145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Малыш"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 мая 2014, 11:40


Автор книги: Игорь Градов


Жанр: Социальная фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 12 страниц)

Собственно, ради этого он и открыл мне свою тайну – чтобы я помог ему. В принципе, я был согласен – Юродивый мне никогда не нравился, и без него, я уверен, наша жизнь станет намного спокойней. Лучше, чтобы у нас правил господин Линь – при нем и порядка, и законности будет больше. Я сказал, что помогу Линю подобраться к Юродивому, но сам убивать его не стану. Тот понимающе кивнул.

Честно говоря, я не испытывал к Юродивому особой ненависти. И даже не винил его в гибели своей матери, Таи. Наверное, потому, что никогда ее не видел. У меня уже была матушка – Юка, и я искренне любил ее. Было еще одно соображение – Юродивый мутант, значит, одним из нас, один из очень и очень немногих.

Линь, кстати, оказался обычным человеком, не мутантом, я понял это, когда взял его за руку. Когда мы решили все вопросы, Линь сказал:

– Время позднее, возвращаться опасно, оставайся-ка ты, Петер, у меня на ночь. Я прикажу постелить тебе в комнате отдыха.

– А Ред? – напомнил я. – Что с ним будет?

– Отпустим его, – пожал плечами Линь, – убивать переговорщиков у нас не принято. Отвезем поближе к лагерю Юродивого, и пусть катится на все четыре стороны.

– А матушка? Я имею в виду Юку… – смутился я.

– Утром ее доставят домой, – сказал Линь, – конечно, перед этим придется почистить ее память, сам понимаешь…

Я кивнул: так безопаснее для всех, и прежде всего – для нее самой.

– А кто сделает это?

– Глаз, – ответил Линь. – Он отлично умеет стирать память.

Я благодарно кивнул. Мне постелили в чуланчике за кабинетом Линя. И я долго еще сквозь неплотно прикрытую дверь видел, как он ходит по кабинету и о чем-то думает. Может быть, он вспоминал мою мать – Таю. Или свою прошлую жизнь на юге, такую счастливую и беззаботную…

Глава одиннадцатая
Письмо

На следующее утро меня отвезли домой. Я ехал в черном лимузине, принадлежащем господину Линю, не менее шикарном и удобном, чем у Юродивого, и таком же дорогом. Рядом со мной небрежно развалился Желтый Глаз. По ходу дела он поучал:

– Ты, Малыш, талантливый мутант, но неопытный. А в нашем деле опыт бывает иногда важнее силы и таланта. Вот возьмем, к примеру, старуху Мару. Не сказал бы, что она самая сильная из нас, найдутся и посильнее, но ведь умеет постоять за себя! Да еще как! Правильно господин Линь тебе сказал – к ней в голову никто не залезет: ни я, ни ты, ни даже сам Юродивый.

– Почему так?

– Закрываться хорошо умеет, свои мысли прятать.

– А ты так можешь?

– Не настолько, конечно, хорошо, но все же…

– Научи меня! Мы же теперь снова в одной команде, коллеги, так сказать…

Глаз глубоко вздохнул:

– Ладно уж, по старой дружбе.

Следующие полчаса пути он посвятил моему обучению, а потом еще час я тренировался – прятал свои мысли, а Глаз пытался их прочитать. Наконец он удовлетворенно кивнул:

– Ну что же, неплохо у тебя получается… Значит, так: кое-чему я тебя обучил, ну, а дальше ты уж сам. И помни – обмануть Юродивого сложно, но можно. Главное, ни в коем случае не давай ему запугать себя! Страх – очень сильное оружие, когда человек боится, сразу открывается, и все его мысли видны, как на ладони. Юродивый этим и пользуется – зашугает клиента до полусмерти, а потом выворачивает его мозги наизнанку… И подчиняет себе – приказывает делать, что надо. Юродивый так свою власть в банде и получил – застращал, подмял под себе. А потом он добрался и до чиновников – до господина бургомистра, нотариуса, главы стражников… Они все ему служат. Кого он запугал, кого подкупил – куда ж без этого! Страх и деньги – хорошие орудия власти, поверь уж. И Юродивый умеет отлично ими пользоваться. Впрочем, ты-то к деньгам равнодушен…

Я кивнул – деньги мне действительно особенно ни к чему. Они требуются лишь для того, чтобы осуществлять мои маленькие желания. Например, на них я могу купить книги или немного жареных орешков, которые так люблю…

– Запомни, – продолжал Глаз, – поборешь свой страх – победишь и Юродивого. Не зря же в народе говорят: не так страшен черт, как его малюют. Но никогда, ни при каких обстоятельствах не позволяй Юродивому залезать тебе в мозги, иначе он получит власть над тобой и будет потом дергать за ниточки, как куклу.

– Но ты-то ведь ему подчинился! – возразил я. – Юродивый сказал, что легко читает тебя, значит, и управляет тобой…

– Это он так думает, – хитро прищурился Глаз, – я ему открыл лишь то, что никакой ценности не представляет. А самое главное спрятал поглубже. И закрыл его намертво… Да, я прикинулся испуганным – но лишь для вида, пусть Юродивый думает, что управляет мною! Как говорится, чем бы дитя ни тешилось… Лишь бы в мозги ко мне по-настоящему не влезал.

Глаз довольно засмеялся и откинулся на спинку сиденья. А я подумал: мой бывший приятель не так прост, как кажется. Поддался для вида Юродивому, прикинулся дурачком, а сам обманул его. Если разобраться, Глаз похож на головку репчатого лука – одна шелуха под другим, пока до сердцевины доберешься – наплачешься…

– Ты только меня не подводи, – попросил Глаз, – не говори Юродивому, что я обманул его. А то плохо будет – и тебе, и мне. Юродивый – очень жестокий и мстительный человек, и в случае чего…

Я пообещал, что буду очень осторожен. Я на самом деле не хотел подводить Глаза, даже случайно: во-первых, он мой приятель, хоть и бывший, а во-вторых, мы теперь были в одной компании. Значит, снова являлись партнерами. Поэтому наш долг – действовать сообща…


На пороге дома меня встретила матушка:

– Вернулся, сынок, – обрадовалась она. – Правильно – погостил у тетушки, и сразу назад, домой. Как там Лана и ее муж?

Пришлось на ходу сочинять:

– Тетушка немного приболела, спину сильно ломит. Говорит, на огороде потянула, когда картошку сажала, и теперь разогнуться не может. А дядя Ютос ничего – пыхтит себе помаленьку…

– Надо бы травнице Маре сказать, чтоб зашла к Лане, – забеспокоилась матушка, – дала бы какой-нибудь мази или, скажем, натирки от спины… Как Лана одна с огородом управляться-то будет? На дядю Ютоса надежды никакой – запьет опять или смоется из дома на неделю. А время-то сейчас горячее, один день год кормит.

Я кивнул. Муж тети Ланы, к сожалению, сильно любил выпить, а, поскольку денег на вино и пиво у него никогда на было, то гнал самогонку. Которую потом продавал или выпивает сам, с друзьями. После этого он уходил на несколько дней или даже неделю в запой – дома не ночевал, шлялся бог знает где. Через неделю, изрядно потрепанный и помятый, он приползал обратно и вновь принимался за хозяйство. Помогал Лане на огороде, возил овощи на базар, делал что-нибудь по дому… Пока не подоспеет очередная порция браги. И тогда все по новой.

Тетка его ругала нещадно, обзывала бездельником, дармоедом, нахлебником, но не выгоняла насовсем. Наоборот – после загулов принимала его обратно. Бывало, поругается, поворчит, повздыхает несколько дней, а потом в семье снова тишь и гладь. Можно сказать, что они живет душа в душу. До очередного запоя Ютоса. А что ей делать? Детей нет, и муж – самый близкий для Ланы человек.

Тетка очень любит меня – гораздо больше, чем Ника и Дару. Наверное, жалеет, как «убогонького» и «несчастненького». Конечно, она рада принять Ника с Дарой, угощает их, но по-настоящему любит только меня. Я это чувствую. Я также ее люблю – за простоту, доброту и искренность.

Иногда мне приходится прочищать мозги дяде Ютосу – чтобы вывести из запоя, но навсегда избавить от пагубной привычки я, увы, не могу. Это выше моих сил. Может, Мара поможет? Даст какие-нибудь свои травки, настои… Хотя надежды тоже мало. Но попросить-то можно…

Тетка Лана, к слову, приходится моему отцу (я имею в виду мастера Дана) сводной сестрой. Я могу всегда навестить ее. Мать меня легко отпускает – все развлечение, а то один да один дома. Ни друзей, ни приятелей… Отец также не возражает – близкая родственница. А я получаю отличную возможность смыться из дома и спокойно делать свои дела. Не посвящая в свои планы никого…

* * *

Ред появился, как я и рассчитал, через два дня. На сей раз – в своей обычной машине, в сопровождении парочки громил. Он немного потоптался возле нашего дома, словно ему было очень неловко, потом вошел. Его громилы остались ждать снаружи.

Мы в это время завтракали – я и мама. Отец утром рано ушел к себе в мастерскую, Ник, как всегда, ночевал у кузнеца. Он все больше времени проводил в кузне, что весьма радовало отца – наконец-то сын научится настоящему делу! Хватит дурака валять, пора за ум браться, ремесло осваивать и родной семье помогать…

Я сильно подозреваю, что Ник остается в кузне потому, что просто не хочет возвращаться домой, под бдительный надзор матушки. Где-то я его даже понимаю. Бывало, придет Ник домой, а матушка сразу на него налетает, начинает расспрашивать: что делал, сынок, чем занимался, не встретил ли подходящую девушку? Может, нам пора сватов засылать?

После замужества Дары мать только о том и думает, как бы поскорее женить брата. Очень уж ей хочется с внуками повозиться, пока силы еще есть. Но Ник с женитьбой не торопится. К чему? И так хорошо! Работа у него много времени не занимает, остается время и с парнями в расшибалочку поиграть, и пиво в таверне попить, и на танцы сходить, если возникнет такое желание. А по поводу девиц Ник не заморачивается – сами найдутся!

Это чистая правда – Ник нравится многим девушкам, женским вниманием он никогда обделен не был. Что весьма беспокоит нашу матушку: а ну как сына захомутает какая-нибудь не слишком порядочная? Ник-то еще неопытный мальчик, в женщинах, поди, не разбирается…

Вот тут я бы возразил: Ник лет с двенадцати начал интересоваться противоположным полом и, я думаю, уже имеет немалый любовный опыт. Ему есть, чем похвастаться. В отличие от меня… Впрочем, мне думать о девушках не положено – я же мальчик, почти ребенок. По крайней мере, так выгляжу внешне. К тому же, кроме Ирмы мне, если разобраться, мне никто не нужен. А она сейчас далеко, у Мары…


Ред вошел на кухню и громко поздоровался с матушкой:

– Доброе утро, хозяйка.

Матушка с тревогой посмотрела на него – визит главного помощника Юродивого не сулил ничего хорошего. Но все-таки вежливо кивнула:

– И тебе привет, уважаемый. С чем пожаловал?

– Да вот, хотел с Малышом потолковать.

– К чему тебе это? – нахмурилась матушка. – Ребенок он еще, какие с ним могут быть разговоры? И вообще – зачем ты явился? Налоги мы платим исправно, вам положенную мзду отстегиваем…

– Малыш, помоги, – попросил Ред, – а то мне долго объяснять придется.

Я привычно коснулся руки матушки:

– Все нормально, мама, я только немного потолкую с ним, и все.

Лицо матушки разгладилось, тревога исчезла из ее глаз.

– Ну ладно, иди, – кивнула она. – Только далеко не уходи. А то скоро отцу надо обед нести, он сегодня в мастерской допоздна будет…

Я поднялся из-за стола.

– Что ты ей сказал? – с интересом спросил Ред, когда мы вышли на крыльцо.

– Что ко мне пришел мой приятель, соседский мальчишка. И что пойду с ним поиграть на полянку за домом…

– Понятно, – кивнул Ред, – ловко ты, однако…

– Я так с любым могу, – самодовольно улыбнулся я, – ну, почти с любым…

Ред опасливо на меня покосился, но ничего не сказал. Мы отошли за дом, где действительно можно было спокойно поговорить, не опасаясь чужих ушей и глаз.

– Что Юродивый приказал мне передать? – спросил я. – Тебя же за этим послали, верно?

– Точно, – замялся Ред, – есть такой приказ. Но сначала я перед тобой извиниться хочу…

Я недоуменно уставился на Реда: чтобы он – да перед кем-то и извился? Такого раньше еще никогда не было.

– Это мне тоже Юродивый приказал, – пояснил бандит. – В общем, ты прости меня за то, что я тебя там, у Линя одного бросил. Юродивый очень рассердился, когда узнал, что я один вернулся. Велел обратно ехать и тебя выручать. Во что бы то ни стало. Без Малыша, говорит, лучше не возвращайся, а то… Оставил у Линя – выдергивай сам, как знаешь. Я сунулся было к Линю, хотел тебя отбивать, а оказалось, что ты уже дома. У меня от сердца сразу отлегло – слава Богу, живой! Юродивый с меня бы три шкуры спустил, если бы с тобой что… Он такой, ты знаешь.

– Да уж, – с напускной суровостью покачал я головой, – нехорошо ты поступил, Ред, бросил меня, своего боевого товарища, в беде. В логове, можно сказать, врага…

Ред моей иронии, разумеется, не понял и начал оправдываться:

– Да я, да никогда б… Но меня обработали, ты, наверное, в курсе. Пришел Глаз, посмотрел на меня так, а потом хлоп – и я в своем лимузине сижу, а тебя нет. И ничего не помню.

– Совсем ничего? – удивился я.

Хорошо его, видать, Глаз обработал, постарался на славу…

– Только то, что мы с тобой к Линю приехали, – наморщил лоб Ред, – и нас в какой-то комнате держали, под охраной. А потом провал… Очнулся – один, тебя нет. Что делать? Решил ехать к Юродивому, каяться, пусть он решает. Скрывать-то мне нечего, я вроде не виноват… Да и не получилось бы ничего скрыть – Юродивый все равно узнает. И строго накажет за обман… У него это быстро – раз-два и готово, был человек – и нет его.

Ред поежился – видимо, вспомнил что-то не слишком приятное. Скажем, то, как Юродивый обходится с теми, кто пытается его обмануть…

– Ну, а дальше что было? – поторопил я Реда.

– Юродивый на меня зыркнул, – продолжил бандит, – и сразу же велел обратно ехать, тебя выручать. Я и поехал. Слава Богу, с тобой все нормально оказалось, а то бы мне…

Ред в отчаянье махнул рукой. Да, видно здорово его Юродивый напугал, раз он так разволновался. Надо это использовать.

– Ладно, Ред, – снисходительно произнес я, – проехали. Прощаю тебя, так и быть, но за тобой должок…

– Конечно, – расплылся в улыбке бандит, – как скажешь, Малыш. Если что, я за тебя горой. Или родичам твоим помогу. Ты только свистни… А теперь давай, поехали к Юродивому, а то он, небось, уже ждет.

– Подождет, – улыбнулся я. – Мне пока некогда, потом как-нибудь к вам загляну. Если настроение, конечно, будет…

– Ты чего? – начал было Ред, но тут же осекся.

Я залез к нему в голову и стер всю память за последние сутки. И вместо этого приказал отправиться в дальние поселки дань собирать. Пара дней туда, пара обратно, да там несколько суток на все про все. Неделя спокойной жизни мне обеспечена, а потом посмотрим.

На всякий случай я повторил этот же приказ и его бандитам – когда мы подошли к машине. Громилы особого удивления не выказали: собирать дань – их привычное дело. Знакомое и даже любимое. Надо так надо, кивнули они. Только удивились, зачем такой крюк сделали – через деревню, чего сразу не поехали? Ред объяснил, что таков был приказ Юродивого – со мной поговорить, а приказы, как известно не обсуждается, а выполняется. Причем быстро.

Ред привычно занял место сзади, и машина тронулась. Шофер прибавил газу, автомобиль быстро скрылся за поворотом. Только пыль столбом… А я стоял и довольно улыбаясь. Первый ход был сделан, осталось подождать ответа Юродивого. Посмотрим, что он скажет…

* * *

И Юродивый ответил – да так, что мало не показалось. Конечно, я знал, что он способен на любую гадость, но чтобы на такое…

Юродивый понял, что гостить у него я больше не собираюсь, и решил сделать предложение, от которого я не смогу отказаться. Посылать бандитов с приказом он больше не стал – пустое занятие, поэтому решил повернуть дело так, чтобы я сам к нему пришел, по свое доброй воле.

Неделю спустя после разговора с Редом я, как обычно, сидел на крыльце и чистил картошку. Дары с нами уже не было, и помогать матери стало моей обязанностью. Я не возражал – в конце концов, почистить картошку или порезать салат – не такая уж трудная работа, а матери все помощь. И так она целый день вертится, как заводная, – и за курами смотрит, и в огороде капается, и по дому все дела делает. Готовка, стирка, уборка…

Отец приходит поздно, сильно уставший, Ник домашними делами принципиально не занимается (не мужское это дело!), а Дара живет в доме мужа, у нее свои хлопоты. Кто матушке поможет? Вот и взял я на себя часть ее обязанностей. В конце концов, я же ее сын… Пусть и не родной.

Картошки было немного, и я уже заканчивал, когда на дороге показалась машина Реда. Я сразу ее узнал – приметная очень: большая, черная, страшная. Настоящая бандитская машина.

Я отложил нож и стал смотреть на дорогу. Я думал, что Ред опять начнет меня уговаривать и придется вновь почистить ему мозги, но ошибся. Автомобиль резко притормозил у дома, и из бокового окна вылетел на землю белый конверт.

В таких раньше посылали письма. Мы теперь почтой не пользуемся – ее у нас просто нет. Бумага дорога, да и писать не все умеют. Если надо кому-то что-то передать, то делаем это через знакомых или торговцев. За небольшую плату, конечно. По цепочке, от одного к другому, сообщение доходит до адресата, а потом поступает ответ. Медленно, зато надежно.

В окне авто я увидел злую морду Реда. Он выбросил письмо и, заметив меня, скривился, как от зубной боли. Видимо, здорово ему от Юродивого досталось за то, что не смог меня привезти. Конечно, это была не его вина, но Юродивый разбираться не любит – наказывает всех.

Выбросив письмо, Ред толкнул водителя – гони, мол. Машина резко набрала скорость и понеслась по дороге. Я стоял и думал – что бы это могло значить? На крыльцо вышла матушка и с удивлением посмотрела на автомобиль. В руках она держала половник – готовила к обеду суп. Мой любимый, овощной…

– Кто это был? – спросила матушка. – Никак, бандиты опять к нам пожаловали. Что им теперь нужно-то?

– Не знаю, – пожал я плечами. – Да они уехали уже, не переживай.

И слегка прикоснулся к ее руке. Матушка вздохнула и пошла обратно – доваривать обед. Незачем ее беспокоить, это мое дело и только мое.

Я не спеша подошел к письму. Хороший, плотный конверт с печатью Юродивого посередине. Ее у нас все отлично знают – синий круг с тремя церковными куполами. Память о прошлом?

Я разорвал конверт. Там, как и ожидалось, оказалось послание. Я развернул, начал читать. Написано аккуратным мелким почерком…

«Дорогой Малыш! – говорилось в письме. – Я знаю, что ты не горишь желанием видеть меня, но, тем не менее, тебе все же придется приехать. Жду тебя завтра в своем бункере. А чтобы ты поторопился, приготовил для тебя сюрприз. Ты ведь любишь сюрпризы, не так ли? В общем, у меня гостит одна твоя хорошая знакомая, дочь старого Тима – Ирма. Она ждет тебя, и будет очень жаль, если ты обманешь ее ожидания.

Как ты понимаешь, благополучие молодой девушки полностью зависит от твоей расторопности. Конечно, я не против ее общества, но у нас в бункере так много молодых мужчин, а они подчас бывают такими грубыми и нетерпеливыми… В общем, не тяни, для всех будет лучше, если ты поскорее приедешь. Твой хороший друг, Юродивый».

Я скомкал лист бумаги и с отвращением бросил на землю. Вот ведь гад, придумал, как меня достать. Знает, что ради Ирмы я полезу в пасть голодному льву. А не то что к нему в бункер… Вот и похитил мою подругу.

Ладно, придется, видимо, нанести визит «хорошему другу». Только сначала нужно, кое-что сделать, подготовиться… Я поднял смятый лист бумаги (незачем никому знать, что у меня за дела с Юродивым) и пошел в дом.

– Сынок, иди обедать, – позвала меня матушка, – суп уже готов!

Но после письма Юродивого кусок не лез мне в горло.

– Спасибо, мама, – поблагодарил я, – поем потом, вечером.

– Ладно, я оставлю тебе немного, – кивнула матушка и занялась своими обычными делами.

Несколько минут я потратил на то, чтобы внушить ей, что опять иду к тете Лане («Ты же был у нее недавно? Но раз надо…»), еще пять – на то, чтобы собрать старый рюкзак. И я покинул дом. Путь мой лежал прямиком к травнице Маре.

* * *

Травница жила довольно далеко от нашего селения, за лесом, но я знал короткий путь – через развалины бывшего научного центра. Этой дорогой мало кто пользовался – боялись радиации. На самом деле опасность была не так велика – кроме пары по-настоящему «грязных» участков с восточной стороны, внутри центра было довольно чисто. Я знал, где и как можно обойти зараженные места, и спокойно шел через руины.

Радиация есть у нас почти везде (все-таки рядом Старый город), вопрос лишь в ее уровне. Если подует северный ветер и поднимет вредную, красную пыль, то тогда действительно можно подцепить приличную дозу, а так, в принципе, у нас почти безопасно…

Сегодня было безветренно – конец сентября, самое «бабье лето», лучшее время в наших местах, и я решил идти напрямую через руины – время было дорого. По пути следовало кое-что захватить – спрятал я там одну полезную вещицу…

На тропинке в лесу меня ждал Желтый Глаз. Вот уж кого я никак не ожидал увидеть! Он вроде бы должен сейчас быть в лагере у господина Линя… Глаз сидел на обочине и с удовольствием курил трубку. Увидев меня, пустил кольцо дыма и радостно улыбнулся.

– Здравствуй, Малыш! Ты почти не опоздал.

– И тебе добрый день, – кивнул я. – Позволь узнать: куда это я должен был не опоздать?

– Сюда, конечно. Я тебя с утра здесь жду.

– Да? А зачем? И разве у тебя нет дел у господина Линя? Или он тебе дал отпуск? И вообще – что-то много сегодня желающих видеть меня…

– Не ершись, Малыш, – примирительно произнес Глаз, – у нас с тобой одно дело. Мне тоже надо к Маре.

– А как ты узнал, что я пойду по этой дороге?

– К травнице две дороги, – затянувшись, ответил Глаз, – но я был уверен, что ты выберешь самый короткий путь. Ведь тебе нужно спешить…

– Ты уже знаешь, что произошло? – поинтересовался я.

– Я за твоим домом с утра слежу, – вздохнул Глаз, – господин Линь приказал. И, как только увидел машину Реда, так сразу понял, что игра началась. Вот и поспешил сюда. А тут и ты сам, собственной персоной…

– Что с Ирмой? – спросил я. – Расскажи подробнее, я хочу все знать.

– Отчасти это и моя вина, – сокрушенно произнес Глаз, – недооценил я Юродивого. Думал, он к тебе еще пару раз бандитов пришлет, чтобы привезли. Считал, время еще есть… А он решил сделать по-другому: мышку из норки на кусочек сыра выманить. На очень аппетитный такой кусочек…

Глаз засмеялся, а я покраснел. Потом кивнул:

– Я тоже ждал Реда и не дергался – справился бы. Но Юродивый, выходит, оказался хитрее нас…

– И проворнее, – согласился Глаз, – не успели мы с тобой Мару и Ирму предупредить. Соседи рассказывают: вчера старуха, как обычно, пошла за рынок, а Ирма дома осталась. А когда она вернулась, то ее уже не было. Люди видели неподалеку от их дома машину Реда и его людей. Значит, они Ирму и похитили… Травница сразу все поняла и побежала к господину Линю, чтобы рассказать. Тот ее выслушал и приказал мне караулить у твоего дома, ждать гонцов от Юродивого. И вот дождался…

– Понятно, – кивнул я, – похоже, Юродивый переиграл нас. Он не только умнее, но и…

– …беспощаднее нас, – закончил за меня Глаз, – всегда помни об этом.

– Думаешь, Юродивый что-то сделает с Ирмой? – забеспокоился я. – Промоет ей мозги?

– Вряд ли, – подумав, ответил мой приятель, – ему надо, чтобы ты был на его стороне, помогал добровольно, а для этого Ирма должна быть в полном порядке. По крайней мере, внешне. Хотя чуток подправить ей мозги он может – для профилактики. Чтобы покорная была, не рыпалась…

Я кивнул – все правильно. Юродивый рассчитывает, что ради Ирмы я буду преданно служить ему. Придется его разубедить…

– Так мы идем к Маре или как? – вывел меня из размышлений Желтый Глаз. – Или, может, сразу к Юродивому?

– Нет, сначала к травнице, – покачал я головой, – мне надо с ней потолковать. Слишком долго мы не доверяли друг другу, пришло время открыть нам карты.

– Хорошо, – согласился Глаз, – к Маре так к Маре. А потом – к Юродивому…

– Тебе-то это зачем? – удивился я. – Разве это твоя война?

– Эх, Малыш, – вздохнул Глаз, – плохо ты меня знаешь. Я ведь действительно твой друг, не могу оставаться в стороне, когда у тебя беда. Да и господин Линь, сам понимаешь, голову мне оторвет, если с тобой что-нибудь случится. Ведь ты же его сын! Единственный, любимый! Наследник и продолжатель рода, так сказать… Такие вот дела, Малыш. Хочешь – не хочешь, а придется мне тебе помогать, да я и не против. Хотя, как ты правильно заметил, это не моя война. И у меня к Юродивому свои счеты. Без меня ты его не одолеешь.

У меня на этот счет было другое мнение, но я высказывать его не стал. Я был действительно удивлен и растроган искренней помощью Глаза. Вот уж не ожидал! Хотя, конечно, у него свой расчет…

– Если ты мне поможешь, – сказал я, – буду тебе очень благодарен. И мой отец, господин Линь, тоже. И он сделает для тебя все, что захочешь. Даст денег на лавку, поможет открыть свое дело. Само собой, сведет с нужными людьми, обеспечит защиту и покровительство. Так что игра для тебя стоит свеч. И вообще – кто не рискует, тот не пьет шампанского.

– Я, Малыш, с тобой, – кивнул Глаз, убирая трубку, – решил так решил… И давай уже двигаться, а то скоро полдень, начнет припекать.

Мы дружно зашагали по тропинке. Путь наш лежал к научному центру.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации