112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 17

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 января 2017, 14:20


Автор книги: Ольга Романовская


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 17 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

И кому все же «сливает» информацию Неврис? Зуб даю, своему бывшему любовнику. А тот наверняка хочет свалить Барашта и, чем не версия, поставить туда своего человека. Если того же Невриса, первая уволюсь.

22

Выходной… Ох, выходные у работников Карательной инспекции отравлены работой. Хотя бы выспаться дали, хотя с такой дозой снотворного, которую приняла накануне, не добудились бы десятью диктино.

Марк ночевал у меня. После посиделок в кабинете Лотеску лично сдал меня с рук на руки. А после напомнил о лаборатории и волоске, который я забрала. Даже стыдно стало, хотела выбросить улику, но начальник возразил: хороший работник проверяет всех.

– Совесть моя чиста, ишт Мазера, ничего страшного вы не узнаете, зато вопросов убавится.

Лаборанта отловила чуть ли не в раздевалке, где они оставляли рабочую одежду. Естественно, Герт не обрадовался новому заданию, заупрямился, потребовал визу начальства. Оно, начальство то есть, пререкания слышало и крикнуло с лестницы:

– Сделайте. И когда будете выдавать милой госпоже результаты, пальцем у виска не крутите. Скоро весь личный состав проверим.

И вот теперь я торопливо чистила зубы, слушая Марка. Тот из-за двери вещал об оставленных сообщениях и самом главном, ради чего, собственно, и встала.

Нашли Дейва. Ну, вернее, как нашли… Марк туманно намекнул, что вроде нашли, но опознавать не надо. Сразу поняла: труп обезображен. Гадко, мерзко, но ехать надо.

Нет, в отдел меня никто не звал, даже удивились, узрев на рабочем месте. Особенно Неврис. Он как-то странно посмотрел, пристально, даже подозрительно и одновременно с легким страхом. Последнее несколько обескуражило. Или покровитель рассказал о папке с пикантными данными? Я пролистала досье перед сном, гадая, что могло заставить мужчину с нормальной ориентацией резко ее сменить. Партнеров у Невриса оказалось два. С первым, видимо, он тренировался перед весьма влиятельным чиновником. Никогда бы не подумала, что тот, на вид обычный семьянин, любит… даже не мальчиков.

Неврис, наверное, специалист, не один год провел в специфической позе. Видимо, повышение оказалось важнее унижения и боли.

Дальше просто просмотрела, не желая знать, куда и сколько раз в месяц ходил непосредственный начальник. Перед глазами поневоле вставали пошлые извращенные картинки.

Снова вчиталась в текст, только когда речь зашла о Карательной инспекции. Тут шли записи переговоров Невриса. Тот докладывал о происходящем в инспекции, давал краткие характеристики сотрудникам, коллегам и вышестоящим. Диву даюсь, мне – и вдруг дали почитать такие материалы! Будто заместителю или доверенному лицу.

Поздоровалась с начальником, который, кстати, судя по переговорам, уже общался с женским полом, бросила сумку и набрала код лаборатории. Там рявкнули, что ничего не готово, и я с чистой совестью отправилась к этажному секретарю: все бумаги стекаются к ней, а затем распределяются между сотрудниками.

Так и есть, копия полицейского протокола.

Тут же, у стола, прочитала и нахмурилась. Внутри боролись два противоположных чувства: жалости и справедливости. Я столько лет проработала с Дейвом, мы друг другу иногда помогали, шутили, обсуждали сплетни и новости – и вот его нашли размазанным по рельсам. Труп раскидало на целую милю, от головы ничего не осталось, лепешка.

Опознали Дейва по диктино: он чудом сохранился на руке, колеса размозжили кости выше.

К протоколу прилагались магические изобразительные карточки. После первой же стало дурно, и я поспешила засунуть ее обратно.

Свидетелей нет. Быстро сработал некромант! Эксперты потом ответят точно, но предполагаю, Дейва не стало в день исчезновения. Наверняка его оглушили, опоили, околдовали, может, даже убили и только потом, впотьмах, бросили под поезд. Некромант надеялся, жертву не опознают, но диктино подвел. Без него бы числился Дейв неизвестным.

Жалко – и одновременно поделом! Дейв согласился убить Алину, провел по указке ритуал над случайной жертвой… Стоп, Магдалена, ты дура! Дейв никогда бы не спутал Алину с другой девушкой, даже в темноте, узнал бы по голосу. Или он знал, что не она, но все равно убил, опасаясь неприятностей с полицией.

Нет, все равно, не сходится у меня. Ради места Дейв бы не убил. Он завистник, но трус, это по записям разговоров видно. Такой не способен провести некромантский ритуал. Значит, следует искать второй труп – исполнителя одноразового заказа. Либо представителя преступного мира, либо обитателя бедных окраин, вроде тех, где за нами с Лотеску следили. Эта слежка… Надо бы спросить, кто и зачем, но первый зам и так меня в кошмарных снах видит, вчера вообще уволил в воспитательных целях…

Помучилась немного и отправилась писать служебную записку, где подробно изложила все соображения. Пока трудилась, обосновывала предположения, объявился Герт. По диктино, разумеется, и с ехидцей протянул:

– А чего не Барашта сразу?

– Лучше результаты скажи, – прервала я поток издевательств.

– Провалилась громкая сенсация. Я, конечно, не видел ни одной экранации, уровень потенциала не скажу, разве уговоришь начальство поделиться кровью, но на месте преступлений первый зам не был. Увы и ах!

Поблагодарила лаборанта и пообещала шоколадку. В ответ донеслось недовольное:

– Хоть бы раз деньгами мои нервы оплатила!

Итак, еще одному человеку можно доверять. И, что немаловажно, человек этот обличен властью и, может, защитит маленькую меня. Пока вроде покровительствует, но никогда не зарекайся.

Так не хватало сейчас поддержки любимого человека, банально хотелось переложить проблемы на чужие плечи и не думать ни о каких некромантах. Раньше позвонила бы Гарету, теперь некому.

В итоге набрала код Тайрона. Знаю, с ума сошла, а он просил не звонить, причины тоже знаю, но после всех этих карточек…

Вопреки ожиданиям хассаби ответил. Даже до того, как, испугавшись, нажала на отбой. Голос оказался бодрым, даже радостным.

– Простите, Магдалена, совсем закрутился! С меня извинения.

Опешила, пытаясь понять, за что он извиняется. За невыполненное обещание? Так кто я и кто хассаби Тайрон Эламару? Обычные-то парни не звонят, а тут баронет, заводчик.

– Не надо, – отчаянно замахала руками, будто Тайрон мог увидеть. Или мог? Вдруг у него визуальный режим включен? – Вы занятой человек, у вас обязанности перед обществом, а я – всего лишь мелкая служащая. Именно мне следует извиниться за фамильярность, хассаби. Набрать ваш код – непозволительная наглость.

– Бросьте, Магдалена! – рассмеялся Тайрон и, понизив голос, заметил: – У любимых людей социального статуса не бывает.

– Но я как бы…

– Все, решено, заеду за вами в Инспекцию через час. Хватит работать! Вы и за ужином выглядели бледной и уставшей. Скажу вашему начальству, чтобы отпустили.

Кивнула, промолчав о том, что меня еще вчера спровадили домой на законных основаниях.

В голове никак не укладывалось нереальное. Сказка какая-то! Прекрасные принцы для служанок только в любовных романах, на деле же мне подходят люди круга Марка. А тут баронет!

Ох, сердце так сладостно сжимается!

Окрыленная столь щедрым вниманием к своей особе, быстро закончила писать служебную записку и побежала к секретарю Лотеску. Передала вместе с сопроводительным письмом аж на три страницы и, не тревожа высочайший покой, вернулась обратно.

– Госпожа ишт Мазера, – окликнул Неврис, – а почему вы не дома? Я выяснял, вам положен выходной.

– Специально выясняли? – вскинула брови я.

Начальник промолчал и покосился на мой стол. Так, неужели действительно знает о папке с компроматом?

– Можно вас на минуточку? – Неврис махнул рукой на свой закуток и зыркнул на остальных так, что все тут же склонили головы над бумагами.

Определенно, знает. Теперь понятно, чего он боится.

– Эм, хотите кофе?

Предложение оказалось, мягко говоря, неожиданным. Вежливо отказалась и села. Неврис же остался стоять.

– Знаю, отношения между нами не сложились, но я ничего не имею против вас, госпожа ишт Мазера. Я человек новый, стремился действовать по инструкции… Словом, надеюсь, вы не станете жаловаться.

– Кому? – Я пока ничего не понимала.

– Господину ишт Лотеску. Бумаги можете не готовить, – поспешил добавить Неврис, – занимайтесь только некромантом.

Ясно, доходилась к первому заму!

Едва подавила смех, решив не разубеждать Невриса. Пусть и дальше думает, будто я местная фаворитка.

– Как скажете, – пожала плечами и поспешила вернуться на место, чтобы там с чистой совестью прыснуть в кулак.

Воистину, от трагедии до комедии один шаг.

Неврис решил, будто стучать стану, скажу так томно в постельке: «Знаешь, Эмиль, мне жутко не нравится начальник. Портит глаза бумажной работой, портит маникюр и, вообще, он про-аааа-тивный». Ох, не могу, фантастика, да и только! Если стучишь, то изволь выяснить порядки. Здесь нужно не спать с начальством, а выпивать вместе с начальством в высшем обществе.

Смех резко оборвал один взгляд на папку с данными по Дейву. Из нее торчал кончик изобразительной карточки – рельсы.

Пересилив себя, открыла материалы первичного осмотра и начала сличать с коллегой.

Образцы крови и ткани взяли, целые останки на магию проверили – нет ее. Значит, не заклинаем…

Вот и заляпанный кровью браслет диктино. Я смотрела не на него, а на пальцы. Скрючившиеся пальцы.

Рвотный позыв заставил рвануть в туалет, а внутренний голос безжалостно сообщил: «Дейв был в сознании». Шайтан, какой же некромант ублюдок! Мышцы спящего или одурманенного человека не свело бы так, Дейв все чувствовал. Страшная смерть! Но неужели никто не слышал криков?

Расставшись с содержимым желудка, ополоснула лицо водой и немного попила. Полегчало.

Ты должна, Магдалена, думай!

Дейва я простила. Невозможно не простить человека, которого заживо переехал поезд.

Значит, Дейв не кричал. Кляп? Или в него выстрелили из духового ружья парализующим ядом. Возможно, и из парцилена, только поставили режим тяжкого вреда. Например, перебили ноги: нужно же было обездвижить Дейва. Только, думаю, некромант поступил гораздо проще: назначил встречу, подкрался сзади, оглушил. А дальше – веревки и поезд.

Так, ладно, теперь проверим, точно ли это Дейв. Изобразительные карточки, конечно, помогают в опознании, обычно еще и портативные голограммы делают, только тут не из чего.

Какие у Дейва особые приметы?

Положила перед собой полицейский протокол и начала вспоминать. Я уже вернулась в отдел и в ожидании Тайрона продолжила работу. Нужно исключить любую ошибку, убедиться, что никто не нанесет удар в спину. Хватит мне некроманта!

К слову, если Дейв воскреснет, придется признать часть умозаключений ложными. В части о двух сообщниках. Человек, разыгравший собственную смерть, способен убить хоть Алину, хоть свидетельницу, которую по ошибке принял за бывшего секретаря Лотеску.

Так, кольцо. Смотрим, есть ли это колечко на удачу: Дейв его как оберег носил. Есть. Конечно, его могли надеть на руку после смерти, поэтому радоваться рано. Мне бы увеличение, поговорить с экспертом, чтобы узнать, по размеру ли кольцо.

Остального, вроде возраста обладателя отрезанной руки, особых примет Дейва, не знаю: не его девушка и не врач.

Глянула, где нашли тело, и полезла в справочник, искать код местного полицейского участка. Все равно выходной испорчен, испоганю его окончательно опознанием.

Разговаривать со мной не желали, но я настырная. В итоге дозвонилась до младшего инспектора, который сначала ругался, а потом буркнул: «Приезжайте!» И все, отбил вызов.

Ехать не хотелось, но надо. Дело мое, всех собак повесят тоже на меня.

Только сейчас услышала странные звуки. Обернулась и поняла: Мариша плачет. Тоненько так, всхлипывая через такт.

Остальные почему-то осуждающе смотрели на меня. Не выдержав, встала, громко заявила: «Да жалко мне его! Несмотря на теневые игры, жалко» и позорно укрылась в туалете. Вот не смотрела на пустой стол, успокоилась, сосредоточилась на деле, а тут снова накатило.

Через минуту ко мне присоединилась Мариша. Рыдали мы вместе, только по-разному. Я, видимо, неправильно, потому что, когда завибрировал диктино, восстановила дыхание за пару вздохов.

– Госпожа Магдалена ишт Мазера, – строго отчеканил Лотеску, – потрудитесь объяснить, что вы делаете в Карательной инспекции?

– Работаю, – удивленно ответила я и отошла от раковины, чтобы шум воды не заглушал разговор.

– Это ваши всхлипы? – Ухо начальника уловило рыдания Мариши.

– Нет, хассаби. Смерть Дейва произвела неизгладимое впечатление на отдел. Я как раз собираюсь ехать на опознание.

– Никуда вы не едете! Я дал вам выходной не просто так. Ишт Мазера, вы заработаете второй нервный срыв, и это в такое время! Папку по ишт Лагару оставите на работе, в сейфе. А мыслишки занятные, разовьете завтра. Ишт Лагара опознают без вас.

Вот так, нашли и выгнали домой. То-то Тайрон обрадуется! Он, кстати, позвонил через пять минут, описал свой огнемобиль и велел спускаться. Еще один хассаби с приказами в ультимативной форме.

Но, если честно, спасибо начальнику. Меньше всего на свете хотелось опознавать обезображенный труп и радовать полицейских рвотными спазмами.

Убрала документы в сейф, уведомила Невриса об уходе и поспешила на свежий воздух. Стены Инспекции давили, голова кружилась. Не хватало еще в обморок упасть!

Марк присоединился ко мне уже в холле. Судя по сбившемуся дыханию, бежал из другого корпуса, да еще с верхнего этажа.

– Меня встречают, – предупредила телохранителя. – Не ссорьтесь, пожалуйста. В прошлый раз ты повел себя не лучшим образом.

– Это тот же хассаби? – догадался Марк. Судя по выражению лица, Тайрон ему не нравился.

Кивнула и получила в ответ заверения: ночная выходка не повторится.

Вспомнив, набрала в дверях код приемной Лотеску и попросила сообщить о результатах опознания. Не желаю сюрпризов.

Огнемобиль Тайрона заметила сразу. Что-то становится привычным распахнуть дверцу и на глазах завистливых свидетелей сесть на переднее сиденье. Тут оно кожаное, бежевое, но тоже мягкое и приятное. И сам огнемобиль шикарен.

Марк привычно шагнул вперед и проверил, нет ли сюрпризов. Тайрон наблюдал за ним с пристальным вниманием. Поджатые губы выдавали недовольство, но хассаби молчал.

Убедившись, что все в порядке, телохранитель кивнул мне, и я отработанным движением порхнула на переднее сиденье и сразу пристегнулась – рефлекс. Тайрон, вроде, не лихачит, но лучше перестраховаться: другие водители легко могут «подрезать».

Марк устроился сзади, коротко пояснив: одну меня не оставит, не положено.

– Я планировал провести время несколько иначе, – Тайрон покосился на телохранителя. – Поверьте, я сумею защитить вас.

Развела руками. Начальство велело даже спать с охраной, не то, что на свидания ходить.

– Хорошо, – принял какое-то решение хассаби и сел на водительское сиденье. – Тогда так: речная прогулка. Мы спокойно поговорим, а молодой человек постоит в сторонке. С яхты вас никто не похитит.

Невольно вспомнилась предыдущая поездка и ее печальный итог. Но яхта не лодка, ее так просто не потопить. И я согласилась.

Огнемобиль плавно тронулся с места. Манера езды Тайрона отличалась от манеры Лотеску, хотя хассаби не осторожничал, не плелся на скорости парчелы. И в то же время не летел, как на пожар. Руки уверенно сжимали руль; огнемобиль будто заставлял расступаться остальных участников движения.

До пристани добрались быстро. Разумеется, Тайрон не пришвартовал яхту возле прогулочных корабликов. Она стояла в эллинге клуба, и теперь рабочие спешно спускали судно на воду.

Одномачтовая красавица производила впечатление. Белоснежная, с ярко-синей полосой по борту и золотыми буквами «Весна» на корме. Я как завороженная наблюдала за тем, как яхта скользит к воде, как погружается в нее. Тайрон перехватил мой взгляд и улыбнулся.

Потом мы по сходням взошли на борт, где хассаби уже поджидала команда во главе с капитаном. Всего три человека. Когда только успели взойти на борт?

– К озерам, – отдал распоряжение Тайрон и повел меня в каюту.

Обернувшись через плечо, хассаби добавил:

– Аперитив и закуски. Что-нибудь легкое.

Официант кивнул и скрылся из виду. А я? Я испортила момент работой: банально обернулась, еще раз глянула на огнемобиль и поманила Марка.

– В чем дело? – встревожился Тайрон.

Он переводил взгляд с меня на охранника, силясь понять, почему Марк так хищно осклабился. Хассаби ему откровенно не нравился. Причину я знала – чистая психология. Нужно бы поговорить с Марком, объяснить, никто его не оскорблял. Та история, она ведь не забыта. Нет, это ж надо было додуматься – приревновать и попытаться доказать свое превосходство в койке! Просто так, потому что смазливая девушка не пожелала поцеловать его, а чмокнула другого. Из-за титула и денег, как полагал Марк. Впрочем, хватит анализа, очень мы им, женщины, грешим. Придумаем, разовьем, «ах, он думал то-то, но не мог, поэтому», а на самом деле мужчина все уже забыл и просто развлекался. Словом, говорить не стану.

– Ничего, – улыбнулась я, поправив браслет на руке. Простенький такой, из стекляруса, зато яркий, поднимающий настроение. – Я заколку в огнемобиле потеряла, Марк сейчас принесет.

Телохранитель намеки понял, хмыкнул и поспешил осмотреть дорогое средство передвижения. Зачем? Перед тем как кому-то довериться, нужно его проверить. Сказочного принца тем более. Нет, я верила Тайрону, интуиция характеризовала его как честного, порядочного, любящего человека, но посиделки с Лотеску давали о себе знать. Алина упоминала шикарный огнемобиль и одинокого мужчину – вот и проверяю очередного. Самодвижущаяся повозка, конечно, не такая: и размер, и цвет не тот, вместимость опять же, но пусть Марк поглядит.

Паранойя благополучно уснула, когда телохранитель через пару минут доложил: огнемобиль не битый, не перекрашивался, ничего подозрительного нет, числится за Тайроном уже четыре года, и никакого другого он не покупал, нужные люди проверили. Все это телохранитель шепнул мне на ушко и для отвода глаз сокрушенно громко сообщил: заколку он не нашел.

Тайрон нашей комедии не видел: беседовал с капитаном. Я же сидела в кают-компании на мягчайшей софе и потягивала легкое розовое вино, закусывая фруктами.

Стены украшали литографии с парусниками, а на самом видном месте висел барометр. Судя по его показаниям, буря нам не грозила.

Предложила Марку сесть рядом и потянулась за вторым бокалом. Знаю, он для Тайрона, но, по-моему, невежливо угощать только одного гостя, если согласился взять на борт обоих. Телохранитель вежливо отказался.

Легкий толчок возвестил: отчаливаем.

Вскочив, подбежала к иллюминатору. Так и есть – пирс постепенно удалялся.

– Как устроились, Магдалена? – в дверях показался Тайрон.

Взгляд его остановился на Марке. Кончики губ Тайрона тут же поползли вниз, но вслух своего недовольства он не выразил, поступил иначе, изыскивая способ остаться наедине, – пригласил осмотреть яхту. Она оказалась шикарной. Не плавучий дворец, но все удобно, к месту – самое то для хассаби.

Я благоговейно ступала по ковровым дорожкам, любовалась панелями из ценных пород дерева, затейливыми коваными украшениями. Но в наибольший восторг меня привел капитанский мостик. Глядя на то, как я буквально пожираю глазами штурвал и кучу разных рычажков, Тайрон шутил, что мир потерял знатного моряка.

– А куда мы плывем? – оторвавшись от чудес магической техники – яхта Тайрона не управлялась банальными парусами и поворотом руля, – я задала вопрос, с которого начинают путешествия все нормальные люди.

Нет, я слышала указания капитану, но хотелось бы уточнений. Их не последовало.

– Вверх по реке, затем в озера. Думаю, ужин посреди голубой глади вам понравится, – улыбнулся хассаби и приобнял меня за плечи.

Руку скидывать не стала, так и продолжала стоять, вполоборота к капитану, вполоборота, собственно, к Тайрону.

Команда тактично делала вид, будто ничего не замечает.

– Хассаби, все так нереально, я не верю, – покачала я головой. – Признайтесь, про любовь – это все ложь? Есть женщина, да, симпатичная, но она из низов…

Тайрон прикоснулся пальцем к моим губам и усмехнулся. Потом и вовсе наклонился, будто бы поцеловать, но в самый последний момент отстранился, вызвав вздох разочарования.

– Как же вы циничны, Магдалена! А еще женщина!

– Цинизм и здравомыслие – разные вещи, – улыбнулась я. – Но десять лет назад, хассаби, вы бы вдоволь насладились моей глупостью.

Тайрон рассмеялся и повел обратно, к каютам. Там, в коридоре, хассаби все-таки поцеловал и, аккуратно сжав в ладонях мое лицо, прошептал:

– Магдалена, я не дурак. В чем вы меня подозреваете?

Ошеломленно уставилась на него. Улыбается, а глаза серьезные. Пальцы чуть поглаживают кожу, не сжимают, просто не дают отвести взгляд.

Заерзала, ощущая неловкость. Не люблю, когда вот так пристально смотрят и требуют ответить на прямой вопрос. Они обычно неприятные, поэтому предпочитаю соврать или и вовсе отмолчаться.

– Вы не теряли заколку, – не спрашивал, а утверждал Тайрон, – вы проверяли огнемобиль.

Он отпустил мое лицо, но не отошел ни на шаг.

– Это по работе, – взвесив все за и против, решила ответить правду, но строго дозированную. – Есть ориентировка… Но больше никаких проверок! – поспешила добавить я, заметив, как дернулось, будто от удара, и вытянулось лицо собеседника.

Тайрон молчал, задумчиво вертя кольцо на пальце, а потом покачал головой:

– Не ожидал. Хотя вы ведь из Карательной инспекции, это многое объясняет. Вы подозреваете всех и вся, даже собственных детей потащили бы на допрос.

Обвинение больно резануло сердце.

В голосе Тайрона звучала боль и горечь. Мимика, язык тела подтверждали – я обидела хассаби. Он даже выслушивать мой ответ не стал, указал на кают-компанию, а сам вернулся на мостик. Я же осталась стоять.

Неужели ошиблась, неужели все эти слова о любви – не ложь, а правда? Ну не стал бы хассаби так реагировать на обычное оскорбление, высокомерно заявил бы: «Не доросла еще меня подозревать» и вышвырнул бы на берег, не забыв нажаловаться начальству. А этот… Словом, не выдержала и пошла извиняться.

Тайрон извинения принял, даже не дослушал, отмахнувшись:

– Забыли! Только не повторяйте подобного. И вы не наряженная девица из клуба. Поверьте, у меня достаточно денег, чтобы снять любую, даже самую порядочную, тут другое.

– Что? – теперь пришла моя очередь пристально смотреть в глаза хассаби.

– Пока не знаю, но нечто глупое, из-за чего я отвечаю на ваш звонок посреди совещания, – улыбнулся Тайрон. – Кто бы мог подумать, что неуклюжая девица уронит не только мой диктино, но и доберется до мыслей!

Он смотрел так… Словом, вещь с таким взглядом не покупают, и я расслабилась, поверила. Влюбленные, они разные, но одинаково беспомощны перед наплывом чувств.

– Магдалена, тогда и я вынужден спросить: ради чего вы согласились встречаться со мной?

Как-то незаметно оказалась в кольце его объятий. Они не сжимали клещами, а всего лишь дарили тепло. И я растаяла от него, обмякла, впервые за эти дни почувствовав себя защищенной.

– Не знаю, – честность за честность. – Решила поверить в сказку.

Тайрон провел ребром ладони по волосам и поцеловал. Я ответила на поцелуй, ощущая себя такой нужной, счастливой и, главное, не одинокой посреди мира, где за каждым углом подстерегает труп, а за спиной точит нож некромант.

– Вы просто устали, нельзя так. Даже я позволяю себе выходные.

Кивнула и вслед за Тайроном вернулась в кают-компанию, к Марку. Тот сидел там же, где я его оставила, даже не повернул головы, когда мы вошли. Ну да, «маячок».

До озера дошли быстро: сказывались ходовые качества яхты.

Прильнув к окну, не могла налюбоваться открывшимся видом. То покажется островок, то песчаная коса, то живописная роща. И посреди этого предстояло ужинать. Красота!

Присутствие Тайрона ощутила не оборачиваясь. Он не касался руками, не дышал в ухо, но знала, хассаби стоит за спиной.

– Выбирайте место, и мы бросим якорь.

– А как же ужин?

Не в силах оторваться от водной глади, я грубо нарушила правила этикета, не повернулась лицом к дворянину. Тот не обиделся, рассмеялся и заверил, ужин давно готов.

– Нам накроют на палубе. С вашего позволения мы поужинаем вдвоем, без вашего спутника. Или это запрещено?

Мотнула головой и, обернувшись, обещала сама поговорить с Марком. Только пусть его тоже накормят.

– А мы высадим его, – подмигнул Тайрон. – Тут есть одна деревушка…

Понятно, меня ожидает романтический ужин. Нет, не так – меня – ожидает – романтический ужин с хассаби. Неужели небеса разверзлись? Даже нервно рассмеялась, вызвав недоумение Тайрона. Не верю. Смотрю на него и не верю, поэтому и смеюсь. Он слишком богатый, слишком родовитый для меня.

– Что с вами, Магдалена?

Все, пора перестать смеяться, а то хассаби решит, будто влюбился в умалишенную.

Икоса взглянула на Тайрона и тут же отвела взгляд, смутившись от того, что хассаби заметил мое внимание. А я опять его проверяла. Вдруг, пока не вижу, на лице скучающее выражение? Просто нравился мне Тайрон. Шла на свидание, ничего к нему не испытывала, а теперь с удовольствием бы прижалась. И парфюм у него приятный, хочется нюхать и нюхать. Похоже, я влюбилась. Как девчонка! Самой смешно, но глупо отрицать.

Бедный Гарет, напророчил!

– Магдалена, вы странно себя ведете. Что-то задумали?

Тайрон с прищуром смотрел на меня. От этого у него лучиками разбежались тоненькие морщинки вокруг глаз. Едва заметные, но такие трогательные.

Что подмешали в вино? Шайтан, я ни разу не сентиментальна, а сейчас растеклась. Сбылась мечта идиотки, нашелся принц для дочери столяра. А, гори оно огнем, закручу роман!

– Магдалена, о чем вы думаете?

Тайрон практически касался меня, но не обнимал. Это пограничное состояние между обычным разговором и интимностью рождало странные ощущения. То ли хассаби знал, то ли у него случайно вышло, но он нашел лучший способ смутить и взволновать женщину.

Я многозначительно молчала и улыбалась. Пусть гадает. Сама же думала… об ужине. Да, не о его глазах, губах, руках, а «Эсканьоле» и разных вкусностях. Мысли о любви возбуждали аппетит.

– Магдалена, – закашлял за спиной Марк, – меня выпроваживают. Вы точно хотите с ним остаться?

Бедный телохранитель! По моей милости он болтается на борту яхты, а не сидит с друзьями, танцует в клубе или смотрит зажигательное представление варьете в обнимку с девушкой.

Марк подозрительно косился на Тайрона. Тот отвечал ему насмешливым, высокомерным взглядом и будто невзначай положил руку мне на талию. Понятно, дал понять, что Марку тут не место и он всего лишь телохранитель. Но и я не вещь, как бы мужчина мне ни нравился, а подобное шоу устраивать не позволю. Поэтому руку осторожно сняла, улыбкой дав понять – не обиделась, просто не время, и попросила показать, где именно высадят Марка.

Деревушка действительно оказалась деревушкой, а не коттеджным поселком. У берега покачивались рыбацкие лодки и мелкие суденышки, сушились на солнышке сети, бегали по причалу, попрошайничая, полосатые кошки.

Яхта – целое событие для жителей такого местечка. Вот и теперь они высыпали, желая поглазеть на толстосума, по неведомой причине бросившего якорь вдалеке от привычных мест. Обычно яхты проходили под парусами мимо, к шлюзам.

Я стояла на капитанском мостике и скептически всматривалась в ряды построек, напоминавших расшатавшие зубы. Отпускать туда Марка не хотелось, не ухой же ему питаться? Пока даже питейного заведения не видно.

– Хассаби, – я приняла решение и теперь просто ставила Тайрона в известность, – давайте поужинаем на корме, а Марк останется в кают-компании. Он нам не помешает.

– Хватит с меня свиданий на троих! – нахмурился высокородный поклонник. Кажется, решение ему не понравилось, и Тайрон собирался воспользоваться правом вето. – Ваш телохранитель останется на берегу. На обратном пути мы его заберем. Или нужна еще какая-то проверка, чтобы этот тип не маячил рядом? Я согласен, пройду, только чтобы без посторонних!

– По инструкции не положено, – тут же объявился рядом Марк, будто специально нервируя хассаби.

Телохранитель смотрел прямо и нагло, да еще попытался оттеснить его от меня. Этого Тайрон не стерпел и потянулся к диктино. Догадавшись, кому он собрался звонить, уговорила Марка подождать на берегу. Не желаю портить вечер себе и карьеру ему.

Опустили сходни.

Марк одарил Тайрона подозрительным взглядом и нагло предупредил: если я не отвечу на вызов, к нам приплывут ликвидаторы.

Терпение аристократа закончилось. Он решительно шагнул к Марку, ухватил за шиворот и прошипел:

– Не зарывайся! Я терплю твои наглые выходки только из-за нее, но ничто не мешает мне написать жалобу. Штрафы делают людей вежливее.

Сколько стоит оскорбленная гордость хассаби, я прекрасно знала, поэтому одернула Марка и велела держать язык за зубами. Шепотом, разумеется, чтобы не позорить. Марк хмыкнул: «Ну, ну, не пожалейте потом» и согласился сойти на берег.

Жалеть не пришлось. Совесть тоже успокоилась: в деревушке оказался сносный кабак. Все это рассказал по диктино Марк, когда сделал контрольный вызов. Видимо, опасаясь, что как только отчалит яхта, Тайрон меня расчленит. А он всего лишь разлил по бокалам «Эсканьол» и провозгласил тост, вогнавший в краску. Нет, с самооценкой у меня все в порядке, но когда мужчина называет тебя не просто самой красивой, а подарком судьбы, становится неловко.

– Называйте меня Тайроном, – когда принесли теплый салат, попросил хассаби. – А то складывается впечатление, будто это не свидание, а допрос.

– Неудобно ведь, – призналась я, ковыряясь вилкой в тарелке. – Вы ведь баронет.

Тайрон прыснул со смеху и едва не пролил на брюки игристое вино. Ореховые глаза лучились, стали на тон светлее. Необычный цвет, красивый. А у некроманта они серые, холодные.

– Тогда, может, и мне называть вас по фамилии? – сделал шутливое предложение Тайрон. – Вы будете кланяться, я посматривать на вас свысока.

Представила себе подобное свидание и замотала головой.

– Тайрон, – имя произнесла с запинкой, привыкая, – я хотела бы поблагодарить вас за эту прогулку. И за тот ужин тоже.

Хассаби рассеянно кивнул и пригубил бокал. Видела, Тайрон хотел что-то спросить, но никак не решается. Пару раз даже открывал рот, но замолкал, не произнеся ни слова. Заинтригованная, я ждала.

Принесли основное блюдо – изумительную рыбу. Она буквально таяла во рту.

И тут Тайрон будто решился. Хмыкнул и встал, чтобы обойти столик и поцеловать меня.

– Вот так лучше, – улыбнулся Тайрон и потянулся за своим бокалом, чтобы, стоя рядом со мной и глядя на закат, выпить за нас.

«За нас» – как обнадеживающе это звучало! А неожиданный легкий поцелуй за ухом отозвался мурашками по всему телу. Я и забыла, как это может быть приятно. И так вдруг захотелось, чтобы этот мужчина остался до утра, а не растворился в ночи.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации