112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Невидимки"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 16:40


Автор книги: Дон Пендлтон


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Глава 20

– Вам надо было это видеть, – Сэнди обращалась к Накаде. – Он уложил пять или шесть человек из них! Это невероятно...

Болан и Накада угрюмо посмотрели друг на друга. Японец все еще держал наготове оружие.

Болан сжал руку Сэнди, подавая знак, чтобы она замолчала, и желая ее немного поддержать.

– Да, это было невероятно. Просто невероятно. Они загоняли нас в ловушку.

Накада повернулся и криво улыбнулся:

– Действительно в ловушку.

Он направил свой девятимиллиметровый «намбу» на Болана:

– А теперь, вероятно, вы мне отдадите свой пистолет.

Женщина за рулем быстро повернулась к ним, хитро улыбаясь. Болан узнал ее. Он ездил с ней по этой дороге раньше.

– Она слишком плохой водитель, – сказал Болан, отдавая Накаде свою «беретту».

– Но вы же остались в живых, полковник, – сказал Накада.

Сэнди ничего не говорила. Она мучительно пыталась понять, что происходит.

– Вы хотели увидеть замок Шоки, и вы его увидите, – сказал Накада. – Но вы войдете в него скорее как гость, нежели как шпион.

– Освободите мою подругу. Она не имеет с этим ничего общего.

– Напротив, полковник, эта женщина проявила настойчивое любопытство ко всем нашим делам.

Сэнди почувствовала, как Джон ободряюще сжал ее руку. Она, закрыв глаза, молилась, чтобы весь этот кошмар скорее исчез. Болан смотрел в окно.

На этот раз машина не поехала окольным путем. Она повернула к главному входу в замок. Угрюмый охранник в черной ветровке вышел из будки, чтобы проверить, кто едет.

Тяжелые деревянные ворота закрылись за ними. Теперь они действительно были заключенными. Прошлое, которое Сэнди решилась изучать, теперь загнало ее в ловушку.

Покрытая гравием дорога шла вдоль спокойных садов. Стройная женщина в кимоно персикового цвета сидела на каменной скамье под бумажным зонтом. На заднем плане маячили ее телохранители. Они, подобно всем приятелям Танаги, были одеты в черное. Окаймленная деревьями аллея выходила на широкую площадь перед главным входом, и Болан смог увидеть крепость во всем ее величии.

Замок Шоки был как из восточных сказок.

Его кропотливо восстанавливали. Игривый деревянный декор, опоясывающий верхние балконы, контрастировал с великолепными каменными стенами, скрывающими что-то таинственное и запретное. Двое часовых в полных регалиях с суровым видом стояли по обе стороны главного входа.

Никаких средств передвижения видно не было.

Женщина-водитель повернула резко влево и поехала между двумя высокими изгородями вниз по вымощенному камнем скату, ведущему к подземному гаражу. Это место для стоянки было так тщательно скрыто, что у Болана возникла мысль, что замок не хотел сталкиваться с техническими реалиями двадцатого века. Они вошли в другую эпоху.

Пленников провели вдоль стального прохода, освещенного лишь мерцающими фонарями.

– Лорд замка Шоки не только уважает прошлое, – произнес нараспев Накада, ведя Болана перед собой вниз по коридору, – но он и сохраняет его.

Они завернули за угол и спустились по крутой лестнице. Их шаги гулко отдавались в тишине, как бы подчеркивая безнадежное положение американцев.

Они оказались перед крепко запертыми на засов воротами.

Навстречу им вышел тюремщик.

«Каменные стены не образуют тюрьмы...» – пробормотала Сэнди стихотворную строчку почти про себя.

«Может быть, и нет, – подумал Болан, – но эта гадкая дыра – чертовски хорошая имитация».

Он ждал, когда глаза привыкнут к темноте.

Комната представляла собой коробку с голыми стенами, двадцати футов в длину и двенадцати в ширину.

Болан заметил решетку, прикрывавшую вентиляционную трубу высоко под потолком. Была лишь всего одна дверь, но и та очень крепко запертая. И тут они увидели, что камера содержит еще троих заключенных. Одна из пленниц поднялась на ноги, чтобы поприветствовать прибывших.

– Привет, Суки, – сказал Болан.

Она протянула руку. Но американец порывисто обнял ее.

– Сэнди, я хочу тебя познакомить с Сетсуки Секи.

Женщины обменялись рукопожатием, как принято на Западе.

– А нам сказали, что вы больны, – промолвила Сэнди.

– Больна? Меня напичкали наркотиками и запихали сюда. Я работаю во внутренней службе безопасности моей страны. Мы следим и наводим порядок в полиции. Вот так это было. – Суки расставила большой и рядом указательный пальцы на расстоянии дюйма. – Вот как близко я была к тому, чтобы оформить дело против Накады. Но он нанес удар первым. – Суки передернула плечами. – Полковник, Сэнди это профессор Нарамото, а это его жена Кико.

Женщина приподнялась и поклонилась. Мужчина остался сидеть у стены. Но даже при сумрачном свете по пряди белых волос в нем можно было признать пропавшего ученого. Сэнди села рядом с ним и нежно погладила его по руке.

– Я думаю, он тронулся умом, – произнесла Суки.

Болан отвел ее в дальний конец камеры, где они продолжили тихо беседовать.

– Что здесь происходит? – спросил Болан.

– Уже несколько месяцев я расследовала всевозможные обвинения против Накады. Мы узнали, что он связан с Кумой. Но чем больше я занималась этим делом, тем яснее становилось то, что этот заговор таится где-то в глубине крупной компании «Красное солнце».

– Как они зацепились за «Короля города»?

– Накада с самого начала был одним из них. Его заставили закончить полицейскую академию, а затем продвигаться вверх по служебной лестнице. Влиятельные друзья обеспечили ему стремительное повышение.

– И все это время он знал, что профессор Нарамото содержится здесь?

– Да. Насколько я понимаю, профессор работал над проектом повышенной секретности. Но, вероятно, вы знаете об этом больше меня. Однажды профессор сказал здесь: «Но я работал на них. Я работал на американцев». Это вам о чем-нибудь говорит, полковник?

Болан отрицательно покачал головой.

* * *

С Боланом обходились по-королевски.

Четверо охранников – двое сзади, двое спереди. Руки его были связаны за спиной проволокой.

Полковник чувствовал, что он очень важный заключенный. Внушающий страх громилы вели его вовнутрь замка.

Именно Болана, а не других.

В узких коридорах даже шелковистое шуршание одежд охранников и мягкая поступь их тапочек отдавались эхом. У каждого охранника были меч и короткий нож, заткнутый за пояс. «Яамазаки, вероятно, отошел от современной цивилизации, – размышлял Болан, – и от здравого смысла, чтобы восстановить этот забытый мир самураев, ниндзя и гейш с миндалевидными глазами, Но кому-то надо вернуть его в реальность».

Болан заметил, что пояс каждого охранника сзади украшен хризантемой, вышитой золотыми нитками. Хозяин замка Шоки был действительно честолюбив, так как этот цветок был символом императорской фамилии. Значит, путешествие в реальность будет довольно длительным.

Подземный коридор раздваивался. Проход налево был загорожен металлической дверью с нарисованными на ней черепом и костями. Болану не нужно было знать японский язык, чтобы понять, что вход туда воспрещен. Охранники заставили его идти направо.

Место, куда они добрались, было освещено лучше, чем подземелье замка. Оказалось, что это казарма для охранников. Сырой воздух ворвался в коридор, когда кто-то открыл сбоку дверь. Возможно, там была ванная. Появился слуга с кожей бронзового цвета, на нем не было ничего, кроме полотенца, обмотанного вокруг бедер. Болана повели еще по одному широкому лестничному пролету.

На всем пути он мысленно рисовал план замка.

Через занавешенный вход его втолкнули в большой зал.

Внушительный мужчина со шрамом на брови, указывающим на один, молочного цвета, глаз, принял связанного пленника. Четверо охранников упали на колени и поклонились в сторону помоста, находящегося на возвышении. Их лбы коснулись земли.

Болан взглянул на стройную, могучую фигуру человека, сидевшего на пухлой подушке скрестив ноги.

Вдруг стоявший сзади одноглазый сильно ударил Болану по почкам:

– Встать на колени перед повелителем «Красного солнца»!

Глава 21

Болан качнулся вперед, но удержался на ногах.

– Я не буду кланяться ни перед кем, – сказал он, стискивая зубы. – Тем более перед тобой, Яамазаки.

Мужчина на помосте махнул рукой, чтобы одноглазый отошел. Пока всемогущественный никак не накажет этого американца, но мысленно он уготовил ему особую участь.

У Хидео Яамазаки было треугольное лицо и аккуратно черные усы, но внимание Болана привлекли его черные глаза и сквозящая в них жестокость.

Перед Яамазаки находились две плоские подушки. На одной лежала «беретта», с другой он поднял две короткие полоски фотопленки:

– Я полагаю, вы искали эти негативы?

– Я ищу причину, по которой был убит человек, взявший эти фотографии.

– Были убиты еще люди.

Тон его голоса был, можно сказать, даже ласковый, но глаза смотрели на Болана прямо и свирепо. Затем Яамазаки немного повернул голову в сторону Накады, который находился в тени.

– Полиция оказалась таким полезным компаньоном, – прошипел он.

Болан посмотрел на Накаду, намереваясь вбить хоть малейший клин между ним и его хозяином.

– Как и все ваши компаньоны, – сказал он. – Они свободны.

– Я решаю, когда человек исчерпал себя, – выплюнул Яамазаки.

Он говорил по-английски, как посредственный полицай. Чтобы держать разговор под контролем, Яамазаки обратил свое внимание на «беретту» и стал изучать ее, как будто это была диковинка. Потом он презрительно оттолкнул плоскую подушку. Подошел слуга, чтобы вытереть ему руку, запачканную оружейным маслом.

– Убрать оружие! – приказал Яамазаки.

Слуга низко поклонился и удалился, унося «беретту».

– Кума... Зеко Танага... Мои великолепные всадники, – декламировал он. – У вас было очень много дел, полковник.

– А вы уже сыты этим по горло, Яамазаки.

– Наоборот. Я ничем не запятнан, кроме справедливой мести. – В голосе японского гангстера стальные нотки ощущались. – Вероятно, я отличаюсь от вас тем, что посвящен мести. Я слишком долго ее ждал. И я отомщу. И никто, тем более вы, полковник, не сможет мне помешать.

– Месть за вашего отца – вот за чем вы охотитесь?

– Это мщение Джанина. Родословная продолжается.

– Продолжается ложь.

Яамазаки сердито дал Болану знак попридержать язык.

– Как вы можете оправдать своего отца? – настаивал Болан.

– Моего отца изгнали, полковник. Выслали в пустыни Маньчжурии. – Глаза Яамазаки потускнели, когда он заговорил об этом. – Но он продолжал свою работу и разрабатывал самое сильное из когда бы то ни было полученных бактериологических средств.

Итак, Сэнди была права. Японии никогда не нужно было бы капитулировать. Силы союзников могли бы быть разгромлены, отброшены за океан.

– Мой отец был гением, полковник Феникс.

– Но у вас не было возможности узнать вашего отца, Яамазаки. Он же был военным преступником.

Феодальный мечтатель проигнорировал замечание Болана, так же как игнорировал факты всю свою жизнь. Объективная реальность не принималась во внимание, тем более сейчас, когда у него были власть и оружие.

– Гений, да. Но я превзошел даже его достижения. Хоть у меня и заняло много времени, но я усовершенствовал новый вид газовой гангрены – «Антракс № 13», или «Диоген».

– Вы усовершенствовали? Или это сделал профессор Нарамото?

– Он мне оказал огромную помощь, – согласился Яамазаки. – Будет жаль, если он не увидит, как все эти многолетние усилия принесут плоды.

– И все это время вы заставляли его верить, что он работает на Соединенные Штаты?

– Вероятно, это то, во что он хотел верить. В послевоенные годы он был благодарен за убежище, которое ему предоставила корпорация «Красное солнце». Страх – самый верный тюремщик. Когда я заинтересовался работами моего отца, было нетрудно убедить профессора, что он работает на американцев.

Мак Болан знал людей такого типа. Человек-животное, но Яамазаки был несколько иным. Любой бандит, который принес боль и страдания людям, как правило, бредит своей прогорклой ненавистью или обнаженной амбицией, бывает груб и бахвалист. Человек же, сидящий перед Боланом, был сдержан и изыскан. И это делало Яамазаки более холодным.

– Разве вы не представились Накаде экспертом по безопасности, приехавшим в Японию в целью изучения наших последних технических достижений в этой области? А на самом деле, вы намеревались проникнуть в секреты «Круга Красного солнца».

– Я расследовал причину смерти Шиноды.

– О, Шинода! Он был у вас, полагаю, как ложка дегтя в бочке меда. И он стал слишком назойлив – его следовало устранить.

– Меня тошнит от вас.

Болан услышал позади себя быстрые шаги и собрался с духом, ожидая удара. Действительно, одноглазому не терпелось проучить американца.

– Дайте мне поговорить с ним! – взвизгнул Яамазаки, взмахом руки приказывая прихвостню убраться. – Мне нужен был кто-нибудь, с кем мы могли бы отправить микробы А-13 и «Диоген», но он должен был быть вне подозрений, – продолжил он. – И знать, как их распространить. Окава оказался идеальным для осуществления моих планов. Шинода попытался шантажировать Окаву, поэтому его пришлось убрать.

– По крайней мере, у Окавы хватило порядочности покончить с собой, когда он понял, во что вовлечен, – гневно сказал Болан.

– Как вы уже сказали, они все были свободны. Единственное, что имело значение, так это мои планы. Теперь я буду использовать эту сеть, созданную Танагой, для контрабандной перевозки пузырьков в США.

Высокомерно взмахнув рукой, Яамазаки указал на два чемоданчика, сделанных из стекла, которые стояли на скамье за ним. Они были наполнены пузырьками с прозрачной жидкостью.

– Это, конечно, подделка. У меня они для того, чтобы произвести впечатление на вас. Подлинные находятся в лаборатории – здесь, в моем замке. Я не хотел бы оказаться слишком близко к ним. Достаточно смешать определенное количество этой жидкости с питательной средой, и за ночь вырастет такое количество бактерий, которого хватит на все ваше западное побережье. Удар будет нанесен на Сан-Диего, Лос-Анджелес и Сан-Франциско! – с ликованием произнес он. – Наконец-то вы, американцы, сможете узнать вкус поражения.

Яамазаки ждал ответной реакции, но Болан отказал ему в этом удовольствии.

– Остается только испытать наш продукт на человеческом организме, – спокойно сказал Яамазаки. – Завтра утром мы начнем с женщин. Ваших женщин. А вы сможете понаблюдать. Потом настанет и ваша очередь.

Болан по-прежнему никак не реагировал.

– Заберите его! И держите изолированно от остальных. Итак, до завтра, полковник.

Американец наконец-то заговорил.

– Вздор! – сказал он.

Глава 22

Итак, вот чем обернулось это дело. Из Лос-Анджелеса Мак Болан спустился в подвал средневекового замка, прямо в ад.

Яамазаки – сумасшедший, это несомненно. Его род достиг полного упадка. Болан считал, что пора прекратить его существование. Именно он должен это сделать. Главная его задача – выжить и вытерпеть. Наверное, за всю историю мира не было такого бесстрашно сражающегося одинокого воина.

Казалось, что он становился увереннее, видя, как его враги теряют присутствие духа от животного страха, – это придавало ему жизненные силы и возвышало над людьми, делая невозмутимым. Феникс знал: первый выстрел за ним.

Палач быстро расправлялся с врагами. И исчезал до того, как очевидцы успевали посмотреть в его сторону. Распознавая психопатических торговцев страхом, он делал все, чтобы помешать им терроризировать мирных граждан.

Болан повернулся, чтобы изучить камеру. Она была похожа на другие, только меньшего размера. Голые стены, и опять-таки никакого освещения. Над дверью, еле заметно, находилось с полдюжины труб разного диаметра. Судя по расположению, они должны вести либо в лабораторию, либо в баню, которая находилась этажом выше.

Трубы были в пределах недосягаемости, но, подпрыгнув несколько раз, Болан сумел, дотронуться до каждой из них. Одна была горячая, две другие – чуть теплые, остальные – холодные. И все они были крепко присоединены к стене.

Пленник присел в углу и, призвав на помощь все свои скрытые внутренние силы, стал восстанавливать в уме план замка, стараясь найти уязвимое место.

Если полковника Яамазаки изгнали, а затем казнили, то что же сделали с другими семью Джанинами? Вероятно, Манутсу намеревался рассказать ему о том, что Хидео Яамазаки не имел реальной власти Джанина. Несомненно, его принадлежность к лордам должна была воскресить круг Джанина, так как однажды он уже нанес свой первый удар. Трубопровод Танаги в Калифорнию был достаточно эффективным для транспортировки бутылочек в Америку. Этот человек очень успешно как провозил контрабанду в страну, так и вывозил ее из страны. И два маленьких контейнера не создадут проблем, даже если его уже не было бы в живых, чтобы сопровождать их.

Со стороны двери послышался какой-то звук. Болан оглянулся и увидел, что ненавистный ему охранник, снова заступив на дежурство, смотрел через щель в двери на Болана. Видимо, он испытывал удовольствие, наблюдая за иностранцем, запертым в камере-одиночке.

Охранники наверняка не собирались следить за ним постоянно, уверенные в том, что он никуда не сможет убежать. Они лишь изредка поглядывали в щель двери.

Болана заинтересовало, где на территории замка был центр тренировок и имелось ли там современное вооружение. Он так же был заинтригован тем, какую роль играет в тренировке охранников гипноз – «сай-мин-джитцу», как называл его Юумото. Несомненно, Танага был перепрограммирован из террориста в наемного убийцу-ниндзя какой-то системой мозгового контроля. Болан вспоминал, как загорались черными угольками глаза Танаги. Это был взгляд сумасшедшего, уверенного в правильности своих действий.

Этому должен быть положен конец.

Раз и навсегда.

Болан услышал приглушенный звук разговора в коридоре. Он подполз к двери и украдкой взглянул сквозь щель в засове.

Одноглазый спустился вниз лично проверить охранников и показывал им пистолет американца. Очевидно, он не избавился от него, как было приказано, а оставил себе как трофей. Оба охранника были довольны, что их узников хотят использовать для экспериментов Яамазаки. Одноглазый зарядил пистолет девятимиллиметровыми пулями и засунул его себе за пояс.

Болан не сомневался, что через несколько мгновений человек с мутным глазом появится у оконца, чтобы позлорадствовать. Возможно, настало время стереть эту улыбку с его обезображенного шрамом лица. Пора вырвать лист из собственной книги уловок ниндзя.

Болан встал под трубами, подпрыгнул, схватился за одну из них и одним махом забросил себя наверх, руками и ногами застраховав себя в этом положении.

Меньше чем через минуту он услышал, как кто-то остановился под дверью. Послышался резкий свист – видимо, у тюремщика перехватило дыхание, когда он увидел пустую камеру.

Ключ звякнул в замке, и дверь распахнулась. Вошел одноглазый. Второй, толстяк, следовал за ним по пятам.

Почувствовав опасность сверху, одноглазый инстинктивно потянулся за мечом и достал его как раз в тот момент, когда Болан упал сзади на второго охранника. Все свалились в одну кучу. Одноглазый уже вытащил свое оружие и, не тратя времени понапрасну, замахнулся им.

Болан повернул толстяка, чтобы использовать его как щит при отражении удара одноглазого, и стальной край самурайского меча «катаны» раскроил тому ключицу и врезался в грудную клетку. Глаза его широко раскрылись – видимо, от ужаса, что смертельный удар он получил от напарника.

Одноглазый попытался вытащить меч из трупа. И в ту секунду, что он замешкался, Болан вывел его из равновесия. Падая вперед, тюремщик лицом ударился о лоб Болана, и очень сильно.

Одноглазый, опрокинувшись, сел на пятую точку. Перед его глазами пошли круги. Палач был не в настроении прощать. Выдернув из ребер мертвеца меч, он воткнул его в своего обидчика.

Под обоими слугами японского лорда теперь текли красные липкие лужицы крови.

Наступив ногой на грудь одноглазому, Болан вытащил меч, затем снял с толстяка пояс, к которому были прикреплены звездочки.

Вибрирующие метательные звезды были размером с ладонь и напоминали зубья циркулярной пилы. Они могли очень пригодиться. Затем Болан снял с толстяка его поношенную черную рубаху без ворота и надел на себя. Хотя она и принадлежала более упитанному хозяину, но сидела на американце плотно. Теперь в своих черных брюках он выглядел как настоящий ниндзя.

Болан обретал уверенность, представляя свою предстоящую встречу с врагами. Но он будет чувствовать себя еще более комфортно, имея одну очень важную вещицу.

«Беретта» лежала там, где упала во время драки. Болан вновь завладел своим любимым оружием, правда, оно было без кобуры. Но с кобурой или без, главное – оно снова было с ним.

Полковник затянул ремень и засунул «беретту» с правой стороны. Затем поднял меч «катана» и тоже пристроил его за пояс. Имея такое снаряжение, Болан чувствовал себя спокойно.

Отряд, защищавший это зловещее место, казалось, был разделен на две части: часовые в красочных костюмах были обычными людьми, как и все слуги, вторую же половину отряда, которая находилась на особом положении, составляли ниндзя. Их задачей было исполнение кровавых миссий. Снаружи же замка Яамазаки мог призвать еще одну банду – головорезов Кумы, каждый из которых был рад пожертвовать своей жизнью ради лорда «Красного солнца». Поэтому неудивительно, что никто посторонний не мог войти в этот запретный крут, а случайно попавший сюда не имел шансов оставаться в живых и рассказать о том, что здесь творилось.

Вдруг Болан услышал чьи-то шаги – в камеру ворвался еще один тюремщик и был остановлен навеки на своем пути. Палач вложил такую силу в удар, что наверняка сломал ему шею.

Сняв с трупа связку ключей, Болан осмотрел коридор. Тот был пуст. Следовало действовать быстро. Он поспешил в дальний конец коридора, чтобы освободить остальных. Суки не удивилась, увидев его. Она наблюдала за полковником в действии и была уверена, что он окажется на высоте.

Болан обратился к Сэнди:

– Ты помнишь обратную дорогу в гараж?

– Думаю, да.

– Подай миссис Нарамото и профессору руку. Я думаю, что это недалеко. Суки, мы с тобой прикроем их с тыла.

Ученый кивнул в сторону Болана, неуверенно вставая с корточек. Первый раз, казалось, он понимает то, что происходит.

– Я тебе об этом говорил, – сказал он жене. – Это американцы. Я знал, что они придут.

Суки перевела его слова Болану.

Беглецы стали медленно продвигаться по первому пролету лестницы. Они шли, подстраиваясь под шаг профессора, для которого это путешествие было очень тяжелым.

– Мне придется оставить вас на следующей площадке, – прошептал Болан Суки. – Присмотри за остальными. – Посмотри, можно ли замкнуть провода и завести машину Накады. Если нет, то вам придется прорываться так. Выбирайтесь скорее из замка, о'кей?

Суки кивнула: она знала, что ему надо свести счеты. И еще она знала, что ничто и никто не остановит его.

Болан стал уходить от них.

Внезапно дверь сбоку распахнулась, и из нее вышел Накада с женщиной-водителем.

– Полковник...

Суки оглянулась, услышав озадаченный возглас Накады.

– Уходи! – приказал Болан ошеломленной Сэнди. Кому-то из них было необходимо выбраться, чтобы предупредить Пола Риона. Но Сэнди застыла. Суки побежала назад к Болану.

У Накады не было времени для любезностей. От атаковал полковника, как дикий воин.

Суки пробежала мимо Болана и сильно ударила ногой женщине под ребра.

Пальцы Накады крючкообразно изогнулись, собираясь нанести смертельный удар. Рука взметнулась вперед, но Болан отступив в сторону, схватил Накаду за запястье и отбросил его в сторону стены. Он сделал это так резко, что противник вывихнул себе плечо.

Женщина-водитель не могла оправиться от первого нападения Суки. Она пыталась выровнять дыхание и увернуться от руки Суки, но та ударила ее наотмашь по горлу. Женщина упала, ударившись головой о каменные плиты.

Болан украдкой взглянул на Суки – она справилась и без его помощи.

Накада выругался и, несмотря на то что одна его рука безжизненно висела, попытался ударить Болана ногой в пах. Но полковник обхватил Накаду сзади за лодыжку и повалил назад. Японец с грохотом повалился на холодные каменные плиты. С ним было покончено.

Женщина пыталась подняться на ноги, но еще один удар Суки заставил ее опять упасть. Болан отметил про себя, что таким ударом можно повалить и быка.

Суки наклонилась над безжизненным телом и вытащила ключи от автомашины. Затем достала «люгер» из кобуры водителя и молча подала его Болану. Но тот погладил «беретту», заткнутую за пояс, и покачал головой:

– Нет. Возьми его себе. А теперь выбирайтесь отсюда.

Сэнди все еще стояла, пораженная от страха. Глубоко внутри она почувствовала холодок. В мерцающем свете ламп она видела в Джоне только воина в черном, и он казался ей самым смертоносным ниндзя, который когда-либо существовал.

– О'кей, пошли, – приказала Суки. – Удачи, полковник.

Болан наблюдал, как они спускались по тускло освещенному тоннелю к гаражу. Профессор все еще пытался что-то объяснить жене. Болан не волновался: Суки проследит за ними.

Он быстро двинулся назад, по направлению к помещению охранников. Не было времени, чтобы искать безопасные пути в лабиринтах подземелья. Палач направлялся к лаборатории, где хранились настоящие бутылочки с отравляющими веществами. И он доберется до них, даже если ему придется пройти ад.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации