151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Все без ума от Евы"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 12 марта 2014, 01:54


Автор книги: Ольга Хмельницкая


Жанр: Современные детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Ольга Хмельницкая
Все без ума от Евы

* * *

Вася уже был неподалеку от своего дома, когда услышал за спиной шаги. Был темно, как в преисподней, – Юдин приехал с работы на последнем поезде метро, и фонари на улицах уже погасли. На всем протяжении пустынной улицы было только одно светлое пятно – на углу, на крыше киоска, в котором днем продавали овощи, фрукты и пучки зелени, висел круглый пыльный фонарь. На небе виднелась щербатая луна, почти не дававшая света. Вася посмотрел в стекло припаркованной у тротуара машины. В отражении было четко видно, как за ним быстро, не таясь, идут двое. Почти сразу же с другой стороны улицы появились огни приближающегося автомобиля. Машина ехала медленно, освещая улицу и Васю фарами, а потом остановилась. Из автомобиля вышли еще двое. Они изо всех сил делали вид, что никуда не спешат, и незаметно поглядывали на приближающегося Васю и двоих своих коллег, отрезавших жертве путь назад, к проспекту. Один из них был лыс, как колено. Слабый свет сиял на его гладком и круглом черепе, похожем на мячик.

«Ого, – подумал Василий, оценив обстановку, – вчера их было трое, а сегодня – уже четверо. Мои ставки растут!»

Вася огляделся, оценивая обстановку.

«Зачем я им нужен? Неужели они знают о приборе? Откуда?» – подумал Юдин, делая шаг влево и ныряя в глухие черные кусты.

Четверка растерянно заморгала глазами. Секунду назад жертва спокойно шла по тротуару, ничего не подозревая, – и вдруг исчезла.

– Где он? – хрипло спросил один из преступников.

Преследователи прислушались. Под Васиной ногой громко хрустнула ветка.

– Там! – воскликнул высокий длинноносый мужчина с близко посаженными, слегка косящими глазами.

Все четверо сорвались с места. Вася мчался через палисадник, как Тарзан через джунгли. Тяжелый рюкзак с прибором бил его по спине. За ним, громко топая и натыкаясь на деревья, бежали преследователи. Ветки хлестали по их алчным преступным физиономиям. Выбежав из зарослей, Вася оказался в закрытом дворе. Почти все окна уже погасли, вокруг царила тьма. От мусорного контейнера несло гнилью. Вася хотел было закопаться в мусор и переждать атаку, но пассивное непротивление злу путем пряток ему претило. Вместо этого Василий подбежал к пожарной лестнице и, карабкаясь, как обезьяна, полез вверх. Ржавое железо было шершавым, на ладонях ученого оставались черно-рыжие следы. Мужчины вбежали во двор и бестолково засуетились. Они тяжело дышали – было видно, что по физической подготовке преследователи Васе заметно уступают. Юдин прижался к лестнице и замер.

«Авось не заметят», – думал он.

Преступники, гнусно чертыхаясь, принялись раскапывать мусор и заглядывать в баки. Вася мысленно поздравил себя, что передумал там прятаться.

– Может, он в подъезд какой-нибудь забежал? – картаво спросил один из мужчин.

– Как забежал, так и выбежит, – глухо ответил длинноносый главарь. – Тут нет проходных подъездов, мы днем проверяли.

– Фу, воняет, – пожаловался приземистый толстяк. – Похоже на протухшую селедку.

– Где же он может быть? – задумчиво протянул длинноносый, обшаривая взглядом двор.

В этот момент возле лестницы, на которой притаился Вася, вспыхнуло окно. Лучи света частично осветили и выщербленные рыжие кирпичи, и ржавое железо ступенек, и скрючившегося Васю.

– Вот он, – прохрипел главарь. – Хватайте его!

Он кинулся к лестнице. Но к этому моменту Вася уже устал бегать и карабкаться. Ему хотелось пойти домой и поужинать, и вообще, вскоре должна была начаться по «Дискавери» Васина любимая передача. Поэтому молодой человек не стал подниматься выше, а, напротив, принялся спускаться. Когда главарь добежал до лестницы, Вася оказался аккурат над ним. Он уцепился двумя руками за перекладину, служившую ступенькой, а ногами сильно толкнул нападавшего в грудь. Длинноносый отлетел, смешно размахивая в воздухе руками, и рухнул прямо на толстяка, который бежал вслед за шефом. Двое других преследователей обежали кучу малу и кинулись на Васю, но Вася к тому моменту уже спустился на землю и встал в боевую стойку. Один из преступников замешкался. Василий стоял, сгруппировавшись, и прикрывал лицо двумя огромными кулаками. Он был похож на сжатую и готовую распрямиться пружину.

Бах! Васина рука резко метнулась вперед, и на одного из мужчин обрушился чудовищный удар. Преступник мгновенно принял горизонтальное положение и погрузился в крепкий сон.

Бабах! Его судьбу повторил и второй.

– Хва-хва-хва… – раздалось за спиной Василия неуверенное хрюканье. – Хватайте его!

Молодой человек развернулся. Лысый неуверенно переминался с ноги на ногу, держа кулаки перед своим лицом, но не решаясь нападать. Картавый пятился.

– Не на того напали, – грозно сказал Вася, – вообще-то, я добряк и слабеньких не обижаю, но, раз вы просите…

Василий сделал шаг вперед. Картавый отпрыгнул, беспорядочно махая в воздухе руками. Лысый выхватил пистолет.

– Не подходи! – крикнул он испуганным фальцетом. – Буду стрелять!

– Зачем я вам нужен? Кто вас послал? – спросил Василий, но преследователи уже собрались в одну рыхлую испуганную стайку и, спотыкаясь и поддерживая друг друга, поспешили к своему автомобилю.


Молодой человек, сидевший перед Рязанцевым, менее всего походил на ученого. Бритая голова и шрам, пересекающий бровь, наводили на мысль, что Вася Юдин побывал во многих переделках, далеко не все из которых носили интеллектуальный характер. У него были широкие плечи, короткие ноги, искривленные уши и лоб, нависающий над маленькими хитрыми глазками. Внешне Вася смахивал на гориллу.

«Ну и ученые ныне работают в Академии наук! Чистый неандерталец», – ахнула про себя Ева Ершова, лейтенант ФСБ и молодая жена полковника Рязанцева. Не сдержавшись, девушка хихикнула в кулачок и попыталась замаскировать смех фальшивым кашлем.

– Я был трудным подростком, – сказал Вася, заметив смех Евы и правильно его истолковав, – я забияка, заводила и драчун. Но это не помешало мне хорошо учиться в школе, поступить в институт и закончить его с красным дипломом, а потом написать в аспирантуре диссертацию по вопросам космической навигации.

Произнеся эти слова, Вася широко и довольно улыбнулся. Было видно, что рассказ о собственных достижениях доставляет ему удовольствие. Полковник ФСБ Владимир Евгеньевич Рязанцев растерянно кивнул. Перед визитом Юдина он читал его личное дело, пестревшее эпитетами типа «юный гений» и «надежда российской астрономии». Воображение рисовало ему тощенького бледного юношу в очках, с горящим взором, сжимающего калькулятор в длинных изнеженных пальцах. Человек, явившийся на встречу, оказался бесконечно далек от этого образа.

– У меня есть разряд по вольной борьбе и штанге, а шрам у меня на брови потому, что однажды меня пытались зарубить топором, – объяснил Юдин, проследив за взглядом Евы, перемещавшимся с его бицепсов на лоб и обратно. Бицепсы были такими толстыми, что казалось, пытаются прорвать рубашку. – Неужели вы думаете, что астрономы – все сплошь хиляки и маменькины сынки? Да, я курю, пью водку и люблю хорошеньких женщин, но к моей профессиональной деятельности это не имеет никакого отношения.

Произнося последние слова, Юдин бросил оценивающий взгляд на Еву. Ева немедленно покраснела до корней волос.

«И этого человека нам поручили защищать, – подумал Рязанцев, рассматривая огромные, с хорошую дыню, кулаки астронома. – Скорее в случае чего он будет защищать нас, а не мы – его».

– Расскажите подробнее о научных вопросах, над которыми вы работаете, – вежливо сказал полковник. – А также о том, что заставило вас обратиться за помощью в ФСБ.

Они сидели в кабинете Рязанцева, освещенном закатным солнцем. Стоял конец сентября, небо было безмятежно-синим, каким оно бывает только осенью. На ветке клена сидела ворона и с любопытством заглядывала в окно.

– Я не обращался за помощью, – упрямо покачал головой Юдин, и Рязанцев тут же пожалел о том, что выразился недостаточно деликатно.

Конечно, такие люди не обращаются за помощью. Это значит признать свою слабость, а Вася, совершенно очевидно, не принадлежал к породе людей, нуждающихся в защите.

«Терминатор. Нет, Добрыня Никитич», – думала Ева, глядя на молодого ученого.

Впервые за время, прошедшее со дня ее замужества, девушка ощутила в груди какую-то неясную внутреннюю досаду, которую она тут же попыталась отогнать. Кроме соображений о собственном семейном статусе, в голову Ершовой пришла идея о том, что этот парень если уж кому и верен, то только астрономии.

«Ну нельзя же ожидать от такого красавца склонности к моногамии, – попыталась успокоить себя Ева по принципу „зелен виноград“, – у него же тестостерон прямо из ушей лезет».

– Я не обращался за помощью, – терпеливо повторил тем временем Вася, – я просто проинформировал ФСБ, что на меня уже дважды нападали. В последний раз это произошло прошлой ночью. Я склонен считать, что люди, которые меня атаковали, охотились вот за этим.

Юдин поставил на стол Рязанцева небольшой рюкзак.

– Это новейшее изобретение нашего отдела, – сказал астроном, – космический пульсар-навигатор. Он позволяет определять географические координаты с субмиллиметровой точностью в любой точке земного шара, ориентируясь на импульсы, которые излучают звезды-пульсары. Американцы тоже работают над подобным прибором, но мы – далеко впереди, прежде всего потому, что в основе устройства лежит мое изобретение, позволяющее сделать эти приборы чрезвычайно дешевыми. Здесь, – ткнул он пальцем в рюкзак, – нет ни одной дорогостоящей детали. Все комплектующие можно купить на любом радиорынке.

– Это чисто русский талант – сделать нечто выдающееся на коленке из подручных материалов, – кивнул Рязанцев.

– Мне непонятно, почему вы носите прибор с собой, – проговорила Ева, глядя на маленький экран устройства, на котором виднелись цифры, отражающие широту, долготу и высоту над уровнем моря. – Можно было спрятать устройство в сейф, там оно было бы в безопасности.

– Мои коллеги посовещались и решили, что более надежного места, чем у меня за спиной, не сыскать, – проговорил Василий, и в его голосе промелькнули нотки гордости. – Заметьте, меня атаковали уже два раза, а прибор до сих пор при мне.

– Вы кого-нибудь подозреваете? – спросил Рязанцев, и взгляд астронома смягчился.

– Нет, конечно, – ответил он. – Кого, например, я могу подозревать? Мне понятен ход ваших мыслей. Вы думаете, что меня сдал кто-то из своих. Иначе откуда нападавшие знают, что прибор – у меня? Но в нашем отделе предателей нет, я уверен. Я знаю всех своих коллег много лет, еще со времен студенческой практики. Никто из них не мог этого сделать.

– Хотите чаю? – предложила Ева, вставая.

– Кофе, – благосклонно согласился Вася. – Две ложки порошка, две – сахара. И булку какую-нибудь прихватите.

Ева вышла.

– Василий, – проникновенно сказал Владимир Евгеньевич, когда за его женой закрылась дверь, – несмотря на то, что вы не верите, что к нападениям на вас причастен кто-то из тех, кто хорошо вас знает, это именно так, и никак иначе. Пожалуйста, перечислите: кто мог знать, что прибор у вас, а также быть в курсе, где вы живете, когда уходите с работы и каким видом транспорта пользуетесь?

– Среди наших сотрудников предателей нет, – упрямо повторил Вася.

– Тогда зачем вы пришли? С какой целью всех на уши поставили? – сказал полковник и встал. – Идите, защищайте рюкзачок с прибором самостоятельно. Кстати, где чертежи? Там же, в рюкзачке? Полный набор услуг, так сказать?

– Ни в коем случае! Чертежи носит при себе другой человек, заведующий нашим отделом, Леонид Николаевич Копейкин. Но на него еще пока ни разу никто не нападал.

Василий отхлебнул кофе, который принесла Ева. Маленькая чашка почти полностью утонула в его широкой ладони.

– Я думаю, – вклинилась в разговор Ева, – что молодой человек пришел к нам потому, что боится, что завтра на него нападет целая рота при поддержке танков и авиации. И он ничего не сможет сделать.

– Да, – признался Вася. – Сначала их было трое, потом стало уже четверо… Тенденция не вдохновляет. С пятерыми я справлюсь, но, если их станет еще больше, возникнут проблемы.

За окнами садилось солнце. Из ярко-желтого оно превратилось в оранжевое и стало похожим на спелый сочный апельсин. Осенняя листва мягко трепетала на ветру. Погода была сказочной. Рязанцеву захотелось срочно уехать куда-нибудь на природу, на берег реки, с Евой, замаринованным мясом и древесным углем, слушать пение птиц и дышать свежим ветром. В кабинете было душно. Владимир Евгеньевич встал, подошел к окну и открыл форточку. Сразу же стало легче дышать.

– Запишите мой номер, – сказал полковник, протягивая астроному свою визитку, – и сохраните в своем мобильнике под именем «111», чтобы иметь возможность вызвать меня двумя нажатиями клавиши «Yes». Если что, наши люди сразу же к вам выедут.

– Спасибо, – кивнул астроном и встал. – Надеюсь, помощь мне все же не понадобится.

– Конечно, понадобится, – сказал Рязанцев. – Почти наверняка атака повторится в ближайшее время. Так что будьте осторожны. Кстати, – сказал он после небольшой паузы, – вы в милицию уже обращались?

– Нет, – улыбнулся Василий, – как бывший трудный подросток, я предпочитаю держаться от милиции подальше.

– Ясно, – сказал полковник. – Смотрите в оба, и если что – сразу звоните.

Вася надел рюкзачок на свои могучие плечи, пожал полковнику руку, кивнул Еве и вышел. Девушка проводила его взглядом.


Несколько дней прошли спокойно, и Василий расслабился. А вот его официальная подруга Даша Гусева, кругленькая, полная барышня с пухлыми губами, продолжала волноваться.

– Я чувствую, – с придыханием говорила Даша, лаборант НИИ космонавигации, – они где-то рядом!

Вася скосил глаза и посмотрел на губы подруги, накрашенные розовой помадой. Из-за этих губ в детстве девушку дразнили «вареником» и «губошлепкой», а позже, в вузе и на работе, подозревали ее в использовании силикона. И только Вася знал тайну происхождения этих губ – знал, но никогда никому не говорил.

– Давай сегодня такси возьмем, – предложила Дарья, – нас прямо к дому подвезут.

Вася повернулся к графику и сунул за щеку конфету.

– Дашка, подожди, – отмахнулся молодой человек, – видишь, я занят.

И Вася вновь уткнулся носом в экран. В здании НИИ уже почти никого не было, после окончания рабочего дня на месте оставались только энтузиасты типа Юдина.

– Сегодня по «Дискавери» опять будет твоя любимая передача, – сказала Даша, прижимаясь к Васиной спине округлым бюстом.

Тщетно. Когда Вася был занят работой, его ничего не интересовало – ни «Дискавери», ни Дашин бюст.

Гусева прошлась по отделу, потратив на это как минимум пять калорий.

«Два печенья, одно яблоко, семнадцать с половиной орешков арахиса, пять виноградин, большой огурец… очень большой; все равно, в нем мало калорий, и еще стакан сока. Итого – около трехсот пятидесяти калорий», – подсчитала она. Девушка посмотрела в окно. По вечернему небу плыло вытянутое облако, похожее на банан.

– Кстати, – произнес Юдин, на секунду оторвавшись от компьютера, – мне сказали в ФСБ, что это кто-то из наших мутит – с нападениями. Тот, кто знает, во сколько я прихожу, во сколько ухожу, где живу, по каким улицам предпочитаю ходить.

– Я давно тебе это говорила, – горячо согласилась Даша, помотав головой, чтобы отогнать нездоровые и навязчивые мечты о сочном, сладком, ароматном банане, – конечно, это кто-то из нашего отдела.

Василий повернулся к подруге.

– Ну, например, Захарова, – предположила Гусева, – или Сичкарь. А может, и сам Копейкин.

Вася рассердился.

– Ты думаешь, что говоришь? – грозно сказал он. – Ну зачем Захаровой, Сичкарю или Копейкину прибор, который они знают как свои пять пальцев? Ведь они сами его конструировали, рассчитывали и паяли! Они с десяток таких же могут склепать на… собственной коленке, – повторил он слова Рязанцева. И вообще, с прибором надо побегать еще всего пару недель, пока из Роспатента не придет свидетельство о его регистрации. А потом… потом я предлагаю в Крым съездить, погреться. Винца местного, опять же, попить.

– Вася, – спросила Даша, – а ты уверен, что дело именно в приборе? Не окажется ли так, что прибор наш вовсе и ни при чем? Конечно, навигация, основанная на сигналах космических пульсаров, это круто, но почему охотятся именно за тобой? Ведь на Копейкина так ни разу никто и не нападал, хотя он носит с собой чертежи, а не прототип! С прототипом еще разбираться надо, а чертежи-то куда как удобнее.

Василий тут же перестал сердиться и задумался.

– Когда на меня напали позавчера, я хотел взять «языка», но – не получилось, – сказал он. – В следующий раз обязательно захвачу хоть одного.

Вася вернулся к работе. Даша взяла его за необъятные плечи и опять развернула к себе.

– Положи прибор в сейф! – решительно потребовала она.

– Нет, – ответил Василий.

По Дашиной щеке поползла одинокая прозрачная слеза. Вася сразу смягчился.

– Ну ладно тебе, ладно, – мягко сказал он, грубовато потрепав девушку по круглой щечке, – понимаешь, мне же очень интересно, кто и зачем на меня нападает! Я ученый, а ученым свойственно любопы…

– Любопытство сгубило кошку, – сказала Даша, шевельнув своими большими пухлыми губами.

Вася хотел было что-то возразить, но тут компьютер наконец-то нарисовал на экране пологую кривую, и несколько минут Вася внимательно изучал изгибы графика.

– Вася, ну послушайся меня! – воскликнула девушка.

– А ты послушайся меня, – сказал в ответ Вася. – Давно пора, в частности, сказать правду твоему папе. Но ты же этого не делаешь.

– Нет, – опустила голову Даша. – Я не могу, не могу! У него может сердце не выдержать.

Она снова прошлась по отделу, потратив еще пять калорий. К счастью, облачка, похожие на банан, уже улетели.


В садик юная Даша пошла в три года… Скромная, застенчивая девочка была старательной, но в школе особых успехов не добилась. Ее мать, бывшая пловчиха, чемпионка сначала СССР, потом России, родила единственную дочку в сорок лет с большим трудом, довольно-таки быстро поняла, что спортивной звезды из ребенка не получится, посему утратила к девочке интерес. В третьем классе к проблемам Даши добавился лишний вес. Зато в четвертом у юной школьницы появился источник популярности – она могла попасть жеваной бумажкой, камешком или мячиком в самую маленькую цель, до которой только могла добросить предмет. Из-за этого все начали прочить ей блестящую карьеру в баскетболе, но Дарья бегала еле-еле, не могла отобрать ни у кого мячик, в общем, со спортивной карьерой у нее так и не сложилось.

– Скажи, Маша, я красивая? – спрашивала она у подруги.

– Да не особо, если честно, – отвечала Маша. – Бока торчат, ноги как тумбочки, и волосы какие-то кудрявые, как копна.

Даша принялась срочно худеть, но организм так отчаянно и настойчиво требовал еды, что девушка то и дело срывалась. Особенно сложные отношения сложились у нее с бананами – никакие ухищрения, никакие заклинания, никакая сила воли не могли удержать Дарью при виде этих фруктов.

– Закодируйся, – сказала Маша. – Ты же как наркоман!

Правда выяснилась намного позже и стала для Дарьи большим потрясением. Когда девушке исполнилось двадцать два, ее мать призналась, заливаясь слезами, что настоящий отец Даши – камерунский бегун на длинные дистанции, с которым у нее был короткий роман на одной из спартакиад.

– Он тоже страстно любил бананы, – всхлипывала мама. – Мог их килограммами есть.

Челюсть у девушки при этих словах отвисла, чуть не придавив колени.

– А как же папа? Он же не знает, – наконец хрипло выдавила из себя Даша.

– Не знает, – кивнула мать, вытирая нос, – и ты ему не говори, ладно? Он же думает, что ты его родная дочка.

– Ладно, – ответила Дарья, помедлив. – Ладно, не скажу.

Но Вася, борец за правду, считал, что отцу обязательно нужно открыть истину.


В коридоре прошаркали чьи-то шаги. Василий бросил бумажку от конфеты в мусорную корзину, не попал, встал со стула, поднял ее с пола и положил в мусорник.

– Это очень важно, – повторил астроном, снова возвращаясь к теме их разговора. – Ведь забрать у меня прибор ничего не стоит. Один выстрел – и все, меня нет. Один бросок ножа. Да что там! Достаточно газового баллончика с нервно-паралитическим газом. Но они все три раза пытались бороться со мной голыми руками, словно моя голова представляет собой такую ценность, что с нее не должен упасть ни один волос. Тебе это не кажется странным?

Даша задумалась.

– К тому же, как ты правильно сказала, непонятно, почему ни разу никто не сделал попытки отобрать чертежи у Копейкина.

– Может, о Копейкине они не знают? – предположила Даша.

– Может быть, – сказал Василий, – а может, им нужен именно я. Они прознали о невиданной силе моего интеллекта и теперь…

– Думаю, дело в другом, – не согласилась девушка, – хотя интеллект у тебя и правда могучий.

– Ладно, пойдем домой, – сказал Вася, отставил в сторону чашку и потер покрасневшие глаза, – утро вечера мудренее. Только вот в туалет схожу, и двинем. Но на такси не поедем. Ты в курсе, сколько они в Москве стоят и как долго мы будем ехать через пробки? Нет-нет, только метро, а потом маршрутка. Ну, или от метро пешком пройдемся. Тем, кто сидит на диете, опять же, это полезно. А завтра вечером поедем к твоему папе, о’кей?

Он встал и с удовольствием, до хруста, потянулся.


Ева разглядывала свои ногти. Она недавно оправилась от ранений, полученных в ходе спецоперации, проводившейся в одной из кавказских пещер, и на приключения ее пока не тянуло.

– Ты у нас уже была и буфетчицей, и биологом, – повторил Рязанцев. – А теперь побудешь астрономом.

– Меня засылать в институт нельзя, – вздохнула молодая жена полковника. – Вася всем разболтает, что я из ФСБ. Я чувствую, что он не умеет держать язык за зубами. Каждому из своих сотрудников Василий сообщит, что я работаю на службу безопасности. По огромному секрету.

– А мы сделаем так, что Юдин не поймет, что это ты, – сказал полковник, – наденем на твою голову длинный кудрявый парик, в глаза вставим зеленые контактные линзы, а за щеки – специальные подушечки для изменения формы скул. Муж родной не признает!

– И что я там буду делать? – спросила Ершова, поняв, что отвертеться ей не удастся. – Следить, чтобы никто не украл рюкзачок с прибором в то время, когда Вася пойдет в буфет перекусывать?

– Нет, – покачал головой Владимир Евгеньевич, – защита рюкзачка и Васи не входит в твои задачи. Просто изучи окружение Юдина. Может оказаться, что он не замечает чего-то очевидного. Так иногда бывает с талантливыми людьми, тем более такими, как Василий. Физическая сила, добрый нрав и доверчивость приводят к тому, что ему чужда всяческая осторожность. Заметь, Юдин продолжает ходить по улицам ночью как ни в чем не бывало, несмотря на то что его уже дважды атаковали. Он – оптимист. А ведь наверняка враг у него под самым боком.

– Мне непонятно, – сказала коротко остриженная, смуглая Ева, которой вскоре предстояло перевоплотиться в длинноволосую зеленоглазку, – почему люди, нападающие на него, действуют так глупо? Ведь понятно же было после первого случая, что Вася – парень не промах. У него кулаки больше моей головы. Чистый Илья Муромец! Почему на него и во второй раз бросились с голыми руками? Может, их все-таки сам Василий интересует, а не устройство?

– Устройство имеет очень большую ценность, – покачал головой Рязанцев, – мне звонили из президиума Академии наук, объясняли. Навигационная система, использующая пульсары, намного надежнее, чем существующая американская GPS или наша российская ГЛОНАСС. И GPS, и ГЛОНАСС используют искусственные, запущенные в космос спутники Земли, посылающие навигационные сигналы. Эти спутники можно сбить ракетой, они ломаются, они могут излучать неправильно, к тому же террористы могут атаковать центр управления спутниками, наземный, так сказать, сегмент системы. А звезды-пульсары никуда не денутся, ремонтировать их не надо, запустили их тоже без нас, и в качестве мишени для атаки бойцов Бен Ладена представить их трудно. Есть и еще одно преимущество – ориентируясь на звезды-пульсары, можно определять свои координаты не только на поверхности Земли, но и в глубоком космосе. В любом месте Галактики. Потеряться отныне невозможно.

– Прямо фантастика какая-то, – с сомнением сказала Ершова.

– Ну почему же? – не согласился полковник. – Человечество издавна ориентировалось по звездам. Теперь же это поставлено на новую технологическую платформу. Кстати, американцы тоже пытаются создать такую систему, но неизвестно, насколько они продвинулись. А отдел, в котором работает Василий, все научные и технические задачи, связанные с созданием такого навигатора, уже решил. И тем самым нанес страшный удар производителям GPS-приемников во всем мире. А это – многомиллиардная индустрия.

– Я поняла, – сказала Ева.

Она считала, что длинные прически ей не идут, и никак не соглашалась на уговоры супруга отрастить волосы хотя бы до плеч.

– Может, надо просто заставить сотрудников отдела пульсаров сдать прибор и чертежи в надежное место? – предложила Ева, подходя к мужу и прижимаясь к его плечу.

– Можно и в сейф, – сказал полковник, – можно! Но ведь нам нужно не только прибор спасти, но и вычислить тех, кто за ним охотится. Мне очень-очень интересно, кто это, такой наглый, организовал уже два нападения. Вася будет у нас наживкой, а ты проследишь за развитием событий с близкого расстояния.

Рязанцев наклонился и поцеловал Еву в мягкие губы.

– Никто лучше тебя не справится, – сказал он молодой жене.


Василий прошел по гулкому сумрачному коридору, толкнул дверь туалета и вошел. Свет был ярким, кафель сверкал, как снег на солнце. Ощущался запах хлорки. В здании было тихо. Где-то капала вода. Тянуло сквозняком. Василий взглянул на себя в зеркало и остался доволен отражением.

«Не красавец, но вполне симпатичный парень», – с удовлетворением подумал он, потер шрам на лбу, повернулся, подошел к ближайшей кабинке и попытался открыть дверцу.

Заперто.

Вася пожал плечами, потом подошел к другой кабинке и снова толкнул дверь.

И снова оказалось заперто.

Василий живо заинтересовался этим научным феноменом. Ведь если в здании уже почти никого не осталось, то кто может занять две кабинки сразу?

Подсчитывая вероятность такого события, Василий толкнул третью дверцу, но она тоже не поддалась.

«Вот шутники», – подумал Юдин.

Когда-то, в буйном подростковом возрасте, он с друзьями занимался тем, что запирал кабинки школьного туалета на шпингалет, а потом вылезал через верх или протискивался в щель под дверью.

Вспомнив об этом, Вася покраснел. Что-то тихо, на грани слышимости, зашелестело совсем близко от Юдина. Астроном замер. У него появились нехорошие предчувствия. Чуткий слух Васи различил где-то неподалеку еле сдерживаемое тяжелое дыхание. Молодой человек быстро наклонился и заглянул под ближайшую дверцу. Там ничего не виднелось, но бывшего хулигана Васю Юдина было трудно сбить с толку. Астроном подпрыгнул и заглянул в кабинку сверху. Там, с трудом балансируя на белой сантехнике, скрючились двое в черных костюмах. У одного из них был длинный нос и близко посаженные злые глаза. Второй был лысым, и кожа на его голове отливала серебром в ярком свете ламп.

– Привет, – хрипло сказал длинноносый и рывком распахнул дверь, пытаясь сбить Васю с ног, но тот отпрыгнул в сторону.

Одновременно раскрылись двери двух оставшихся кабинок. Нападавших было, как и в прошлый раз, четверо. Длинноносый ринулся на Василия, широко расставив руки. В одной руке у него была белая, дурно пахнущая тряпка. Трое других отрезали астроному путь к спасению. Толстяк, чей нос был заклеен пластырем, плотно закрыл дверь туалета и загородил грудью выход.

– Сдавайся, – сказал длинноносый, приближаясь к Василию и явно намереваясь прижать к его лицу тряпку с хлороформом.

– Ни за что, – ответил Василий.

То, что произошло в следующие секунды, было похоже на голливудский фильм. Вася размахнулся, и ближайший противник – им оказался лысый – отправился в глубокий нокаут. На Васины плечи прыгнули двое, но астроном даже не покачнулся. Двумя ударами локтей он расшвырял преступников, как котят. Толстяк отлетел в сторону, шмякнулся о стену, но тут же вновь вскочил на ноги. Картавый остался лежать на полу у подоконника. Толстяк замер, став в боксерскую стойку, – нападать ему было страшно, но отступать он тоже не собирался. В этот момент длинноносый попытался зажать Василию нос тряпкой. Астроном сделал шаг вперед и наступил на ногу вожаку, надавив на ступню врага всей своей немалой массой. Длинноносый ойкнул и согнулся, Вася коротко размахнулся, и нападавший, кувыркнувшись, отлетел к умывальнику. Толстяк кинулся было Юдину под ноги, намереваясь сбить его на пол, но Василий легко перепрыгнул через него, попутно сильно ударив локтем картавого, который встал, покачиваясь и беспорядочно размахивая кулаками в воздухе. Раздался хруст, рука преследователя безвольно повисла. Теперь в добром здравии, помимо Васи, оставался только один толстяк. И было видно, что ему страшно. Разъяренный астроном наступал. Толстяк пятился. Дважды он чуть не поскользнулся, но каждый раз ему удавалось сохранить равновесие.

– Кто вас послал? Что вам от меня нужно? – спросил Василий, делая свирепое лицо.

Толстяк кинулся вперед. В руке его что-то мелькнуло. Рука Юдина встретила толстый рыхлый кулак толстяка в воздухе, и в то же мгновение кисть астронома скрутило невыносимой болью.

«Электрошокер», – сообразил Вася, нанося раскрывшемуся толстяку удар левой. Мало кто знал, что Василий – скрытый левша и левой рукой бьет еще сильнее, чем правой. Толстяк взлетел в воздух, сделал, как заправский гимнаст, полтора оборота и рухнул рядом с унитазом. Астроном несколько раз сжал и разжал пальцы пострадавшей от электрического заряда руки, а потом обвел взглядом поле боя. Тела в черных костюмах лежали в живописных позах, широко раскинув руки и ноги. Василий подошел к длинноносому и присел рядом с ним на корточки. Тот стонал и держался за ступню. Тряпка, воняющая хлороформом, лежала неподалеку. Вздохнув, Юдин открыл кран холодной воды, сложил руки ковшиком, набрал ледяной жидкости и выплеснул в лицо вожаку. Физиономия длинноносого постепенно приобрела выражение, схожее с осмысленным.

– Кто вас послал? – грозно спросил Василий.

Вытянутое лицо главаря исказилось.

– Говори, – почти весело сказал Юдин, – а то я тебе и вторую ногу сломаю. Честное слово!

Слегка косящий взгляд длинноносого был полон ненависти.

– Давай-давай, не стесняйся, тут все свои, – подбодрил его Вася. – Объясни мне, зачем надо было пытаться напасть на меня здесь, в туалете? Вы думаете, что я и в туалет с прибором хожу?

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации