112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 8

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 30 января 2015, 19:02


Автор книги: Федор Романенко


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Владивосток, 14-й километр дороги на мыс Горностай. Памятник жертвам сталинских репрессий на месте массовых расстрелов. Открыт в августе 1992 г. Фото Музея им. Арсеньева (Фотоархив НИПЦ «Мемориал»)


Магадан. Монумент «Маска скорби» (скульптор Э.Неизвестный). Открыт в июне 1996 г. Фото О.Блинкиной, 2001 г. (Фотоархив НИПЦ «Мемориал»)


В 1940-м году процесс прекращения дел и освобождения подследственных резко пошел на убыль. 27 января 1940 года УНКВД Красноярского края прекращает дела в отношении членов вредительской организации, арестованных в июле-августе 1938 года: директора Школы политпросвещения в Игарке Ф.С.ГАЙВОРОНСКОГО, бухгалтера Игарского затона ГУСМП Г.А.ДВОРЕЦКОГО и начальника Игарской биологической зональной станции Института полярного земледелия В.П.ЕВЛАДОВА. 10 марта НКВД Якутской АССР прекращает дело обвинённого в антисоветской агитации и контрреволюционном саботаже (ст. 58–14) начальника Анабарской радиостанции ГУСМП М.В.КОТЕЛЬНИКОВА. 12 августа Военный трибунал 101-й горно-стрелковой дивизии прекращает дела против начальника АКОфлота К.Я.ЕГОРОВА и начальника отдела торговли АКО Г.П.ЕФИМОВА; как и их коллеги по АКО, они обвинялись в измене родине и участии во вредительской и диверсионно-шпионской организации, хотя и были арестованы в конце 1938 года (Г.П.Ефимов) и июне 1939-го (К.Я.Егоров), когда другие члены этой «организации» были уже расстреляны.

Списки освобождённых в других регионах по ряду причин не столь обширны. В Красноярском крае в силу его географического положения было много организаций и предприятий Главсевморпути, активность красноярских чекистов во времена Ежова – предельна, заполненность следственных тюрем – сверхмаксимальна (то же, вероятно, можно сказать и о Приморском крае с Камчатской областью). Ведь ещё недавно, в разгар репрессий, начальник 2-го (оперативного) отдела УНКВД Красноярского края Анастасенко писал в донесении, что «хорошо почистил ГУСМП», арестовал 336 человек и просил увеличить лимит (!) на 200 человек [«Книга памяти … Красноярского края»] (в декабре 1939 года В.И.Анастасенко по обвинению «в незаконных арестах граждан и в незаконном распределении средств, имеющих специальное назначение», лишён спецзвания старший лейтенант ГБ и приговорён к четырём годам заключения в ИТЛ – данные Красноярского «Мемориала»)

Из остальных регионов систематические сведения об освобождениях 1938–1940 гг. есть лишь по Архангельской, Омской и Камчатской областям и Приморскому краю. В Архангельске 20 августа 1938 года вышел на свободу после двухмесячного заключения и обвинения в АСА прораб Северной гидрографической экспедиции А.А.РУБЕ, а 22 октября, через месяц после ареста, – начальник партии Северного геолого-разведочного треста С.З.БЛИНЧИК, 26-го – отсидевший в тюрьме почти год и обвинённый в АСА и участии в КРО топограф того же треста И.В.СЫТАРЬ. 17 января 1939 года вышел на свободу после восьми месяцев заключения и тех же обвинений заместитель заведующего заготснабом Архангельского территориального управления ГУСМП В.Е.ПОПОВ. 11 апреля УКГБ НКВД Якутской АССР прекращает дело против «участника вредительско-диверсионной террористической организации» В.Н.ВАЛУЕВА – заместителя главного бухгалтера Пеледуйской судоверфи ГУСМ на Лене. 17 июля 1939 года освобождён маячный механик Якутской гидрографии ГУСМП А.М.ВИКУЛОВ, которому было предъявлено обвинение в участии во вредительской организации. В июле 1939 года освободился осуждённый было на пять лет за участие в КРО старший инспектор пушной конторы ГУСМП в селе Кюсюр в низовьях Лены А.Е.КОМПАНЕЙЦЕВ. 29 августа 1939 года был освобождён в Архангельске после почти двух лет заключения и обвинения в шпионаже начальник планового отдела местного управления Севморпути Л.П.ГОЛДЫЦКИЙ. 3 сентября Верховным Судом РСФСР освобождён осуждённый в апреле за АСА начальник Мерзлотной станции Якутского управления ГУСМП Ф.Ф.СЛИНИН-КОРОБКОВ. 15 ноября Прокуратура Якутской АССР прекратила дело против «члена вредительской контрреволюционной организации» заведующего заказами Пеледуйской судоверфи Л.А.ВОРОНКОВА, проведшего в заключении полтора года. 22 ноября снято обвинение в участии в повстанческо-вредительской организации с начальника сектора снабжения гидрографического отдела Якутского управления Севморпути Я.Д.РЫБАКОВА, а 28-го ноября – и самого начальника отдела и члена той же «организации» А.А.ПОПОВА, оба отсидели под следствием почти два года. После полуторагодичного заключения 28 января 1940 года освобождён участник такой же «организации» начальник сектора плавсредств Якутского управления ГУСМП, до того – многолетний начальник морского порта Тикси С.Н.ЗУБОВ (брат известного океанолога Н.Н.Зубова), а 27 февраля – «вредитель», начальник затона «Хатыстах» А.В.ЧУНИН.

Между тем и в период с осени 1938 года по начало 1940 г. судебные и внесудебные органы продолжали выносить обвинительные приговоры и решения. Правда, смертная казнь стала применяться значительно реже, зато длительность сроков заключения, сначала по советским понятиям небольших (два-три года), постепенно увеличивались. Распространённой практикой стала и замена смертной казни лагерным заключением, бо́льших сроков заключения – меньшими.

Арестованный в июле 1937 года топограф Северо-Камчатской экспедиции В.Ф.ГААЗЕ был включён в списки НКВД для членов Политбюро («Сталинские расстрельные списки») по 1-й категории, что гарантировало расстрельный приговор, однако в машине штамповки приговоров ВКВС произошёл какой-то сбой, дело ушло на рассмотрение в ОСО НКВД и по новым временам Гаазе, обвинённый в измене родине и участии в контрреволюционной диверсионно-террористической организации, 23 ноября 1939 года был приговорён «всего» к пяти годам ИТЛ. 22 ноября ОСО НКВД принимает решение о пятилетнем заключении в ИТЛ начальника финансового отдела многострадального АКО В.И.РУМЯНЦЕВА (обвинения: измена родине, участие в террористической организации), 29 ноября – о таком же сроке заключения капитана парохода «Ительмен» АКОфлота А.В.АРСЕНТЬЕВА (измена родине, антисоветская агитация).

В Мурманске, подчинённом ленинградскому «Большому Дому», не было ни одного освобождения, разве что приговоры помягчели: расстрельных до самой войны не было вообще, лагерные – в основном трёх-пятилетние. Не поспела бериевская «оттепель» к решению судеб двух наблюдателей метеостанций на Кольском полуострове, осуждённых к расстрелу за шпионаж рьяными ленинградскими чекистами – Тройкой УНКВД Ленинградской области: метеостанции «Харловка» В.С.ФОМИНА (осужден 5 ноября 1938 года) и Мончегорской метеостанции Д.И.БЕРЕЗИНА (осужден 5 декабря). Менее трагична судьба двух архангельских моряков: то же ОСО 3 сентября 1938 года определило десятилетние лагерные сроки штурману ледокола И.В.КРАВЧЕНКО – за антисоветскую агитацию, а командиру спасательного судна Л.Н.КЛИХУ – за шпионаж. В том же Архангельске 1-го ноября 1938 года Тройкой областного УНКВД приговорён к расстрелу «литовский шпион» метеоролог А.Ю.АВГУСТИНАС, а на другой день «диверсант», уполномоченный по отправке грузов территориального управления ГУСМП В.И.СЫАНТОВИЧ.

В 1938 году был расстрелян авиатехник Нарьян-Марского авиаотряда В.А.КАВЕЦКИЙ и радист с острова Колгуев В.Л.КОВАЛЬЧУК. В этом же году был приговорён к лагерному сроку уже упоминавшийся (см. выше) археолог и этнограф Д.Т.ЯНОВИЧ, в 1940 году он умер в Карлаге (более точных данных источники не приводят).

В начале 1939 года Военный трибунал пограничных и внутренних войск в Архангельске приговорил к 15-летнему лагерному сроку за шпионаж диспетчера территориального управления Севморпути Г.И.КУГИЯ. 14 января Водно-транспортный суд в Мурманске приговорил за АСА матроса парохода «Сосновец» А.М.ФЁДОРОВА к пяти годам ИТЛ. По тому же обвинению 7 февраля Архангельский областной суд вынес приговор о десятилетнем лагерном сроке радисту метеостанции «Остров Колгуев» П.Т.ПИТЕРСУ. 3 марта Красноярский краевой суд приговорил за антисоветскую агитацию лоцмана Красноярского управления ГУСМП в поселке Байкит на Подкаменной Тунгуске С.И.ВЕРХОТУРОВА к высшей мере наказания, через месяц Верховный Суд РСФСР заменил расстрел десятью годами лагерей. 9 марта за ту же агитацию краевой суд приговорил к десяти годам лагерей его коллегу В.Л.КАРНАУЛОВА. Не отразились новые веяния на трагической судьбе создателя советской арктической науки, директора Всесоюзного Арктического института Р.Л.САМОЙЛОВИЧА: 4 марта 1939 года Военная Коллегия приговорила его к расстрелу по обвинению в измене родине, саботаже и участии в контрреволюционной организации, других членов которой нам установить пока не удалось. Однако был освобождён брат жены Самойловича, арестованный 5 июня 1938 года, один из первых морских арктических геологов М.М.ЕРМОЛАЕВ. Вскоре его, однако, арестовали снова и 30 декабря 1940 года Особое совещание при НКВД СССР определило ему 10-летний срок заключения в лагерях за вредительство, антисоветскую агитацию и участие в контрреволюционной организации. Похож был и путь уже в те времена известного геолога, открывателя Норильского месторождения, заместителя директора Арктического института Н.Н.УРВАНЦЕВА. Его арестовали 11 сентября 1938 года, но в феврале 1940-го дело прекратили, а ровно через два года после первого ареста он был вновь арестован (дело возобновили) и 30 декабря по 5-ти пунктам 58-й статьи (измена родине, шпионаж, диверсии, АСА, КРО) ОСО при НКВД осудило его на 8-летний лагерный срок.

16 марта в Архангельске Линейный суд водного транспорта за «сношения с иностранным государством» приговорил к семи годам лагерей капитана ледокола «Ленин» А.К.ПЕЧУРО; в декабре того же года его освободили «за прекращением дела». 3 апреля ОСО НКВД СССР выносит решение о лишении свободы на восемь лет командира авиагруппы Енисейской авиалинии ГУСМП А.П.МИНИНА – за участие в контрреволюционной организации. 16 апреля Верховный суд Якутской АССР выносит приговор начальнику магнитной группы Якутского управления ГУСМП «шпиону» В.П.ДАНИЛЕВСКОМУ – двадцать лет заключения в ИТЛ. 25 апреля Военный трибунал ЛВО приговорил к шести годам лагерей за диверсионные намерения и АСА шахтера Баренцбургского рудника В.Д.ПОЛУКОЧЕВА. 21 июня ОСО НКВД приговаривает по ст. 58 (подробности обвинения неизвестны) к восьми годам заключения старшего научного сотрудника Института геологии АН СССР И.А.КОРОВЯКОВА; в 1935 году он возглавлял экспедицию в Верхоянском хребте, срок отбывал в Норильлаге, и, как там было принято, работал по специальности – главным геологом Хантайской экспедиции Норильского комбината (см. ниже). 30 июня Красноярский краевой суд по обвинению в АСА приговаривает к шести годам лагерей начальника радиостанции авиагидропорта в Туруханске Н.А.БОРИСЕНКО. В июле 1939 года был осуждён на семь лет лагерей за антисоветскую агитацию бывший моряк, а затем речник П.А.КАЛЮТА, плававший в низовьях Колымы на речных судах Дальстроя. 31 августа Красноярский краевой суд выносит приговор начальнику отдела Енисейской группы ГУСМП П.М.БЕЛЯЕВУ – пять лет заключения за участие в контрреволюционной организации. Рулевой мотобота Баренцбургского рудника А.В.ВЕТСИ решением ОСО НКВД 29 сентября приговорён за шпионаж к трём годам лагерей. Попрежнему не давал покоя чекистам Полярный институт научного рыболовства и океанографии (ПИНРО) – его очередного заместителя директора В.В.ЗАОСТРОВСКОГО ОСО НКВД обвинило в шпионаже и 29 сентября приговорило к восьмилетнему лагерному заключению. А вот обвинённый в измене родине, шпионаже и участии в КРО машинист парохода «Комсомолец Арктики» П.М.ЛЕХТО 4-го декабря получил от того же ОСО три года ссылки. 25 октября 1939 года Верховный суд Якутской АССР приговорил к десяти годам лагерей «антисоветского агитатора», бухгалтера Оймяконской торговой конторы Севморпути В.В.ПОНОМАРЁВА. 7 декабря, почти через два года после ареста, начальник пушной базы Якутского управления ГУСМП А.Т.КЛЮКВИНА выслушивает приговор того же Верховного суда Якутской АССР: десять лет лагерного заключения по ст. 58–1, без уточнения конкретного обвинения. 11 декабря ОСО НКВД отправляет в пятилетнюю ссылку в Казахстан старшего экономиста Акционерного Камчатского общества Н.А.МАКАРЕНКО, «изменника родине и члена вредительской и террористической организации», уже проведшего в заключении два с половиной года. 26 декабря к трём годам за антисоветскую агитацию Верховный суд Якутской АССР приговорил бухгалтера Томпонского отделения Якутской торговой конторыц ГУСМП В.Т.СУКОНЦЕВА. На следующий день, 27 декабря, уже Приморский краевой суд приговаривает к шести годам ИТЛ за ту же АСА механика парохода «Эскимос» АКОфлота К.А.ВИСТИНА.


Петропавловск-Камчатский. Памятник жертвам политических репрессий. Открыт в июне 1998 г. (Фотоархив НИПЦ «Мемориал»)


Не был благостным и 1940-й год. Опубликованные данные о репрессиях этого года имеются только по Архангельской, Мурманской и Камчатской областям, Приморскому и Красноярскому краям (не более половины сведений), Якутской АССР и отчасти – по Москве, но вряд ли в Ленинграде и Салехарде чекисты были менее «бдительны». 5 января ОСО НКВД за шпионаж (!) приговаривает к пяти годам лагерей заведующего транспортом Оймяконской торговой конторы ГУСМП в Якутии В.С.ГОТОВЦЕВА. В январе-феврале было расстреляно по приговору ВКВС трое ответственных работников НКВТ: 21 января – начальник Центральных управлений морского пассажирского и сухогрузного флота и морскими портами В.М.ЛАЗЕБНЫЙ, обвинение – террористические намерения и участие в контрреволюционной заговорщицской организации, 25 января – заместитель начальника Центрального управления морского флота Т.С.ХОЗЯИНОВ (КРО) и 2 февраля – заместитель наркома Е.Г.ЕВДОКИМОВ (терроризм, контрреволюционная заговорщицская организация). 21 февраля 1940 года ОСО НКВД приговаривает к пяти годам высылки в Якутию ответственного исполнителя отдела снабжения Дальневосточного управления ГУСМП М.И.ОЗЕРАНА (он обвинялся в измене родине и провёл в заключении полтора года), к пяти годам запрещения проживания в режимных местностях – радиста Дальневосточного пароходства Г.Г.СТАХЕЕВА («изменник родине», пробыл в заключении более полутора лет) и к трём годам заключения радиста парохода «Дальстрой» одноименного треста НКВД В.А.ЛИСИЦЫНА («шпионаж», в заключении почти два с половиной года). В Мурманске 26 февраля областной суд приговаривает за АСА старшего помощника капитана гидрографического судна «Масштаб» А.И.ПАТЬКОВА к трём годам заключения, а старшего механика Н.Х.ЛОБОДУ – к семи годам. 16-го марта Корякский окружной суд выносит приговор – семь лет ИТЛ по ст. 58–10 (АСА) – мастеру Корфского рыбокомбината С.В.ЛОМАКИНУ, от его ареста до осуждения проходит всего восемь дней. В этот же день в Москве Военная Коллегия ВС СССР приговаривает к расстрелу начальника финансового отдела Акционерного Камчатского общества В.А.СЕЛИВАНКИНА; участника «вредительской контрреволюционной организации», арестованного ещё в августе 1937-го года, его привезли для следствия в Москву, здесь он и был расстрелян. 26 марта Таймырский окружной суд приговорил за АСА к двум годам лагерей старшего бухгалтера Хатангской конторы ГУСМП П.Г.КОЛЧИНА. Однако 31 марта Приморский краевой суд освобождает обвинённого в антисоветской пропаганде 2-го механика парохода «Волга» Дальневосточного пароходства З.К.ЗАХАРОВА. 1-го апреля Верховный Суд ЯАССР выносит приговор за «дежурную» АСА заведующему торговой системой территориального управления ГУСМП А.Н.ИВАНОВУ, с учётом заключения под следствием он освобождается через полтора месяца. А 11-го апреля прекращено дело против члена контрреволюционной вредительской организации исполняющего должность начальника Владивостокской конторы Акционерного Камчатского общества С.В.ВОРНИКА. Зато 25 апреля Верховный Суд ЯАССР вспоминает свои прошлые «подвиги» и приговаривает к высшей мере наказания начальника Якутского территориального управления ГУСМП Г.И.ИВАНОВА. Ему при аресте в июле 1938 года был предъявлен «букет» обвинений: измена родине, участие в организации, которую даже трудно произнести – повстанческо-вредительско-террористическо-диверсионная контрреволюционная. ВКВС, поменявшая с 1938-го года ориентацию, приговор отменила, направив дело на новое рассмотрение, и страж справедливости – внесудебное ОСО НКВД – в сентябре 1941 года заменяет расстрел восьмью годами лагерей.

1 апреля 1940 года были арестованы когда-то работавшие инструкторами Политического управления ГУСМП М.И.ЕРЁМИН и А.А.ЖИЛКОВ, судя по всему – сотрудники НКВД. Первый обвинён в том, что участвовал в «заговоре Бергавинова» и не разоблачил деятельность «заговорщиков» на Мурманском заводе Севморпути, а второй – в том, что, работая после ГУСМП в Алтайском УНКВД, «лепил» десятками расстрельные дела. Судьба обоих неизвестна, но им явно грозили от коллег приговоры к ВМН.

3 мая 1940 года ОСО НКВД приговорил за контрреволюционную агитацию к восьми годам лагерей механика парохода «Комсомолец» Енисейского пароходства Д.И.АФОНИНА. 14 мая ОСО НКВД принимает решение о восьмилетнем лагерном заключении консультанта торговой конторы Якутской торговой конторы А.П.СТАРОДУБЦЕВА, арестованного ещё в сентябре 1938-го, и о ссылке на пять лет в Коми АССР из Якутской АССР научного сотрудника и библиотекаря «Общества изучения ЯАССР» Н.Н.МОСКВИНА, уже отсидевшего под следствием более полутора лет. 20 мая Военным трибуналом Тихоокеанского бассейна приговорён к десяти годам ИТЛ за измену родине и организационную контрреволюционную деятельность П.П.ИВАЩЕНКО, показанный в источнике капитаном сразу двух пароходов Дальневосточного пароходства: «Сучан» и «Уэлен». 25 мая 1940 года Верховный Суд ЯАССР выносит приговор уже проведшему в тюрьме под следствием почти три года военному и партийному деятелю латышу К.К.БАЙКАЛОВУ, бывшему красному партизану, подавившему в 1924 году «тунгусское восстание», боровшемуся с якутскими «конфедералистами», в конце 1920-х годов бывшему председателем Комитета содействия народностям северных окраин («Комитета Севера») при Президиуме ВЦИК, и ставшему к аресту председателем Военного трибунала внутренней охраны ЯкАССР; за участие в повстанческой антисоветской организации он приговорён к десяти годам лагерей, но вмешалось ОСО НКВД и поправило приговор судебного органа сокращением срока заключения вдвое. 25-го же мая Мурманский областной суд за всё ту же всеобъемлющую «агитацию» выносит приговор о десятилетнем лагерном сроке капитану парохода «М-35» Д.А.СОРОКИНУ.

3 июня 1940 года Особое Совещание при НКВД СССР приговаривает к десяти годам заключения по обвинению в контрреволюционной деятельности начальника Архангельского аэропорта Э.И.МИКО, при этом следствие длилось два с половиной года (вскоре уже в лагере он будет приговорён к расстрелу). В этот же день ОСО НКВД определяет пятилетнее заключение двум, прошедшим в заключении уже более двух лет, якутским учёным: директор Якутского областного музея, исследователь юкагиров М.И.КОВИНИН обвинён в участии в антисоветской организации, а заведующий сектором истории в Институте языка и культуры Якутской АССР Г.А.ПОПОВ – в диверсионной деятельности (он умер в Карагандинском лагере в 1942 году). Но в этот же день происходит нечто необычное: Верховный Суд ЯАССР рассматривает дело бывшего офицера царского Балтийского флота, в 1935 году высланного из Ленинграда в «порядке очищения города от чуждых элементов» Г.А.ТЕВЯШЁВА; при аресте в декабре 1937 года ему, затаившемуся на должности начальника сектора ограждения Якутского управления Севморпути, предъявлено обвинение в участии в повстанческо-вредительской антисоветской организации, но происходит эпохальное событие в истории высшей судебной инстанции республики – суд выносит оправдательный (!) приговор. 23 июня ОСО НКВД приговаривает к пяти годам заключения в ИТЛ за измену родине заведующего Чукотской базой № 3 ГУСМП Б.М.РОЗЕНШТЕЙНА, можно, наверное, считать, что ему повезло: арестованный в ещё сентябре 1937-го года, он избежал расстрела.

2 июля 1940 года ОСО НКВД принимает решение о восьмилетнем лагерном сроке известному исследователю северных морей, гидрографу Якутского управления ГУСМП А.Э.РОЗЕНТАЛЮ: бывший офицер царской армии был обвинён в участии в повстанческо-вредительской организации и в антисоветской агитации и провёл в заключении уже два с половиной года. 23 июля ОСО НКВД приговаривает к восьмилетнему лагерному сроку инспектора политпросветработы Акционерного Камчатского общества Н.И.БЕЛОГО; он, арестованный ещё в июне 1937-го года, обвинён, как и большинство работников АКО, в участии в контрреволюционной организации, на этот раз – вредительско-террористической с привосокуплением измены родине и антисоветской агитации; но по каким-то причинам чекисты в 1938-м продолжали следствие, что дало ему возможность избежать расстрела. В этот же день Камчатский областной суд выносит приговор – пять лет ИТЛ за антисоветскую агитацию – кочегару парохода «Коккинаки» АКОфлота Е.П.МЕЧЕТИНУ.

1-го августа 1940 года ОСО НКВД приговаривает к пяти годам лагерей члена команды парохода «Сура» Северного пароходства А.В.МАСАЛИТИНОВА. 12 августа Верховный суд Якутской АССР приговорил к пяти годам лагерей продавца торговой точки Севморпути в заполярном Маганском районе Якутии И.Ф.СЛЕПЧЕНКО. В обширном решении ОСО НКВД от 13 августа 1940 года есть и сотрудники Мурманского управления Севморпути: ответственный исполнитель отдела снабжения А.М.МИНГАЕВ и начальник группы торгового управления А.М.МИШИН: оба за АСА получают по пять лет заключения в ИТЛ. Тем же решением за ту же агитацию, но и за измену родине приговорён к восьми годам механик танкера «Юкагир» Мурманского пароходства Л.Г.ОЛОВЯННИКОВ. Ещё более обширным решением того же ОСО от 19 августа к восьми годам лагерей за шпионаж приговорён научный сотрудник Кандалакшского заповедника Г.В.КРЕЧМАН, к тому же сроку за измену родине и агитацию – начальник финансового отдела Мурманского морского арктического пароходства Г.Н.ЗОРИЧ, к трём годам за АСА капитан парохода «Сосновец» А.В.МАРЧУК, к пяти годам за шпионаж и агитацию старший помощник капитана теплохода «Мария Ульянова» Д.Н.СИМБИРЦЕВ, по пять лет за ту же «агитацию» получили матрос парохода «Спартак» М.Ф.ЛЯПИЧ и матрос известного своими арктическими рейсами парохода «Сталинград» И.П.МОГУЧИЙ. 21 августа 1940 года Корякский окружной суд определяет наказание за антисоветскую агитацию плотнику управления «Камчатнефтеразведка» в селе Усть-Воямполка Тигильского района И.К.ЕЛТЫШЕВУ: в наказание ему зачтён срок предварительного двухгодичного заключения. 31 августа 1940 года Верховный Суд РСФСР отменяет очередной приговор Верховного Суда ЯАССР – об осуждении 30 июня на три года за АСА старшего бухгалтера Оленёкской торговой конторы ГУСМП А.Ф.ИСАКОВА, – но он освобождён только в июне 1941 года.

1-го сентября 1940 года от Архангельского областного суда получает четыре года заключения за антисоветскую агитацию, к которой присоединили хулиганские действия на предприятии, радист Амдерминского радиоузла И.К.КРЕСЦОВ. 2 сентября ОСО НКВД определяет наказание за АСА заместителю начальника Мурманской конторы «Арктикснаба» П.Я.ГОНЧАРОВУ – пять лет ссылки. В этот же день ОСО при Коллегии НКВД определяет наказание члену «повстанческо-шпионской организации» начальнику Анабарской лоцмейстерской партии гидрографического отдела Якутского управления ГУСМП М.А.ГОЛОВАЧЁВУ – пять лет лагерей; этого решения он ждал в заключении два года. 2-го же сентября ОСО НКВД определяет пятилетний срок лагерного заключения члену «вредительской антисоветской организации» начальнику гидрографического сектора Якутского управления ГУСМП, одному из известнейших гидрографов страны, Ю.Д.ЧИРИХИНУ, арестованному ещё в декабре 1937-го года. 10 сентября от того же ОСО получает пять лет лагерей за контрреволюционную деятельность Х.Г.ЗАЯЦ – штурман ледокола Архангельского торгового порта. 15 сентября Корякский окружной суд приговаривает за антисоветскую агитацию к трём годам лагерей заведующего медпунктом Хайлюлинской базы АКО в Карагинском районе П.М.КОВАЦЕНКО. 28 сентября решением ОСО НКВД также за АСА получает пять лет штурман гидрографического судна «Мурман» Я.Н.ТРУДНЕНКО. То же ОСО НКВД как «социально-опасных элементов» приговаривает: 9-го ноября – повара парохода «Андреев» Дальневосточного пароходства П.Э.КИРСТА к пяти годам ИТЛ, а 19 ноября – кочегара парохода «Анадырь» К.К.ФАНДЕРБЕРГА к трём годам высылки в Казахстан. 26 ноября всё от того же ОСО за АСА, но с добавлением шпионажа приговорён к пяти годам ИТЛ кочегар парохода «Сакко» Арктического морского пароходства К.П.СЕМЁНОВ.

6-го декабря 1940 года Камчатский областной суд выносит приговор – пять лет заключения в ИТЛ за антисоветскую агитацию – старшему радиотехнику Гидрометеослужбы (Петропавловск) Л.В.ПЛОНСКОМУ.

10-м марта 1941-го года датирован приговор Камчатского областного суда старшему научному сотруднику Камчатского отделения Тихоокеанского института научного рыболовства и океанографии Н.А.ЛУКАШЁВУ – десять лет ИТЛ, арестован он был 4-го февраля 1938-го года. Однако, согласно полученным семьёй документам, в 1939-м году он был освобождён и вновь арестован сразу после начала войны в Москве, привезён на Камчатку и здесь осуждён, направлен в ИТЛ в Амурскую область, где вскоре умер (сведения о жизни Н.А.Лукашёва, его многочисленных арестах в течении всей жизни, осуждении и гибели в заключении содержатся в очерке его внука, А.А.Лукашова, опубликованном в газете «Московского Мемориала» «30 октября», № 72, 2007 г.).

27 мая 1941 года Корякский окротдел НКГБ прекращает дело против пробывшего в «предварительном» заключении более трёх лет «антисоветского агитатора» С.А.ПИСАРЦЕВА – столяра участка «Корн» «Камчатнефтеразведки» в Тигильском районе. 28 мая ОСО НКВД осуждён к пяти годам лагерей за антисоветскую агитацию и участие в антисоветской группе бывший «челюскинец», московский пенсионер А.А.КАНЦИН. 6 июня после полуторагодичного следствия ВКВС выносит смертный приговор «участнику контрреволюционной организации» Г.Д.АЛЛЕРУ, старшему геологу НИИ Глвгеологии Наркомпефтепрома, нсколько лет проводившему разведку нефти в районе Нордвика, где он и был арестован; по каким-то причинам приговор не был приведён в исполнение сразу, и неизвестно, как сложилась бы его судьба, но началась война и 27 июля Аллер был оасстрелян. 28 июня, уже после начала войны, УНГБ Камчатской области неожиданно прекращает дело против начальника Акционерного Камчатского общества П.Н.ПРИТЫКО, а через месяц, 28-го июля, против его заместителя А.С.ВЛАСКИНА; оба были арестованы в конце 1938 года, оба, как и их подчинённые, обвинены в измене родине и участии в диверсионно-террористической организации.

Как видно из упоминаемых должностей репрессированных, ГУСМП к 1937 году стала разветвленной организацией с многочисленными функциями, причем значительная, если не бо́льшая их часть, носила хозяйственный характер в самом широком спектре этого понятия. Отсюда – большое число репрессированных работников хозяйственных и производственных предприятий ГУСМП. Это естественно – перед Управлением были поставлены задачи не столько изучения, сколько освоения северных территорий СССР «в целях социалистического строительства», т. е. выкачивания богатств этих территорий: пушнины, рыбы, морского зверя, в меньшей степени, из-за трудоемкости разведки и добычи – минеральных ресурсов. Недаром перспективные в отношении минеральных ресурсов районы передавались из ведения ГУСМПа в ведение ГУЛАГа с его практически неограниченными ресурсами бесплатной рабочей силы. Так произошло с Норильским районом в 1935-м и с Чукоткой – в 1949-м. Остров Вайгач наоборот, был передан из ГУЛАГа ГУСМПу, но рабочую силу ему поставлял тот же ГУЛАГ.

Заканчивая обзор политических репрессий 1930-х – начала 1940-х гг. против советских полярников и работников организаций и служб, обслуживающих работы в Арктике, следует заметить, что в этот обзор не включены поимённо большинство членов команд кораблей Северного (Архангельск) и Мурманского морских пароходств, совершавших арктические рейсы, так как выяснение, какие именно суда их совершали и каков бвл состав их экипажей требует отдельного исследования. Плавсостав кораблей Дальневосточного морского пароходства и морского флота Акционерного Камчатского общества в обзор включены, т. к. практически все их суда выполняли рейсы в Восточную Арктику и в северную часть Берингова моря. Участие в арктических плаваниях могли принимать, хотя и с меньшей вероятностью, и некоторые суда Балтийского морского пароходства, но анилиз репрессий по нему, как и по Ленинградскому порту и ленингадским судоремонтным и судостроительным заводам мы не проводили. Не включены в обзор и сотрудники торговых портов Мурманска, Архангельска, Владивостока и Петропавловска-Камчатского, судоремонтных и судостроительных предприятий в этих городах. Между тем несомненно, что все эти придприятия и организации в большей или меньшей степени причастны к изучению и освоению Арктики.

О репрессиях среди вспомогательного и непрофильного персонала в местных учреждениях и территориальных управлениях Севморпути можно судить на примерах Салехардской конторы ГУСМП и Мурманского, Красноярского, Якутского и Дальневосточного управлений ГУСМП, причём, как было указано выше, по первым двум организациям цифры нужно как минимум удваивать. За два года (1937–1938) в Салехарде, отнюдь не богатом тогда квалифицированными кадрами, кроме упомянутых выше четырнадцати сотрудников конторы ГУСМП, было расстреляно ещё десять её работников, из них пять специалистов и администраторов среднего звена (бухгалтеры, торговые работники, мастера производства).

В Мурманске располагались жизненно важные для организации работ в Арктике предприятия и учреждения Севморпути и сотрудчающих с ним предприятий. За шесть лет (1935–1940 гг.) было репрессировано 27 работников технического и вспомогательного состава территориального управления Севморпути, 14 из них – квалифицированные специалисты (бухгалтеры, товароведы, строители). За тот же период было арестовано 15 работников, обслуживавших научные (ПИНРО, Биологическая станция АН СССР, Мурманская морская биостанция, Кольская база АН СССР, Лапландский заповедник) и научно-производственные (гидрографические и метеорологические) учреждения – бухгалтеры, завхозы, коменданты и т. п. Невосполнимый урон был нанесен Судоремонтному заводу Севморпути в Мурманске. За время политических репрессий (1933–1958 гг.; в 1958-м в Мурманске был вынесен последний приговор за антисоветскую агитацию) было репрессировано 154 работника завода, из них 37 человек были квалифицированными специалистами, 27 человек – управленцами среднего звена. За период наиболее активного освоения Арктики (1935–1940 гг.) было репрессировано 125 работников завода; почти все репрессии против специалистов и управленцев приходятся именно на это время. Конечно, «незаменимых у нас нет», но заменить этих людей в Мурманске, всегда страдавшем от нехватки специалистов, было очень непросто. Нетрудно представить себе, как это уничтожение кадров повлияло на сроки и качество ремонта судов для полярных плаваний и какие это могло иметь и имело последствия.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации