149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 10 ноября 2013, 00:38


Автор книги: Наталья Бульба


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц)

Наталья Бульба

Ловушка для темного эльфа

Глава 1

Лера

Этот год в моей жизни был довольно тяжелым.

Сначала меня бросил любимый мужчина, с которым нас много лет связывали близкие отношения. Они, конечно, не сулили уже ничего нового, но были удобны, как растоптанные тапки, знакомы до каждого слова, малейшей интонации, полужеста и радовали мнимой стабильностью.

Моя соперница, молоденькая длинноногая блондинка, обладающая к тому же гипертрофированным чувством собственной значимости, всерьез поколебала мою уверенность в себе.

Вскоре начались проблемы с сыном. Впрочем, трудности возникли не у сына, а у меня. Потому что он вырос, а я продолжала делать вид, что ему ну никак не обойтись без моей заботы, от которой он категорически отмахивался, настаивая на своем праве быть самостоятельным. Попытки уговорить себя, что все матери рано или поздно через это проходят, результата не приносили, а сил относиться к этому спокойно не хватало.

А затем, как и следовало ожидать, началось что-то непонятное на работе. Вроде бы ничего особенного, но… Идти туда не хочется. И с работы домой тоже не тянет.

Так что, несмотря на то что на дворе зима и температура за окном вызывает желание закутаться потеплее и с кружкой чего-нибудь горячего занять место на любимом диване, я иду в парк. И гуляю там до тех пор, пока окончательно не скрючит пальцы и ступни не примерзнут к стелькам сапог.

Вот и сегодня, как только народ потянулся к выходу из офиса, я, натянув шубку, тоже вышла на улицу.

Будем считать, мне повезло. Столбик термометра поднялся до отметки, не угрожающей мне в ближайший час превратиться в сосульку. Это значило, что, пока я доберусь до дома, как раз останется время лишь на то, чтобы, забросив что-нибудь в желудок, принять душ. А потом сразу завалиться спать, сделав вид, будто тебя не интересует, во сколько вернется домой твой взрослый ребенок.

Я дождалась, пока на светофоре загорится зеленый, перешла дорогу вместе со спешащими куда-то, в отличие от меня, людьми. И направилась по тротуару вдоль ограды, которая отделяла укутанный снегом парк от кишащей машинами улицы.

Что заставило меня поднять глаза?.. Наверное, это был коварный план судьбы, чтобы сделать мою безрадостную жизнь еще мрачнее. Или та самая случайность, которая способна перевернуть все с ног на голову.

Он шел мне навстречу, о чем-то тихо разговаривая со своим спутником. И казалось, что весь этот мир существовал лишь для них.

С первого взгляда на него я поняла, что моя женская сущность, которая, как я думала, благополучно скончалась, оказывается, не только живет, но и здравствует. Только спрятавшись где-то глубоко, где я не могла ее задеть своим придирчивым взглядом.

Это был… Как ни смешно звучит, это был мужчина. В отличие от смазливых представителей сильной половины, которыми пестрят телеэкраны, он был по-мужски красив. И от него даже на расстоянии веяло силой, уверенностью, надежностью и… абсолютной самодостаточностью.

Высокий, даже по сравнению со вторым, который шел рядом и тоже был немаленького роста. Атлетически сложенная фигура. Стремительные и грациозные движения делали его похожим на хищника, уже выследившего добычу и теперь уверенной тенью скользящего за ней.

Он ступал так мягко, что практически не оставлял следов на недавно выпавшем снегу, не издавая ни единого звука.

Обращали на себя внимание гладко зачесанные назад, собранные в хвост длинные волосы и странная татуировка на правом виске, которая, пересекая бровь, спускалась на скулу и была похожа на раскрывшую капюшон кобру.

При взгляде на него комплекс, заставивший меня поставить жирный крест на своей личной жизни, раздулся как воздушный шарик. А уровень самооценки резко понизился.

Нет, я, конечно, старалась убедить себя, что для своего возраста выгляжу вполне ничего. Я даже делала по утрам зарядку, чтобы сохранить остатки своей фигуры, утруждала себя ежедневным макияжем. Надеялась, что какой-нибудь индюк с пивным животиком и абсолютной уверенностью в своей неотразимости сделает меня счастливой.

Но теперь, глядя на это явление, которое с безоговорочностью танка продвигалось в противоположную мне сторону, я понимала, насколько напрасными были мои надежды.

Возраст, в котором можно было мечтать о принце на белом коне, остался давно позади.

Да и для того чтобы его встретить, надо самой быть… минимум принцессой.

Опешив, я не заметила, как мужчины поравнялись со мной, и незнакомец, заставивший мое сердце сладко замереть, ненароком задел меня плечом. От этого случайного движения я отлетела, едва не вписавшись в решетчатую ограду.

Он же, почувствовав препятствие на своем пути, резко остановился, окинул меня взглядом, от которого хотелось зарыться в ближайший сугроб, и замер. Не сводя с меня твердого, даже несколько жесткого взгляда темно-серых, почти черных глаз.

Сколько это длилось, я не знаю – мне показалось, что вечность. И в этой вечности у меня не было жизни, настолько было пронзительно и страшно.

Спас меня от наваждения второй. Он что-то произнес, отвлекая своего спутника от моей скромной особы. Незнакомец вздрогнул, на его лице отразилась гримаса, словно что-то вызвало в нем отвращение, и… пошел прочь.

Оставив мою душу растерзанной на куски.

Не помню, как добралась до дома. По дороге я ненадолго приходила в себя и опять проваливалась в воспоминания, которые одновременно пугали и манили, создавая вокруг меня странную иллюзию.

Ночь была тяжелой.

Он, как несбыточная мечта, проходил мимо меня, и от его взгляда, который так и стоял перед моими глазами, тело начинало трясти в лихорадочном ознобе. Весь следующий день я провела в состоянии, похожем на сон, дав своему директору, и без того готовому придраться к чему-нибудь, кучу поводов для нудных нотаций.

Мысль о том, что я снова могу встретить его, вызывала во мне животный ужас. Но ноги сами принесли меня на то же место, где, как того и следовало ожидать, никого не было.

Как я ни желала еще раз увидеть его, я была рада, что этого не случилось: слишком сильны были эмоции, слишком несбыточной мечта. Я, успокоившись, вошла в ворота парка и побрела по засыпанным белым снегом тропинкам, чувствуя, как замедляется ритм взбудораженного сердца. Как тает в сумраке наваждение и легче становится на душе.

Мои мысли витали где-то, не цепляясь ни за облепившие меня проблемы, ни за незамысловатые надежды.

Я не заметила, как вдоль аллей зажглись фонари и количество любителей прогулок на морозе сократилось до одной меня, как воцарилась вокруг тяжелая, напряженная тишина. Очнулась я, лишь когда мой нос уперся во что-то мягкое.

Вздрогнув от неожиданности, я быстро подняла глаза, чтобы тут же отступить на шаг назад, наткнувшись на жесткий взгляд темно-серых, слегка раскосых глаз.

– Я должен тебя убить.

Впечатляющая причина для знакомства.

Но то, что последовало за этим, заставило меня не столько испытать страх за несвоевременное прекращение моей бесполезной жизни, сколько усомниться в здравости моего рассудка.

Полы волчьей шубы распахнулись, его рука скользнула к поясу, и в ней появился кинжал, на лезвии которого был изображен узор в виде переплетенных листьев винограда.

Все остальное произошло очень быстро. Но мой взгляд словно в замедленном режиме воспроизведения фиксировал все происходящее с поразительной ясностью.

Вот кончик этой игрушки приближается к моей груди. Вот меняется внешность незнакомца, словно искаженная струящимся горячим воздухом. Вот вытягиваются к вискам глаза, острее становится подбородок, на удлинившемся лице… появляются, раздвигая гладкие пряди волос, острые уши… кожа становится почти бронзовой. Тело приобретает гибкость.

Ужас происходящего еще не успел достигнуть моего ума, когда в области сердца, куда устремилось лезвие клинка, вспыхнуло сияние, словно заиграл на солнце мыльный пузырь.

Потом сияние охватило все тело, а в моей руке, которой я машинально попыталась отгородиться от летящей мне навстречу смерти, холодным блеском в свете электрических фонарей отразился длинный меч с довольно тяжелой рукоятью. От неожиданности меня ощутимо повело в сторону.

Раздался лязг металла, больно ударивший по ушам. А в его глазах вспыхнула не ярость, которую можно было ожидать, а удивление.

Он попытался что-то сказать, но мое тело, совершенно не контролируемое сознанием, сделало шаг вперед, отталкивая от себя ставшего для меня опасным человека.

Человека?!

От моего толчка он отступил назад, замер, рассматривая меня, словно впервые увидел. На его губах мелькнула улыбка, больше похожая на оскал. Он слегка наклонил голову. И в этом едва заметном движении было столько изящества, что мое сердце, несмотря на всю нестандартность ситуации, сладко заныло.

Но это длилось совсем недолго: жаркое марево, искажающее его внешность, пропало, и я вновь увидела перед собой гладко зачесанные волосы и татуировку на виске.

А его голос довольно игриво пообещал:

– Мы с тобой еще встретимся. – И, на мгновение задумавшись, добавил: – Скоро.

И исчез, оставив после себя ощущение нереальности произошедшего и меч, который медленно исчезал из моей руки.

Я огляделась по сторонам, пытаясь избавиться от ощущения фантастического сна. И мне это почти удалось: вокруг все так же стояли деревья, запорошенные снегом, фонари освещали уходящие вдаль аллеи, прикрытые словно пуховым одеялом.

И лишь цепочка моих следов нарушала эту чарующую картину. Да небольшая вытоптанная площадка у березы, рядом с которой он, по-видимому, и ждал меня, напоминала о его присутствии.

Значит… это правда.

Я опустилась на колени, прижала замерзшие руки к своему горящему лицу и заплакала. То ли от радости, что осталась жива, то ли… То ли от понимания того, что не у всех сказок бывает счастливый конец.

Олейор Д’Тар

Пролетев мимо быстро расступившейся охраны и толкнув дверь, не дожидаясь, когда это сделает кто-нибудь из воинов, я ворвался в покои отца.

Он невозмутимо поднял голову от лежащей на высокой подставке книги. Будто в порядке вещей было то, что я заглянул к нему на огонек в то время, когда никому не позволялось его тревожить, даже в том случае, если бы на наши границы напали полчища степных орков.

Оценил мой наряд, сделав вид, что его нисколько не смущает, что я не переоделся в приличествующую наследному принцу одежду, продолжая щеголять в костюме не то что другой расы, а даже другого мира.

И совершенно не обратил внимания на иллюзию, которая все еще прикрывала мою внешность.

– Ты раскрыл очередной заговор?

Я резко затормозил, не дойдя до него всего нескольких шагов. Тон, которым он произнес эту безобидную фразу, не предвещал ничего хорошего. Похоже, правитель Элильяр сегодня встал не с той ноги.

– Нет. – Я торопливо снял морок и встряхнул гривой волос.

Задумчивая складка пролегла на его лбу, а взгляд еще раз внимательно прошелся по мне.

– Тебя пытались убить? – с легкой насмешкой в голосе уточнил он.

Не знаю, как бы он отреагировал, если бы меня действительно пытались убить, но, раз я стоял перед ним живой, это был не тот вопрос, по которому я мог его беспокоить.

И я отрицательно покачал головой.

– Ты забыл обновить заклинание, и теперь твоя очередная подружка ждет от тебя ребенка?

Да… Что-что, а уж издеваться тонко и изящно в моей семейке умеют все.

Пришлось усмехнуться и вновь повторить отрицательный жест.

– Тогда, – его голос переходил в рычание, – может быть, ты сможешь объяснить мне, что ты делаешь здесь в такое время. – И для полноты ощущений хлопнул половинками книги, закрывая ее.

Я тоже тебя обожаю, папочка. Нашел кого напугать демонстрацией своего монаршего гнева.

Но тем не менее стоило соблюсти правила игры, и я, спрятав норовившую появиться на лице улыбку, спокойно заметил:

– Я нашел на Земле еще одну магичку.

Да, от такого взгляда Большой Совет в полном составе готовился передавать свои земли, богатство и титулы ближайшим родственникам. Потому что тому, на кого он был направлен, ничего хорошего ждать не приходилось.

Но только не мне. Первое, чему я научился в своей сознательной жизни, – смотреть именно так.

Но было ясно, что отца я довел. Тем, что пришел к нему с этой ерундой: такого я не позволял себе еще в том счастливом возрасте, когда за мной ходила куча нянек, а я носил на поясе деревянный меч.

Убить, конечно, не убьет, но возможности поиздеваться не упустит.

– И ты ворвался ко мне, чтобы сообщить эту знаменательную новость? Вместо того чтобы просто пойти и убить ее. – Пауза первая. И снова особенный взгляд, оценивающий уровень моего развития. – Или она была столь хороша, что ты решил прежде с ней развлечься? – Ничего нового, все в том же духе. Осталось коснуться моего возраста, и… можно переходить к серьезному разговору, ради которого, впрочем, я и пришел. – Но ты достаточно взрослый, чтобы не спрашивать разрешения у отца, прежде чем провести ночь в объятиях человеческой женщины.

Пока он выделывался, я в такт ритму его слов кивал головой, показывая, что полностью согласен с каждым из них.

А что мне еще делать, если у моего отца увлечение такое: показывать нам, как мы его достали.

Самое главное – не пропустить тот момент, когда можно переходить к решению вопросов. А не то… повторится все то же самое, но без родительских чувств. И станет совсем не смешно.

Похоже, пора.

– Я не смог ее убить.

В его взгляде проявилась заинтересованность. Да, папочка, тут даже твоего чутья не надо, чтобы понять, что намечается что-то интересненькое.

Он жестом предложил мне присесть, но сам так и остался стоять, постукивая длинными, ухоженными ногтями по кожаной обложке фолианта.

Его тело заметно расслабилось, взгляд слегка поплыл, выдавая быструю работу мысли, – он уже анализировал те крохи информации, которые я смог ему дать.

– Говори.

Я слегка наклонил голову, устремившись внутренним взором на ту дорогу, где я совершенно случайно столкнулся с той женщиной, еще не подозревая, к каким невероятным открытиям приведет меня это на первый взгляд тривиальное происшествие.

– В ней не ощущалось магии, пока я не задел ее своей аурой, – сказал я, уже зная все, что он может мне на это ответить.

– Так бывает. При слабых способностях или…

– Нет. – Я весьма невежливо перебил его, но слушать элементарные вещи мне не хотелось. Мы оба достаточно разбирались в этих вопросах. – Ее способности, которые мне удалось определить позже, весьма впечатляют. Тем более что, похоже, она даже не универсал. – Вот это выражение его лица мне нравится больше: начал проявлять интерес. А мне-то как интересно. Смотришь, и план мой одобрит. Сохранив мои нервы, которые мне еще ой как пригодятся. – В ней чувствуется равновесие, а таких я уже несколько сотен лет не встречал. И… она уже находилась на грани инициации. До нашей встречи.

– Ты уверен? – Он даже вышел из-за подставки для книг.

Еще бы не удивиться. Маг перед полным раскрытием потенциала фонит так, что только не имеющий никаких способностей может этого не почувствовать, а здесь случай действительно странный. Но то ли еще будет.

– Да, как уверен и в другом. Столкновение со мной фактически провело ее через грань.

– То есть… – В его голосе опять начал слышаться рык, и я его очень понимал. – Ты оставил в живых необученного мага с проявленным потенциалом?

Что я мог ему ответить? Только кивнул, подтверждая, что он, как всегда, прав.

– А еще у этой человеческой женщины есть сын, и он примерно на том же уровне.

И я наконец-то позволил себе весьма многозначительно улыбнуться, обещая этой улыбкой еще и другие сюрпризы.

Но он сломал мне всю игру. Крикнув слугу, приказал принести вино и фрукты. И пока тот накрывал на небольшой столик, все, что нам оставалось, – лишь переглядываться, выражая во взглядах наши чувства.

Я понимал, что предстоящие события вряд ли добавят спокойствия в нашу и без того веселую жизнь: слишком напряженными в последнее время стали наши взаимоотношения как со светлыми, так и с оборотнями. Словно кто-то, преследуя одному ему известные цели, сталкивал наши расы. Пока еще несерьезно, но и тех мелочей, что сменяли одна другую, вполне хватало, чтобы держать нас в постоянной готовности к очередной войне. Либо с теми. Либо… с другими.

Он же пытался угадать, что я еще ему не сказал.

Ну наконец-то. Слуга, которого я помню еще с детства, вышел, плотно закрыв за собой дверь.

Я взял со стола бокал, наполненный солнечным напитком, вдохнул его мягкий аромат. У отца в запасах плохого не водится. Надо будет в самое ближайшее время устроить небольшой набег на его подвалы. Смотришь, и удастся сохранить душевное равновесие.

Как вспомню, с кем придется иметь дело… И это мне… рядом с которым всегда были только самые прекрасные представительницы женского пола.

– Может, ты прекратишь мечтать?

Ну-ну… Если бы ты видел это чудо. Боюсь, я и в самом страшном сне не мог себе представить, что сам, добровольно…

Ладно, хватит об этом. А то мой разлюбезный папаша точно меня сейчас на тонкие ленты разорвет.

– Я не смог ее убить, потому что… – Я позволил себе короткую паузу перед нанесением смертельного удара. – На ней стоит защита. – Удивленный взлет брови на лице отца послужил самым лучшим подарком моему самолюбию. – Защита рода. Мой кинжал не смог пробить ее. – Ну не буду я напоминать ему, что на моем оружии заклинание уровня архимага и оно не смогло пробить вставшие перед ним щиты.

– На щитах было клеймо? – Его голос понизился до шепота. Не зря мой отец правил темными эльфами уже второе тысячелетие. Умеет он создать о себе неправильное впечатление, оставаясь при этом хитрым и опасным.

– Да. И я его узнал. – И еще одна совсем крошечная пауза. Словно только для того, чтобы перевести дыхание. Под дернувшейся в нетерпении губой показался длинный клык. – На ней символ двух спящих драконов – символ Равновесия. Клеймо исчезнувшего сто лет назад великого мага Равновесия.

– И…

– И у мальчишки тоже.

Сколько бы я отдал, чтобы узнать все те комбинации, что выстраиваются в его голове. Те планы, в которых предстоит участвовать этой человеческой женщине, какими-то пока еще не ведомыми мне путями оказавшейся связанной с таким странным представителем людского рода, как пропавший около ста лет тому назад Там’Арин.

Может, не стоит пока говорить отцу про то, что она смогла вытянуть из пространственного кармана родовой меч, чтобы он сам не кинулся эту барышню защищать. Уж больно заманчивые перспективы вырисовываются с этим почти мифическим существом.

– Твои предложения?

Вот это уже другой разговор. Как раз сейчас и узнаю, насколько одинаково мы понимаем ситуацию.

– Раз ее нельзя убить, буду учить.

По одному пункту сошлись. Это радует. Значит, в оценке происходящего я ничего не упустил.

– Ты сам?

Прежде чем ответить, еще раз оценил, сколько проблем я на себя взвалю и есть ли другой выход. Похоже, нет.

И я медленно, все еще пытаясь найти для себя лазейку, склоняю голову. Если бы дело было лишь в том, чтобы научить ее использовать свои силы, я смог бы подобрать ей учителей, хотя бы даже из наших. Впрочем, только наши маги и пошли бы на такую авантюру – инициация и обучение в ее возрасте приводили обычно к весьма печальным последствиям: жители техногенных миров воспринимали магию как сказку. Но и, сталкиваясь с ней лично, с трудом принимали то, что она действительно существует. Поэтому уже с давних пор их предпочитали уничтожать, а не обучать.

Но… ее надо было к себе приручить. Чтобы в случае чего…

Красивый получается ход: заиметь под свое крыло парочку магов Равновесия и благодарного главу рода, если, не дай демоны, он опять появится в нашем мире.

– А что с ее ребенком?

Никто и не спорит, что два ученика для меня много.

– Вот за этим я и пришел. Нужен наставник и мастер клинка.

– Хорошо. К утру я решу, кто пойдет с тобой, и на всякий случай подберу для них телохранителей.

Ну, кажется, все решили, можно пойти и хотя бы немного передохнуть. Следующие несколько месяцев, пока она не научится контролировать себя, будут для меня не самыми легкими.

Я уже успел подойти к двери, когда отец с легкой иронией в голосе уточнил:

– Она хоть ничего?

Мне не оставалось ничего другого, как закатить глаза к небу. Не знаю, во что она превратится, когда магия начнет ее менять.

Но пока…

Глава 2

Лера

Я приползла домой с четким осознанием того, что мир, в котором я жила, полностью разрушен. И в нем больше нет ничего, что могло бы послужить мне опорой.

Друзей, к которым можно было бы обратиться за помощью и которые при этом не покрутят пальцем у виска, у меня не оказалось. Да и просто друзей тоже. Все отношения, которые меня с кем-то связывали, можно было лишь с большой натяжкой назвать приятельскими.

Трудно сказать, как так получилось. Но… Мужчина, который меня бросил, был для меня всем. Он ушел и забрал это все с собой, за исключением сына.

А его впутывать в эту историю я не хотела.

Так что с трудом натянув на лицо лживую улыбку и собрав волю в кулак, я сделала все, что надлежит делать приходящей вечером с работы матери. И впервые обрадовалась закрытой двери в комнату Сашки.

Надеюсь, он не заметит той беспросветной тьмы, что свернулась клубком в глубине моих глаз.

Наконец все вокруг меня начало затихать, погружаясь в ночную мглу. Где-то вдалеке одинокими сигналами еще отзывались проезжающие по дороге автомобили. Где-то еще слышался назойливый ритм популярной мелодии. Но день уходил, оставив после себя тишину и покой.

Только не для меня.

Стрелка часов наматывала круги, уже давно зашкалив за полночь, а я все продолжала стоять у замерзшего окна.

Я думала… Пытаясь понять, почувствовать, принять то, что произошло. И… не могла. Ежесекундно ловя себя на желании завыть, вцепившись пальцами в волосы. Захлебнуться криком, выплескивая поселившийся в душе страх.

Утро подступило незаметно, вынырнув ярким лучом морозного солнца из-за стены соседнего дома. А я все не могла избавиться от наваждения. Плотно сжатые губы, четко очерченные брови и пронизывающие мертвенным холодом глаза, которые, заставляя сердце сжиматься, смотрели на меня через темное окно.

Что делать? И ответ пришел сам.

Продолжать жить. Насколько это возможно. И… сколько отпущено.

И лишь после этого, хоть и с трудом, я вдохнула полной грудью, решив сражаться, пока хватит сил.

Следующий день, как ни странно, прошел мирно и спокойно. Дорога на работу, борьба за место в общественном транспорте. Все было так знакомо и настолько мало напоминало вчерашние события, что я практически забыла о происшествии.

На работе… Начальство оказалось в настроении. Компьютер ни разу не завис. Нужные люди по непонятной закономерности без лишних проволочек решали важные для меня вопросы. Все происходило так, словно кто-то пытался компенсировать мои тревоги.

Так что к обеду я могла уже едва заметно улыбаться, отвечая на вопросы сослуживцев, и не вздрагивать от каждого направленного в мою сторону взгляда.

Но страх был рядом. Он никуда не уходил. Лишь затаился в самом темном уголке моей души. Но чем ближе стрелка подходила к шести, тем сильнее давал о себе знать. Биением сердца, которое отдавалось в висках. Неконтролируемой дрожью, стоило кому-нибудь громко заговорить за моей спиной. Надеждой еще раз увидеть эти глаза. И… пониманием того, что моя очередная встреча с этим очаровательным чудовищем может закончиться весьма плачевно. Но в любом случае рано или поздно она должна была состояться. И не только потому, что он обещал, а я склонна была ему верить. Все было намного сложнее и одновременно проще: только он мог объяснить мне суть происходящего. Поэтому, несмотря на то что ощущение страха становилось все мучительнее и сладостнее, заставляя чувствовать себя живой и… продолжая сводить с ума, я в очередной раз взяла себя в руки и, закрывая дверь офиса, не рассчитывала на поблажки судьбы, готовая ко всему, что она еще собиралась мне подкинуть.

Делая шаг в сторону автобусной остановки, кинула быстрый взгляд на ограду парка. Не знаю, чего я ожидала: увидеть знакомое лицо, резкого окрика или разверзшейся пропасти под ногами, но, не заметив знакомую фигуру, ощутила легкое недовольство. Хотя еще вчера сожалела об обратном. Мучиться ожиданием было нелегко.

Первые несколько шагов дались мне с огромным трудом. Но стоило мне оказаться среди таких же, как я, спешащих домой людей, как ритм движения захватил меня и мое напряжение смыло словно волной.

Я свернула за угол, когда меня довольно бесцеремонно взяли под руку. Я машинально сделала сразу три вещи: крепче прижала к себе сумку, которая висела на правом плече, дернулась, пытаясь освободиться от неожиданного захвата, и… подняла глаза. В слабой надежде увидеть кого-нибудь из своих знакомых.

Не подумав, что и его уже можно отнести к этому кругу. И это был действительно он. Мой прекрасный карающий ангел.

Сегодня на нем была короткая черная куртка с наполовину расстегнутым замком. Ярким пятном на черной, плотно обтягивающей его рельефную фигуру водолазке выделялся кулон темного, будто припорошенного пеплом, серебра в виде такой же, как на татуировке, змеи. Темные волосы на непокрытой голове искрились крупинками изморози. Гладкая кожа, словно никогда не знавшая бритвы, настойчиво требовала, чтобы к ней с нежностью прикоснулись.

И взгляд, в котором к вчерашней жесткости добавилось нетерпение.

– Я…

Он покачал головой, позволив себе насмешливо улыбнуться:

– Не стоит. Нас все равно никто не услышит.

Не знаю почему, но я вновь ему поверила, не сделав даже попытки позвать на помощь. Так и стояла, пытаясь в пустоте его взгляда, в изгибе бровей и едва заметном движении губ увидеть будущее, которое он мне приготовил.

Молчание становилось все тревожнее, но, похоже, не для него. Потому что с каждым мгновением все ярче проявлялось удовлетворение на его лице.

И все тверже сжималась ладонь, удерживая мою руку, которую я не оставляла попыток высвободить.

Первой не выдержала я:

– Что тебе от меня надо?

И вновь в его улыбке мне почудились едва заметные клыки. Что заставило меня невольно вздрогнуть.

– Пока только поговорить.

– Так мало по сравнению с тем, чего ты хотел вчера.

Моя слабая попытка огрызнуться вызвала у него приступ смеха. Яркого, звенящего, заразительного. От которого по спине побежали мурашки.

Его веселье прекратилось внезапно. В глубине зрачков вспыхнул и мгновенно погас огонь.

– Тем не менее я всегда получаю то, чего хочу.

Серьезное заявление, на которое стоило обратить внимание.

И он, схватив меня за другую руку, потащил в сторону злополучного парка. Уводя все дальше от людей, которые хоть и не могли оказать помощь, но своим присутствием помогали ощущать реальность окружающего мира.

Я едва успевала за его широким шагом, изо всех сил пытаясь сохранить остатки уверенности, которая слабела по мере того как мы все дальше уходили в глубь аллеи, где, как казалось, глядя на девственно чистый снег, с начала этой зимы не ступала нога человека.

Он остановился внезапно, не утруждая себя тем, чтобы придержать меня, и я по инерции полетела в снег. Недовольно посмотрев, как я отряхиваю шубу, отошел к припорошенной скамейке. Проведя над ней рукой, сел на оттаявшее сиденье.

Если он рассчитывал, что я отблагодарю его за те несколько секунд отсрочки, в течение которых мне удалось если и не вернуть душевное равновесие, то хотя бы не выказывать паники, зря. В моей душе уже появился гнев. Я хоть и не самая яркая представительница женской половины человечества, но это отнюдь не повод позволять так с собой обращаться.

Если бы только…

Очередной его взгляд, в котором не отражалось ни одной эмоции, я встретила насколько могла достойно.

– Можешь называть меня Олейор.

Эх, если бы еще не этот голос. Слушая который, начинаешь осознавать, как глупо было с его стороны кидаться на меня с кинжалом. Мог просто приказать этим своим особенным тембром, в котором одновременно слышится и журчание воды, и стук перекатываемых ею камней. И я бы, ни на секунду не задумываясь, сама устремилась навстречу лезвию. А если бы еще в его глазах мелькнула хоть капелька тепла…

Я четко осознавала, насколько велика надо мной его власть, которой, к счастью для меня, он не торопился воспользоваться. Не знаю почему, но понимание этой зависимости заставило меня отрезветь, добавив еще пару капель ехидства в наш диалог.

– Мне тоже надо представляться?

Надеюсь, это будет действенным методом защиты, которая поможет сохранить мой рассудок в некотором здравии, несмотря на все те чувства, которые я испытывала из-за этого мужского совершенства.

– Мне известно твое имя, Валерия.

– Не стоит так напрягаться. Называй просто Лера.

И вновь этот едва заметный наклон головы. И его губы складываются в снисходительную улыбку. А в глазах, как тонкая пленка льда, вновь появляется холод. Вытягивая наружу все те чувства, которые я пыталась спрятать как можно дальше.

– Что тебе от меня нужно, Олейор? – Не знаю точно, но мне показалось, что мой голос прозвучал достаточно твердо.

Но… не ему.

– Я пришел предложить тебе сделку.

И улыбнулся. Да так, что я едва не забыла, как меня зовут. Остатки крови отхлынули от моего лица, и я покачнулась.

Я еще не успела опустить ресницы, чтобы не видеть его, а он уже стоял рядом. Его пальцы грубо приподняли мой подбородок, принуждая смотреть в глаза, в которых расстилалась снежная пустыня.

– У меня есть выбор. Убить тебя или… стать твоим учителем. – Он говорил медленно, сдерживая рвущееся из груди шипение. Заставляя меня ощущать себя даже не пылью под его ногами, а чем-то неизмеримо меньшим, что посмело стать препятствием на его пути и не имело ни одного шанса на пощаду. – Я выбрал второе. Потому что ты… мне… нужна. И поэтому ты будешь жить!

Чем грубее он был, тем легче становилось мне найти силы, чтобы сопротивляться ему. И, несмотря на всю униженность моего положения, я ответила ему довольно резко:

– Если мне не изменяет память, стать моим учителем тебе не удалось.

Я понимала, что нарываюсь. И нарвалась.

Он еще выше поднял руку, заставляя меня приподняться на цыпочки и замереть. Я боялась даже дышать, когда холодный металл коснулся моей кожи на шее.

Его лицо было абсолютно бесстрастным. Исчез так мучающий меня холод. В нем не было высокомерия. В нем не было ярости. В нем не было ничего, кроме уверенности в том, что он может сделать со мной все что захочет.

И я сдалась. Надеясь, что не навсегда.

Лезвие исчезло едва ли не сразу, как только я начала опускать ресницы, признавая свое поражение. И он, отпустив мой подбородок и кинув на меня еще один пронзительный взгляд, вернулся на скамейку.

– Я хочу, чтобы ты поняла сразу. И не заставляла меня больше повторять.

Дождавшись, когда я кивну, так и не добавив в свой голос эмоций, продолжил:

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации