151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 января 2018, 11:20


Автор книги: Наталья Мазуркевич


Жанр: Юмористическое фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Наталья Витальевна Мазуркевич
Эльфийский для профессионалов

© Мазуркевич Н. В., 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

Глава 1
Добро пожаловать

– Поберегись! – прокричал чей-то приближающийся голос.

Очень знакомый такой голос. Его владелец, нисколько не смущаясь всего честного и жуликоватого народа, собравшегося на площади перед ратушей, затормозил в каком-то сантиметре от Аники. Девушка закономерно вскрикнула и едва не огрела его зонтиком, не узнав в рыжем нахале нашего общего знакомого.

– Девочки, в темпе. – Маркус попытался было приобнять оборотницу, но, завидев выступившие клыки, руки убрал. – Если меня увидит Горт…

И как бы в насмешку над его словами со стороны ратуши раздался гномий бас. Его почти глушили крики с ярмарки, но все же Анике удалось различить нечто, от чего ее глаза удивленно раскрылись.

– Марк, ты серьезно? – шепотом осведомилась она, останавливаясь как вкопанная и требовательно глядя на парня. – И чем тебе не угодила расцветка бороды господина Горта? Неприятностей захотел?

– Так на спор, – виновато косясь в мою сторону, признался парень и, высунувшись из-за плеча девушки, взглянул на двери ратуши.

– Во что ты влез? – устало вздохнула я, понимая, что отправиться без приключений не удастся. И вот как такого везучего раздолбая Дель-Аруан взял к себе на службу? Или Маркус работает на будущее? Кто в таком неудачнике, собирающем всевозможные неприятности, заподозрит агента?

Как бы то ни было, но решать что-либо требовалось уже сейчас. Гномы шутить не станут. И если Маркусу удалось их раз провести, второго шанса они ему не дадут. Так что заказан путь для рыжего прохвоста в ратушу. Центральные двери он так просто не минует.

– Ани, сколько у нас еще времени? – тихо поинтересовалась я.

Девушка бросила быстрый взгляд на центральные городские часы и ответила:

– Десять минут.

– Маркус, надеюсь, разрешение на вход ты не потерял?

– Еще чего? – оскорбился в лучших чувствах юноша.

– Хорошо. В окно залезть сможешь?

– В какое окно? – Друг закономерно насторожился. – Тари, я, конечно…

– Через главный вход ты не войдешь. – Я кивнула на трех гномов, напряженно всматривавшихся в толпу и не видевших нас лишь из-за колонны, у которой мы так удачно назначили встречу. Да и Аника неплохо справлялась с прикрытием рыжих и не побрившихся. – Черный, полагаю, также перекрыт. А у нас осталось не так много времени, чтобы ждать, пока гномы отведут душу, и тащить тебя к целителю. К тому же потасовка перед ратушей – не пустяковое происшествие. Стража набежит, в управление всех потащат. Тебя – как пострадавшего, нас – как свидетелей. Думаешь, эльфы простят такое пренебрежение собой обычным практикантам?

– Сомневаюсь, – вздохнул Маркус. – Но Горт не дурак, наверняка в туалете тоже кто-нибудь дежурит. Раз уж они узнали время нашего отбытия…

– Время отбытия можно в расписании на факультете глянуть, – фыркнула Аника. – Оборотни час назад ушли, боевые маги – с рассветом. За нами только гномы будут. Так что одним влезанием в окно дело не ограничится. Тебе бы еще продержаться в зале отбытия. С подбитым глазом эльфы могут и не согласиться тебя принять.

– И что делать будем?

– Тебе не понравится, – с уверенностью заявила я. – Но выбора все равно нет.


Нас с Аникой гномы пропустили без лишних разговоров. Учтиво поклонились оборотнице, мне отсалютовали молотками и разошлись в стороны. Один из них, Кай, еще и дверь придержал, зарабатывая нашу благосклонность.

В холле было многолюдно, многогномно и многоэльфно, если можно так выразиться в отношении полукровок. Практически весь наш курс успел собраться. Также присутствовали и старшекурсники с выпускниками. Последние отправлялись на стажировку, по окончании которой будет определена их дальнейшая судьба. Кого-то оставят служить в посольстве в Аори, кто-то вернется в столицу в министерство иностранных дел, а кого-то заберут торговые дома. Вероятно, и отец наймет кого-нибудь, раз уж начал рассматривать возможность выхода на эльфийский рынок.

Лавируя между группами знакомых и незнакомых, мы с Аникой достигли дверей женского туалета. Очередь была небольшой, но мы слишком торопились, чтобы не переживать. И, видя наше волнение, пожилая дама милостиво пропустила нас вперед.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, затаскивая в комнату растерявшуюся Анику.

К окну мы бросились одновременно. Время утекало сквозь пальцы, а нам еще предстояло совершить подвиг: открыть рассохшиеся створки и помочь Маркусу забраться в здание. Благо магическая защита на его проникновение не должна была сработать: разрешение на вход имелось у всех нас.

– Ну давай же, давай, – подбадривали мы упиравшуюся раму.

Видимо, в ее родне были то ли гномы, то ли тролли, ибо она упиралась всеми своими покосившимися частями и добрых слов слушать не хотела.

– Тарь, у нас не выйдет, – спустя пару минут бесплодных попыток вздохнула Аника, отступая на шаг. – Здесь без инструмента…

Ее глаза широко распахнулись от внезапно пришедшей мысли. Мои ей вторить не стали, ибо были заняты другим важным делом: выискиванием молотка среди других ценных вещей, запрещенных к ввозу в эльфийское королевство.

– Нашла, – удовлетворенно выдохнула я, извлекая из сумки инструмент.

А папа говорил – не пригодится! Еще как пригодился! Где бы мы в ратуше гвоздодер нашли? А так – и времени практически не потеряли. Разве что маячивший за окном Маркус, укутанный в цыганскую шаль, встретил нас осоловевшими глазами и обещанием никогда больше так не влипать.

– Залезай уже, – вздохнула я.

Аника, как представитель более стойкой расы, подала Маркусу руку и помогла забраться. Тот даже почти не зацепился юбкой и не уронил парик. Последний вовремя перехватила я, а юбка… будем считать, что она изначально была куда выше колена. Новый писк моды, юбка поверх брюк. Эльфы должны оценить. Главное, чтобы конкурента не решились травить. Но здесь уже как выйдет.

– Держи. – Я нахлобучила парик на голову друга. – У тебя минута на приведение себя в порядок, а после выдвигаемся. Учти, там почти вся специальность собралась.

Маркус сглотнул. Дополнительная мотивация заставила его совершить поистине подвиг. За каких-то сорок восемь секунд он привел себя в порядок: юбка вернула товарный вид, парик перестал выглядеть тряпкой, а шаль, в которую он кутался, легла таким образом, что лишь глаза остались на виду. Ну а модные в этом сезоне ботинки на толстой подошве дамы носили куда чаще эльфоведов.

– Я готова! – жеманно заявил Маркус, стреляя глазками в сторону Аники. – Девочки, чего вы копаетесь?

– Сам посмотри, – неодобрительно предложила оборотница, указывая на оконную раму. Створки наотрез отказывались сходиться и запираться. Разве что вбиваться друг в друга, но мы и так слишком спешили, чтобы проводить ремонтные работы.

– Мелкота, – покровительственно вздохнул Маркус и манерно расправил руки. Под его молчаливым укором дерево начало меняться. Запахло смолой, после – лаком, и спустя пару мгновений створки сошлись, как будто и не было в их жизни многих лет рассыхания. – Идем уже. Опаздываем.

И, счастливый, продефилировал на выход. Только вот с осанкой перестарался и едва не стукнулся лбом о дверной косяк. Пожилая дама, уже не столь довольная своим щедрым поступком, забежала в заветную комнату на всех парах. Аника едва успела отпрыгнуть, чтобы не быть сметенной этим вихрем.

– Как бы не прокляла, – тихо вздохнула девушка, перепроверяя амулеты на шее. Я молча кивнула, но духам штолен на всякий случай помолилась. Не лишним будет. Особенно на пороге перемен. Особенно чтобы до этого порога добраться без приключений.

А Маркус эти самые приключения старательно притягивал. Так ли было сложно смотреть себе под ноги и не наступить на ногу почтенного мастера Лортага, степенно дожидавшегося своих студентов?! Несмотря на то что носки сапог гнома были укреплены на случай нечаянного падения тяжелых предметов, Маркус мог хотя бы извиниться перед преподавателем. А то не ровен час – примут его за невоспитанную хабалку, мечтающую окрутить почтенного мастера.

– Она приносит вам свои искренние извинения, – поспешила вмешаться я, отвешивая глубокий поклон гному. – Госпожа с утра неважно себя чувствует. Головные боли, зрение подводит…

– Что ж… – изрядно поник гном, – в таком случае… Передайте леди мое искреннее сочувствие.

– Непременно, – заверила я и поторопилась ретироваться вслед за Маркусом и не отстающей от него Аникой. Одной проблемой меньше. Но рыжему еще придется ответить мне за свое поведение. Это же нужно быть настолько слепым в некоторых вопросах!

– Да как он?..

Я мгновенно обернулась в сторону зарождающегося конфликта и едва удержалась от вырывания волосенок. Маркусовых. Париковых. Ибо, чтобы напороться на Горта после всех наших усилий, нужно быть поистине везучим человеком. И пока я улаживала предыдущий конфликт, наш великий конспиратор наступил на ногу новому действующему лицу в этом фарсе. По несчастливой случайности им оказался уже известный нам Горт, коему «дама» оттоптала ноги и которого, «падая», ухватила за бороду. И только комплекция «дамы» спасла ее от незамедлительной реакции гнома. Но стоит ему разглядеть…

– Простите, мы очень торопимся! – бросила я на ходу удивленному Горту и двум его друзьям, после чего ухватила сопротивляющегося Маркуса и согласную на любые мои поступки Анику и потащила их к возникающему из портала Алесту.

При виде нашей компании лицо эльфа исказилось, но дать выход смеху он не решился. Зато Маркуса от осознания собственного позора перекосило так, что я решила его простить. На первый раз. Если объяснения его странного поведения меня удовлетворят. Все же в эльфов он так не врезался, как в бедных и милых сердцу моему гномов.

– Тари, мне кажется или эта… хм… «леди» имеет ощутимое сходство с?.. – начал было Алест.

За время, проведенное в университете, эльф научился говорить аккуратно, опасаясь нарваться на чью-нибудь больную мозоль. Жаль только, что не всегда он о своем новом качестве вспоминал, но не отметить попытки я не могла.

– Не кажется, но объяснения позже, – оборвала я начинающуюся беседу о странностях человечьего быта и переодевания в противоположный пол. – Магистр не сообщал, где именно мы должны его ждать? Да и Дикарта с Кристианом не видно…

– Дик отбыл накануне, – пояснил отсутствие принца Алест. – Поэтому он ждет нас во дворце.

– Во дворце? – от удивления Аника не смогла совладать со своим голосом, отчего в нашу сторону начали смотреть с долей подозрения. – Разве туда берут практикантов?

– Конечно, не берут, – успокоила я девушку, незаметно показывая эльфу кулак. – Но перемещаться мы будем именно туда. Ты же помнишь, порталы на такое большое расстояние должны быть двусторонними. Значит, требуется сила минимум двух магов. Магистр Реливиан откроет проход до границы, а там уже нас будут забирать эльфы. Если, конечно, мы пройдем таможню. Никто ничего запрещенного не везет?

Честные лица товарищей лучше слов подтвердили обратное. Алест тоже смутился, хотя у него вряд ли возникнут проблемы с возвращением на родину, даже если его сумка будет полна контрабандой. Я, признаться, на это и рассчитывала. Эльф ведь не заметит, два у него набора юного химика или один…

Но заговорить об условиях доставки я не успела. Со второго этажа в холл друг за другом спускались кураторы практик. Практически все из них были в той или иной степени полукровками, но только у нашей группы руководителем был настоящий чистокровный эльф.

В первый миг я даже слегка опешила, встретившись взглядом с магистром Реливианом. Столько отстраненной холодности, граничившей с пренебрежительной высокомерностью, я давно в нем не замечала. Обнадеживало одно: прочие кураторы выглядели не менее важно и вызывающе.

Толпа оторопела, не зная, куда бежать и за что хвататься. Но этого и не требовалось. Первым улыбнулся наш куратор. Потом улыбки позволили себе и остальные. Шепот пронесся по рядам студентов, но тут же смолк, едва от делегации преподавателей отделился магистр Ларанталь. Но нам не было суждено выслушать его напутственную речь.

– Идем. – Алест дернул меня за рукав. – Дядя зовет.

Протестовать никто не принялся. Даже Маркус, который, пользуясь своей маскировкой, вновь решил отклониться от маршрута, не осмелился отступить от нас более чем на два шага. Все же неявку эльфы могли посчитать личным оскорблением и больше не пустить проштрафившегося студента в свои леса.

Незаметно огибая слушателей, мы остановились за лестницей. Здесь, у неприметной прикрытой двери, нас уже дожидался магистр. В отличие от Алеста, пристрастившегося к местной моде, на старшем эльфе, помимо рубашки, камзола и брюк, красовался еще и кафтан, шитый золотой и серебряной нитью. Пуговицы подозрительно богато блестели, навевая нехорошие мысли о стоимости сего наряда. Не обошлось и без украшений: перстни на руках эльфа насмешливо сверкали, заставляя Анику лишний раз сглатывать, а Маркуса – изучать мраморный пол ратуши. Мне же оставалось лишь вздохнуть, оценив на глаз размер камней, стоимость инкрустации и редкость использованных материалов. Одно утешало: в закромах гномьих старейшин попадались и более занятные раритеты ювелирного искусства.

– Все готовы? – привычным тоном спросил магистр, пропуская нас в небольшую комнату. Центральным и единственным ее элементом была полукруглая арка. Пока пустая, но едва магистр нас пересчитает и закончит с инструктажем, по ту сторону появится нечто интереснее кирпичной стены с обсыпающейся штукатуркой. И это рядом с тремя другими отштукатуренными и выкрашенными стенами, на которые, казалось, еще ни пылинки не упало.

Маркус хмыкнул. Видимо, и он оценил попытку сэкономить на обстановке. А чего там, все равно прибывающие заднюю стену разглядывать не будут: им вперед идти. Да и если обернутся – увидят, откуда пришли. И лишь в дезактивированном состоянии арка заставляла уполномоченных лиц краснеть. Но ради пары-тройки сотен золотых они согласны были потерпеть.

– Господа студенты, – магистру не составило труда привлечь наше внимание, не повышая голоса, – полагаю, вы ознакомились с правилами поведения в Аори и понимаете, какая ответственность лежит на ваших плечах?

Мы молча кивнули. Разве что Маркус отреагировал с запозданием, как будто думал, признаться или не стоит. Впрочем, он мог и просто витать в облаках, уже предвкушая встречу со своей первой эльфийкой. С него станется.

– Великолепно. В таком случае…

Эльф внимательно оглядел Анику с ее небольшой сумочкой, едва ли не наполовину полной лекарственными сборами. Перевел взгляд на «даму», бегло оценив ее маскарад и едва заметно вздернув брови, отчего Маркус залился краской в лучших девчачьих традициях. И наконец остановился на мне. Точнее, на моей сумке, снабженной чарами пространственного искажения. Впрочем, справедливости ради, подобные дополнения – доказано – не портили пространственные переходы и не были обязательны для декларирования. Только для предъявления на границе, если стража пожелает лицезреть портки. Но те же законы распространялись и на обычную поклажу, поэтому жертвой любопытства въедливой стражи мог стать любой.

– Антарина, вы изучили перечень запрещенных к ввозу вещей и веществ? – спокойно, без намека на ехидство или осуждение, поинтересовался старший эльф.

– Очень подробно, – заверила я, радуясь постановке вопроса. Магистр же не уточнил, оставила ли я все эти вещи дома, а значит, и врать не пришлось. Впрочем, едва ли среди собравшихся нашелся бы тот, кто мог усомниться в моем умении врать в лицо, не говоря и слова лжи.

– И неприятностей у нас не возникнет? – продолжал допытываться эльф, подходя ближе к арке и касаясь ее. Вырезанные многие поколения назад руны начали послушно загораться, реагируя на задаваемый магистром маршрут.

– За это я не могу ручаться. Все же мы не студенты-прорицатели, и даже теоретический минимум не слушали, – не замедлила я продемонстрировать один из важнейших навыков начинающего торговца.

Маркус, услышав мой ответ, ухмыльнулся. Алест, которого подобное пренебрежение дядей расстраивало, не преминул ткнуть товарища в бок. Парень ойкнул, но насмешливое выражение с лица не убрал.

Аника с неодобрением качнула головой. Она считала недопустимым такое поведение, а нарушение правил или же субординации и вовсе повергало ее в уныние и тяжкие размышления о распаде общества. Как она до сих пор не сбежала из нашей дружной компании, оставалось для многих загадкой.

– Что ж, – магистр усмехнулся. – Я дал вам шанс избежать неприятностей. Ответственность за ваше дальнейшее будущее ложится целиком на ваши плечи. Со своей стороны я готов обеспечить вам поддержку и урегулирование споров с вашими непосредственными кураторами. Госпожа Риш-Трик, – Аника встрепенулась, – поскольку ваша специализация отличается от специализации моих подопечных, по прибытии вы поступите в распоряжение магистра Лерлея. Он же решит все вопросы с заселением.

– Да, магистр.

Аника склонила голову, покрепче перехватив ремень сумки.

– В таком случае прошу. – Эльф отступил в сторону, но его вмешательство больше не требовалось: напитавшись силой, портал выстраивался в соответствии с заданными координатами. И уже тише, хотя смысла понижать тон и не было, добавил: – У вас есть последний шанс выложить из сумок все, чего там не должно быть.

Дернулась в последний раз перепроверить свое имущество лишь Аника. А у нее, я готова была поклясться, все соответствовало требованиям. Мы же с Маркусом… А чем духи не шутят! Мы сдаваться так просто не собирались. Особенно если рядом стоял пришибленно улыбающийся товарищ-эльф, обыскивать которого будут в последнюю очередь. Если вообще решатся.


Переход через портал был в меру неприятен. Перемещаться с магистром Реливианом было куда комфортнее. Эльф каким-то чудом умудрялся свести на нет весь негативный эффект пространственных рывков. Но сейчас, после перехода через стационарную ауру, мне хотелось сунуть голову в ведро с ледяной водой. Маркус, судя по приложенным ко лбу рукам, чувствовал себя не лучше. А вот Алеста временное помутнение рассудка миновало: он вышел из портала довольный и улыбающийся. За что и получил сразу две сумки: мою и Маркуса. Встречавшие нас стражи границы недоуменно вздернули брови, но от комментариев воздержались.

Аника также вышла вполне довольная собой и качеством перехода. Учтиво поклонилась молчаливым эльфам и отступила на шаг. Магистр завершал нашу делегацию. Но проходить через арку не стал: возник за спиной у стражников и поинтересовался:

– Долго ли гостей Владыки будут держать на пороге?

– Гостей? – переспросил один из эльфов, мгновенно меняя маску. Теперь он смотрел на нас с неоправданным почтением. Разве что при взгляде на Алеста уголки его губ на мгновение дернулись. Но младший эльф никак не отреагировал: он оставался до ужаса равнодушным ко всей ситуации. И даже наши сумки не могли испортить его образ.

– Приносим вам свои извинения, – перехватил инициативу напарник стража, кланяясь одновременно и нам, и магистру. – Милорд, вы намерены дождаться своих… спутников?

– Меня просили проводить их до дворца. И сделать это по возможности быстро. Но мы уважаем закон.

Услышав последние слова собеседника, страж приободрился и ощутимо расслабился. Обернулся к нам и сухо распорядился:

– Пройдемте со мной. По одному. Ваше высочество, вы можете подождать своих спутников в родной стране. Ваша личность не вызывает у нас сомнений.

И Алесту указали на медленно проявлявшиеся за спинами стражей каменные, украшенные искусной резьбой ворота.

Маркус, у которого с магическими дисциплинами было лучше моего, замер едва ли не с открытым ртом. Мне пришлось тронуть его за локоть, чтобы парень пришел в себя и перестал так бурно демонстрировать отсталость магической науки Ле-Сканта.

Губы стража тронула снисходительная усмешка. Даже Алест довольно разулыбался, гордясь охранной сетью страны. Интересно, у них барьер на всей протяженности границы выставлен или лишь в местах, благоприятных для перехода? Как бы то ни было, проверить данное утверждение я пока не могла. Разве что поинтересоваться у стража, идти за которым пришлось именно мне: Маркус еще не пришел в себя. Или же злостно симулировал, желая подольше полюбоваться на поток плетений и что-нибудь запомнить для дальнейшего использования.

– Идемте. – Страж пожелал напомнить о своем присутствии.

Мне ничего не оставалось, как пройти за ним к очередному камню и, слушая подсказки, положить на него руку.

Холодок, пробежавший по коже, не предвещал ничего хорошего, но обошлось. Эльф невозмутимо взглянул на меня, словно искал изменения, но иллюзорными чарами я никогда не баловалась. Поэтому с моего лица даже прыщ не исчез, который назло, не иначе, выскочил именно сегодня.

– Что привело вас в Аори? – негромко осведомился страж, жестом показывая, что убирать руку с камня нельзя.

– Направление на практику? – предположила я, косясь на подозрительный камешек. Тот безмолвствовал, как и положено каменюгам.

– Это единственная цель вашего пребывания в Аори? – уточнил эльф.

– Нет, – честно ответила я и, не дожидаясь уточнения, добавила: – Мне бы хотелось изучить возможности эльфийского рынка и встретиться с магистром Даналаном. Он вел у нас…

– Это излишне, – остановил меня страж. – Вы можете идти. – И, взглянув за мою спину, позвал: – Юноша, ваша очередь.

Я пожала плечами, с удовольствием убрала руку с камня и, недоумевая (неужели это вся процедура?), отправилась к Алесту. Мою протянутую руку младший эльф проигнорировал и сумку не отдал. Ну и ладно, захотел вьючным осликом побыть – сам виноват.

Магистр Реливиан тем временем обсуждал что-то с появившимся на полянке незнакомым мне эльфом. Судя по нашивкам, к страже тот имел весьма отдаленное отношение. Подтверждало эту теорию и преувеличенное внимание Алеста к ближайшей сосне. Парень как будто делал все возможное, чтобы не попадаться на глаза пришлому. Но от него мало что зависело, когда сам старший родственник решил его позвать и сдать с рук на руки.

Меня прогонять не стали, потому я последовала за Алестом, желая то ли морально поддержать, то ли не выпускать из поля зрения свою сумку.

Прибывший по наши души эльф бросил быстрый взгляд на Маркуса, беседовавшего со стражем, Анику, терпеливо дожидавшуюся своей очереди, и вернулся к нам. Алест был удостоен кивка, мне же досталось куда больше внимания. Словно с меня собирались рисовать портрет «Их разыскивает стража». Под ложечкой засосало, напоминая о возможности вызвать консула. Желательно – гномьего. К людям у меня такого доверия не было. Наконец, когда мое терпение практически иссякло, эльф отвернулся и что-то спросил у магистра. Лицо Алеста, понявшего суть вопроса, вытянулось, как будто по нему катком прошлись. Магистр отрицательно качнул головой, но пояснять свой жест не стал. Ни мне, ни эльфу.

Ничего, как только окажемся наедине – узнаю подробности у Алеста. Не станет же он изображать рыбу? Да и не терпится уже младшему эльфу о чем-то поведать. Взгляд то и дело соскальзывает на очередную рамку перехода.

Вероятно, именно в нее нам и нужно. Магистр Реливиан, проследивший за взглядом племянника, кивнул и двинулся в сторону рамки, наградив неодобрительным взглядом Маркуса. Парень все еще проходил таможню, и что было тому виной?..

Я подошла поближе, желая хоть здесь оказаться в курсе обсуждений, и едва не подавилась воздухом. Эльф с Маркусом обсуждали особенности национальных костюмов людей. По крайней мере, страж пытался именно таким образом оправдать странный наряд гостя, но Маркус не желал давать подтверждения, и допрос затягивался.

– Но если ваш наряд не часть традиции, что заставило вас прийти в юбке? – не унимался эльф, для которого вопрос моды оказался весьма болезнен. – Или же… – в глазах стража промелькнуло пламя удовлетворения, – или вы решили пронести запрещенные предметы? Пройдемте-ка со мной, – предложил (но по тону приказал) эльф. – Шаркиль, займись девушкой.

Аника послушно сделала шаг к камню, а поникший Маркус выдавил из себя признание. Не иначе, не всю контрабанду Алесту с сумкой передал и теперь не хотел вылететь с практики и предстать пред светлыми очами начальства. Ибо даже мне не хотелось лишний раз вспоминать о Дель-Аруане, не говоря уже о личной встрече в кабинете лорда.

– Мой костюм… – Маркус замялся, подбирая слова и понимая, в какие неприятности себя втягивает, – является неотъемлемой частью приветственного обряда нашего народа.

Эльф закономерно покосился на меня и Алеста. Мы переглянулись, после чего слаженно кивнули, вгоняя гвоздь в план Маркуса. Теперь пути назад у него не было.

– Хм, и что же это за приветственный обряд? И почему девушка попрала ваши традиции?

– Ох, – Маркус сделал скорбное и одновременно умоляющее лицо, – девушка воспитана в других традициях. – Мой колючий взгляд рыжий врун почувствовал, даже не поворачиваясь в мою сторону. – К тому же этот танец исполняется только мужчинами, – выдавил Маркус.

Судя по возведенным к небесам глазам, он молился всем богам сразу, чтобы любимый шеф никогда не услышал о приветственных танцах людей.

– И вы решили его продемонстрировать? – подсказал эльф то ли издеваясь, то ли действительно не замечая кислого взгляда собеседника. И, желая, верно, подбодрить рыжего, добавил: – Мы благодарны вам за проявление такого уважения. Подождите немного, я соберу всех стражей, чтобы и они могли насладиться вашим выступлением.

Эльф коснулся пальцами виска, и на минуту взгляд его расфокусировался. Алест, который лучше всех нас разбирался в менталистике, ехидно фыркнул:

– Приветственные танцы человеческой расы?

– Заткнись, – буркнул Маркус. – И без тебя тошно.

– А нечего было из себя шута строить, – обиженно заявил эльф. – Сам подставился, а теперь на нас зло срываешь. Ты вообще как до такого додумался: в юбке явиться? Думаешь, эльфы не знают, что у вас о нас говорят? Твой внешний вид как плевок в лицо. Так что терпи теперь. И готовься повторить. Думаю, Владыке сегодня же доложат о вашей «традиции», и послу придется объясняться, почему он на официальных приемах так неуважительно себя вел.

Маркус посерел. За такую подставу ему точно влетит. Уж лорд Дель-Астар, если его танцевать заставят на потеху эльфийской публике, покрывать бедного студента не станет. А дойдет до императора – не сносить головы бедняге Маркусу.

А Алест еще и ухмылялся! Друг называется.

– Скажи, что это студенческая традиция, – подсказала я. – Древняя. Раньше о ней не было известно, но вы раскопали в императорской библиотеке сказания о… – я наморщила лоб, припоминая что-нибудь постарше, – …о Глинке Златовласом. Он себе и не такое позволял. Пока мы студенты, можно на полном серьезе в это верить. А если они слух пустят, то сами себя выставят не в лучшем свете. Но одно выступление придется дать. Так что удачи.

И я решительно отошла в сторону, чтобы «студенческая традиция» случайно не распространилась и на меня. А то я ж станцую. Гномью приветственную, как положено, со всеми жестами. И останется лишь секунды считать – через сколько мгновений меня выставят из страны за угрозы и оскорбление всего эльфийского народа. Ибо традиции на пустом месте не возникают, а история взаимоотношений гномов и эльфов насчитывает… тысячи пленных с обеих сторон.

А эльфы меж тем собирались. Сами собой возникали на поляне и подступали к рыжему, становясь полукругом. Аника отошла назад, чтобы ее случайно не приняли за второго исполнителя номера «Приветствие великих». Впрочем, она могла и не уходить: не замечать ее вторую суть эльфы не могли. Это только люди слепы как котята, только они могут спутать оборотня, гнома-полукровку и гоблина-переростка. Древние расы всегда знают, кто перед ними. Зрение у них, что ли, иначе устроено?..

– Прошу, господин Флей, – убедившись, что собрались все ожидаемые зрители, дал отмашку эльф.

Маркус старался ни на кого не смотреть. И в первую очередь – на магистра Реливиана, взиравшего на происходящее с отстраненным любопытством. Тот не вмешивался, позволяя ученику самостоятельно решать им же созданные проблемы. Ведь предупреждал же, что контрабанда жестко карается. Пусть и потерей репутации, а не выдворением из страны.

Поняв, что так просто он от сомнительной чести первопроходца не отвяжется, Маркус глубоко вдохнул. Творившееся после безобразие иначе чем «цирк» охарактеризовать было сложно. Не знаю, занимался ли рыжий танцами прежде и на каком уровне, но ту солянку из гномьих подскоков и бряцаний несуществующего молотка, сдобренных эльфийскими пируэтами, переходящими в глубочайшие поклоны… В какой-то момент мне показалось, что после выполнения этого экстремального «приветствия» парню потребуется целитель. Особенно после вероломной подножки эльфа, созвавшего народ.

Этот не слишком добрый господин вытянул вперед свою боевую палку, а дальше ему оставалось только ждать, пока Маркус сам по инерции ее не заденет и не лишится контрабанды. С противным бульканьем несколько бутыльков выпало из-под юбки. Утешало лишь одно – юбку постигла та же участь, и теперь господин Флей выглядел практически как добропорядочный гражданин. Разве что застыл в такой позе, что целитель побежал бы к нему сам, не дожидаясь вызова.

– Достаточно, – остановил выступление Маркуса чересчур внимательный эльф. – Вы можете идти. – И он шагнул вперед, вминая бутыльки в мягкую почву. Парень с непонятным облегчением вздохнул. То ли так устал танцевать, то ли эльфы забрали совсем не то, что должны были. – Госпожа, ваша очередь.

Аника с готовностью прошла к камню.


Едва за нашей компанией закрылись двери, а шаги управляющего начали затихать, магистр Реливиан требовательно протянул вперед руку.

– Маркус?

Рыжий прохвост с сожалением запустил руку в карман и извлек оттуда… Духи! Да это же «Драконье зелье». Без него ни один фейерверк не обходится. Только вот зачем оно Маркусу в эльфийской столице? Я с подозрением уставилась на друга. Я еще могла понять парочку кислот: они бы нам пригодились. Но «Драконье зелье»… Это же пустая трата времени и сил, годная лишь для отвлекающего маневра.

– И еще три бутылочки, – подсказал старший родственник Алеста. – Не переживай, если тебе действительно что-либо из этого понадобится, придворный алхимик обязательно выдаст. Но причина должна быть веской.

Парень вздохнул и вытянул из кармашка еще три бутылочки, как и просил эльф. А мне при взгляде на извлекаемые жидкости захотелось стукнуть Маркуса чем-нибудь тяжелым. Список запрещенных веществ, конечно, не всегда оправдан. К примеру, бутерброды запретили совершенно зря. Но вот легко активизирующиеся составы, способные разнести арку перехода, – другое дело. Малейшее нарушение в способе перемещения, малейшее сотрясение – а Маркус своими танцами их немало устроил, – и с эльфийским некромантом придется знакомиться в весьма неприятной обстановке.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.8 Оценок: 9
Популярные книги за неделю

Рекомендации