145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Без памяти"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 29 мая 2015, 01:26


Автор книги: Саша Тукьянов


Жанр: Русское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Саша Тукьянов
Без памяти


Глава 1

О морали тут думать не пристало.


Голова болит… ужасно. Где же я так приложилась? Да и вообще, почему так холодно? Не помню.

Надо открыть глаза. Надо, во что бы то ни стало, открыть глаза.

Ощущение, что веки налились свинцом. Ну давай же.

После нескольких провалившихся попыток глаза все же приоткрываются.

Грубые каменные стены, маленькое зарешеченное окно под самым потолком. Я лежу прямо на полу. И ужасно холодно.

Надо подняться… Хотя бы пошевелиться….Ну же!

Боль резко и сильно хлестнула по телу, едва я попыталась. Она пронзила насквозь, и я почувствовала, что опять теряю сознание.

И снова темнота.

***

Второе пробуждение прошло немного легче. Если это можно назвать пробуждением. Скорее меня просто выкинуло из забытья. На этот раз удалось с трудом, напрягаясь изо всех сил, сесть. Прислониться к стене. Запрокинуть голову и хрипло, жадно дышать. И осознавать, что я совершенно не представляю, как же сюда попала.

Огромным усилием удалось поднять руку к лучу света, пробивающемуся из окошка. И сразу же захотелось опустить ее обратно в темноту.

Ладонь была залита кровью, а на тыльной стороне виднелись глубокие, длинные, рваные раны. Из одной торчал кусок лезвия.

ГДЕ я?

Да и вообще, кто я такая? Что я здесь делаю? Как же больно.

***

Прошло несколько часов.

Мне было страшно. За все время, что полусидела-полулежала в комнате, я не слышала вокруг ни единого звука, за исключением своего дыхания.

Поэтому, когда за стеной резко послышался звон (очень напомнило лязг цепей), меня подбросило от неожиданности. Противоположная стена отъехала в сторону, и внутрь вошло несколько человек.

Первым стоял карлик в длинном зеленом бархатном плаще, полностью скрывавшем фигуру. Капюшон был низко надвинут и не позволял увидеть лицо. Но из-под него на меня смотрели шесть. нет, трудно назвать это глазами. Шесть ярких красных точек. В руке он держал небольшой шарик иссиня-черного цвета, который светился изнутри.

Сзади него столпились люди в доспехах. У всех были оголены мечи.

Явно плохое начало.

Карлик сделал шаг вперед и поднял шарик повыше, чтобы он выхватил из темноты мою фигуру.

Признаться честно, мне захотелось заорать от страха, когда этот уродец подошел ко мне и наклонился, схватив меня за подбородок. Пальцы у него были холодные, тонкие, неживые. Я хотела вырваться, но любое, даже самое незначительное движение вызывало мучительную боль. Карлик разжал пальцы и тихим, хриплым голосом произнес:

– Ну вот, Яска, ты и попалась. И где же теперь та наводящая на всех ужас воительница?

Этот тип явно издевался. Я только собралась открыть рот, но тут он со всего размаху ударил меня по лицу.

Боль медленно и лениво расползлась по щеке, но это был сущий пустяк по сравнению с тем, какие ощущения я испытала, упав на сломанные ребра. Я изо всех сил стиснула зубы, но тихий стон все же вырвался.

Шестиглазый тем временем повернулся к воинам, стоящим сзади:

– Она не продержится до казни. Даже стоять не может. Надо её хоть немного подлатать. Так, несите тело во временную камеру.

Тело? Нехорошо звучит. Будто я уже труп. Стоп!!! Казнь?!!! Какая казнь? Я ничего не делала! Точнее, я не помню, что я делала…. Я вообще о себе ничего не помню!

Воины положили меня на носилки и вынесли в коридор. Я не шевелилась, тупо смотря в каменный потолок. Что толку сопротивляться? Карлик верно сказал: я даже стоять не могу.

Мы прошли по нескольким лестницам вверх, миновали десяток коридорчиков, и меня внесли в довольно просторную комнату, положив на широкий стол в середине.

Воины вышли, а шестиглазый навис надо мной, шепча какие-то непонятные слова. С его пальцев, танцующих по моей коже, стекали искры. Так длилось несколько минут, а затем карлик резко ударил своей ладонью по моей груди, отчего сердце часто-часто забилось, а затем сунул мне в рот пилюлю фиолетового цвета. После чего вышел из комнаты, плотно прикрыв дверь.

Пилюля мгновенно рассосалась, и по телу разлилась энергия. Я легко села и с радостью заметила, что тело уже не болит. Раны стянулись и не кровоточили.

Рано радоваться. Тебя собираются казнить. Непонятно кто, непонятно за что, непонятно когда.

Я оглянулась по сторонам. В углу комнаты стояло ведро с водой и сложенная рядом одежда.

Надо хотя бы смыть засохшую кровь, с остальным разберемся позже.

Я наклонилась над ведром и присмотрелась к своему отражению.

Ох, лучше бы я не смотрела.

На меня уставились два ярко-салатовых глаза, светящихся в темноте куда сильнее, чем глаза карлика. Кожа на лице была очень светлой, точнее нездорово бледной.

Но это было еще не все.

На фоне кожи почти не выделялись светлые тонкие губы, а из-под нижней торчало два небольших клыка. Не веря своим глазам, я провела по ним кончиками пальцев, и тут же отдернула руку. В воду упало несколько свежих капель крови.

Нет, мне это не кажется.

Абсолютно прямые волосы имели угольно черный цвет и доходили до плеч. На затылке значительная их часть сбилась в большой колтун.

Я аккуратно прикоснулась к нему, и нащупала огромную шишку. Да, вот поэтому я, видимо, ничего и не помню.

Еще раз с отвращением взглянув на свое отражение, я решила-таки смыть кровь. Затем скинула порванную одежку, надела лежащую около ведра. Черные хлопковые облегающие бриджи, черные сапоги до колена и серая рубашка. Кое-как пригладив волосы рукой, я подошла к двери. Стукнула в неё кулаком.

С той стороны послышались шаги, возня, и в двери открылся проем локоть в длину и пол локтя в ширину на уровне моих глаз.

– Ну, чего тебе? – недружелюбно спросил меня стражник. Совсем молодой, даже тридцати наверняка нет. И его приставили ко мне охранять? То ли не считают меня опасной, то ли. отсюда невозможно убежать.

Честно говоря, вопрос парня застал меня врасплох. И правда, чего я хочу? Хочу вообще узнать, кто я, где я и что со мной происходит. По-моему, я даже не человек – с такими-то зубами и глазами.

– Где я? – ничего умнее придумать не смогла.

– Как где? – изумился стражник. – Издеваешься?

И он задвинул проем. Так, хорошее начало беседы. Вторая попытка.

– Будешь так колотить в дверь, пущу усыпляющий газ в комнату, – раздраженно сказал парень, вновь открывая проем.

– Где я? – решила я упрямо гнуть свою линию.

– Если ты так и не поняла, то в тюрьме, – и «глазок» снова закрылся.

Третья попытка.

За стеной длинно и непонятно выругались. Какой-то этот парень раздраженный. Чего так заводиться?

– Тебе жить надоело? Хочешь умереть на час раньше? – прошипел мне в лицо стражник.

– Как на час раньше? – изумилась я. – А что будет через час?

– Твоя казнь, Яска. – нагло и довольно ответил он. – Ты, Корхад тебя забери, сидишь в тюрьме самого Джаялда-де-Сернаки, и жить тебе осталось недолго.

Имен, что назвал парень, я не поняла, но мне было все равно. В голове стучит одна мысль: казнь.

– Но я ничего не делала! Я ничего не помню! – почти в истерике вскрикнула я. На меня накатил приступ слабости, и ноги предательски подогнулись.

– Конечно, трави байки дальше, – парень всунул голову в проем, с интересом осматривая скорчившуюся на полу фигуру. – Да ты вчера на Поле Брани уложила со своим отрядом почти половину регулярного войска Джаялда!

– Что? – я ничего не понимаю. – Кто такой Джаялда-де-Сернака? Где это Поле Брани?

– Что? – стражник почти наполовину влез в комнату, изумленно пялясь на меня. – Ты что, не помнишь? Тебя слишком сильно приложили гряльжетом по голове?

– Я ничего не помню. Ничего. Ничего, – я с отсутствующим видом уставилась в потолок. Пустота. В голове лишь пустота. – Что за Поле Брани?

– Ну, Поле Брани – это место проведения грандиозных битв с народами лесов. Там недавно произошла огромное сражение, в котором вы проиграли, и нам отошел Хаталран.

– Хаталран?

– Большой город на границе Народа Лесов и Народа Городов. Хотя, чего я тебе это объясняю? Ты же Яска, ты это знаешь лучше, чем кто бы то ни было! – да, мне стало еще непонятнее.

– Яска? Ах да, карлик с шестью глазами упоминал это имя, – кивнула я в ответ на его реплику.

– Да уж. – стражник присвистнул. – Ты серьезно ничего не помнишь?

– НЕТ! – заорала я от бессилия. – Я абсолютно ничего не помню, я никого не убивала, я ни с кем не дралась и вообще я хочу жить! Я не знаю, кто такой Корхад, не знаю, кто такой Джаялда-де-Сернака, не знаю, что такое гряльжет!

– Успокойся ты. Весьма забавная ситуация получилась, давай я тебе сейчас всё подробно расскажу.

– Да мне плевать на все эти имена! Выпусти меня! – у меня начиналась неконтролируемая истерика.

– Давай я пива принесу тебе, хочешь? Успокойся, присядь, расслабься, – голосом, каким обычно говорят с ненормальными, успокаивал меня парень. Около минуты возился в коридоре, а затем протянул мне полную кружку пенящейся жидкости. – На, выпей.

Во мне кипела злость. Казнить, значит, меня собрались? Простите, надо охрану нормальную ставить.

Я схватила кружку у него из рук и изо всех сил ударила ею по голове стражника. Он пошатнулся, кружка разлетелась вдребезги, и парень осел на пол в коридоре.

Я просунула руку в проем. Исследовала пальцами наружную сторону двери. Так и есть, засов. Тяжелый, правда, но я напряглась и смогла вынуть его из петель. Тот громко приложил начавшего очухиваться стражника по голове, и паренек снова разлегся на полу. Как же все пока удачно складывается.

С трудом открыв толстую дверь, я склонилась над стражником. Да, я на нервах, но убивать парня мне не хотелось.

Нет, просто без сознания. Сердце бьется. Подумав, я сняла с его пояса пару метательных ножей. Понадобятся. Взгляд упал на его шею. Странно. Медальон. Красивый, золотой.

Повинуясь минутному порыву, я сняла медальон с шеи стражника. Кто его знает, вдруг поможет.

Так, а куда мне идти? Направо или налево?

Этот нелегкий вопрос за меня решили события. Я услышала слева звук шагов – очевидно, патруль стражников. Вряд ли они обрадуются, увидев парня без сознания и открытую дверь.

И без оглядки рванула направо.

***

Прошло уже довольно много времени, а коридор не заканчивался. Даже не менялся. Все те же закрытые массивные двери по бокам, редко попадающиеся факелы, коптящие стены. И ни одного человека. Да что там человека, ни одного звука, за исключением стука моих сапог по каменному полу.

Через некоторое время коридор сузился, и боковые двери стали попадаться чаще. За стенами я начала различать какие-то звуки. Прислушавшись, различила шум воды. Я что, около реки?

Но зато на стенах уже не висели факелы, да и под ногами пол стал неровным и грубым, словно по нему никто давно не ходил.

Не нравится мне все это. Куда я приду? Мне приходиться идти на ощупь, и я даже не подозреваю, куда могу попасть.

Тут я обо что-то споткнулась и полетела на пол. Сильно ударилась коленом, разодрала ладонь.

– Чтоб его! И как тут ходить, если не видишь в темноте?

На секунду мне показалось, что весь мир подернулся рябью, а затем мои глаза ярко вспыхнули и засветились ровным, зеленым светом. На секунду я оторопела.

Да, я точно не человек. Клыки есть, бледная кожа есть, светящиеся в темноте глаза – тоже. Но, поскольку вампиры встречаются только в сказках, этот вариант можно отмести. Да и клыки у них выпирают из-под верхней губы.

Когда я обернулась посмотреть, обо что я так неудачно споткнулась, то пожалела, что вижу в темноте. Просто таки день сожалений.

В коридоре лежал скелет. Самый настоящий скелет. Белые кости, полуистлевшая одежда, а в руке непонятное оружие. Оно чем-то напоминало меч, только было ярко-голубого цвета, и вместо рукоятки запястье скелета держало что-то наподобие продолжения лезвия, только утолщенное и с четырьмя выемками для пальцев. Кончик лезвия заканчивался круглым шариком, и, видимо, довольно тяжелым. Таким можно легко вывести из строя противника. Может, прихватить с собой?

Но, когда я попробовала поднять это оружие, оно переломилось надвое. Очевидно, скелет пролежал слишком долго. Что-то мне не хочется составлять ему компанию. А может, он заблудился, как и я? Так, сейчас не время об этом думать. Все равно идти назад – самоубийство. Хотя, если взять во внимание скелет, идти вперед – тоже не самое прекрасное решение проблем.

Из раздумий меня вывел ультразвуковой вопль, прокатившийся по коридору ударной волной и заставивший пол подо мной задрожать. С потолка посыпалась каменная крошка.

– ЯААААААААААСКААААААА!!!

Меня подбросило от ужаса, и я без оглядки ринулась вперед по коридору, надеясь, что обладатель таких голосовых связок не умеет так же быстро бегать.

Но вскоре я поняла, что нестись вперед уже просто не могу. Ноги подкашивались, руки дрожали, голова кружилась. Я начала лихорадочно дергать за ручки дверей, находящихся по бокам коридора, в отчаянной надежде, что хоть одна будет открытой.

Нет. Все они были будто вмурованы в стену, у многих даже не было ручек.

Но мне повезло. Когда я в отчаянии дернула на себя массивную железную дверь, та нехотя, со скрипом, отодвинулась в сторону, открыв мне проем шириной примерно в две ладони. На стенах заплясали синие блики. Я обернулась, и моя душа уже в который раз за сегодняшний день ушла в пятки. По коридору будто плыл синий туман, впивающийся своими щупальцами во все, что попадалось на пути. На моих глазах скелет со странным мечом от прикосновения тумана рассыпался трухой, и осколки его оружия с жалобным треньканьем разлетелись по полу.

Я боком протиснулась в дверной проем, сделала шаг в комнату… и полетела в черноту. Я только видела, как где-то высоко синий туман разочарованно отдернул щупальца от пустого места, где секунду назад стояла я, а затем удар головой… и темнота.

Глава 2

Ирокен спокойно шел по коридору, напевая под нос ненавязчивую мелодию. Настроение было прекрасным, чего не случалось уже вот несколько месяцев. Яска наконец-то поймана! Это практически означает, что они победили в войне. И все благодаря его плану! Если все пройдет удачно, то его назначат правой рукой Сернаки.

Дело оставалось за малым: привести Яску на публичную казнь. И как вы думаете, кто получил такую честь? Естественно, он! Правда, охранять Яску поставили какого-то зеленого юнца, но девушка сейчас еле ходит, ей охрана вообще не нужна. Не говоря уж о том, что, не зная карты, ей никогда не выбраться из запутанной сети коридоров подземелья.

С такими мыслями шел по коридору придворный маг Ирокен. Он страшно не любил покидать свою комнату, в которой проводил многие годы, создавая новые заклинания, зелья и прочую, часто незаконную магическую атрибутику, но ради Яски он готов был выйти из четырех стен и немного размять ноги.

Шаги гулко отдавались в довольно узком коридоре с сотнями дверей по сторонам. Даже начальник стражи не помнил, какие из этих дверей поддельные, какие ведут в тупик, за какими сидят заключенные, а какие просто нарисованы кое-чьей талантливой рукой. Огромная карта подземелий висела на стене на первом этаже замка, но выучить её было просто невозможно. Тот, кто построил замок, действительно позаботился о том, чтобы заключенные не смогли увидеть солнца.

В нос ударил запах пива. Ирокен выругался. Если Йорик напился на дежурстве, то уж он позаботится, чтобы его как минимум высекли. Будет знать, как.

Карлик выругался. Все его шесть красных глаз с яростью озирали открытую дверь, валяющуюся на полу фигуру стражника, разбитую кружку и растекшееся по полу пиво.

Разум затопил гнев, и наружу вырвался крик, в десятки раз усиленный магическим шаром:

– ЯААААААААААСКААААААА!!!

Стены ощутимо задрожали, а в голове Ирокена уже запустилась логическая цепочка мыслей. Так, если бы Яска пошла ему навстречу, он бы более чем наверняка с ней столкнулся, а значит, она пошла в другую сторону. Осталось лишь.

Ирокен сделал несколько сложных пассов руками, и из его пальцев потек ядовитый туман. Синий и густой, он присасывался к стенам, проникал сквозь камни и убивал все живое, что было в пределах коридора.

Теперь Яска точно не выживет. Туман превратит её в горстку пепла.

Ирокен развернулся и направился в комнату главного судьи.

– Ты видел это? – взволнованно верещал главный судья, бегая по комнате взад-вперед.

– Нет, когда я подошел к камере, та была уже пуста. Но она не сможет выбраться из подземелья. Заклинание ей не позволит, – Ирокен внешне был само спокойствие, хотя его изрядно раздражал писклявый голос судьи и его постоянное мельтешение.

– Мы что, теперь должны просто сидеть и ждать, когда она умрет? Извини меня, но ты разве забыл, что в глубине подземелья у нас канализация, а в воде твой Ядовитый туман не держится. Придется закрыть все люки и запустить в лабиринты стражей, чтобы они её искали. Ты только создал нам больше проблем.

– Не думаю, – со злорадной усмешкой сказал Ирокен. – Видите ли, существует еще один вариант, не менее интересный.

– И какой же? – судья застыл, пристально смотря на придворного мага.

– Я предлагаю спустить все отходы сейчас. Пока она в канализации. Скажите мне, кто может выжить, когда на него с огромной скоростью обрушивается волна воды?

Глаза судьи стали похожи на два огромных блюдца.

– Ирокен, палачу требуется учиться у вас искусству убивать. Но я, конечно, согласен, – он сел за стол и нажал на звонок. Вслед за мелодичным перезвоном дверь открылась, и на пороге возник высокий человек в латах. Он поднял забрало, поклонился и спросил:

– Что вам угодно?

Спускайте все отходы… немедленно…

Глава 3

Я с трудом открыла глаза и осмотрелась кругом. Голова раскалывалась, кожа на ладонях была ободрана, и все тело затекло от лежания на твердой поверхности.

Чернота. Вокруг лишь чернота. Ну и как мне ориентироваться здесь? А может, попробовать.

– Как же я хочу видеть в темноте, – прошептала я, вспоминая свой поход по коридору.

Тут же мои глаза загорелись зеленым огнем, и я смогла различить место, куда попала.

Неровный пол, покрытый какой-то непонятной смешанной грязью, и круглые стены. Труба. Огромная труба. Воздух спертый, трудно дышать. Кажется, что в воздухе плавают капли воды – настолько тут влажно.

Я подняла голову. И со сдавленным от ужаса криком прижалась к стене. Над моей головой, метрах в десяти, висел голубой туман.

Сердце отчаянно забилось, и в голове пронеслась мысль: «Это конец.»

Однако что-то было не так. Если бы туман мог добраться до меня, он бы уже тысячу раз успел это сделать. Чего же он медлит? Я осторожно отошла от стены и пригляделась к туману внимательнее.

Он висел не двигаясь, как слегка светящаяся стена, не делая никаких попыток приблизиться. Я подняла с земли небольшой камушек и запустила им в туман. Когда тот поднялся выше того уровня, где стены были покрыты слизью и водой, туман мгновенно пришел в движение, его щупальца дернулись и искрошили камешек в пыль, которая осыпалась мелкой крошкой мне на лицо. Значит, пока я в трубе, я в безопасности? Что ж, мне несказанно повезло. И сейчас для меня самое главное – это выбраться из этого ужасного замка, в котором мне явно не рады.

Я попробовала сделать несколько шагов, но зашаталась и ухватилась рукой за мокрую стену. Приложила ладонь к голове. Да, так и есть. Около огромной шишки, которую, как мне рассказал стражник, мне поставили на Поле Брани, нащупывается вторая, не менее огромная, от удара головой о каменный пол трубы.

Но мне необходимо выбраться. Я должна найти выход из этой ловушки. Нельзя быть слабой.

Я пошла вперед, опираясь рукой о стену трубы. Было абсолютно тихо, лишь мои шуршащие шаги разлетались многоголосым эхом в пространстве. Эта тишина везде.

Я не знаю, сколько я так прошла. Мне казалось, что вечность, а может, и больше. Но силы предательски покидали меня, все тело ломало, голова дико болела, и в конце концов я не выдержала, села, прислонившись спиной к стене, склонила голову на грудь и задремала, плюнув на все

…. Я потеряла счет времени. Может, я так лежу уже несколько минут, а может, несколько часов? Не знаю. Но идти я больше не могу. Дремать тоже.

А труба все не кончалась. Я уже не шла, а ползла на четвереньках, ободрав колени об острые камни, то и дело попадающиеся на пути.

Все. Больше не могу.

Я вытянула ноги и легла на пол, бездумно уставившись в потолок. Тишина давила на уши, и чтобы хоть как-то убрать гнетущее меня ощущение, я тихонько запела крутящуюся на языке мелодию.

Тут ухо уловило слабый звук, раздающийся помимо моего голоса. Я приподняла голову и прислушалась. Гул. В трубе понемногу нарастал непонятный гул.

Сердце похолодело. Звук был, как от надвигающейся волны.

И тут меня осенило. Ну конечно же! Скользкие стены, темнота, ржавая дверь, куда никто уже долго не заходил, вода – я в каком-то водостоке или системе сброса воды. или чего похуже.

Но положение дел это не меняет – на меня движется огромная масса воды.

Спереди все было тихо, гул нарастал из-за спины. В меня словно влили новые силы, я вскочила на ноги и понеслась вперед по коридору, не обращая внимания на разбитые колени и кружащуюся голову.

Гул нарастал. Я не могу обогнать воду!

Пол под моими ногами уже мелко подрагивал.

Волна совсем близко.

Я неслась по трубе как сумасшедшая, падая, поднимаясь, натыкаясь на стены, но продолжая бежать.

Труба сделала очередной поворот, я врезалась в стену, вскочила, потирая коленку, разбитую в кровь, и. не поверила своим глазам.

К трубе, в которой была я, примыкала еще одна, которая служила, скорее всего, местом сброса отходов с поверхности. В потолке была дыра размером три на три локтя, из которой просачивался свет. Неужели выход?

Я застыла прямо под отверстием, задрав голову. Не очень высоко, но я так устала.

Надо, Яска, надо. Если хочешь жить.

Я подпрыгнула и попробовала ухватиться за край отверстия. Поверхность была мокрой и скользкой, пальцы соскользнули, и я неэлегантно приложилась об пол. тем, что пониже спины.

В трубе уже стало свежо и все сильнее пахло помоями. Я уже могла различить размытые запахи воды, очистков картофеля и плесени.

Как же мне выбраться?

Я вытерла руки, покрытые слизью и испариной, о рубашку. Огляделась по сторонам.

Точно! У меня же есть пара моих (ну, пусть не совсем моих) метательных ножей.

Я вытянула из-за пояса два тонких лезвия. Вроде бы я не очень тяжелая, они должны выдержать.

Я со всего размаху вогнала нож в трубу на уровне моего пояса. Он засел в щели между камнями примерно наполовину. Так, уже неплохо.

Я отступила на несколько шагов, зажав в руке второй нож, ринулась вперед, отталкиваясь ступней от торчащего в стене ножика, и смогла допрыгнуть до отверстия, двумя руками хватаясь за рукоятку другого ножа и вонзая его в пол. Подтянулась, вытянула свои ноги из трубы и легла на полу, полностью обессиленная.

Я оказалась на маленьком островке около веревочной лестницы, что свисала сверху. Начало её скрывалось вверху в темноте. Очевидно, люди спускались по этой лесенке и сбрасывали отходы. Или не мучились и выливали их сверху, не утруждая себя постоянными спусками-поднятиями с ведрами.

Как бы то ни было, я собрала волю в кулак и заставила себя подняться, ухватится за перекладину и начать взбираться по лестнице.

Под ногами раздался непонятный хлюпающий звук. Я нагнула голову. Трубу, из которой я только что вылезла, заполнила вода, и теперь отходы закрутились в воронку, которая поднималась вверх к моим ногам.

Я начала резво карабкаться по качающейся во все стороны лестнице, молясь о том, чтобы воронка не успела меня засосать. Когда я в очередной раз протянула руку, ожидая нащупать под пальцами перекладину, то схватилась за ведро, очевидно стоящее на полу погруженной во мрак комнаты. Ведро перевернулось, облив меня жидкой непонятной мыльной смесью, я закашлялась, засучила руками, карабкаясь в комнату, но руки предательски скользили по полу, а ноги все еще находились на качающейся веревочной лесенке. Я почувствовала, что теряю равновесие и меня клонит назад.

Чьи-то сильные руки схватили меня за плечи и буквально выдернули из трубы. Сапоги упали с ног и исчезли где-то в воронке, а меня, мокрую, замученную и уставшую, вытянули и положили на пол.

Воронка поднялась еще примерно на пол-локтя и начала спадать. Я лежала на полу, жадно глотая воздух, и одновременно рассматривая помещение, в котором оказалась.

Это была небольшая комнатка, потолок и стены которой были покрыты копотью. В углах стояли котлы, под которыми тлел огонь. Пахло мылом, порошком и солью.

– Яска, ты так долго уходила от врагов и так глупо попалась в последней битве, что мы сразу поняли, что ты сбежишь. Скажи, ведь это был твой тайный план: ты хотела прикинуться побежденной, чтобы тайно проникнуть в замок Сернаки и выведать его планы? – надо мной склонился какой-то оборванец с седыми патлами, свисающими с лица, как сосульки.

Я поднялась с пола, кряхтя и сдерживая боль. Мужчина, обращавшийся ко мне, был почти на три головы выше и практически в два раза шире. – Яска, ты гениальный полководец. Я верю, что ты приведешь нас к спасению.

– Эээ… спасибо, – пробормотала я. Его слова уже частично несли для меня какой-то смысл. Хотя знала я не так уж много: меня зовут Яска, недавно я сражалась на Поле Брани и, как я поняла из слов этого субъекта, я полководец. – Послушай…те, не могли бы вы немного помочь мне, а то мне необходимо выбраться из замка. и найти новую обувь.

– Конечно, для тебя все что угодно, – мужчина начал рыться в большой корзине, стоящей у двери комнаты, и вынул оттуда пару зеленых бархатных сапог, черные хлопковые брюки и зеленую рубашку из неизвестной мне ткани. – Переоденься, а затем я постараюсь вывести тебя отсюда, – с этими словами он махнул рукой в сторону самого большого котла. Я послушно взяла в руки одежду, зашла за котел и натянула предложенную мне обновку. Сапоги прекрасно сидели, словно обтекая ногу, штаны были немного великоваты, но зато не стесняли движений, а рубашка оказалась на удивление мягкой.

– Как тебя зовут? – спросила я, застегивая пуговицы.

Человек за котлом молчал. Я вышла, отбросив свою порванную и промокшую одежду в сторону.

– Тебе правда это интересно? – спросил он таким тоном, словно я оказываю ему необыкновенную услугу.

– А что такого в этом вопросе? Разве твои. хозяева не спрашивают твоего имени?

– Нет, они не спрашивали его. Они просто кричат мне «слуга, иди сюда». Сернака и его подпевалы считают себя слишком важными шишками, чтобы запоминать имена всех своих подчиненных.

– Кстати, кто такой этот Сернака? Его имя я слышала от одного стражника, но так и не поняла, кто же это.

– Это король Народа Городов. Но я не один из его подчиненных. Я здесь, пока ваша армия не вступит в замок. Вы приказали мне проникнуть в замок и выведать тайную информацию о дворе. Я устроился стирать одежду. Но зачем я тебе это рассказываю? Ты же это знаешь лучше меня, ты же.

– Яска, я помню. В общем, со мной случился один. инцидент, и я не хочу сейчас о нем говорить, – я махнула рукой.

– Да, ты права, сейчас не время, нам нужно скорее выбираться, – согласно кивнул головой мой спаситель. – Я не думал, что ты попадешься в последней битве на Поле Брани. Но, коли уж так случилось… Иди за мной.

Я последовала вслед за мужчиной через маленькую дверь по темному коридору. Мой спутник что-то прошептал, и его глаза резко засветились салатовым.

– Ты тоже можешь так делать? – с любопытством спросила я, обгоняя своего спутника и с любопытством разглядывая его лицо.

– Да, это умеет каждый из Народа Лесов. Почти каждый. Я полукровка, так что глаза у меня синие, и светиться они могут не дольше пяти минут.

Я также прошептала уже запомнившуюся мне фразу. В коридоре стало значительно светлее.

– Так все-таки, как тебя зовут? Ты не ответил, – решила поддержать разговор.

– Лайен. Так, гаси глаза, мы почти на месте, и старайся вести себя очень тихо.

Мы подошли к боковой двери, сделанной из массивного дуба, обитого железными полосами. Лайен дернул за ручку, и пропустил меня вперед.

Мы оказались в огромном зале, заполненном различными музыкальными инструментами и тысячами свечей, что висели в люстре под потолком, стояли в маленьких канделябрах на фортепиано, в огромных подставках на полу. Они создавали сотнями подрагивающих теней, и казалось, что в комнате словно ходит множество людей.

Мы молча пошли сквозь зал. Стояла абсолютная тишина, лишь я один раз задела рукой струны арфы, и те ответили тихим мелодичным перезвоном. Это место удивительно успокаивало.

Тишину нарушил лязг доспехов, донесшийся до нас от одного из боковых коридоров.

– Прячься! – прошипел Лайен и толкнул меня за рояль.

Звук стал еще громче, и я расслышала тяжелые шаги множества людей, вошедших в зал.

– Где она, слуга?! – заорал металлический голос, похожий больше на звериный рык. Я поежилась, но голос Лайена был абсолютно спокоен. Похоже, он давно привык к тому, что на него кричат:

– Кто, хозяин?

Вместо ответа послышался шелест, словно из ножен вынимают меч. Я, не в силах больше терпеть неизвестность, очень аккуратно придвинулась к краю и посмотрела за угол рояля.

В зале было около двадцати стражников, а их начальник стоял, прижав меч к горлу моего союзника.

– Она ушла туда, – указал Лайен в сторону одного из боковых коридоров.

– Лжешь, – без тени сомнения ответил воин и резко взмахнул клинком.

Меня передернуло, и я едва удержалась от того, чтобы не закричать.

Голова Лайена пролетела несколько метров и упала где-то за инструментами.

– Проверьте зал и комнату с котлами, она недалеко.

От этих слов у меня все похолодело. Если меня найдут, то.

Стражники рассыпались по залу, и звук от их шагов разлетался по нему многоголосым эхом. Да оно и не удивительно – все воины были в стальных сапогах, а еще необходимо учесть то, что любой звук в этой музыкальной комнате производит невероятный шум. Стража остановилась, затыкая уши, а их главарь выругался.

– Снимите сапоги и вперед, – приказал он, первым скидывая обувку и направляясь в проход между инструментами. Стражники последовали его примеру.

Шум был не такой оглушительный, но все же неприятный. Я сжалась в клубок за роялем, с ужасом ожидая, когда меня найдут. Так, давай подумаем, как выбраться? Самый крайний боковой проход не очень далеко от инструментов, если быстро пробежать открытое пространство, то, возможно, стража примет мою фигуру как сплетение теней, что дают свечи.

Я осторожно выглянула из-за инструмента и оценила обстановку. Ко мне с одной стороны шел стражник, а за ним следовал второй, постоянно смотрящий по сторонам.

Я очень тихо выдернула из канделябра свечку, обжигая пальцы расплавленным воском, и, замахнувшись, отправила ее в груду инструментов справа.

Мне повезло – я не рассчитывала, что в возникшем шуме будет слышно, как падает маленькая свечка, однако промелькнувший огонек сразу привлек внимание двух воинов, и они свернули с первоначального пути. Это и было мне надо.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации