149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 2 октября 2013, 18:48


Автор книги: Эрл Гарднер


Жанр: Классические детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Эрл Стенли Гарднер
Что-то вроде пеликана

Лениво фланируя в три часа пополудни по торговому району, Лестер Лейт явно заинтересовался парой шелковых чулок. Но не в витринах магазина, а на резвых ножках юной красотки в короткой юбке. Лестер углядел ее в праздной толпе в пятидесяти футах впереди.

Лейт был тонким ценителем прекрасного. Но поскольку его интерес к такого рода вещам был в известной мере абстрактным, он не предпринял усилий, чтобы сократить расстояние. Лестер любил прогуливаться, наблюдая панораму жизни, текущей мимо. Его внимание могло привлечь и характерное лицо в толпе, и куда-то спешащий прохожий. В данный момент его занимала пара стройных ножек.

В полуквартале от него из окна четвертого этажа высунулась голова женщины. Перекрывая шум уличного движения, дама пронзительно завопила:

– На помощь! Полиция! Полиция!

И в тот же миг из окна вылетел темный пушистый предмет. Какие-то секунды это был просто плотный клубок. Затем он расправился и превратился в меховую пелерину. Пелерина легко планировала в воздухе, пока наконец не повисла на металлической конструкции, поддерживающей уличный знак.

Справа от себя Лестер Лейт уловил циничный смешок. Слегка повернувшись, он увидел ухмыляющееся лицо одного из тех самоуверенных индивидуумов, которые всегда знают истинную причину любого происшествия.

– Рекламный трюк, – сказал мужчина, поймав взгляд Лейта. – Там находится меховой магазин. Вот они и выбрасывают меховые пелерины, понятно? Хозяева придумали этот трюк, чтобы обеспечить себе рекламу в газетах.

Между тем Лейт услышал звук полицейского свистка. Начальственный топот постового приближался.

По ряду причин Лейт предпочитал не вступать в контакт с полицейскими. Особенно спешащими к месту преступления. И ему вовсе не улыбалось случайно попасть в полицейские сети.

– Спасибо за подсказку, – любезно поблагодарил он всеведущего незнакомца. – Я чуть было не попался на этот крючок. Мог даже опоздать на свидание…

И Лейт демонстративно повернулся спиной к толпе оживленных зевак.


Лестер Лейт, стройный и изящный в своем вечернем костюме, после первого акта вышел в фойе театра. Стоя там в нерешительности, он размышлял, остаться ли досмотреть представление до конца.

Фойе заполняла обычная для премьеры толпа знаменитостей и тонких ценителей. Сливки общества просто прогуливались или образовывали небольшие кружки, вполголоса обмениваясь впечатлениями. Не одну пару женских глаз привлек силуэт широкоплечего молодого человека с тонкой талией. Не один взор одобрительно остановился на нем. Но Лестер Лейт был полностью погружен в проблему, не оставлявшую его в покое весь этот вечер. Почему молодая женщина, примерявшая пелерину из серебристой лисы в меховой фирме на четвертом этаже, внезапно выбросила ее из окна? Затем небрежно оплатила ее стоимость наличными и ушла, явно не усмотрев ничего необычного в своем поступке?

Мелодичный звон напомнил, что представление возобновится через две минуты. Загасив сигареты, зрители двинулись в зал. Лестер Лейт все еще колебался.

Он признавал, что спектакль был явно выше среднего уровня. Но его мозг просто отказывался следить за происходящим на сцене, всецело захваченный загадочным поведением молодой женщины.

Лестер Лейт запустил большой и указательный пальцы в карман жилетки и достал вырезку из вечерней газеты. И хотя он знал ее почти наизусть, перечитал еще раз.

«Сегодня пешеходы на Бикон-стрит были поражены криками молодой женщины. Высунувшись из окна меховой компании Гилберта, расположенной на четвертом этаже, она громко призывала полицию на помощь. Посмотрев вверх, прохожие увидели пелерину из меха серебристой лисицы, падавшую на тротуар. Подхваченная порывом ветра, пелерина опустилась на столб, поддерживающий рекламу оптической компании Нельсона. Там она и оставалась вне досягаемости жадных рук десятков возбужденных женщин. Кричавшая женщина позднее была опознана. Ею оказалась мисс Фанни Гилмайер, служащая меховой компании, проживающая по адресу: Ист-Гроув-стрит, 321.

Полицейский Джеймс Хагерти, стоявший на перекрестке, оставил пост и, выхватив револьвер, поднялся на лифте на четвертый этаж. Бежавшего по коридору полицейского остановил мистер Гилберт, глава меховой компании Гилберта. Он объяснил ему, что поднятая тревога была ошибочной.

Хагерти все-таки настоял на расследовании. Было выявлено, что некая молодая покупательница, чье имя компания отказалась назвать, действительно примеряла пелерины из серебристой лисы. Внезапно она сказала: „Беру вот эту“, свернула пелерину в клубок и выбросила ее из окна. Покупательницу обслуживала мисс Гилмайер. Решив, что столкнулась с новой формой воровства, она начала звать полицию. К тому времени как владелец фирмы мистер Гилберт появился в зале, покупательница уже спокойно отсчитывала деньги, составлявшие стоимость пелерины. Молодая дама никак не объяснила свой поступок. Только небрежно оставила указание, куда доставить пелерину после того, как ее снимут со столба. Во время полной неразберихи, царившей как раз перед появлением полицейского Хагерти, молодая женщина, по описаниям ослепительная блондинка лет двадцати пяти, уже покинула помещение.

Полицейский склонен считать, что это была актриса, которая таким образом хотела привлечь к себе внимание. Если это действительно так, то ее замысел провалился – меховая компания отказалась раскрыть ее имя и адрес. В конце концов пелерину сняли со столба и после чистки, вероятно, доставят эксцентричной покупательнице».

Освещение в фойе театра медленно гасло, напоминая, что представление вот-вот начнется. Лестер Лейт засунул газетную вырезку обратно в карман и, приняв решение, направился к выходу. До Бикон-стрит, где располагалось здание меховой фирмы, он добрался на такси. Меховая компания Гилберта занимала весь четвертый этаж. Окно, из которого летела пелерина, очевидно, находилось как раз над рекламной афишей оптической компании Нельсона. На противоположной стороне улицы Лейт заметил двух мужчин. Они явно ожидали чего-то.

Мужчины «прогуливались» по обе стороны от входа в здание коммерческого центра Руста, расположенного напротив здания меховой компании. Они демонстративно не замечали друг друга, но их головы синхронно поворачивались на звук открывающихся дверей лифта в вестибюле здания – это указывало на наличие у них общей цели. Более того, каждый раз, когда запоздавший сотрудник выходил из здания, они оба немедленно оказывались у дверей. Однако, рассмотрев его, тут же теряли к нему всякий интерес.

Лейт остался в машине.

– Подождем здесь, – сказал он водителю.

Таксист понимающе ухмыльнулся.

– Включить радио? – спросил он.

– Нет, спасибо, – поблагодарил Лейт и, закурив, приготовился к долгому ожиданию.

Оно оборвалось примерно через двадцать минут, когда стройная молодая женщина в голубом костюме и щегольской крохотной шляпке, лихо сдвинутой на ухо, торопливо семеня стройными ножками, прошла от лифтов к выходу. «Наблюдатели» моментально оказались рядом. И как только молодая женщина вышла из дверей, они с двух сторон подхватили ее под руки. Тут же непонятно откуда появился автомобиль. И как только он остановился, женщину подтащили к нему и втолкнули в кабину.

Лестер Лейт погасил сигарету.

– Следуйте за этой машиной, – бросил он таксисту. Водитель быстро развернулся, и они оказались в хвосте машины с молодой женщиной. Красный сигнал светофора помог таксисту занять выгодную позицию.

– Надеюсь, не будет никакого насилия? – обеспокоенно спросил таксист.

– Определенно, нет. Просто хочу удовлетворить свое любопытство, – уклончиво ответил Лестер Лейт.

Таксист не отрывал глаз от номерного знака передней машины.

– Дело связано с преступлением? – снова спросил он.

– Именно это я и пытаюсь выяснить, – сказал Лейт.

Водитель такси не проявил особого энтузиазма. Однако следовал за машиной, пока она не остановилась у какого-то учреждения в центре города. Опытным взглядом он оценил троицу, вышедшую из машины.

– Явно гангстеры, – бросил он.

– Сомневаюсь, – сказал Лестер Лейт. – Эти люди не скрывают своих целей и откровенно рассчитывают на взаимовыручку. К тому же полное отсутствие утонченности. Все это указывает на полицейских старой школы. Лично я считаю, что это сотрудники частного детективного агентства…

Таксист посмотрел на Лейта с заметным уважением.

– Послушай, – сказал он, – готов поспорить, что ты сам гангстер.

– С кем вы собираетесь спорить? – поинтересовался Лестер Лейт.

Таксист ухмыльнулся:

– С самим собой.

– Тогда все в порядке, вы не проиграете, – серьезным тоном заключил Лейт.


Эдвард Бивер служил у Лестера Лейта лакеем. Однако его раболепная преданность хозяину была лишь тщательно продуманной маской, которая прикрывала его истинную сущность.

Довольно долго полиция подозревала в Лестере Лейте уникального супердетектива, чей острый ум способен разобраться в спутанных нитях любого преступного клубка, но все преступления, которым Лейт уделял внимание, имели одну общую закономерность. Когда полиция извилистым, но всегда правильным путем, который находил Лейт, достигала наконец цели, то неизменно видела ошарашенного преступника, полностью лишенного неправедно добытых богатств. Именно поэтому полиция «внедрила» в дом Лейта своего тайного агента в качестве лакея. Однако, несмотря на горячее желание полиции поймать Лейта на месте преступления, пока вся ее тайная деятельность приносила очень мало результатов. Даже меньше, чем попытки выбранных из зала представителей разоблачить фокусников во время их представлений.

Шпион-лакей уже поджидал Лестера Лейта, когда тот открывал дверь своей роскошной квартиры на последнем этаже.

– Добрый вечер, сэр, – приветствовал хозяина слуга.

– Как, Бивер, ты еще не спишь? – удивился Лейт.

– Нет, сэр. Я подумал, может, вы захотите виски с содовой, сэр. У меня все готово. Ваше пальто? Шляпу? Трость? Ваши перчатки? Да, сэр. Принести вам халат и домашние туфли?

– Нет, я пока не буду переодеваться, Бивер, – махнул рукой хозяин. – Можешь принести мне виски с содовой.

Лейт откинулся в кресле и задумчиво потягивал виски. Бивер заботливо хлопотал около него.

– Бивер, – сказал наконец Лейт, – ты внимательно следишь за криминальными новостями в газетах?

Шпион смущенно прокашлялся.

– Прошу прощения, сэр. С тех пор как вы изложили мне теорию о том, что газетные отчеты часто содержат серьезные сведения, указывающие на преступника, я, как правило, читаю криминальную хронику. Это своего рода головоломка. Я пытаюсь ее разгадать.

Лестер Лейт сделал пару неторопливых глотков из бокала.

– Занимательное времяпрепровождение, не так ли, Бивер? – сказал он.

– Да, сэр, – согласился лакей.

– Однако, Бивер, рекомендую внимательно следить, чтобы твои выводы носили исключительно академический характер. То есть держи их при себе. Тебе же известно, каков наш сержант Экли. Человек он чрезмерно усердный, упрямый и невероятно подозрительный. А это явный признак ограниченного ума. – Лейт зевнул, вежливо прикрыв рот рукой. – Когда ты читал криминальную хронику, случайно не натолкнулся на отчет о преступлении в коммерческом центре Руста?

– Коммерческий центр Руста? Нет, сэр. Не припоминаю, – пожал плечами Бивер.

– Я заметил, – продолжал Лейт, – что на шестом этаже коммерческого центра Руста ряд офисов занимает компания по изготовлению и установке точных приборов. Она широко известна под названием «Точприбор». Ты слышал о преступлении, связанном с этой фирмой?

Лакей ответил отрицательно.

Лейт сладко потянулся и зевнул.

– Очень жаль, Бивер, – разочарованно сказал он.

– О чем вы, сэр?

– Жаль, что мы так сильно зависим от газетной информации. Ведь даже если знаешь, что нечто интересное для тебя уже случилось, надо ждать двенадцать, а то и двадцать четыре часа, прежде чем об этом можно будет прочитать.

Бивер прикрыл свое удивление неподвижной маской игрока в покер. Глаза камердинера зажглись огнем любопытства. Но внешне он ничем не выдал себя.

– Чем еще я могу вам служить, сэр? – безразличным голосом произнес он.

Хозяин нахмурился. Он испытующе посмотрел на шпиона.

– Могу я доверять тебе, Бивер?

– Мне вы можете доверить даже вашу жизнь, сэр, – не без гордости заявил тот.

– Ну хорошо, Бивер. Вот тебе поручение. Сугубо конфиденциальное… В коммерческом центре «Чанинг» расположилось частное детективное бюро. В каком офисе – точно не знаю. В десять вечера какие-то люди привели туда молодую женщину. Ее допросили. Сейчас, возможно, уже отпустили. А может, и нет. Мне думается, что эта дама – сотрудница фирмы «Точприбор». Узнай, так ли это. Если так, то мне нужны ее имя и адрес. Если реально все обстоит не так, как я обрисовал, тогда меня это дело совсем не интересует.

– Да, сэр, – закивал лакей, – но могу ли я спросить, чем вызван ваш интерес?

– Я просто хочу найти логическое объяснение происшествию, которое не дает мне покоя, – зевая, пояснил хозяин.

– Позвольте спросить, что за происшествие? – полюбопытствовал Бивер.

– Из окна четвертого этажа выбросили пелерину из серебристой лисы.

Глаза шпиона заблестели.

– Да, сэр, я читал об этом в газете.

– В самом деле, Бивер? И у тебя на этот счет есть соображения?

– Да, сэр. Я долго размышлял над этим случаем. И, кажется, нашел вполне логичное объяснение. Только, пожалуйста, не сочтите меня излишне самонадеянным, сэр. Я представил себя Лестером Лейтом, читающим газетную вырезку, и попытался найти ключи к разгадке дела, которые просмотрела полиция.

– И каковы твои выводы? – нетерпеливо спросил Лейт.

– Эта женщина просто винтик в сложном механизме. Частичка хитроумной схемы.

– Бивер, ты меня удивляешь!

– Да, сэр. Я пришел к такому выводу. Она просто должна была отвлечь внимание присутствовавших в зале. А в это время хитрый соучастник работал по безошибочной схеме.

– Что ты имеешь в виду, Бивер?

– Подмену этикеток с ценой.

– А нельзя ли поподробнее?

– Да, сэр. Там есть шубы второго сорта и шубы из искусственного меха, – развивал свою мысль лакей-шпион. – Они стоят семьдесят пять – сто долларов. А первоклассная шуба стоит от тысячи двухсот до двух с половиной тысяч долларов. Очевидно, тот, кто подменит ценники, сможет за сравнительно малую сумму купить первоклассную шубу.

– Потрясающе, Бивер! – воскликнул Лестер Лейт. – Ты настоящий детектив.

– Спасибо, сэр. Вы ведь тоже так думаете?

– Конечно нет. Однако ты явно растешь, Бивер, – еще раз похвалил хозяин.

– Вы считаете, что все было не так? Но ведь мое объяснение логично! – настаивал лакей.

Лейт снова зевнул.

– Именно поэтому твое объяснение неверно, Бивер. А сейчас я, пожалуй, отправлюсь спать. Раньше девяти меня не буди.


Воздух в этом здании был пропитан специфическим запахом, характерным для тюрем, полицейских участков и других мест, где работают двадцать четыре часа в сутки.

В кабинете сержанта Экли ярко горел свет. Особенно хорошо был освещен его письменный стол, обезображенный черными пятнами от погашенных сигарет. Бивер сидел напротив сержанта Экли.

– Я зашел в надежде, – говорил он, – что вы еще не ушли домой.

– Все в порядке, Бивер, – успокоил его сержант, зевнув и проведя рукой по волосам. – Я готов не спать круглые сутки, лишь бы поймать этого проходимца. Так ты говоришь, информация нужна до девяти утра?

Лакей Лестера Лейта кивнул.

Сержант нажал кнопку. Вошел полицейский.

– Узнай, – сказал он ему, – что за детективное бюро находится в коммерческом центре «Чанинг». Потом соедини меня с его владельцем.

Когда полицейский вышел, Экли потер затекший затылок и снова зевнул. Потом лениво достал сигару из жилетного кармана.

– Ты полагаешь, Бивер, что это дело связано с новым воровским трюком на фирме Гилберта?

– Кажется, так.

Сержант прикурил сигару, задумчиво сделал несколько затяжек, затем покачал головой.

– Нет, Бивер. Это фальшивка, – сказал он. – Происшествие на меховой фирме было связано с подменой ценников, как ты и предположил. Думаю, уже завтра Гилберт поднимет страшный крик о том, что из его фирмы вынесли норковую шубу ценой в две тысячи долларов, заплатив всего семьдесят пять за имитацию кролика.

Бивер согласно кивнул.

– Я тоже так думаю. Но у Лейта другое мнение.

– Он просто водит тебя за нос, – возразил Экли. – Хочет скрыть, что у него на уме.

– Он все-таки клюнул, сержант, – похвастался Бивер. – Кажется, мне удалось втереться к нему в доверие.

Сержант Экли перекатил сигару в другой угол рта.

– Нет, Бивер, – сказал он. – Лестер Лейт держит тебя за фраера. И дело с меховой пелериной как раз подтверждает мою точку зрения. Готов поспорить, что на фирме «Точприбор» ничего не случилось…

Телефонный звонок прервал его на полуслове.

– Алло, сержант Экли слушает.

В комнате стало тихо. Экли вынул изо рта сигару, и голос его стал сугубо начальственным.

– Международное детективное бюро в коммерческом центре «Чанинг»? – официально спросил он. – Вы его директор? Хорошо. С вами говорит сержант полиции Экли. А сейчас слушайте меня. И слушайте очень внимательно, потому что я не терплю нерасторопности. Фирма «Точприбор» – ваш клиент? Так, значит, есть такая? Понятно. Какое задание вы получили от нее? Меня не волнует никакая конфиденциальность! С вами говорят из главного управления полиции. Вы работаете по делу, которое, по нашим сведениям, связано… Вас не касается, как мы узнали об этом. Нам нужна информация… Нет, сейчас не время звонить вашему клиенту. Не тяните резину, мне нужна информация, и я получу ее. Вам многое сходило с рук, но сейчас… Вот так-то лучше. Хорошо, я вас слушаю.

Почти три долгие минуты сержант Экли в молчании хмуро рассматривал телефонный аппарат. Голос в трубке звучал непрерывно. Потом Экли спросил:

– Откуда вы знаете, что именно эта женщина?.. Понятно… Где она сейчас?.. Ну, хорошо. Вам следовало доложить об этом немедленно. Ведь это преступление. Самое настоящее воровство. Понятно, что фирма не хочет дурной славы. И ее не будет. Мы умеем не хуже других хранить секреты. Вы что, считаете, что способны провести расследование лучше главного управления полиции? Ну, то-то же. Скажите ему правду. Скажите, что вам звонила полиция и требовала отчета. Скажите также, что мы достаточно бдительны и узнаем о преступлениях, даже когда жертвы пытаются их скрыть. Можете сказать еще, что сержант Экли лично занялся этим расследованием. Что в деле есть значительный прогресс. А сами постоянно держите нас в курсе. Понятно?.. Все верно, сержант Экли.

Экли бросил трубку и с улыбкой поглядел на своего тайного агента.

– Шеф будет в восторге. Они пытались скрыть это дело. Бедный малый из детективного бюро чуть не упал в обморок, когда понял, что мы все знаем…

– О чем мы знаем? – спросил Эдвард Бивер.

– Изобретатель по имени Николас Ходж работал над новой моделью радиолокатора для подводных лодок, – ответил Экли. – Он сделал пробный экземпляр, который, кажется, работает. Привез его в Вашингтон. Однако не сумел пробиться через бюрократию. И все же ему удалось познакомиться с одним контр-адмиралом, готовым организовать испытания. Но только полностью завершенной модели. Этот локатор должен был произвести хорошее впечатление на больших шишек из министерства военно-морского флота. И фирме «Точприбор» поручили изготовить такой прибор.

Естественно, все держалось в большом секрете. Полностью в курсе дела были лишь президент фирмы Джезон Бельвю и его личный секретарь, девушка по имени Бернис Лэмен. Только они знали также, где хранятся копии чертежей. Офис, который занимает эта фирма, – это конструкторское бюро. Завод находится примерно в миле от города. По идее президента Бельвю, его рабочие делали лишь отдельные части локатора. А потом, в самую последнюю минуту, к работе подключался он сам вместе с парой доверенных помощников. Окончательно собрать прибор он должен был лично.

– И что же случилось с чертежами? – спросил Бивер.

– Бесследно исчезли, – махнул рукой сержант Экли.

– И дело поручено детективному бюро?

– Да. Они связаны контрактом с фирмой «Точприбор». Бельвю им сразу позвонил. Детективы в бюро заподозрили Бернис Лэмен и устроили для нее ловушку. Они схватили секретаршу Бельвю и сейчас допрашивают. Но пока безрезультатно.

– Значит, мы берем расследование на себя? – усмехнулся Бивер.

Сержант Экли расплылся в улыбке.

– Мы возьмем расследование на себя. Но только когда старина Джезон Бельвю приползет к нам на животе и будет умолять об этом. Президент фирмы «Точприбор» боится огласки. Если станет известно, что чертежи исчезли или, что не лучше, кто-то снял с них копии, фирма попадет в большую передрягу.

С лица Бивера сползла усмешка. Шпион нахмурился.

– В чем дело? – не понял Экли.

– Но откуда, черт возьми, Лестер Лейт узнал обо всем этом?

По глазам Экли было ясно, что эта мысль не приходила ему в голову.

Бивер добавил:

– По-видимому, все это как-то связано с меховой пелериной…

– Чепуха, Бивер. Просто его очередное умозрительное построение.

Внезапно Бивера осенило!

– Послушайте, сержант. – воскликнул он. – Помещение «Точприбора» расположено напротив меховой фирмы. Как вы думаете, что можно оттуда увидеть?..

Сержант Экли снисходительно покачал начальственной головой.

– «Точприбор» находится на шестом этаже, а меховая фирма – на четвертом.

Бивер упрямо гнул свое:

– Меховая компания находится в обычном здании, а «Точприбор» – в офисном. Поэтому их шестой и четвертый этажи могут располагаться на одном уровне…

Сержант Экли нахмурил брови и задумался.

– Может, ты и прав, – сказал он. – Но я в этом сомневаюсь.


За завтраком Лестер Лейт внимательно слушал доклад лакея.

– Очень интересные сведения, Бивер, – сказал он, покончив с поджаренным хлебом и беконом и прихлебывая кофе. – И должен сказать, достаточно полные. Как тебе удалось собрать все эти факты?

Лакей-шпион кашлянул.

– Девушка, за которой я ухаживаю, дружит с полицейским, – пояснил он.

– Ах да. Ты уже упоминал об этом. Не могу одобрить, так сказать, этическую сторону ситуации. Но, во всяком случае, твоя связь продуктивна в смысле информации.

– Да, сэр, – скромно поддакнул Бивер.

– Ты уверен, что Джезон Бельвю обратился в полицию? – переспросил Лестер Лейт.

– Да, сэр. После полуночи, – подтвердил лакей.

– Давай еще раз проанализируем ситуацию, Бивер.

– Да, сэр. Бельвю держал чертежи в своем сейфе. Его большая дверь всегда открыта в течение дня, но на ночь закрывается. В тот день изобретатель прибора Николас Ходж и Бельвю закончили предварительное совещание. Чертежи были убраны в сейф. У Бельвю было какое-то важное дело. На несколько минут он вышел из кабинета, оставив Ходжа рядом, в приемной. Секретарша Бельвю Бернис сортировала дневную почту в своей комнате. И как раз в этот момент собралась отнести ее в кабинет шефа. Так, по крайней мере, она говорит. Войдя в приемную, она услышала истошные вопли, доносившиеся с улицы. Естественно, многие сотрудники бросились к окнам. Бернис Лэмен говорит, что слышала, как хлопнула дверь кабинета Бельвю. Наружная дверь. Как будто кто-то поспешно выбежал из нее. В тот момент она думала, что это мистер Бельвю. Таков ее рассказ.

– Значит, это не был мистер Бельвю? – переспросил Лейт.

– Нет, сэр. Мистер Бельвю уверяет, что в это время был в другом конце здания. Тот, кто проник в кабинет, унес с собой чертежи. Он, очевидно, знал, где их искать.

– А не мог посторонний проникнуть в помещение фирмы? – задал последний вопрос хозяин.

– Нет, сэр, – твердо сказал шпион.


Редактор многотиражки Фрэнк Пакерсон в выходные дни был на охоте. Свое ружье он принес на работу. И как только услышал вопли на улице, схватил его, зарядил и выскочил в коридор. Изобретатель Ходж был единственным посторонним, находившимся на месте преступления. Но, конечно, очень трудно заподозрить Ходжа в краже собственных чертежей.

Лестер Лейт был задумчив.

– Что можно сказать о Бернис Лэмен? – спросил он Бивера.

– Всю прошлую ночь детективы наблюдали за зданием фирмы. Мисс Лэмен вернулась в свой кабинет, сказала, что ей нужно сделать срочную работу. Детективам это показалось подозрительным, и они арестовали ее. Но, видите ли, сэр, – рассказывал шпион-слуга, – сразу после пропажи документов у дверей здания поставили охранника, чтобы никто не мог вынести чертежи. Они наверняка спрятаны где-то в помещениях фирмы. Преступник выкрал их из сейфа, но вынести не смог и поэтому спрятал.

– Так, значит, детективы обыскали мисс Лэмен и ничего не нашли? – переспросил хозяин.

Слуга подтвердил.

Лейт улыбнулся.

– Ну и что вы думаете по этому поводу, сэр? Каковы ваши планы? – полюбопытствовал Бивер.

Лейт удивленно поднял брови:

– Планы?

– Знаете, сэр, я полагал, что у вас в запасе есть еще варианты. И вы захотите поручить мне их проверить.

– Пожалуй, нет, Бивер. Меня просто раздражает бездарность полиции, которая ведет это дело. Но я не обязан что-либо делать. Мой интерес, Бивер, чисто абстрактный… Просто теоретические размышления.


Женщина, возглавлявшая агентство по найму актеров, поначалу встретила Лестера Лейта с чисто протокольной приветливостью. Однако, оглядев ладную фигуру молодого человека и встретив взгляд его внимательных и умных глаз, она смягчилась. Его приветливо улыбающиеся губы довершили дело – лед официальности растаял, и ее манеры приобрели искреннюю теплоту и сердечность.

– Доброе утро, – сказала она более мягко, чем обычно разговаривала с посетителями.

Лестер Лейт улыбнулся в ответ.

– Я пытаюсь писать рассказы, – пояснил он.

Улыбка на ее лице несколько подтаяла, сменившись недовольной гримасой.

– У нас нет вакансий для писателей. Как правило, мы литературой не занимаемся, – сказала она. – Но если у вас есть опыт…

– Художественная проза, – невозмутимо продолжал Лестер Лейт. – Написанная под необычным углом зрения. Короче говоря, темы на основе газетного материала.

Недовольная гримаса на ее лице сменилась некоторым интересом.

– Звучит довольно интригующе. Но боюсь, что мы не можем…

– Это всего лишь хобби, – беззаботно щебетал Лейт. – Я не ищу заработка и не прошу вас подыскать мне место.

– Тогда чего же вы хотите? – удивилась заведующая агентством.

– Мне нужна актриса, которая хотела бы участвовать в рекламе.

– Они все ничего не имеют против рекламы, – ответила женщина, сидевшая за столом.

– Мне нужна опытная актриса, – продолжал Лейт, – способная сыграть любую роль, настоящий профессионал…

– Такие теперь перевелись, – устало прервала она его. – Сейчас молодежь думает только о Голливуде. Они смотрят на сцену как на трамплин для прыжка в киноиндустрию…

Лестер Лейт продолжал:

– Моя актриса не обязательно должна быть молодой. Пусть это будет человек с характером, как говорится, «славный малый».

Женщина вопросительно поглядела на него.

– Именно такой кандидат сейчас сидит в приемной, – вдруг сказала она. – Актриса прошла через все. От оперы до водевиля. Она действительно талантлива, но, к сожалению, не так уж молода…

– Сколько ей лет? – спросил Лейт.

Дама улыбнулась:

– Говорит, что тридцать, и выглядит на тридцать три, но думаю, что ей ближе к сорока. Просто восхищаюсь ее мужеством.

Лестер Лейт поинтересовался именем актрисы.

– Винни Гейл, – назвала женщина.

– А согласится она поработать на меня в качестве модели? – нерешительно спросил Лейт.

– Вряд ли, – качнула головой женщина. – Винни соглашается только на актерскую работу. Впрочем, вы можете лично переговорить с ней.

– Пригласите ее сюда, – попросил Лейт.

Винни Гейл оказалась решительной женщиной. Она не выносила неопределенности и всегда брала быка за рога. Поэтому прервала пространное вступление Лестера Лейта конкретным вопросом:

– Вы когда-нибудь пробовали писать?

– Нет, – ответил Лестер Лейт. – Для меня это новое дело.

– Тогда интерес к вашей работе будет не больше, чем к прошлогоднему снегу, – нетерпеливо бросила она.

– Боюсь, что вы правы, – поспешно согласился Лестер Лейт, – но, пожалуйста, не уходите, мисс Гейл.

– Не вижу причин задерживаться.

– К счастью, литература не является источником моих доходов…

– А мой источник дохода – это время. И я не собираюсь тратить его впустую, – отрубила Винни Гейл.

– Я хотел бы предложить вам роль фотомодели, – предложил Лейт. – К моему рассказу нужны снимки. Оплата – двести пятьдесят долларов за два часа работы. Плюс меховая шуба.

– Плюс что?! – воскликнула мисс Гейл.

– Меховое пальто. Пелерина из серебристой лисы, – пояснил Лестер.

Винни Гейл в растерянности села на стул.

– Послушайте, – сказала она, – надеюсь, это честное предложение?

Лейт кивнул.

– И без подвоха?

Молодой человек покачал головой.

– И я получу деньги наличными? – с сомнением спросила немолодая мисс.

Лейт ответил утвердительно.

– Когда?

– Сейчас.

– Что я должна делать? – наконец решившись, спросила она.

– Выбросить из окна меховую пелерину. Только и всего. Потом рассказать, какие чувства вы при этом испытывали.

Винни испуганно переводила взгляд с женщины, сидевшей за столом, на мистера Лейта.

– Вы сумасшедший? – наконец спросила она. – Что ж, если вы готовы заплатить двести пятьдесят долларов наличными, я берусь за эту работу.

Лестер Лейт открыл бумажник и отсчитал пять пятидесятидолларовых банкнотов. Они веером опустились на стол главы агентства по найму театральных актеров.

Ошеломленная Винни Гейл негромко пробормотала:

– Давно я не видела конфетти подобного рода. С тех самых пор, как играла в пьесе «Мама была леди» в старом театре Нелмана.


Владелец меховой компании мистер Гилберт встретил Лестера Лейта холодным, оценивающим взглядом.

– Вот видите, – вежливо объяснил Лейт, указывая на фотографа, стоявшего слева с огромной камерой в футляре и штативом через плечо. – Я привел фотографа, чтобы сделать серию снимков. Привел и своего собственного покупателя, – указал он на Винни Гейл, одетую в перелицованное платье, которое, однако, она носила с большим достоинством. – И конечно, я готов купить пелерину из серебристой лисы по розничной цене.

Мистер Гилберт покачал головой.

– Должен сказать, – вежливо продолжал Лестер Лейт, – мисс Гейл – хорошая актриса. И конечно, в результате нашей акции рассчитывает на рост своей популярности. Что же касается вас, то, между нами говоря, упоминание в газетах и журналах меховой компании Гилберта вам тоже не повредило бы.

Гилберт прищурил глаза, прикрытые очками.

– Вы газетный репортер?

Лестер Лейт покачал головой.

– Тогда агент по связям с прессой?

– В какой-то мере, – уклончиво ответил мистер Лейт. – Моя цель – реклама мисс Гейл.

Гилберт оценивающе посмотрел на мисс Гейл.

– Не уверен, что подобный товар нуждается в рекламе.

Лейт пожал плечами.

– Как хотите, – сказал он. – Не забывайте, что речь идет о покупке пелерины из серебристой лисы…

– Минутку, – прервал его владелец меховой фирмы. – Мне нужно переговорить с моим менеджером по рекламе. Сейчас вернусь.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации