151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Колокол"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 8 апреля 2016, 15:01


Автор книги: Н. Рындя


Жанр: Рассказы, Малая форма


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Н. Рындя
Колокол

Бабушка говорила в далёком детстве:

– Доживёшь до сорока лет, Митюша, сильно не отмечай, праздника не устраивай, не надо… Побудь сам с собой, в тишине, в раздумьях… Хорошо, внучёк? Обещаешь?

И, помниться, пообещал, дал честное пионерское слово, хотя и не понял, о чём бабуля толковала. В его тогдашнем, двенадцатилетнем возрасте, понятие сорока лет было чем-то запредельным, совершенно неясным и где-то даже нереальным.

Дожил… Чуть было не забыл о данном обещании, накануне сорокалетия уже сочинял планы, – как провести, с кем… И как-то сам собой в памяти всплыл этот давешний разговор. Дмитрий давал немного обещаний, а те что давал, соблюсти старался в точности. И тут решил – сам с собой, так сам с собой! Бабушка – это святое.

Тем более, что случай представился уехать из города по делам, а значит его друзья, тоже деловые люди не очень обидятся, и объяснять много не придётся.

Деловая оказия состояла с посещения небольшого областного центра и встречи с приятелем, Николаем. Пару недель назад он позвонил, вкратце ввёл в курс ситуации, предложил приехать, погостить и утрясти все детали на благо всем сторонам. Дмитрий Степанович предложение принял, и с раннего утра, в свой день рождения отправился на своём железном друге в шестичасовое путешествие.

В те немногие моменты жизни, когда удавалось вот так, сесть в машину, включить любимую музыку и вжать педаль газа посильнее, у Дмитрия всегда возникало непонятное чувство свободы, какой-то лёгкости. Что-то еле уловимое менялось внутри, мысли выстраивались в спокойную, мудро текущую реку, и он плыл вместе с ними по своей жизни. Задумываться о прошлом, вспоминать, сетовать о том что было он не любил; дорога же позволяла окинуть свою жизнь целиком, может слегка погрустить, иногда – пофантазировать. Как-то сами собой выстроились события и давних лет, и недавнего прошлого, и, вспоминая, с чуть наметившейся улыбкой на губах, думал:

– И что бабуля имела в виду тогда? Почему сорок?

Бабуля для Димы была и оставалась большим, светлым пятном в жизни, тем человеком, к которому он никогда не мог применить свою «логическую линейку», или как он шутливо сам признавал такую манеру принимать в свою жизнь людей – метод мозгового пристрастия. И в отличии от тех, кого он измерял, просчитывал, выявлял, а потом определял место в своём мире, бабуля – просто была. Такая как есть. Добрая, часто улыбчивая, временами строгая, круглая и пахнущая сдобой. Только она называла его Митяй, Митюша, и то, как она произносила его имя, с внутренним придыханием, ему всегда нравилось. Больше никто его так не звал, хотя попытки были – он всегда вежливо и твёрдо просил называть его Дмитрием. Хотелось оставить в себе то чувство, что ласково грело душу, когда бабуля тихим и ласковым шепотом произносила по утрам: «Митю-ю-юша, пора встава-а-ать!». Её уже давно не стало…


Поездка подходила к концу, судя по указателям, до города осталось километров десять. Спина слегка затекла, и Дмитрий присматривал местечко для небольшой остановки.

– Надо размять кости, – подумал. Присмотрел за поворотом небольшой съезд, и уже было решил притормозить, как увидел за верхушками деревьев синий церковный купол с крестом.

– О! Заеду, поставлю свечку бабуле, заодно и пройдусь, разомнусь, – решил как-то сразу, проехав намечавшуюся стоянку.

За всю жизнь в церкви бывал раза два, и то приглашали друзья на крестины. Сам как-то был далеко от всех церковных дел, и, подъезжая, глуша двигатель, немного удивлялся пришедшей на ум мысли о свечке.

– Я даже толком не знаю, куда идти и куда ставить… Бабуля бы подсказала, она часто ходила в храм. Ладно, спрошу кого-нибудь…

Церковь стояла на вершине холма, в окружении немногочисленных деревьев, вдали виднелись деревенские улочки, дома, – общий вид напоминал сюжет старых, писанных маслом картин. На несколько минут Дмитрий остановился полюбоваться этой сельской простотой и тишиной. Глубоко вздохнул, плечи развёл, потянулся. Повертел головой во все стороны, но не увидел никого. Только стоявшие невдалеке автомобиль и мотоцикл с коляской намекали, что какая-то жизнь здесь есть.

Войдя в церковь с яркого солнечного света, Дмитрий прищурился, огляделся. Здесь было несколько человек, кто-то стоял парами и тихо разговаривал; кто по одиночке пребывал в задумчивости. Слева увидел чью-то спину, сделал несколько шагов и слегка дотронулся до плеча.

– Простите, – полушепотом обратился к уже поворачивающейся на его обращение женщине, – и замер. На него смотрели бездонные глаза, непонятного цвета и объёма, рождающие ощущение погружения в огромный синий океан. На мгновение растерялся. Женщина медленно отвернулась, и Дмитрий, будто завороженный, взглянул в том же направлении. За её плечом висела икона. В тот же момент мелькнула мысль, принёсшая ему понимание. «Эх, тютя! Человек молится, концентрируется, а ты его по плечу – тук тук!». Хотел уж было тихонько отойти, как женщина снова повернулась, прошептала – «что?», и выжидательно посмотрела.

– Я ….тут…это…свечку – удивляясь своему блеянию бормотал Дмитрий.

– Бабуля…была…вот… праздник….– обречённо закончил и уставился не моргая на свою невольную собеседницу. Она молча взяла его под локоть, привела к свечному ящику, взяла две свечи, протянула.

– Бери, одну поставь сначала за здравие, вот перед иконкой, – они подошли к тому же месту, где были.

– А за упокой вон там, видишь, квадратный подсвечник, там бабуле своей…

Дмитрий кивнул, мол, понял, женщина молча перекрестилась и отошла.

Поставил свечку бабуле, постоял, вспоминая себя в детстве и её, большую, добрую и теплую, как-то неловко перекрестился; идя к выходу оглянулся в поисках женщины с поразившими его глазами, – хотелось поблагодарить, – но не нашёл. Уже подходя к машине, почувствовал на себе чей-то взгляд, обернулся– народ, вышедший из церкви провожал взглядами его, перешептываясь между собой. Да оно и понятно, в маленьких местечках заезжий из чужих краёв всегда вызывал определённый интерес.


Прошло меньше часа, как Дмитрий подъезжал к местной гостинице под многообещающим названием «Надежда». Это было старое здание советской постройки; судя по фасаду, название отражало суть этого предприятия – только надежда на ремонт и реконструкцию держала на плаву гостиничный бизнес. Дима не любил постсовдеповский сервис, привык к хорошим отелям и пятизвездочному обслуживанию, но принять предложение Николая погостить у него дома отказался по двум причинам: не хотел сам мешать, и не хотел, чтоб ему мешали. Старался следовать своим принципам, а один из них гласил – дело есть дело, а борщи на кухни могли помешать деловым отношениям.

Гостиничный номер не оправдал опасений, вызванных наружным видом «отеля»; это был чистый, уютный одноместный номер. Почему номеру дали название «люкс», – Дмитрий так и не понял, может владелец как-то перевёл значение слова по-своему, но его временное пристанище ему понравилось, и достаточно удовлетворило его претензии.

Распаковав свой немудреный багаж, принял душ, оделся, вышел из номера. С Николаем договорились по телефону встретиться в холле, куда Дмитрий и направился. Приятель его уже поджидал.

– Привет столичному гостю! – весело поприветствовал Коля, пожав руку и похлопывая по плечу, – Как добрался? Как дорога? Если устал, – можем отложить деловые разговоры до завтра, – и замолк, вопросительно смотря на Дмитрия.

Улыбаясь, он ответил:

– Здоров, здоров! Не, всё в порядке, принял душ, взбодрился, если ещё угостишь хорошим кофе, будет совсем хорошо… Куда пойдём?

– Поехали, отвезу тебя в местный ресторан, пообедаем, там и поговорим.

Идя к машине продолжал весело болтать:

– Это, конечно, не ваши столичные «рэстораны», но кормят вкусно, кофе! Кофе вообще замечательный, ну и обстановка приличная.

Сев в автомобиль Николая, Дмитрий, поддерживая разговор в том же шутливом русле, заметил:

– А машинка-то у тебя с нашими столичными ещё и поспорить может!? Круто, круто…

– Ну что ты, – статус! Вещь нужная. Да и надёжность, она и в Африке – сам знаешь.

– Знаю, знаю. Машина – твоё лицо. Это как для женщины сумочка, – Дмитрий хохотнул, чуть задумавшись продолжил:

– Я не часто выезжаю на периферию, и вот что заметил – везде начинаются разговоры – «у нас, конечно, не столица, – и то да сё…». Запрокинув голову, потянулся и улыбаясь закончил:

– Представляешь, страшная картинка, куда ни приедь, – везде, как в столице, – всё однотипно, как в лучших мечтах о коммунизме! Да…

Машина проехала пару улочек, Николай притормозил, сдав задом, припарковался.

– Вот, добрались. Здесь мы и отведаем местного разносола.

Они вышли из машины. Дмитрий развёл руки, ещё раз потянулся; тело, после долгого пребывания в одном положении требовало разнообразия; глубоко вздохнул, наслаждаясь запахами.

– Да-а-а. Воздух совсем другой. Не то, что у нас в столице…

Коля направляясь к стеклянной двери с надписью «Ресторан», повернулся:

– А то! Хоть что-то должно быть и у нас! Ну, пошли, пошли…

Выбрали столик у окна с большими, мягкими креслами. Вид открылся шикарный – городской парк с резными скамейками, стройными рядами стоящие деревья, наполовину скинувшие свою листву. Солнце садилось, и весь парк был окутан желтовато-красным осенним светом. Дмитрий, чуть утонув в своём кресле, невольно залюбовался этим видом, прокомментировал:

– Бывают времена, когда чувствуешь себя в сказке….

– Ты не против, – спросил Николай – я закажу? – Дождался кивка Дмитрия, и обратился к подошедшему официанту:

– Давай, пару салатиков, ваше фирменное, – два, ну и нарзану, соку, – повернувшись к Диме – может коньячку?

– Нет, спасибо, обойдемся соком.

– Ага, ага, ну ещё нарезку сырную, мясную…, да, и фруктов..

Официант, взяв заказ отошел, и Николай, откинулся в своём кресле, приняв серьёзное выражение лица, продолжил:

– Давай о деле… С документами ты уже ознакомлен, конечные расчеты, планы, договор подряда у меня в машине, папку я тебе дам, вечером полистаешь, будут вопросы, обсудим. Завтра с утра поедем, посмотришь на местности. Да… место там шикарное, – лес, речка, по плану дома будут расположены так, чтобы из окон каждого виден был берег, в общем, посёлок у нас будет по первому классу. Да, так вот…расчёты будут проведены, как мы сначала и договаривались, тут ты не беспокойся, всё чинно. Есть маленькая проблема…

– Коль, не люблю я слово «проблема», – перебил его Дмитрий.

– Да, да… да это не то чтобы проблема, так, недоразумение…Понимаешь, проектировщики, когда проект готовили, естественно, учитывали тот факт, что подъезд к посёлку должен быть удобен для жителей, ну и к тому же сама дорога чтоб была не длинной… – это и время людей, да и деньги, сам понимаешь. Да, так вот, спроектировали, значит, ну а потом выяснилось, что мы куском этой дороги захватываем чужую землю, немного совсем, но…

– Что ж вы, когда проект готовили, не знали, где чья земля? Попахивает непрофессионализмом, – улыбнулся Дмитрий.

Подошел официант с салатами, напитками. Мужчины молча наблюдали за его действиями. Он закончил сервировку. Николай продолжал:

– Честно говоря, только недавно узнал, чей это кусок. Сначала проект был поменьше, потом расширился, его по ходу исправляли. Нет, есть, конечно вариант, обвести дорогу с другой стороны посёлка, можно и так, но это – тут Коля начал загибать пальцы на правой руке, – во-первых: удлинит трассу, а значит время тем, кто будет жить в поселке, а работать здесь, в городе, во-вторых, и главных: деньги, деньги, – это встанет нам в копеечку, и немалую.

– А чья земля? С хозяевами можно договориться?

– Ты зришь в корень, Дмитрий Степаныч. Пытался договориться, посчитал ведь, так будет дешевле. Там, – Николай взмахнул рукой в направлении парка, будто показывая, где, – несколько гектаров в коллективной собственности, собственников всего восемь, я сам почти со всеми говорил, объяснял, предлагал выгодное сотрудничество…

– И результат?

– Да пока нулевой.

– А я как могу тебе помочь? Я ж к этим делам никакого касательства не имею…Салат, надо отдать должное, очень приличен..

– Сейчас попробуем их фирменное, заверяю тебя– не разочарует…А вот и наша еда пришла, – Коля с видимым удовольствием потёр руки пока пришедший официант расставлял тарелки.

– Вот, ага, спасибо, спасибо. – продолжая после ухода официанта начатый разговор:

– Да я, Дим всё это к чему? Мне твоя помощь нужна, чтоб решить эту задачку, а помощь вот какая…. – Николай сделал небольшую паузу, улыбнулся и продолжил.

– Ты удачливый деловой мужик, у тебя много что схвачено, налажено. Я и сам заметил, и другие говорят, что если тебе что надо, так ты уговоришь кого угодно да и на что угодно, – засмеялся, и в ответ на удивлённо– приподнятые брови Дмитрия сказал:

– Я в хорошем смысле этого слова!.. Не, я и сам умею договариваться, решать, – но до тебя мне очень далеко! Николай налил нарзан в бокалы, расправил грудь, и торжественно закончил:

– Давай за тебя, Дмитрий Степанович!

Стукнулись бокалами, приложились к вкусной еде (готовят и правда недурно). Дмитрий откинулся на мягкую спинку кресла, посмотрел внимательно на собеседника, ухмыльнувшись ответил:

– Спасибо, конечно, за столь высокое мнение, но я пока как-то мало увязываю твою проблему с моими достоинствами…. Или подожди, подожди, – ты что, предлагаешь мне пройтись по всему коллективу собственников и с горящим взором и пламенной речью убедить их в ….

– Не, не по всем, не по всем! – торопливо перебил Николай, – я не до конца описал ситуацию. Каждый по отдельности вроде бы не против, но каждый в конце разговора говорит одну и туже фразу: «Как баб Нюра скажет, как баб Нюра скажет»!

– А баб Нюра эта кто? – Дмитрий улыбался, потягивая сок. Ситуация веселила.

– Ох, – вздохнул Николай, – тут и начинается наша точка преткновения. Понимаешь, я с ней пытался поговорить, пришёл, объяснил как и что, предложил выкупить у них полгектара земли за очень приличную цену…. – Николай потёр затылок, посмотрел за окно, пожал плечами:

– Знаешь, есть люди, как люди. Поговорили, обсудили, пришли к общему мнению, а тут – какая-то бабуля, бог знает скольки лет…. Она начала мне что-то говорить, да я не слова не понял из её монолога, потом разом осеклась, и говорит – «до свиданья». Не понимаю я таких. Им дело предлагают, выгодное, деньжатами разжиться, ведь, что там говорить, с такими пенсиями да зарплатами деревенскими деньга всегда нужна… А тут «до свиданья»! И ладно о себе, она и за других не думает, может ей не надо, так другим может и надо. Я ей так и сказал. Ответ один: «до свиданья». Да. Так вот…. Она, в принципе, никто, по документам никто главным не числиться, я проверял. Просто какая-то тетка…

– Простая тётка, а тебя вон как возбудила! – Дмитрий понимал, что ситуация не смешная, но реакция Николая, его взволнованный тембр и нехарактерная для него жестикуляция, – всё это вкупе не давало убрать улыбку с лица приезжего бизнесмена… – Я так мыслю, мне нужно с ней пообщаться? Ты это мне предлагаешь?

– Да, пожалуйста. Я прекрасно понимаю, что это не твоя забота; мне кажется у тебя получиться с ней договориться…

– Давай по делу, – Дмитрий стёр таки улыбку, подобрал плечи, чуть нагнувшись спросил – что я теряю, если не получится? А?

Коля задумался, понимая, что тон его собеседника изменился не просто так, глянул прямо в глаза:

– Ты, Дмитрий Степанович конкретно потеряешь время, – неделю, две, – в случае, если придётся переделывать проект.

– Угум… Время, – это конечно же деньги… Ты мне обещал вкусный кофе! А к твоей «точке преткновения» съездим завтра, как с делами закончим..

– Идёт! Так и сделаем, – Николай с облегчением вздохнул, сделал жест рукой, подзывая официанта, – сейчас будет волшебный напиток!

Пока официант с его приятелем обсуждали десерт к кофе, Дмитрий сидел, чуть развернувшись к окну, любуясь осенним парком, залитым красноватыми лучами заката; перевёл взгляд на уже начавшее сереть небо и наблюдал за редкими облаками. Мысленно начал играть в любимую с детства игру – фантазию, – глядя на облако, угадывать, на что или на кого оно похоже. Если бы в этот момент кто-нибудь, да хотя бы и Николай, смог заглянуть внутрь сидящего перед ним взрослого, серьёзного, делового мужчины, он бы, без сомнения, искренне удивился тем черепашкам, кустикам и сказочным феям, представшим перед его взором. Но Дмитрий был в безопасности.


На следующее утро состоялась намеченная обзорная поездка. Оба приятеля сидели в машине, вели неспешный разговор. Дмитрий с вечера просмотрел документы, отметил интересующие его моменты. Ехали недолго, с полчаса; времени хватило, чтобы обсудить детали и окончательно договориться.

Место под строительство посёлка было действительно удачно. Немного прошлись, осмотрелись, полюбовались почти девственной природой. Вместе порадовались очередному тёплому, солнечному, осеннему дню.

– Можно возвращаться, – подытожил Коля, – давай определимся, как сделаем – сначала в город, пообедаем, или сразу в деревню? Ты проголодался?

Они не спеша двинулись к машине.

– Я не голоден, – ответил Дмитрий, – да и раз мы едем в гости, может нас чем угостят? А?

Открывая дверь автомобиля, Николай с усмешкой заметил:

– Вряд ли… Хорошо, если во двор пустит. Меня, в прошлый раз, так за калиткой и продержала. – Заведя мотор, закончил – непонятная баба.

Дмитрий хотел было задать ещё пару вопросов, наметить план предстоящего общения, но, только они пустились в путь, у Николая зазвонил телефон, и тот с головой ушел в разговор. До деревни добрались быстро. Уже подъезжая к крайнему, стоящему чуть в стороне от дороги, дому, Николай закончил беседу, отложил телефон. Остановил машину недалеко от калитки, повернулся к Дмитрию:

– Приехали. Надеюсь, будет дома.

Мужчины вышли. Дмитрий с интересом рассматривал небольшой, деревянный домик. На фоне остальных деревенских домов, которые они проезжали, он выделялся своей чистотой и порядком. Во дворе высажена трава, уже утратившая свою зелень, тропинка от калитки к крыльцу высажена ярко цветущими осенними цветами, ровными зубцами стоял невысокий забор. Подойдя ближе, оба заметили слева от угла дома, в небольшом палисаднике стоящую в согнутой позе фигуру. Николай, подойдя к самой калитке, чуть перевесившись, громко поздоровался:

– Добрый день, баб Нюр!

Фигура медленно распрямилась, сняла рабочие перчатки, одёрнула руками съехавший на грудь жакет, неторопливо выбираясь на тропинку, ответила на приветствие:

– Больно много у меня внуков развелось…Всех и не упомнишь! – в звонком голосе слышалась усмешка. В подошедшей к самой калитке невысокой, худощавой фигуре Дмитрий с удивлением узнал женщину, чью молитву он так несуразно нарушил вчера в церкви. Узнал, скорее, по глазам, хотя сегодняшнее их выражение было совсем иным, – в двух темно-голубых озёрах плескались озорные искорки. И общий вид женщины, и голос, и тем более глаза мало вязались с именем «баб Нюр». Дмитрий, невольно улыбаясь, глядя в лицо совсем не «бабки», понял, почему она с Николаем так неласково обошлась.

«Интересно, кто его надоумил назвать её «баб Нюр?»– пронеслось в голове.

Женщина не доходя пары шагов до калитки, остановилась, и с неподдельным интересом уставилась на Дмитрия, как – бы обойдя взглядом Колю. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Николай, не очень понявший приветственную шутку своего оппонента, чувствуя непонятную для себя неловкость в этом молчаливом разглядывании, продолжал проявлять чудеса дипломатии:

– Я тут своему другу показывал деревню вашу, дом ваш ухоженный, решил остановиться, познакомить вас с столичным гостем…

– Да буде врать-то! – собеседница перевела взгляд, наклонила голову, глянула на вконец растерявшегося от такого заявления Николая, – какие ж вы друзья? Так….партнёры… Ну, раз привёз, знакомь…

– Здравствуйте, я – Дмитрий, – сам представился, понимая, что диалогу Николая с женщиной никак не сложиться. Протянул руку поверх забора. Сделал жест нарочно, надеясь, что здороваясь, хозяйке придётся открыть калитку. Она глянула исподлобья, усмехнулась в очередной раз, будто разгадав его тайное намерение, левой рукой отодвинула засов, широко раскрыв калитку, правой крепко пожала протянутую руку.

– Здравствуй, Дмитрий. – Продолжая держать его руку и озорно разглядывать непрошенного гостя, представилась – Раз уж «дружок» окрестил меня так, – кивнула в сторону Николая, – то я – баб Нюр. – Отпустив руку, подбоченилась. – С чего это я вам понадобилась?

Во двор не пригласила, так и стояли у открытой калитки. Ситуация складывалась непонятная. Надо было как-то начать разговор. Николай стоял молча, приведённый в недоумение ответами баб Нюры; судя по лицу, старался придумать, что бы ещё сказать. Дмитрий развёл руки, включил своё обаяние, с улыбкой произнёс:

– У меня язык не повернётся так Вас назвать! Такой моложавый, сильный вид! Могу я узнать ваше имя – отчество?

– Ну молодец, молодец! – баб Нюра сделала шажок, дотянулась до диминого плеча, легко то ли похлопала, то ли погладила. – А ты учись манерам-то столичным! – это она адресовала Коле.

Потом отошла, направилась к навесу, взяла садовые ножницы, развернулась, остановилась, указательным пальцем потёрла висок, что-то недолго обдумала, заговорила серьёзно, тоном давая понять, что их недолгий разговор подошел к концу:

– Тема вашего визита, ребят, мне понятна. Ответ, ты, Николай Батькович в общих чертах знаешь. У меня времени сейчас в обрез, работы много… Потому предлагаю: ты, Митюш, вечерком приходи, поговорим, может столкуемся. – И пошла неторопливо к своему палисаднику.

Мужчины переглянулись. Рандеву закончилось почти молниеносно. Николай молча пожал плечами, будто говоря – «я ж тебе говорил», и направились к машине.

Баб Нюра принялась за свои дела, прерванные гостями. Время от времени, то подрезая веточки, то пропалывая грядку, останавливалась, улыбалась, кивала головой, задумывалась, и тихо, себе под нос шептала: «чудны дела твои»…


Машина подкатила к ресторану, Дмитрий с Николаем решили пообедать там же, где были вчера. Заняли тот же столик. Молча уселись. Колю молчание уже утомило, несколько раз порывался начать разговор, ещё в машине, но Дмитрий делал жест рукой, мол, потом, – сейчас думаю.

С момента, как баб Нюра назвала его «Митюшей», он пребывал в несвойственном ему состоянии. Та интонация, тот тембр, то обращение, – будто наваждение. На долю секунды он ощутил себя тем, далёким, и даже почудилось, что слышал бабулю. Внутри себя ощутил, что встреча с бабой Нюрой совершенно не случайное явление, но, пытаясь как-то логически объяснить себе, что это было, – терпел фиаско. Его логика будто объявила забастовку, и вывесила плакат: «обращайся к чувствам!». Но, что совершенно удивляло Диму, его чувства толком ничего не дали. Он прислушался к себе, пытаясь понять, что ему понравилось, что нет, какое чувство испытывал, но сам себе так и не дал ответ. Инструменты, которые всегда служили безотказно, были в его власти, на которые он всегда опирался в принятии решений, – сейчас не работали. И, несмотря на тихий внутренний разброд, Дмитрий, где-то в глубине был совершенно спокоен и умиротворён.

Понял, что не понял, кто такая «баб Нюра», и что делать дальше, как вести переговоры. Потряс головой, будто выходя из задумчивости, повернулся к Коле.

– Ну что, обсудим встречу?…. Результатов, признаться немного, – на лице Дмитрия мелькнула усмешка, – разве что в гости позвала….

– Да-а-а, встреча получилась, ничего не скажешь! Но, я тебе скажу, раз в гости позвала, значит может и договоримся. Она, говорят, редко кого в гости зовёт. Ну ты сам видел, – бабуля с причудой. – Николай сделал неопределённый жест возле виска.

– Коль, а что ещё говорят? Наверняка ведь деревенское радио до тебя информацию донесло? Ну хоть какую– никакую? А? – Помолчал немного, и добавил:

– Вряд ли она с причудой, мне так не кажется. Тётка с юмором, да и про друзей верно сказала, – мы с тобой деловые партнёры. Как узнала, а?

– Не знаю, угадала может… Говорят разное… кто-то шепчет, что знахарка какая-то, травами лечит, или ещё чем. Живёт обособленно, часто куда-то уезжает, подолгу не бывает её. Деревенские, особенно старики, отзываются уважительно, говорят, – правильная. Да, вон, несколько лет назад подбила народ, кого в деревне, кого и в городе, – собрали миром средства, – церковь построили около деревни. Проезжал по трассе, видел, наверное, слева на пригорке стоит километрах в десяти от города?

– Угу…Видел. – Почему-то не стал рассказывать Коле, что и заезжал.

– Да…Так что толком информации нет, одни суды-пересуды. Я их мало слушаю, нужды нет. Да если б не строительство, и не знал бы о этой бабке… Ну да ладно, сейчас пообедаем, завезу тебя в гостиницу, отдохнёшь пару часиков, потом доставлю тебя к ней в гости.

– А сам не пойдешь? – удивлённо приподнял брови Дмитрий.

– Не-е-е, она ж тебя одного приглашала. Хорошо, хоть так. Может и уговоришь её уступить нам.

– Ну хорошо, Коль. Ты тогда не беспокойся, я на своей поеду, дорогу помню. Как что решим, позвоню тебе.

– Точно? Не заблудишься, город-то незнакомый..

– Да негде у вас тут заблудиться, а память у меня хорошая, не волнуйся…


Спустя несколько часов, когда солнышко уже подбиралось к западу, Дмитрий подъехал к знакомому двору. Выходя из машины, краем глаза заметил, что баб Нюра поджидает у калитки. Приодетая, нарядная. Будто важное что происходит. Подошёл, поздоровался.

– Добрый вечер!

– Добрый, добрый! Проходи, жду тебя. – Пропустила его вперед, показывая рукой, куда идти, – пойдем на веранду, там удобно будет. Сюда, сюда, ага…Присаживайся, будь как дома, – хлопоча возле него, с улыбкой добавила, – но не забывай, что в гостях!

Сели за уютный круглый столик. На нём стоял заварочный чайник, кружки, печенье в вазочке. Баб Нюра зашла в дверь, ведущую в кухню, вернулась с еще булькающим электрическим чайником.

– Оно ж за чайком приятней беседовать, как думаешь?

– Бесспорно. – Дмитрий поёрзал на плетённом кресле, устроился поудобней. Раздумывал, с чего начать разговор. Решил, всё-таки закончить начатый днём.

– Мы с вами до конца так и не познакомились…

Баб Нюра, усаживаясь напротив, весело заметила:

– Да, помню, имя– отчество спрашивал… Да давай на «баб Нюре» и остановимся; мне, признаться всё равно, а ты уж слегка попривык к этому имени. Ты со своим партёром-то наверняка обсуждали, что, мол, есть такая несговорчивая, с причудами бабка Нюра, а?

Дмитрий молча улыбался. Складывалось впечатление, что его собеседнице ответы не особо нужны. Несмотря на некоторый разброд в голове, внутри было по-особенному легко. Хотя он и явился сюда для решения деловых споров, цель встречи как-то удалялась, теряла свою важность и необходимость. Даже подумалось, что спокойно отнесётся к проигрышу, и уйдет, как и Николай, ни с чем. Удивился своим мыслям, – ведь всегда добивался своего.

– Хорошо. Баб Нюра, так баб Нюра. – Дмитрий сделал паузу, поблагодарил кивком за чай, продолжил:

– Вы, наверняка уже в курсе, что за дело у нас к Вам. С Николаем встречались, он обрисовывал ситуацию. Я, с вашего позволения ещё раз всё озвучу, – баб Нюра кивнула, – мол, давай. Уставила на него добродушные глаза, и внимательно слушала.

– Есть план строительства коттеджного посёлка, он будет построен возле рощи, у реки. Не вдаваясь в подробности, скажу, что план немного подкорректировали, в результате чего получается, что дорога к этому посёлку сдвинулась. Во-о-т. Теперь, если строить с учётом корректировки, нам нужно примерно полгектара земли дополнительно. Эти полгектара находятся в вашей коллективной собственности. Николай уже общался почти со всеми собственниками о вопросе продажи, – все согласны, так сказать, «только после Вас». Поэтому я здесь с предложением…

– Ага, – усмехнулась баб Нюр, подпирая рукою подбородок, – руки и сердца!

– Я, в принципе, уже женат, – поддержал шутку Дмитрий, и оба негромко засмеялись.

Официального и предметного разговора как-то не получалось. Всё больше походило на дружескую встречу с элементами веселья. Баб Нюра помешивая сахар в кружке с чаем, сделала посерьезневшее лицо.

– Ладно, я поняла, чего ты хочешь. Давай я поговорю, а ты послушаешь. Если чего не пойму, ты меня поправь. Значит так. Дорога, это, конечно, дело хорошее. Всем надо. Но смотри, – часть неё будет проходить внизу, у холма, где стоит церковь. – Баб Нюра на минуту замолчала, внутри себя подбирая нужные слова, – Церковь построена там не случайно. Да… Хотя вообще ничего случайного нет, взять хотя бы нашу встречу…Ну об этом позже. Так вот. Всегда при строительстве церквей выбирается место, говоря современным языком, с определённой энергетикой, средой. Здесь так и есть. Но ещё – внизу, у подножия холма пробиваются маленькие подземные родники. Пока их не видно совсем, маленькие очень. Они несут чистейшую воду из недр земных, со временем они окрепнут, будут бить в полную силу. Для многих людей та вода лекарством станет. Представь на секундочку, какое место благодатное – наверху звон колокольный из церкви, внизу вода чистейшая, оздоровительная. Будет и у нас своё место для святости. Про это я давно знала, потому и землю так оформили и сохранили. А если там дорогу построить, то, сам понимаешь, ни о каких подземных источниках речи идти не будет.

Дмитрий слушал озадачено. Становилась понятной несговорчивость баб Нюры.

– Ну вот и скажи мне, Дима, можно ли там затевать строительство? Наверняка есть другой путь для этой дороги. Так ведь?

– Если так, то конечно, вести надо в обход, – согласился он.

– Так, так. Стара я врать. Живу не для того.

Дмитрий задал логический вопрос:

– А Коле Вы про источники рассказывали?

Баб Нюра махнула рукой, возбуждённо ответила:

– Да говорила! Он на меня как на полоумную посмотрел, говорит, – «я с детства все места здесь знаю, отродясь нигде не видел никаких родников!». Ну да, еле видны эти родники, но есть они…… Не слышит он меня…..У него вся жизнь – бумажки!

– В смысле? – не понял Дмитрий.

– Да в прямом…..– и, успокоившись, с какой-то глубокой грустью продолжала, – смотрю на человека, понимаю, что он искра Божья, светиться должен, жить на широкую душу, идти по миру, впитывать его, наслаждаться им. Сколько всего даёт Господь! не счесть! А тут смотрю, и не понимаю, как он так умудрился все дары отбросить, оставить себе одну м-а-а-ленькую способность к счёту да к подсчёту. Так и Коля твой, как и многие, – вся жизнь в пересчёте бумаги. Ну денег, денег, – пояснила. – Потому он меня и не слышал, что я для него – статья расходов. Дорогу если в обход вести, это же надо больше средств, так ведь?

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации