112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 20:56


Автор книги: Павел Федотов


Жанр: Культурология, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Павел Федотов
Мудрость воина. Сборник медитативных притч о неуязвимом мастере Цзи Ши

От автора

Эта книга написана со слов величайшего мастера древнего фамильного искусства Мутасай, учителя Саида. О нем можно было бы написать тысячи книг, но я расскажу коротко.

Он был наполовину китаец, наполовину киргиз. Религией его рода являлся суфизм. По складу характера человек этот тяготел к буддистам и любил даосов. Самого себя же считал просто мастером пути боевого искусства вообще. От своих предков он унаследовал фамильный стиль Мутасай, который некогда был распространен среди суфиев в Центральной Азии и Китае. Дед по линии матери научил его еще нескольким стилям боевых искусств. Комбинацию этих стилей учитель Саид называл абсолютным боевым искусством. Хотя порой использовал и другие термины. Что касается его мастерства, то он достиг такого совершенства, о котором только может мечтать любой из бойцов. Каждое утро он начинал с того, что дробил камни, каждый вечер он погружался в самые глубины медитации. Он умер в возрасте восьмидесяти трех лет, застигнутый селем в тот момент, когда предавался созерцанию посреди горного водопада. Скорее всего, он нашел свое последнее пристанище в глубоких водах Иссык-Куля. Не стоит печалиться о нем, потому что он caм редко печалился.

Он говорил: «Ты мой единственный ученик». Посвящая меня в секреты своего искусства, он рассказывал притчи и легенды, которые унаследовал от своих предков и которые были достоянием родового клана суфиев, воинов – Мутасай. Насколько хорошо я их запомнил, настолько и постарался их передать, дабы почтить память своего почтенного учителя Саида и всех мастеров из клана его предков. Здесь мне хотелось бы оставить место для той молитвы, которую невозможно передать словами: «!!!!!» Аминь!

1

Неуязвимый мастер Цзи Ши был мастером сян-цюань и был мастером в фамильном стиле Бодхидхармы, да и все остальные стили ушу любил. Ну а Би Цзин считал, что стиль должен быть чистым. Oн говорил: «Вот здесь школа чувствуется. А вот в том, что делает неуязвимый мастер Цзи Ши, школы не чувствуется». Так Би Цзин говорил потому, что думал: «Есть школы правильные, а есть неправильные». Например, он думал порой: «Вот сян-цюань – это правильная школа. А вот школа Бодхидхармы – это, ясное дело, неправильная школа».

Раз увидел Би Цзин, что неуязвимый мастер Цзи Ши комплекс сян-цюань выполняет, обогащая его стилем Бодхидхармы. Он и говорит своим ученикам:

– Нy где же тут прямые линии, всё тут какие-то линии не такие.

Неуязвимый мастер Цзи Ши эти слова Би Цзина случайно услышал и говорит Би Цзину как бы невзначай:

– Подойди-ка ко мне, Би-Цзин, я тебе цветок лотоса покажу.

Би Цзин заинтересовался: «Это что еще за цветок такой?» – и подходит. А сам все думает: «Что это, спрашивается, неуязвимый мастер Цзи Ши цветок за спиной прячет?»

Думает он так и все ближе к мастеру Цзи Ши подходит. Тут неуязвимый мастер Цзи Ши как даст Би Цзину прямым ударом в нос и говорит:

– Это первая прямая линия.

Потом в глаз.

– Это, – говорит, – вторая прямая линия. – А сейчас, – говорит неуязвимый мастер Цзи Ши, – ты, Би Цзин, увидишь, как цветок лотоса распускается.

– Ну уж нет, – говорит Би Цзин, – он у меня и так уже в голове распустился.

– А вот оно что, – сказал неуязвимый мастер Цзи Ши и снова комплекс сян-цюань продолжил выполнять. А сам думает: «Странно мыслит этот Би Цзин, в теории ничего не понимает, но зато какой практик!»

2

Однажды в деревню Хуань провинции Хусэй приехал знаменитый патриарх. Крестьяне и монахи, ясное дело, поспешно устремились в храм. А неуязвимый мастер Цзи Ши даже не шелохнулся. Монахи поэтому упрекнули неуязвимого мастера Цзи Ши:

– Ты, наверное, не хочешь медитировать по системе знаменитого патриарха?

Ну а неуязвимый мастер Цзи Ши выслушал все упреки и говорит:

– Да зря вы, братья, так огорчились, просто у этого патриарха система медитации – гм, гм, я бы сказал…

Так ответил неуязвимый мастер Цзи Ши.

Ну а монахи, они ведь просто монахи, выслушали, обсудили да пошли по своим делам.

Ну а неуязвимый мастер Цзи Ши, тоже ведь просто неуязвимый мастер, он тоже кое-что подумал да и пошел по своим делам.

3

Как-то раз неуязвимый мастер Цзи Ши распространил слух, что внутренний стиль сян-цюань куда более сильный, чем все остальные стили в Китае. И не из умысла слух распространил, а просто так.

Ну, а Би Цзин, естественно, возмутился, и не потому, что был против слов неуязвимого мастера Цзи Ши, а потому, что был вообще, в целом против неуязвимого мастера Цзи Ши. И на поединок неуязвимого мастера Цзи Ши вызывает. А с собой, кроме меча, не захватил ничего.

А неуязвимый мастер Цзи Ши, напротив, с двумя луками и десятком отравленных стрел пришел. Ну Би Цзин тут, видно, передумал драться и говорит:

– Да я в принципе разделяю твои взгляды, неуязвимый мастер Цзи Ши.

– А, разделяешь, ну тогда ладно, – говорит неуязвимый мастер Цзи Ши, а сам тетиву натягивает. И поминай, как звали Би Цзина.

А люди потом поговаривали, что неуязвимый мастер Цзи Ши просто не понял, какой именно взгляд разделял с ним Би Цзин.

Может, оно и так, да только мало ли, что люди говорят. Да вот и Би Цзин тоже на небе у себя по-другому думал.

4

Как-то paз Би Цзин вызвал неуязвимого мастера Цзи Ши на поединок. Неуязвимый мастер Цзи Ши не хотел сражаться, но где уж там – Би Цзин был всегда очень настойчив. Поэтому неуязвимый мастер Цзи Ши разрубил неугомонного Би Цзина напополам. Крестьяне в округе удивлялись, потому что ума не могли приложить, как удалось неуязвимому мастеру Цзи Ши так быстро разрубить упитанного Би Цзина. Они просто не знали, что когда неуязвимый мастер Цзи Ши разрубал что-нибудь или кого-нибудь, например, Би Цзина, он никогда не прикладывал к этому ума.

5

Однажды неуязвимый мастер Цзи Ши сказал Би Цзину:

– Пойдем, я напою тебя вином, которое хранилось в погребах у императора У-Сена много лет.

А Би Цзин неуязвимого мастера Цзи Ши сразу заподозрил. «Наверное, неуязвимый мастер Цзи Ши использует меня в своих целях, а то и просто yбить хочет. Ну нет, не обманешь», – недоверчиво подумал Би Цзин и был таков.

Тогда неуязвимый мастер Цзи Ши действительно использовал Би Цзина в своих целях. Только когда Би Цзин узнал об этом, было уже поздно. Да и люди говорили порой:

– Да что говорить, бедняге Би Цзину все равно уже ничем не поможешь. Разве что земля ему будет пухом.

Правда, Би Цзин насчет земли был вряд ли согласен.

6

Как– то раз один монах из провинции Чан Шан посетил гору, на которой предавался тренировке в сян-цюань неуязвимый мастер Цзи Ши. Монах такой любознательный был, ну и решил проверить неуязвимого мастера Цзи Ши на высокую духовность, поэтому спросил:

– Как вы относитесь к многообразию, мастер?

– Как, как? К многообразию я отношусь однозначно, – ответил неуязвимый мастер Цзи Ши.

А потом он еще на груду камней, сложенных неподалеку, посмотрел многозначительно и говорит:

– А вот еще недавно приходил сюда один философ…

Говорят, что с тех пор того любознательного монаха рядом с горой неуязвимого мастера Цзи Ши никто не видел, да и не только рядом с горой.

7

Мастер Цзи Ши обычно говорил своим ученикам:

– Никогда не нападайте на людей первыми. Это первый завет. А второй завет – исповедуйте исключительно истину.

Об этих заветах неуязвимого мастера Цзи Ши знала вся округа. Би Цзин тоже знал об этих заветах неуязвимого мастера Цзи Ши.

Как-то раз Би Цзин решил доказать превосходство своей техники неуязвимому мастеру Цзи Ши. Помня о первом завете, Би Цзин расхрабрился и принялся ругать неуязвимого мастера Цзи Ши. А когда через пару часов очнулся, то впал в недоумение: «Ну почему, почему?»

Впрочем, это никак не просветлило его сознания. Половина округи потом ругала неуязвимого мастера Цзи Ши за то, что он нарушил первый завет, половина округи не ругала, а говорила:

– Неуязвимый мастер Цзи Ши все отдаст за второй завет.

И сам неуязвимый мастер Цзи Ши всегда поддерживал эту версию. И не потому, что он действительно так думал, а просто потому, что она была близка к истине.

8

Как-то раз Би Цзин спросил у неуязвимого мастера Цзи Ши, желая уличить его в невежестве:

– Скажи, неуязвимый мастер Цзи Ши, как десять тысяч превращений Поднебесной отражаются на твоей душе?

Неуязвимый мастер Цзи Ши сразу понял, что замыслил Би Цзин. Потому он сказал:

– А вот, представь, никак не отражаются.

– Вот тебе на, – опешил Би Цзин, – никак. Что тут скажешь?

А неуязвимый мастер Цзи Ши уже был в пути, потому что знал, что Би Цзин и так ничего не скажет.

9

Однажды провинцию Чин Шан, где жил неуязвимый мастер Цзи Ши, посетил император Поднебесной У-Сен. Ну а Би Цэин, желая отличиться перед императором, так подобрался весь и говорит:

– Я вот, клянусь, этого неуязвимого мастера Цзи Ши могу одной левой на небо отправить.

А император старикан был, поверил:

– А-а-а? Ну ничего себе, какой ты, Би Цзин, мастер!

Неуязвимый мастер Цзи Ши догадался, что Би Цзин постарался отличиться в глазах императора. «Ну, думает, может, Би Цзина того – пристрелить из лука». Но перед императором как-то неудобно. Поэтому он просто посоветовал Би Цзину сходить на поклон к концу Поднебесной.

Туда Би Цзин и отправился, и император за ним шел и все «А-а-а» говорил.

10

После своего похода на поклон к концу Поднебесной Би Цзин затаил злобу на неуязвимого мастера Цзи Ши. Он стал всем говорить:

– Вы только посмотрите на этого неуязвимого мастера Цзи Ши. Разве такой, как он, может нести истинную сущность на своих плечах?

И отвечал сам многозначительно:

– Конечно, не может.

Так он говорил всем, а неуязвимому мастеру Цзи Ши и его друзьям он, понятно, ничего не говорил. А если и говорил, то только приятное. Словом, не то, что хотел. От этого он очень страдал. Сядет порой Би Цзин на подоконник в своей хижине и шепчет:

– Ну куда же ты смотришь, о Великий Будда, когда такой неблагонадежный мастер, как Цзи Ши… И в таком духе часами.

Великий Будда как-то раз Би Цзину и говорит:

– Может, тебе, дружище Би Цзин, истинная сущность нужна?

Тут Би Цзин обрадовался и говорит:

– Очень нужна. – А сам думает: «Ну вот, наконец-то я неуязвимому мастеру Цзи Ши задам».

Великий Будда, понятно, эти мысли Би Цзиня прочитал, но виду не подал, дабы не обидеть всякую тварь земную, которой он как Всевышний рад.

– Сейчас, – говорит Великий Будда, – я дам тебе, Би Цзин, истинную сущность, только она слишком тяжелая для тебя.

– Да ничего, – говорит Би Цзин самонадеянно, а про себя ухмыляется: «Лишь бы взять, а там видно будет».

А Будда ведь тоже парень с юмором, хоть и бог, и все такое. Тут-то он и выплеснул на Би Цзина всю небесную сущность. Да так, что Би Цзин сразу в преисподнюю провалился.

Люди говорят: с тех давних пор Будда и улыбается постоянно.

11

Однажды Ку Сиб с Би Цзином разговаривали, долго разговаривали и договорились неуязвимому мастеру Цзи Ши бока намять. А началось с того, что Ку Сиб сказал:

– Что этот неуязвимый мастер Цзи Ши такой довольный?

– Он не просто довольный, он самодовольный, – поправил Би Цзин.

– Ах, самодовольный?!

Ну и решили они наказать неуязвимого мастера Цзи Ши.

Поднялись было на гору к неуязвимому мастеру Цзи Ши, да тут вдруг Ку Сиб подумал: «Э, постой, так ведь неуязвимый мастер Цзи Ши может и сам нам бока намять».

И потому не вошел в хижину к Цзи Ши. А Би Цзину, так как тот был простоват, пришлось расплачиваться за двоих. Один только Великий Будда в этой истории недоумевал: «Смотрите-ка, Ку Сиб поступил, как мудрый человек. А, может, просто испугался?»

Ну, а Ку Сиб ведь не знал, о чем думал Великий Будда где-то на небе, поэтому он всем говорил, что просто сбился с пути, когда шел намять бока неуязвимому мастеру Цзи Ши. Одним словом, заблудился, образно говоря.

12

Однажды неуязвимый мастер Цзи Ши напился вина, можно сказать, здорово напился. И пошел на рынок прогуляться. A тут вдруг Би Цзин идет навстречу.

Би Цзин заметил, что неуязвимый мастер Цзи Ши не в форме, и говорит пренебрежительно так, чтобы все слышали:

– Эй, Цзи Ши, и ты еще говоришь об истинной сущности?

Ну, а неуязвимый мастер Цзи Ши, когда был в релаксации, не любил боевые искусства в ход пускать. Ну, и сказать, что слова Би Цзина его не задели, тоже нельзя. Поэтому неуязвимый мастер Цзи Ши позвал Великого Будду и говорит, лаконично так, но со смыслом:

– Послушай, Великий Будда, какого черта? – А сам на Би Цзина показыает.

Ну, а Великий Будда всегда рад оказать услугу неуязвимому мастеру Цзи Ши. И сделал он Би Цзину. Никто, правда, не знает, что точно, да только Би Цзин больше никогда не смеялся с тех пор.

13

Как-то раз неуязвимый мастер Цзи Ши тренировался на своей горе. Смотрит, к нему поднимается известный мастер ушу. «Интересно, – думает Цзи Ши, – с чем пожаловал этот известный мастер ушу?»

Известный мастер ушу дал пару советов неуязвимому мастеру Цзи Ши. Неуязвимый мастер Цзи Ши советов не дал из скромности. Потом мастера разошлись, вежливо попрощавшись. Один о чем-то думал. Другой тоже о чем-то думал. Великий Будда тоже о чем-то думал. Тут есть одно подозрение, что Великий Будда не знал тогда, кто о чем думал. Он просто в тот день взял небесное копье и давай Би Цзина из преисподней им выковыривать, не для того, чтобы спасти, а просто так, ради развлечения.

14

Однажды Би Цзин собирал в горах орехи. Идет он по тропинке. Глядь, неуязвимый мастер Цзи Ши внизу на горе сидит, медитирует. Би Цзин думает: «Дай-ка я его подстрелю из лука». Приметился. Первая стрела полетела в сторону неуязвимого мастера Цзи Ши. Но Цзи Ши ведь не просто какой-нибудь мастер, он ведь неуязвимый мастер. Потому неуязвимый мастер Цзи Ши стрелу ту поймал. И говорит:

– Ну что же ты делаешь, пекинский ты верблюд.

Би Цзин тут растерялся:

– Извини, Цзи Ши, я принял тебя за бенгальского тигра.

Неуязвимый мастер Цзи Ши так бы, конечно, не поверил Би Цзину. Но он находился в особом состоянии сознания, поэтому он сказал:

– Охотиться на тигров, Би Цзин, – это еще не мастерство.

– А что же тогда мастерство?

– А вот встань на тот шатающийся булыжник над пропастью и стреляй, не дрогнув.

– Это мастерство? – удивился Би Цзин.

– Конечно, мастерство.

Би Цзин тщаславным был, на булыжник залез, тетиву натягивает, метится – и рука не дрожит, и глаз не моргает. В общем, мужественно на том булыжнике смотрится и собой гордится. И все бы хорошо, да только булыжник ведь был шаткий. Этого Би Цзин не учел. Как говорят древние источники, его как ветром сдуло. А, может, и на самом деле ветром сдуло.

15

Как то раз проходил неуязвимый мастер Цзи Ши мимо дома Би Цзина. Видит неуязвимый мастер Цзи Ши, что Би Цзин жестким цигуном занимается. Два приятеля Би Цзина ему помогают. Ну, то есть кидают в него ножи. А ему хоть бы хны, ножи отлетают от тела Би Цзина, будто он резиновый.

– Это еще что за фокусы? – подумал неуязвимый мастер Цзи Ши. – Может, и мне проэкспериментировать на Би Цзине?

Ну и проэкспериментировал. Эксперимент удался. Хорошо, что нож у неуязвимого мастера Цзи Ши один был. А то, если бы два ножа было, он бы продолжил эксперимент. И тогда бы точно Би Цзин не дожил до вечера.

Однажды неуязвимый мастер Цзи Ши услышал, что Би Цзин, медитируя, умудряется покидать свое тело. «Как это он так умудряется?» – думал неуязвимый мастер Цзи Ши.

Оказалось, что Би Цзин покидает свое тело через макушку своей головы – чакру тянь-ти.

Вечером неуязвимый мастер Цзи Ши подошел к окну хижины, где жил Би Цзин. Смотрит – Би Цзин под потолком висит. Точнее, душа его под потолком, а сам Би Цзин на полу в позе лотоса медитирует. Сначала мастер Цзи Ши удивился, а потом подумал: «Да что удивляться, Би Цзин ведь и есть Би Цзин, дай-ка я ему устрою хохму».

Ну и устроил. Взял да положил на голову Би Цзина сковородку. Ну Би Цзин вскорости медитацию окончил, и только было его душа в тело устремилась, да не тут-то было. Раз в сковородку врезалась, два. А тело его тем временем и остывает постепенно. Хочет Би Цзин к Цзи Ши обратиться, да не может: он же отделен от души. А тело Би Цзина все остывает в позе лотоса.

– Ну что, – говорит неуязвимый мастер Цзи Ши, – как тебе, дружище, без души-то поживается?

А потом думает: «А что спрашивать, ясное дело – плохо поживается, вон побледнел совсем».

Неуязвимый мастер Цзи Ши по натуре своей добрым был, поэтому он сковородку ту убрал. Ну дух Би Цзина сразу в тело юркнул.

Би Цзин, говорят, с тех пор медитировать перестал. Потому что температура тела у него стала пониже, чем у других людей. Энергии, говорят, для выхода не хватает.

16

Как– то раз неуязвимый мастер Цзи Ши чуть было не попал впросак. Он задумал объединить сян-цюань и стиль, завещанный Бодхидхармой. Сказано-сделано, объединил. Но тут Би Цзин пронюхал о планах неуязвимого мастера Цзи Ши. Пронюхал и говорит:

– Что это за идеи у тебя глупые, неуязвимый мастер Цзи Ши? Сегодня ты изменил заветам учителя, а завтра ты решишь императора У-Сена из мертвецов поднять.

А неуязвимому мастеру Цзи Щи было не до императора У-Сена, дел и без того по горло. Потому он промолчал. А потом подумал: «Э нет, так можно и впросак попасть». И чтобы впросак не попасть, попросил он Великого Будду оживить императора У-Сена. Будда, конечно, не забыл сказать императору У-Сену, по чьей вине тревожит его прах.

Невесело же было Би Цзину, когда император У-Сен восстал из мертвых. Ну, а неуязвимый мастер Цзи Ши, конечно, ожидал, что Би Цзин крупно попадет впросак. Но чтобы так крупно, даже Великий Будда не ожидал.

17

Говорят, что многие китайцы в округе не доверяли неуязвимому мастеру Цзи Ши. Некоторые китайцы говорили:

– Нельзя доверять этому неуязвимому мастеру Цзи Ши, от него всего можно ожидать. И это потому, что неуязвимый мастер Цзи Ши объединил Сян-цзы цюань с фамильным стилем Бодхидхармы. И еще потому, что в свое время положил сковородку на голову Би Цзина, когда тот медитировал.

Би Цзин, конечно, распространил слух, что неуязвимый мастер Цзи Ши надругался над святой медитацией. А неуязвимый Цзи Ши говорил, что надругался только над головой Би Цзина. А вообще, те люди, кто любил неуязвимого мастера Цзи Ши, говорили:

– Неуязвимый мастер Цзи Ши все правильно сделал.

Те же китайцы, которые не любили неуязвимого мастера Цзи Ши, говорили:

– Неуязвимый мастер Цзи Ши неправильно все сделал.

У Будды хотели спросить, да Будда в тот момент где-то на небе запропастился.

18

[1]1
  Что  хотел передать древний китайский автор этой притчей, остается до сих пор загадкой.


[Закрыть]

Как-то раз неуязвимый мастер Цзи Ши решил навестить хижину Би Цзиня. «В самом деле, – подумал неуязвимый мастер Цзи Ши, – такое славное утро в Поднебесной, а я дома сижу, пойду-ка и навещу хижину Би Цзина». Ну и пошел, следовательно. Пришел, смотрит, два приятеля Би Цзина тренируются. Неуязвимый мастер Цзи Ши встал в сторонке, наблюдает. Би Цзин тоже наблюдает как бы за приятелями. Но на самом деле наблюдает за неуязвимым мастером Цзи Ши, но только виду не показывает. Неуязвимый мастер Цзи Ши тоже виду не показывает, потому что знает, за кем на самом деле наблюдает Би Цзин. В общем, стоят, наблюдают. Так час прошел. Надоело неуязвимому мастеру Цзи Ши наблюдать. И вот он домой идет. Точнее, шел, потому что дело то было в древнем Китае.

19

Как-то раз в знойный полдень неуязвимый мастер Цзи Ши бродил по рынку и слушал сплетни. Люди говорили о многом. В основном о жизни. Еще говорили о последнем состязании бойцов ушу. Ученики неуязвимого мастера Цзи Ши на тех состязаниях, как всегда, победили. Но поскольку они работали в новой манере, людская молва их не одобряла. Люди, которые сочувствовали Би Цзину и его приятелям, говорили:

– Вот приятели Би Цзина – молодцы. А вот ученики неуязвимого мастера Цзи Ши совсем не молодцы. А уж их неуязвимый мастер Цзи Ши – это вообще черт знает что. Он не поклонился перед боем на четыре стороны света. А потом еще обругал прелюдно Би Цзина и его славных приятелей. Практически потерял лицо перед всей Поднебесной, нашей провинцией и перед нашим дорогим императором.

А неуязвимый мастер Цзи Ши шел и думал: «Смотрите-ка, а ведь я и вправду не поклонился на четыре стороны света, а я вправду обругал прилюдно Би Цзина и его приятелей. Но то, что я практически потерял лицо, – это преувеличение».

Так рассуждал про себя неуязвимый мастер Цзи Ши с тихой улыбкой на губах. Хотя, конечно, настроение от этого не улучшалось. Вдруг видит неуязвимый мастер Цзи Ши, идут две китаянки. Одна другой говорит:

– А все-таки славный этот неуязвимый мастер Цзи Ши, и ученики у него очень славные.

«Приятно, когда о тебе говорят объективно», – подумал неуязвимый мастер Цзи Ши.

Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации