемы.

– Ты тоже ученая девушка. – Он улыбнулся. – Не увлекайся больше этим исследованием, хорошо? Это очень реальный мир, и он кусается острыми, как бритва, зубами, мы в окружении врагов, которые хотят высосать из нас кровь, как воздушные пираньи.

Девушка непроизвольно вздрогнула, затем украдкой взглянула в холодные глаза этого бесстрашного мужчины.

– Я знаю это, – сказала она. – Вы должны вернуться.

– Держу пари, что так и будет, – сказал Болан и повернулся к двери.

* * *

Привратник не смог сдержать своего удивления, когда перед ним остановился чудовищный лимузин. Он приставил два пальца к виску и отсалютовал, когда открылась задняя дверь машины и в нее сел их американский гость. Оказывается, в их гостинице остановился такой уважаемый человек.

– Накада сказал, что вы хотели проехаться по набережной Умиши, – сказала женщина, сидящая за рулем.

– Да, если возможно.

Она кивнула, но не улыбнулась ему, как Суки.

Болан предположил, что это еще одна особа, продвигающаяся вверх по служебной лестнице в департаменте Накады.

Большая машина легко скользила среди множества машин. Парочка таксистов пристроилась рядом в надежде узнать того, кто сидел на заднем месте, – может быть, какая-нибудь приезжая кинозвезда. Но через тонированные стекла невозможно было разглядеть лицо. На всякий случай, они дали гудок и отстали.

Болан был благодарен женщине за то, что она не приставала к нему с разговорами, а полностью сосредоточилась на дороге. Это была очень комфортная поездка. И лишь мысли о минувших событиях нарушали покой.

Кума явно был не из пугливых людей. Однако интересно, что же привело его к тому, что он предпочел искалечить себя, лишь бы не отвечать на его вопросы? Фанатическая преданность или низменный страх?

Болан был слишком глубоко завязан между главой якудза и компанией, чтобы отступать.

Это звенья цепи. На одном конце находились «шишки» второй мировой войны, невидимые убийцы, взращенные в подразделении № 639, а на другом – Шинода и его бактерии, способные сделать революцию. Болан должен унюхать нужное звено в середине этой цепи.

– Это один из суперэкспрессов, сэр.

Болан высунулся в окно, чтобы посмотреть на аэродинамичный поезд-"пулю". Лимузин ехал со скоростью не меньше восьмидесяти миль в час, а поезд постоянно перегонял их. Колея ушла в сторону от дороги, и Болан потерял из виду рельсовый «снаряд».

– Этот поезд прибудет в Умиши, по крайней мере, минут за двадцать до того, как туда прибудем мы, – проинформировала его водитель.

По бокам дороги располагались уступами рисовые поля. Затем их сменили сосновые леса. Болан увидел дорожный знак на трех языках, указывающий местоположение горячих источников.

Прошло еще минут пять, прежде чем он увидел море. Пляжей было мало, все они были короткими, с отвесными скалами, круто спускающимися в пенящуюся зыбь. Прерывистые волны указывали на сильные подводные течения.

Несколько одиноких лодок смело шли навстречу серо-голубой воде.

– Ныряльщики за жемчугом, – объяснила водитель, не отвлекаясь от дороги.

Но Болана больше заинтересовали темные башни, которые он увидел между вечнозелеными деревьями.

– Что это за место?

– Замок Шоки. Сейчас там находится что-то вроде восстановительного центра для администрации одной из ведущих компаний.

Они пронеслись мимо высоких ворот, на которых висела табличка, запрещающая входить неприглашенным особам.

– Это корпорация «Красное солнце»?

– Да, сэр.

Болан посмотрел в сторону моря, бьющегося о прибрежные скалы:

– Не на этом ли участке побережья пропал профессор Нарамото?

– Я... я не вполне уверена, что здесь. Я не работала над этим делом.

Болан зажег сигарету, чтобы отвлечь ее внимание от его взгляда, и посмотрел в зеркало заднего вида. Но женщина заинтересованно наблюдала за ним.

– Накада велел мне продемонстрировать вам основные особенности машины.

Болан позволил ей сменить тему разговора, думая о своем.

Вытянув левую руку, женщина дотронулась до переключателя на панели. Между ними выросла перегородка из небьющегося стекла.

– Это для изоляции пассажирского отделения. – Ее голос, пропущенный сквозь передатчик внутренней связи, казался оловянным.

– А это электронным способом блокирует задние двери. – Она нажала еще на одну кнопку. – Ничто не сможет настигнуть вас, сэр.

«Хорошенькая, незабываемый образ». – Вот что он подумал, увидев ее в первый раз. Она была женщиной с фотографии.

Но как?..

Она слегка повернулась и взглянула через плечо. Ее губы задвигались, и освобожденный голос заявил:

– Вам невозможно будет выбраться отсюда.

Затем она нажала на тормоза – машина поехала медленнее, приближаясь к возвышению впереди.

– Мы надеемся, что вам понравится заключительная часть вашего путешествия, а сейчас я должна покинуть вас...

Женщина открыла дверь и с тренированной легкостью выпрыгнула на траву.

Болан ударил кулаком по стеклу. Это было бесполезно.

Водительская дверь медленно захлопнулась, когда машина стала набирать скорость. Дорога спускалась вниз, затем резко поворачивала направо. Но за рулем никого не было, и никто не мог справиться с поворотом. Болан заметил лишь край скалы, устремившийся прямо на него. Он абсолютно ничего не мог сделать. Машина ударилась о каменный уступ, разровняла кочки солончака и сорвалась со скалы.

Глава 14

Автомобиль вошел в воду и, тяжелый, укрепленный броней, почти сразу погрузился на дно.

Болан рухнул на перегородку. Отделение, непроницаемое для нападения, стало окутываться жутким мраком. Бурлящее облако пузырей закружилось над окном. Затем самодвижущийся катафалк остановился, зажатый носом между двумя скалами. Мотор в предсмертном толчке кашлянул, а зажигание все еще было включено – на приборном щитке одиноко горела лампочка.

Болан решил сориентироваться. Он стоял на накрененном небьющемся ветровом стекле. Заднее стекло было как раз у него над головой. Последнего толчка оказалось недостаточно, чтобы согнуть специально укрепленную раму.

Двери были плотно закрыты.

Внутри сухо. Вероятно, все так и останется, когда они поднимут машину и выволокут его тело.

Болану было ясно, что это все спланировано. Интересно, чей труп подложат на место водителя? Найдут ли Суки вместе с ним? Вероятно, она утонула, а он умрет от удушья. Ведь все это время ему казалось, что Суки хочет о чем-то сказать. Теперь он понял, что она хотела предупредить его.

На щеке был маленький порез. Кожа треснула, когда он отлетел на стекло. Это место уже вздулось. Сильно болело колено, но ничего не было сломано.

Окружившая пелена воздушных пузырей начала разрываться.

Когда разреженные остатки исчезающего воздуха стали подниматься вверх, Болан дюйм за дюймом перешел к изучению своей подводной кельи.

Посмотрев в заднее стекло, он пришел к выводу, что застрял где-то на глубине сорока футов.

Косяк полосатых рыб проплыл мимо машины и, не найдя ничего интересного, повернул в другую сторону. Теперь вокруг было облако песка и обломков пород.

В какой-то момент ему показалось, что приближается акула. Бледная золотистая фигура направлялась к нему. Нет, это не акула, скорее, она похожа на русалку.

Ныряльщица жемчуга была обнажена. Все ее оснащение составляли защитные очки и в руках тяжелый стальной лом, используемый для извлечения устриц из скалистых расщелин.

Болан наблюдал за грациозными движениями женщины. Она постучала ломом по стеклу. Болан знаками стал показывать, как можно открыть дверь водителя.

Ныряльщица все поняла. Она пыталась снова и снова, но безуспешно.

Пузырьки кислорода медленно просачивались из ее ноздрей. Болан подумал о том, как долго она сможет находиться под водой. Наконец ей удалось подсунуть конец лома под край двери близко от ручки. Что-то поддалось. Металл согнулся, и дверной замок не выдержал. Море сильной струей ворвалось в отделение водителя.

Ныряльщица ударила ломом по крыше. И тут Болан увидел, как ее ноги исчезают, – видимо, она стала подниматься на поверхность за спасительным глотком свежего воздуха.

Новое облако пузырей изверглось из машины, когда море ворвалось в небольшую щель, открытую силой.

Болан наблюдал... и ждал.

Уровень воды поднимался.

Затопило приборный щиток со многими кнопками управления. Что-то разбилось. Произошло короткое замыкание. Стеклянная перегородка опустилась на несколько дюймов, затем остановилась. Вода дальше не могла подняться, так как воздух в отделении для пассажира находился в ловушке.

Болан с силой надавил на верхнюю часть стекла. Она немного приоткрылась. Он с силой ударил ногой, и передняя дверь немного покачнулась. Болан сделал глубокий вдох и поднырнул в полуоткрытую дверь, вырвавшись из своей могилы.

Женщина снова спустилась к нему. Болан доверил себя ее рукам. Когда он взглянул вверх, то увидел черную в форме сигар тень от лодки. Даже торопясь убежать из своего плена, Болан не потерял присутствия духа и всплыл на поверхность воды с той стороны лодки, которую было не видно с берега.

Улыбающийся лодочник помог ему выбраться. Он лежал на брезенте на дне лодки, упиваясь сладким, прохладным воздухом.

– Спасибо, – сказал он, усаживаясь между ведром с устрицами и плетеной корзиной, наполовину заполненной крабами.

Женщина перелезла через край деревянной лодки. Ничуть не стесняясь своей наготы, она кивнула головой американцу.

Болан поклонился в ответ.

– Плохое место. Два крушения. – Лодочник поднял два пальца, чтобы подчеркнуть значение своих слов. – Машина утонула... Лодка утонула...

– Где утонула лодка? – спросил Болан. – Покажите мне ее. Пожалуйста!

Мужчина повернулся к ныряльщице и стал с ней советоваться. Та пожала плечами: почему же не показать.

Лодочник развязал канат за бортом, и они двинулись вдоль скал. Назад, по направлению к замку. Болан глядел на дорогу – он искал след женщины-предательницы. Лодочник следил за ориентирами, которые должны привести их к нужному месту.

Женщина первая просигналила, что они уже прибыли. Она не отрывала глаз от поверхности воды. Казалось, ее взгляд проникает в самые глубины.

Болан скинул ботинки и куртку, схватил защитные очки со дна лодки и последовал за нею.

Катер находился не так глубоко, как машина. Корпус из волокнистого стекла балансировал на выступе скалы менее чем в тридцати футах от поверхности моря.

Требовались значительные усилия, чтобы плыть против течения, которое и толкнуло лодку на надежный насест. Даже сейчас корма покачивалась, и Болан сделал вывод, что следующий шторм столкнет ее и потопит в глубоких темных водах внизу уступа.

Никаких тел не было видно. Хищники, находящиеся около побережья, очевидно, позаботились о них. Ныряльщица похлопала Болана по плечу и стала всплывать наверх. Она указала на кормовой отсек. Ниже ватерлинии в корпусе была пробита огромная дыра.

Возможности легких Болана были почти на пределе, но он все же подплыл ближе.

Раскромсанные края глубокого прореза расщеплялись снаружи. Если бы лодка ударилась о скалу, то волокна стекла были бы вмяты вовнутрь. Итак, трагедия произошла в результате действия какой-то силы внутри машинного отделения. Лодка, должно быть, потонула мгновенно.

Достаточно насмотревшись, Болан подал женщине сигнал, что всплывает. Он посмотрел наверх и, разглядев силуэт лодки, стал подниматься.

– Я отвезу вас на берег, – сказал лодочник. – Моя деревня недалеко.

Он сделал взмах рукой, показав, что они направлялись в бухту.

Болан натягивал ботинки, когда услышал сильный шум мощного мотора катера. Он быстро распластался на дне лодки, накинув на себя промасленный брезент. Потом мельком взглянул через борт и увидел патрульный катер компании «Красное солнце», прорезавший волны. Лодка искателей жемчуга закачалась на высоких волнах.

Лодочник любезно улыбнулся морякам в форме, но как только они проехали, сплюнул им вслед. Местные рыбаки и ныряльщики не входили в большую дружную семью «Красного солнца».

Глава 15

Старший брат ныряльщицы за жемчугом вез свой товар – рыбу – в Токио. В маленьком фургоне не было никакого спасения от этого зловонного груза, но Болан чувствовал уверенность из-за того, что быстро достигнет места назначения.

Водитель абсолютно не говорил по-английски, и это дало Болану время подумать. Его интересовал вопрос: проникла ли та женщина в ряды агентов безопасности без ведома Накады, или ее специально поставили водителем в это утро? Зная, что Накада руководил поиском лодки Нарамото и не довел это дело до конца, можно предположить, что Накада работает на два фронта.

Болан знаками попросил водителя подбросить его в квартал, где жила Сэнди. Мужчина отказался взять плату за проезд.

Прежде чем войти в боковую дверь, служившую пожарным выходом, Болан внимательно осмотрелся.

– Что с вами случилось? – спросила Сэнди, увидев его на пороге. Она была закутана в ту же легкую шаль, что и утром.

Болан пожал плечами.

– Примите ванну, – сказала она. – Я постараюсь почистить вашу одежду и немного погладить ее.

Болан не спорил. Две ванны за сегодняшний день лучше, чем ни одной.

– У меня есть для вас интересная новость! – крикнула она, включая в сеть дорожный утюг, купленный ею в прошлую поездку в Японию. – Угадайте, кто на самом деле профессор Нарамото.

– Расскажите мне, пожалуйста.

– Сабуро Нарамото был самым молодым ученым, работавшим в Маньчжурии во время второй мировой войны. Он имел низкий рейтинг на протяжении всего этапа становления и реконструкции. Но друг сказал мне, что профессор Нарамото начинал свою карьеру как личный протеже полковника Яамазаки в проекте подразделения № 639.

– Мне кажется, я говорил вам о том, что лучше остаться в стороне, – сказал Болан.

– Вы велели мне оставаться дома, – запротестовала она. – Но вы не запрещали мне пользоваться телефоном.

– Не высовываться – означает в том числе и это! – выкрикнул он из ванной. – Вам удалось увидеться с Полом Рионом?

– Да... Ах, я вспомнила – тут для вас пакет.

Болан услышал, что она пошла в кухню. Через пару минут дверь в ванную открылась и вошла Сэнди с бокалом шотландского виски.

– Я берегла это. Без пошлины. Шотландское виски является лучшей взяткой в Японии. – Она подала ему бокал и достала из-под мышки официально запечатанный пакет: – Вот. Это от Риона. Оставлю вас в покое, а пока попытаюсь сохранить на ваших брюках складку.

Глотнув виски, Болан разорвал объемистый пакет.

Рион вернул вырезку из газеты – она была прикреплена к длинному листу телетайпа, который послал Броньола. Человек в Вашингтоне уже подготовил ответы. Информация была сжатой. Болан пункт за пунктом прошелся по ней глазами.

Здание, крытое соломой, было однозначно идентифицировано как храм Шинто юго-западной части полуострова Умишо.

Два соединенных канатом валуна – копия широко известных «обрученных гор». Они находились на пляже под святыми сооружениями, в часе езды до местности, откуда происходил род Шиноды.

«Да, – подумал Болан, – и только четыре или пять миль от замка Шоки, замка „Красного солнца“». Если бы он мог добраться до него, то осмотрел бы достопримечательности.

Броньола также уведомлял, что достигнута ясность касательно дел Шиноды в бизнесе. Баланс, содержащийся в банке, плюс оплаченные вложения, позволяли думать, что он был человек довольно состоятельный. Благоразумно распределив свои деньги, мог купить и яхту, которую ему предлагал Карл Брандт.

Болан перешел к следующей странице. Так оно и есть – мужчина на фотографии был определен как ученый Акира Окава, коллега и соперник Шиноды в Калифорнии. Групповой портрет был сделан недавно, на симпозиуме ведущих биохимиков. Он состоялся в то время, когда Шинода находился там в отпуске.

Проведенный анализ – сообщал дальше Броньола, – предполагает, что голос, записанный во время телефонного разговора с Шинодой, возможно, – слово «возможно» подчеркнуто – принадлежит Окаве. Но этого образца записи недостаточно, чтобы идентифицировать точно. Там же был приложен отдельный лист с некоторыми подробностями биографии Акиры Окавы.

Он родился в 1944 году в лагере, где его родители вместе с другими американцами японского происхождения были интернированы на период войны. Его отец умер всего лишь за несколько недель до освобождения. Как и Шинода, Окава был блестящим студентом с самого начала учебы. Но, отказавшись от нескольких прибыльных государственных контрактов, Акира нашел себе место в частной индустрии.

К этому наброску прилагалась еще одна запись:

«Медведь говорит, что Окава был, вероятно, единственным ученым, который своими химическими познаниями мог помогать Шиноде в его разработках. Но их непримиримость по отношению друг к другу была такой острой, что возможность их совместной работы исключалась».

В последней строчке говорилось:

«Болан, я думаю, что пришло время поговорить с Окавой».

Болан сложил бумаги и засунул их обратно в конверт.

Сэнди постучалась и просунула голову в дверь:

– Ужин будет готов, как только вы освободитесь.

Она накрыла в большой комнате на низком столике для еды на скорую руку.

– Я еще позвонила своему другу, – призналась она, когда Болан, надев только что выглаженные брюки, сел напротив нее.

– Итак, что вы еще узнали?

– Что храм Восьми Колоколов знаменит не только своими колоколами.

– А какое это имеет отношение к делу?

– Весной 1942 года полковник Яамазаки уезжал из Маньчжурии. Его сын, Хидео, родился в январе сорок третьего. Ему так никогда и не довелось узнать своего отца. Хидео исполнилось лишь три с половиной года, когда полковник был расстрелян за преступления против человечеста.

«Задай Сэнди простой вопрос – и получишь урок истории», – подумал Болан.

– В 1964 году Хидео Яамазаки отрекся от мирских дел и ушел в созерцательную жизнь. Как раз тогда возникли волнения вокруг Олимпийских Игр. Он же предпочел монашеское уединение в храме Восьми Колоколов.

Болан все больше погружался в мысли, машинально подкладывая себе риса.

Сэнди продолжала:

– Храм долгое время держался на продажных аббатах, чьи духовные интересы поддерживали якудза.

– Особенно Кума.

– Вы опять правы. Мой друг Джимми, который рассказывал мне все это, долгое время занимался изучением искусств, и он заподозрил, что храм стал передаточным звеном, через которое проходили старинные религиозные свитки, редкие изобразительные материалы.

– Я думаю, пора нанести визит Хидео Яамазаки.

– Вы едете в храм?

– Нет, – Болан отрицательно покачал головой. – В замок Шоки. Яамазаки может уединиться от мира, но не думаю, что он живет в том храме.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации