145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:19


Автор книги: Роберт Вардеман


Жанр: Жанр неизвестен


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Глава 1

Бортовой журнал капитана.
...

Звездная дата 4769,1:

«Миссия по предварительному контакту на планете Q Дельта Канарис IV завершена. Планета занесена в звездные карты Федерации. После выполнения этой миссии «Энтерпрайзу» требуется обширный ремонт, а экипаж крайне нуждается в отдыхе на Звездной Базе I. Я представил руководству ходатайство об объявлении благодарности нескольким членам экипажа, и в первую очередь – мистеру Споку, проявившему завидное упорство и профессионализм при установлении контакта с кристаллическими разумными существами на планете с высокой гравитацией. Примененные мистером Споком методы вступления в контакт с новыми формами жизни следует заложить в основу создания стандартов, которые могут быть использованы не только в течение нашей пятилетней экспедиции, но и в дальнейшем, другими научно-исследовательскими судами, осуществляющими первичный контакт».

– Вот она, капитан, – взволнованным голосом сообщил лейтенант Зулу. – Звездная База I. Никогда прежде не казалась она мне такой прекрасной.

Джеймс Т. Кирк откинулся в кресле и взглянул на видеодисплей. В околопланетном пространстве парили расположенные в безупречном геометрическом порядке орбитальные доки, способные принять огромные звездолеты вроде «Энтерпрайза». Чуть правее, под восково-белыми облаками, прорезаемыми время от времени чернотой грозовых фронтов и вспышками молний, раскинулся во все стороны комплекс Звездной Базы I. Кирк на мгновение закрыл глаза, живо припоминая последнее свое пребывание здесь.

Было это до начала нынешней исследовательской экспедиции «Энтерпрайза». До того, как «Энтерпрайз» посетил Алнат 2 и до обнаружения удивительных разумных существ миллиметровой толщины на Дельте Канарис. Это было еще до того, как Кирку доверили командование кораблем. Тогда, будучи еще лейтенантом, он прошел почти по всем общественным уровням этой Базы. Он все еще помнил долгие ночи, вечеринки, радостное возбуждение.

Вздохнув, Кирк открыл глаза, отгоняя воспоминания. Теперь все это было позади. Теперь у него слишком много ответственности, чтобы предаваться грезам о прошлом. Управление кораблем таких размеров, как «Энтерпрайз», предполагает полную отдачу в работе и непрестанные заботы. Кирк понимал, что ему, в отличие от его младших офицеров, которые могут отправиться на Базу поразвлечься, придется большую часть времени проводить на борту корабля, чтобы удостовериться, что каждый блок оборудования приведен в исправность и подогнан к строжайшим стандартам Звездного Флота.

Иначе и быть не может.

– Вызов, капитан, – послышался тихий голос Ниоты Ухуры, – от адмирала Маккенны.

Кирк издал протяжный вздох. Меньше всего хотелось ему общаться со своенравной адмиральшей.

– Давайте адмирала на экран, лейтенант, – сказал он.

Картинка планеты на дисплее сморщилась и сменилась изображением женщины с решительно зачесанными назад волосами, что отнюдь не прибавляло ей привлекательности.

– Здравствуйте, адмирал, – поприветствовал ее Кирк, – как поживаете?

– Прекрасно, Кирк, – отрывисто ответила Маккенна, – в док не заходи. Вы недолго пробудете на орбите.

– Что? – Кирк насторожился, вглядываясь сузившимися глазами в лицо адмиральши.

Седые пряди в ее черных волосах делали внешность женщины еще более властной. Глубокие морщины на лбу и у глаз указывали, насколько тяжел ей груз руководства. Однако Кирк не испытывал ни малейшего желания делить с нею это бремя. Не теперь, во всяком случае, после того, что пришлось испытать его кораблю и экипажу.

– Если твой корабельный врач поставит тебе диагноз ухудшения слуха, я отстраню тебя от командования судном. Если же нет, тогда готовься принять на борт троих пассажиров.

– Адмирал Маккенна, у вас ведь было время просмотреть мой рапорт о состоянии корабля. Судну требуется серьезный ремонт. Нашим двигателям необходима переоснастка, а компьютеру – проверка и настройка кибернетиками Базы. Мой экипаж…

Женщина нетерпеливо взмахнула рукой, перебивая Кирка.

– Ты не устаешь хвалить своего… как его… Монтгомери Скотта. Я справилась в его послужном списке. Он способен совладать с любым двигателем, в каком бы состоянии он ни находился. А твой мистер Спок обучал нашего главного кибернетика. И вообще, твой рапорт пестрит оценками «отлично» для каждого подразделения. Или ты представил мне не правильный отчет?

– Удар ниже пояса, адмирал. Мой экипаж – лучший в Федерации, но нам нужен отпуск. Я требую для моих людей отпуск. Они – не машины, способные работать без отдыха. Они из плоти и крови.

Адмирал Маккенна проигнорировала тираду Кирка.

– Посмотри на первый и четвертый причалы. Скажи, что ты там видишь?

Нервно постукивая пальцами по панели управления, Кирк повернул голову направо, к одному из экранов, на который Спок подал видеоинформацию о причалах, названных адмиральшей.

– Там стоят два корабля, которым необходим капитальный ремонт. У одного полностью отсутствуют двигатели. У другого, похоже, удалена большая секция в зоне капитанского мостика.

– У него больше нет мостика… совсем нет, – хмуро уточнила Маккенна, сжав губы в тонкую жесткую линию. – Ромуланцы позаботились об этом. Распылили на атомы мостик «Скарборо» вместе с капитаном Вирой и несколькими его офицерами. Командование кораблем взяли на себя четверо младших офицеров.

– Ромуланцы? – скептически переспросил Кирк, – что-то я не слыхал, чтобы они причиняли нам неприятности в последнее время.

– Однако факт налицо. Ситуация чрезвычайно опасная. Короче говоря, сейчас у нас нет кораблей в лучшем состоянии, чем «Энтерпрайз». И времени терять мы не можем. Данная миссия не потребует бравых действий. Мне и самой не хочется отсылать тебя на новое задание без надлежащего ремонта, но от вас требуется лишь транспортировать на Аммдон делегацию дипломатов-миротворцев.

– И все? – усомнился Кирк.

– Почти все. Не исключено что послу Зарву и его спутникам потребуются от тебя какие-то другие услуги – это будет зависеть от обстоятельств. Я уже отдала приказ начальнику четырнадцатого дока подготовиться к погрузке на «Энтерпрайз» всего необходимого. Если твои техники поторопятся, еще успеют представить заявку о том, что им нужно для ремонта по пути на Аммдон.

– Адмирал Маккенна, я протестую. Если ситуация настолько серьезна…

– Серьезнее некуда, капитан. Посол Зарв введет вас в курс дела. И еще считайте Зарва не просто пассажиром.

– Я должен подчиняться его приказам?

– Нет, капитан Кирк, не должны. Но вместе с тем, – добавила женщина, прочищая горло, – предложения посла следует воспринимать если не как приказ, то как что-то весьма к нему близкое. Я ясно выражаюсь?

– Вполне, адмирал.

– Прекрасно, – Маккенна внимательно вгляделась в лицо Кирка, и выражение ее светло-серых глаз смягчилось, – знаешь, Джим, я и правда сожалею, что так получилось. Действительно сожалею.

Изображение лица женщины разорвалось, и на экране вновь появился пейзаж планеты. Белые облака значительно потемнели, и гигавольтные разряды молний сотрясали теперь плоскую гору, на которой расположилась Звездная База I.

– Капитан, – послышался ровный голос Спока, – с минуты на минуту к нам придут трое гостей. Примете их на борт, сэр?

– Разве у меня есть выбор, мистер Спок? – с горечью спросил Кирк, оборачиваясь к своему помощнику по науке, который слегка приподнял бровь – самая яркая эмоция, какую Спок мог проявить, выказывая свое отношение к возможному игнорированию Кирком приказа руководства.

– Пойдемте встречать посла Зарва с его командой миротворцев. Мистер Чехов, примите управление кораблем.

Двери турболифта открылись и закрылись, и только тогда, когда они снова открылись, Кирк осознал, что он покинул мостик. Мысли его были мрачнее грозовых туч, окутавших планету: «Проклятие, мой экипаж заслужил отпуск!»

– Капитан, вы в порядке? – спросил Спок. Вулканец стоял рядом с Кирком, держа руки за спиной.

– Какое там, к черту, в порядке, Спок! Она не имеет права посылать нас сейчас на новое задание! Мои люди измотаны, а корабль нуждается в ремонте. Даже нам следовало бы немного отдохнуть.

– Мне, капитан? Вряд ли, – Спок повернулся и посмотрел на пляшущие в лучах транспортатора мерцающие пылинки. Спустя пару секунд колонны искрящейся энергии превратились в три фигуры. Кирк шагнул вперед, чтобы поприветствовать прибывших.

– Кирк? – хрюкнул свиноподобный коротышка. – Когда мы стартуем на Аммдон? Наше дело срочное и не терпит отлагательств. Мы не должны задерживаться. Ни единого мгновения!

– Господин Зарв, – сказал Кирк, недоумевая, кому пришло в голову посылать на важные переговоры этого грубого и бесцеремонного телларитянина, – добро пожаловать на борт звездолета «Энтерпрайз».

– Не утруждайте себя, Кирк. Мне известно, как называется ваше жестяное корыто!

Кирк едва сдержал улыбку, заметив, как напрягся вахтенный техник, обслуживающий транспортатор. Скотт, до безумия влюбленный в «Энтерпрайз», воспитал подобное чувство у всего персонала своего подразделения. Услышь сейчас Скотт, что его драгоценный «Энтерпрайз» обозвали «жестяным корытом», Зарва без лишних слов затолкали бы обратно в транспортатор и рассеяли бы луч в открытом пространстве.

– Если вам известно, стало быть, вы должны знать, что нам нужно принять на борт необходимый груз, что…

– Капитан Кирк, – перебил его второй из троицы, – беспокойство господина Зарва вполне оправданно. Мы и без того уж слишком задержались здесь, а нам нужно достигнуть Аммдона как можно скорее. Полагаю, ваше руководство уведомило вас об этом?

– Отчасти. Мне хотелось бы выяснить, ради чего, собственно, я и мой экипаж собираемся подвергать опасности наши жизни, – обратился Кирк к говорившему землянину, судя по его виду. Облаченный в голубой бархатный пиджак, рубашку с жабо и черные, плотно облегающие брюки, он походил скорее на манекенщика, нежели на дипломата. Однако Кирк сразу же отбросил мысль о том, что перед ним стоит обычный щеголь. Несмотря на теплый и проникновенный тон голоса, глаза незнакомца напоминали колючие льдинки, а под одеянием франта угадывалась железная воля.

– Планеты Аммдон и Джурнамория владеют соседними солнечными системами. Их дипломатические отношения несколько примитивны, поэтому…

– Ближе к делу, Лорритсон, – оборвал подчиненного Зарв, – суть в том, Кирк, что, если мы вовремя не вмешаемся, эти варвары вот-вот начнут палить друг в друга. А Федерация заинтересована в поддержании мира в данном регионе. Разработка недр, промышленность и все такое… Усугубляется ситуация тем, что Аммдон и Джурнамория расположены в Зоне Орион…

… А ромуланцы предпринимают в зоне агрессивные поползновения, – закончил за него Кирк, вспомнив скупые комментарии адмирала Маккенны насчет «Скарборо»…

– Точно, – подтвердил Зарв, подходя ближе к Кирку. Даже выпрямившись в полный рост, он едва достигал груди капитана.

Задрав голову, посол вперил в лицо Кирка крошечные, близко сидящие глазки, горящие чуть ли не фанатичным огнем.

– Мы эксперты в подобного рода делах, Кирк. Доставьте нас туда, – пролаял Зарв.

Посол ткнул пальцем в сторону Спока.

– Вы. Отведите нас в наши каюты.

Спок взглянул на Кирка, тот кивнул. Спок молчаливо повел Зарва к выходу. Лорритсон и третий дипломат остались.

– Мы еще не представились друг другу официально, капитан, – заговорил Лорритсон, – я – Дональд Лорритсон, главный атташе в системе Аммдона.

Кирк удивленно моргнул. На вид Лорритсону было от силы тридцать. Слишком молод для столь высокого дипломатического поста… если только он не является высококлассным специалистом по ведению переговоров. А если является и, тем не менее, находится в подчинении у Зарва, значит, последний кое-что из себя представляет…

– А это еще один член нашей делегации, Мек Джоккор. Он – эксперт по сельскохозяйственной продукции, особенно по той, которая культивируется в Зоне Орион.

Кирк обменялся рукопожатием с Меком Джоккором, ладонь которого показалась ему слегка липкой на ощупь.

– Мек Джоккор не принадлежит к белковой форме жизни, как мы с вами, капитан. В клетках его организма не содержится ДНК. Он более сродни растениям нашего мира, нежели нам.

– Вы не умеете разговаривать? – спросил Кирк, рассматривая существо.

В ответ он удостоился едва заметного кивка головы, вполне человеческого на вид.

– Мек Джоккор занимается экспертизой в области адаптации растений Аммдона к природным условиям Джурнамории, и наоборот. Мы намерены использовать его опыт в качестве рычага переговоров, так сказать, поскольку значительная часть проблемы, возникшей во взаимоотношениях между планетами, касается запасов продовольствия.

В коридоре, снаружи транспортаторного отсека, эхом отдался громкий крик.

– Спасибо за разъяснение, мистер Лорритсон, – торопливо поблагодарил Кирк, – но, как бы мне ни хотелось услышать более подробные сведения о предстоящей вам миссии, боюсь, нам придется отложить разговор. Сдается мне, ваш шеф… ревет, будто его режут.

Лорритсон улыбнулся, затем кивнул Меку Джоккору, и оба дипломата быстро проследовали к выходу, обойдя вошедшего в отсек Леонарда Маккоя.

– Что происходит, Джим? – поинтересовался Маккой. – Почему такой переполох из-за этого телларитянина? И вообще, какого черта им нужно на корабле?

– Господин посол Зарв будет просто счастлив лично посвятить тебя в детали, Боунз, – лукаво пообещал Кирк. – Что до меня, так, похоже, я только что подвергся опылению.

Он вытер правую руку о мундир, прежде чем Маккой задал следующий вопрос, на который Кирку не хотелось отвечать.

* * *

– Это невозможно, сэр, – запротестовал Монтгомери Скотт, – мои малыши не выдержат такого напряжения.

Он раскинул руки, будто намереваясь обнять могучие двигатели «Энтерпрайза».

– Сделай то, что сможешь, Скотти. Пока мы на орбите, можешь заказать любое оборудование, которое тебе потребуется. Все, что можно доставить по лучу.

– Для более или менее приличного ремонта мы должны поставить судно в док.

Джеймс Кирк оглядел машинное отделение. Все в идеальном порядке, все сверкает, ни единого пятнышка. Во всем Звездном Флоте не было инженера лучше, чем Монтгомери Скотт. Скотт относился к своим двигателям столь трепетно, что отклонение стрелки какого-нибудь индикатора от заданного уровня на сотую долю процента воспринималось им, как пытка, будто в его собственную плоть вонзили раскаленную иглу.

– Скотти, это будет обычный рейс. Никакой спешки, никакого аварийного повышения скорости или сложного маневрирования. Всего-то и делов – доставить троих дипломатов на Аммдон.

– Аммдон! – воскликнул инженер. – Аммдон на другом конце Вселенной!

– Ну, не совсем, – улыбнулся Кирк, – не думаю, что наш старина «Энтерпрайз» развалится на кусочки.

– Развалиться-то не развалится, – признал Скотт, – но…

Кирк видел, что инженеру хочется разобрать двигатели до мельчайшего винтика любовно вновь собрать их, попутно модифицируя, делая еще мощнее.

… но полет все же нежелателен.

– Что может отказать в первую очередь?

– Магнитные емкости. Поля в некоторых местах сильно истончились. Достаточно одного разрыва, и мы потеряем всю мощность. А это… – Скотт проделал руками выразительный жест, показывая, как все может взорваться.

Кирк на мгновение задумался, потом спросил:

– Какой ВОРП-фактор ты считаешь безопасным минимумом?

– Ну… думаю, фактор – 3. Напряжение…

– Знаю, Скотт. Прекрасно знаю. – Кирк сделал глубокий вдох, еще раз окинул взглядом машинное отделение, потом сказал:

– Выполняй приказ, Скотт. А я постараюсь не просить у тебя больше, чем фактор-2.

Выходя из машинного отделения, Кирк оглянулся. Скотт, бормоча себе что-то под нос, уже манипулировал регуляторами, продолжая свою бесконечную работу по отысканию новых способов наиточнейшей настройки бесценных двигателей. Инженеру Кирк не показал виду, что его крайне обеспокоило сообщение Скотта о нестабильности в магнитных емкостях ВОРП-двигателей. Мощные магнитные поля сдерживали реакцию взаимодействия материи и антиматерии, которая проталкивала корабль сквозь искривленное пространство. Малейшее ослабление этого поля означало в лучшем случае потерю мощности, а в худшем – полное разрушение «Энтерпрайза».

Кирк решительно выбросил эту мысль из головы. В конце концов, он получил приказ от руководства и должен его исполнить. Так пусть и Скотт выполняет его, Кирка, приказ.

* * *

– Докладывайте, мистер Чехов.

– Все в норме, капитан, – отозвался навигатор, – курс верный, ВОРП-фактор-2, как приказано.

– Что у вас, Спок?

– Компьютерный контроль производится согласно графику, сэр. Используется новая программа, составленная мною.

– Полагаю, вы составили ее в свободное от работы время, мистер Спок?

– Само собой разумеется, капитан.

Кирку показалось, что он уловил в голосе Спока негодующие нотки.

– Я никогда и ни за что не позволю себе заниматься личными проектами в рабочее время.

Кирк покачал головой и опустился в командирское кресло. На протяжении трех недель, прошедших после старта от Звездной Базы I, «Энтерпрайз» функционировал безупречно. Только присутствие на борту дипломатов нарушало обычный корабельный распорядок. Посол Зарв, казалось, намеренно вел себя таким образом, чтобы каждый член экипажа почувствовал, что он несет персональную ответственность за то, что миротворческая миссия никак не доберется до Аммдона. Кирк переговорил насчет несносного поведения Зарва с Дональдом Лорритсоном, но тот ненамного успокоил капитана.

– Посол Зарв, – сказал он, – одержимый человек. Он видит опасность в любом военном конфликте, имеющем место в Зоне Орион. Он считает, что в случае вмешательства ромуланцев мы или утратим все контакты с разбросанными по Зоне планетами, или развяжем межзвездную войну. Правда, надо отдать ему должное, Зарв – искуснейший дипломат, один из лучших в Федерации. Постарайтесь потерпеть его выходки еще несколько дней.

Кирк горестно вздохнул. Его вовсе не устраивала такая перспектива порой ему хотелось просто взять и вышвырнуть за борт этого зануду-посла, который не переставал толковать о чрезмерной медлительности «Энтерпрайза», отвлекая членов экипажа от обязанностей и усиливая их и без того растущее раздражение тем, что им не предоставили заслуженного отпуска.

– Мистер Спок, поскольку мы пересекаем относительно неизученный участок пространства, позаботьтесь о том, чтобы кто-либо вел точную регистрацию нашего маршрута. «Энтерпрайз» ведь, в конце концов, не космическое такси, а научно-исследовательское судно. Когда вернемся на Звездную Базу I, хочу представить адмиралу Маккенне полные карты региона, по которому пролегает наш путь.

– Такая работа уже ведется, капитан. Я взял на себя смелость приказать нескольким членам экипажа начать ее, чтобы занять их делом.

– Хорошо, – Кирк откинулся на спинку командирского кресла и оглядел рубку, переводя взгляд с одной панели управления на другую. Хикару Зулу, рулевой, работает безупречно. Впрочем, иначе и быть не может. Зулу – настоящий профессионал, а сейчас ему и делать-то особенно нечего. Курс заложен в компьютер, а вокруг корабля во всех направлениях простирается лишь унылое, заполненное облаками газа пространство. Павел Чехов взялся давать уроки навигации изнывающим от безделья членам подразделения, обслуживающего фазеры. Спок занимался своим компьютером. Ниота Ухура предается мечтаниям, поскольку ее функции как офицера связи не потребуются еще в течение, по меньшей мере, недели.

Рутина. Вокруг ничего, кроме утомительной рутины. Скучно до смерти…

Вспышка огней сигнализации тревоги и пронзительный звук оживших вдруг сирен разом вырвали капитана Кирка из полудремотного состояния.

– В чем дело, Спок?

– Неопознанное судно со стороны левого борта, капитан.

– Ни аудио, ни визуальный контакт не устанавливается, сэр, – немедленно доложила Ухура.

– Вывести дефлекторы на половину мощности.

– Есть, сэр, – Чехов быстро установил нужный уровень мощности защитных экранов-отражателей. – Как насчет фазеров, сэр?

– Подготовить, но огонь пока не открывать.

– Капитан, судно свободно парит в пространстве, двигатели не функционируют, видимо, корабль покинут командой… Хотя нет, я только что зафиксировал показания о наличии на борту форм жизни. Поправка – я засек форму жизни необычной природы.

– Объясните.

Спок покачал головой.

– Не могу. В нашем банке данных нет информации о подобной форме жизни. Да и конструкция корабля нам неизвестна.

– Зулу, выведи корабль на вектор, параллельный этому судну.

Кирк ударил по одной из встроенных в подлокотник кресла кнопок интеркома.

– Транспортатор, приготовиться к приему на борт формы жизни неизвестного вида. – Кирк нажал другую кнопку.

– Доктор Маккой, отправляйтесь в транспортаторный отсек. Возьмите с собой медицинские принадлежности для возможного обслуживания чуждой формы жизни.

Прежде чем Маккой успел ответить, Кирк прервал с ним связь и продолжил отдавать приказы другим службам корабля.

Он буквально наслаждался деятельностью. От невыносимой скуки не осталось и следа. Еще бы! Наконец-то он и его люди снова занялись своим делом – исследованием неведомого, поиском новых форм жизни и вступлением с ними в контакт.

– Похоже, из этой миссии можно извлечь какую-то пользу, – сказал Кирк, скорее самому себе, нежели кому-либо другому.

Он услыхал, как позади него открывается и закрывается дверь турболифта, и понял, что сейчас ему предстоит отразить бешеную атаку со стороны высокопоставленного дипломатического лица.

– Кирк, что означает весь этот кавардак? – проревел Зарв. – Чем на этот раз обусловлена задержка? Аммдон и Джурнамория со дня на день вцепятся друг другу в глотки. Мне нужно находиться на Аммдоне, чтобы остановить их. Я должен остановить ромуланцев!

– Господин Зарв, – ответил Кирк ровным спокойным голосом, – мы не можем бросить этот корабль. Вам, как специалисту по космическому праву, следует, знать, что мы должны реагировать на сигнал бедствия, невзирая на то, какая миссия в данный момент выполняется.

– Сигнал бедствия? Какой еще, к дьяволу, сигнал бедствия? Разве была какая-нибудь радиосвязь? – Зарв повернулся к Ухуре и ткнул в ее сторону пухлой ручонкой. – Эй… вы. Что за сигнал?

– Показания о наличии формы жизни на объекте достаточно для организации спасательной акции, господин посол, – подчеркнул Спок. – В данный момент мы транспортируем единственное оставшееся в живых на этом корабле существо на борт «Энтерпрайза».

– А если оно инфицировано какими-то болезнетворными микробами? Мы ведь все можем заразиться и умереть… и тогда я не доберусь до Аммдона. Клянусь Водоворотами Антареса, меня окружают слабоумные крестьяне, а не опытные астронавты! – патетически воскликнул посол, воздевая короткие руки к воображаемым небесам, после чего величавой поступью покинул мостик.

– Мистер Спок, пойдемте посмотрим, что принес нам луч. Мистер Чехов, принимайте управление кораблем.

В транспортаторном отсеке они увидели доктора Маккоя, склонившегося над маленькой фигуркой в одежде из просвечивающегося материала цвета морской волны.

Кирк подошел поближе. Глаза женщины вдруг широко распахнулись и встретились со взглядом капитана. Рука Джеймса Кирка непроизвольно потянулась к руке незнакомки.

– Она в шоке, Джим.

– Что, Боунз? Ах, да. Шок. Ты уверен?

– Я всего лишь врач и не умею читать мысли. Но, думаю, у нее шок.

– Внешне она похожа на человека.

– Да, вроде бы обычная женщина. Однако взгляни на показания медицинского трикодера, – он подал Кирку аппарат; все индикаторы указывали на серьезные проблемы для организма. Для человеческого организма.

– Тяжелейшее радиоактивное заражение, а она жива. Признаков обмена веществ не наблюдается, и тем не менее она теплая.

– Теплая, – рассеянно повторил Кирк, не в силах оторвать взгляда от глаз женщины. – А она милашка.

– Помоги мне доставить ее в лазарет. Там, может быть, удастся выяснить что-то еще.

– Не нужно, доктор Маккой, – послышался ее голос, легкий я воздушный – будто весенний ветерок, ласкающий высокие сосны. – Я не совсем здорова, но жить буду.

– Вы говорите на нашем языке? – опешил Маккой. – Но каким образом? Я пропустил ваши биопоказания через корабельный компьютер и выяснил, что в федерации неизвестна раса, к которой вы принадлежите.

– Я… способна быстро выучить язык, – она приняла сидячее положение, расправляя платье из тонкого материала, охватывавшее ее стройную фигуру. Она наклонилась вперед и снова заглянула в глаза Кирку. – Устную речь очень легко освоить. Знаковую – гораздо труднее.

– Что произошло с вашим кораблем? – спросил Кирк.

Она пожала плечами.

– Какое-то механическое повреждение. Весь экипаж погиб. Я плохо разбираюсь в космических кораблях. Я – оратор.

– Оратор? В каком смысле? Откуда вы?

– Я – уроженка планеты Хайла.

Кирк взглянул на Спока, тот чуть заметно кивнул головой.

– Эта планета нам неизвестна. Не могли бы вы дать нам более подробную информацию о ней?

– Конечно, хотя мои знания о ее местонахождении ограниченны. Я провела на борту «Склоры» почти два месяца. Одна. В какой-то момент двигатели вдруг взорвались. Когда горючее вытекло, «Склора» продолжала движение по своему последнему вектору.

– Стало быть, вы не знаете, где находится Хайла?

– Я не знаю, где мы находимся сейчас.

– Джим, проклятие, ты разве не понимаешь, что ей довелось испытать? Прекрати ее допрашивать, будто она шпионка. Мне нужно провести полное биосканирование ее организма.

– Не волнуйтесь, доктор, я относительно здорова, уверяю вас. Моя жизнь вне опасности. – Она снова обратила взор к Кирку.

– У вас есть имя? – спросил капитан. – Называть вас оратором… как-то не совсем…

– Но ведь ваши друзья называют вас капитаном, – лучезарно улыбнулась она. – У нас нет имен вроде Маккой, Спок или Кирк.

– Значит, будем называть вас оратор.

Она одарила его еще одной улыбкой, в лучах которой Кирк едва не растаял.

– Зовите меня Лорелея.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации