151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 10

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 мая 2014, 14:13


Автор книги: Сборник


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Жителей, стоящих вдоль дороги и державших в руках подношения нашим солдатам, попросили старосту селения собраться для беседы. Когда люди робко подошли к командиру, он через переводчика пояснил им, что советское подразделение пришло для оказания помощи местным жителям, поэтому, когда жители будут испытывать нужду в предметах первой необходимости (соль, мука, керосин), то пусть приходят, им будет обязательно оказана помощь.

Этот случай в короткое время стал известен во всех северных провинциях Афганистана и, хотя пограничники и не афишировали свою принадлежность к погранвойскам, от местных жителей скрыть это не удалось. Они поняли, что там, где находятся пограничники, никто их обижать не станет, а наоборот выручат в трудную минуту.

По инициативе местных властей и с активной помощью пограничников была организована приграничная торговля между Таджикистаном и Афганистаном. В это же время активно завозилась и раздавалась нуждающимся гуманитарная помощь. Все это в будущем помогло пограничным органам разведки создать в короткое время надежные оперативные позиции, что во многих случаях помогло упреждать действия противника и избежать больших потерь.

Например, в 1980 году было принято решение заменить батальон 40-й армии, оборонявший район вблизи крупного афганского селения Гюльхана (Северный Бадахшан) подразделением пограничных войск.

Вторым периодом деятельности советских пограничных войск на территории Афганистана можно назвать период с января 1982 года до момента объявления афганским руководством решения о национальном примирении 1986 года.

Это было время самых активных боевых действий, так как в конце 1981 года руководство нашей страны приняло решение о введении пограничных войск в северные провинции Афганистана. Войскам была отведена полоса ответственности на глубину в среднем 100–120 километров, так называемая «зеленка», до рокадной дороги, соединяющей центры северных провинций. Было приказано ликвидировать организованный бандитизм в этой полосе и расположенные в ней и вблизи ее базы хранения оружия, боеприпасов и других материальных ценностей.

Передача полосы ответственности погранвойскам диктовалась развитием обстановки к этому времени. Руководство основными политическими партиями, противоборствующими народному правительству («Исламская партия Аганистана», руководитель Хакматиар и «Исламское общество Афганистана», руководитель Раббани), учитывая втянутость 40-й армии в военные действия в центре и на юге Афганистана и ее слабые позиции на севере, решил активизировать свои действия на территории северных провинций, тем более, что эти места имели наиболее плодородные земли, являлись основной житницей страны.

Учитывая близость советской территории, эта активизация действия значительно обостряла обстановку как на границе, так и вблизи ее, что было совершенно недопустимо.

Третьим периодом действий советских погранвойск на территории Афганистана можно считать действия в период так называемого национального примирения.

На мирную обстановка того времени даже отдаленно похожа не была. Разница заключалась в том, что советская сторона перестала планировать нанесение ударов по бандитам, а действовала в ответ на их активные боевые вылазки, которые не прекращались.

В этот период еще большую роль стала играть разведка всех видов, и, к ее чести, наши войска были хорошо информированы и попадали в тяжелые внезапные ситуации крайне редко.

Четвертым периодом можно считать подготовку к выводу войск на нашу территорию и сам вывод.

В конце марта 1981 года на одной из застав Тахта-Базарского погранотряда душманы захватили и зверски убили двух советских пограничников. Под руководством Г. А. Згерского была проведена операция «Мургаб», в ходе которой отыскали тела погибших, выявили и ликвидировали организаторов и исполнителей теракта.

До января 1982 года у пограничников штатных подразделений в Афганистане не было. Вошла туда 40-я армия, а на участке Хорогского отряда ежедневно наблюдалась с небольшими вариациями такая картина: едет по афганской стороне бандитская группа, на глазах у пограничников режет медработников, учителей, бросает в Пяндж кого живого, кого не очень…

После подобных «демонстраций» было принято решение, «не очень гласное», ввести в Афганистан пограничные подразделения для охраны российской границы со стороны сопредельной территории. Сводные боевые отряды численностью 50–70 человек, легко вооруженные, заняли ключевые позиции в приграничном районе, не позволяя хозяйничать в нем бандитам.

8 января 1982 года в северные провинции были введены штатные пограничные подразделения, которые с ходу начали выполнение поставленной задачи. Уже в феврале 1982 года началась планомерная очистка полосы ответственности погранвойск от бандформирований. Первая такая операция была проведена в Кундузской провинции вблизи селения Калайдаль. Затем в апреле 1982 года был освобожден город Ташкурган (провинция Самонган), ликвидированы бандитские базы и укрепрайоны в Балхской провинции, в городе Андхой.

Операция возглавлялись командованием округа, самые ответственные из них – лично начальником погранвойск округа. Одной из сложных операций по вводу погранвойск в Тулукан (провинция Тахор) руководил лично начальник погранвойск генерал армии Матросов В. А.

Операции планировались на квартал командованием округа, утверждались начальником Погранвойск Союза. В месяц проводилось две-три плановые операции, кроме того, почти ежедневно в различных местах зоны ответственности внезапно возникала боевая обстановка.

В результате сложной и тяжелой работы боевых подразделений к концу 1983 года поставленная задача была в основном выполнена. В полосе ответственности погранвойск организованные банды были разгромлены. Это не значит, что боевые действия прекратились. Бандитам пришлось уйти в горы, но в приграничье осталась пособническая база. Главари бандформирований совершали рейдовые налеты на различные объекты в нашей зоне ответственности, но благодаря четко организованной разведке, нам зачастую удавалось упреждать их действия.

Большой интерес для них представлял газопровод, проходивший от города Джаркудук к границе и далее на советскую территорию. До 1983 года он охранялся мелкими подразделениями 40-й армии и национальными войсковыми формированиями. Диверсанты часто взрывали этот газопровод в различных местах. Летом 1983 года взять трассу газопровода под охрану приказали нашим пограничникам. В районе селения Мурдиан была введена наша специальная мотоманевренная группа.

В ночное время газопровод стал патрулироваться вертолетом с периодическим использованием различной светотехники. С тех пор подрывы газопровода прекратились.

К концу 1983 года, потерпев поражение в нашей зоне ответственности, бандформирования стали создавать базы снабжений и районы сосредоточения в горах за пределами этой зоны.

Пограничники в Афганистане сталкивались с коварством и жестокостью противника.

В 1981 году афганские пограничники получили данные, что мятежники под видом советских военнослужащих, готовятся взорвать мечеть Мазор в Мазари-Шарифе.

Мечеть Мазор – это вторая по значимости в мусульманском мире святыня после Мекки. Колоссальное сооружение из голубого лазурита размером двести на триста метров. В то время она ежегодно собирала до двух миллионов паломников.

Диверсанты, переодев часть своих людей в форму наших солдат и офицеров, подготовили мечеть к взрыву, чтобы показать всему миру, насколько «неправоверные» оскорбляют религиозные чувства мусульман и святыни Востока. Для большей убедительности всех переодетых в нашу военную форму и снабженных советскими документами решено было по завершении операции расстрелять и оставить на месте, в качестве неопровержимых доказательств того, что это варварство – дело рук русских…

Получив разведданные, пограничники прибыли в бригаду афганских пограничников.

Подняли один батальон и разведроту и оперативно окружили бандитов. Они этого не ожидали, поэтому практически не оказали сопротивления. Мечеть была спасена…

В январе 1983 года стало известно, что бандиты в Мазари-Шарифе захватили и угнали автобус с советскими рабочими. Сразу же был создан объединенный штаб по добыче разведывательной информации и планированию операции по спасению заложников. Руководство штабом с советской стороны возглавлял непосредственно командующий Среднеазиатским пограничным округом генерал-лейтенант Г. А. Згерский, а объединенным штабом командовал генерал-лейтенант В. И. Фуженко. Задействованы были все силы, в том числе и мотоманевренные группы.

Уже через сутки было получено несколько разведданных, по которым оперативно принимались решения. То есть проводились частные операции по уточнению полученных сведений и принятию мер по спасению людей.

На третий день стало известно, что заложников удерживают в Карамкольском ущелье. Это в тридцати километрах юго-западнее Мазари-Шарифа.

Тремя мотоманевренными группами, десантно-штурмовой группой, с участием афганских пограничников, а также силами 25-й дивизии наши пограничники блокировали этот район. Поскольку от сотрудников ХАДа поступили разведданные, что заложников ежедневно перебрасывают с места на место, а этой ночью планируют перевести через Карамкольский перевал и далее – в тыл, в труднодоступную местность, было принято решение высадить на перевале десант из резерва, находящегося у командования объединенного штаба. В состав десанта вошли сто афганских пограничников.

Генерал-лейтенант Вахренов Василий Николаевич родился 16 августа 1947 года в селе Красногорском Алтайского края. По окончании средней школы в 1965 году поступил в Московское высшее военное пограничное командное училище. Служил в Среднеазиатском пограничном округе, Керченском пограничном отряде: заместителем начальника заставы, начальником заставы. Закончил Военную академию им. М. В. Фрунзе. Вновь – Среднеазиатский пограничный округ: офицер штаба, заместитель начальника штаба, начальник штаба Бахарденского пограничного отряда. В 1981 году после окончания Высшей школы КГБ был советником командира афганской пограничной бригады, советником начальника оперативного отдела пограничных войск Афганистана.

В марте 1996 года назначен начальником штаба – первым заместителем командующего Западной пограничной группы.

Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, полный кавалер афганского ордена Звезды. Заслуженный пограничник Российской Федерации.

С наступлением темноты десантировались. Но, как оказалось, афганские летчики ошиблись на пятнадцать километров. Пришлось совершать марш к перевалу.

Где-то примерно к 23 часам пограничники заняли позицию. Наводчик-афганец показал, где какая банда находится в ущелье. С помощью шанцевого инструмента окопались, организовали круговую оборону, наладили связь, и началось выдвижение мотоманевренных групп. Утром планировалась высадка десантников для усиление пограничников.

Но ночью погода резко испортилась, температура воздуха упала до минус двадцати градусов, пошел сильный снег. Казалось, сама стихия препятствовала освобождению наших людей, но пограничники справились с этой задачей. Советские специалисты были спасены.

Большая и опасная работа проводилась саперами. Мины были установлены везде, причем – на неизвлекаемость. В каждом вертолете в составе десантников обязательно был сапер, и здесь они отличились, обнаружив растяжки, фугасы. Большое количество взрывчатого вещества было в пластиковых пакетах, бычьих пузырях. К ним были прикреплены мины, выстрелы от гранатомета и даже просто камни. Стоило только задеть растяжку, которая, кстати, держалась на бельевой прищепке, и соединенные детонирующим шнуром фугасы, взорвавшись, покрыли бы осколками большую площадь.

До июля 1984 года Геннадий Анатольевич командовал этим округом, планировал операции, лично участвовал в боевых действиях.

Особое значение придавали работе с местным населением приграничья, и в подавляющем большинстве афганцы верили нам, а многие группы мятежников лояльно относились к пограничникам и даже по возможности помогали нам. В свою очередь, мы оказывали афганцам медицинскую помощь, делились продуктами, топливом и даже одеждой.

Большую угрозу нашей южной границе представляло формирование под общим руководством Ермамада, отдельные группы которого выходили на границу, обстреливали наши погранотряды, грабили местное население, похищали скот. Но главное – это формирование имело вблизи нашей границы большие склады с оружием и боеприпасами, средствами подрыва и диверсий.

В связи с этим генерал армии Матросов В. А. дал команду тщательно изучить обстановку на Керкенском направлении и внести предложения по ее стабилизации.

Как правило, пограничники всегда чем-нибудь угощали афганских ребятишек. Наши военнослужащие всегда помогали населению этой беднейшей страны продуктами, хозяйственным инвентарем, бесплатно раздавали муку, одежду, медикаменты, необходимые каждой семье. Как-то не вяжется все это с представлениями о наших воинах как об оккупантах, столь распространенных в свободной и «демократической» прессе. И наоборот, от многих душманских групп соплеменники ждали только грабежа и насилия. Простые афганцы, и это подтвердит каждый бывший там военнослужащий, с большим уважением относились к «шурави» и не видели в них врагов своей страны. Не поэтому ли с такой ненавистью, злобой нападали на наших солдат банды духов, создаваемые в том числе и на награбленные у собственного населения деньги. Разве не подтверждает истинность того печального положения, что с выходом наших войск война не только не прекратилась, но разгорелась с новой силой…

Зона, в которой действовали пограничные подразделения, была относительно спокойной. Умение пограничников воевать не давало распоясаться моджахедам. Поэтому вместо широкомасштабных боевых действий, они выбирали тактику точечных, неожиданных ударов по постам.

Афганцы-пограничники не забудут Геннадия Анатольевича Згерского. В памяти воинов мармольская операция[4]4
  Геннадий Згерский. Мармольская операция. «Ветеран границы» № 1–2/99, с. 29–30.


[Закрыть]
.

В течение 1982—1-й половины 1983 г. боевые формирования пограничных войск Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа проводили боевые операции по очистке зоны ответственности округа от организованных бандформирований. К середине 1983 г. эта задача была выполнена. Недобитые бандитские базы снабжения и районы сосредоточения были перемещены в горы – за пределы зоны ответственности погранвойск. Одна из таких баз, где хранилось большое количество оружия, боеприпасов и другого военного имущества, располагалась в очень удобном для ее размещении и обороны месте, вблизи нашей зоны ответственности и центра Балхской провинции г. Мазари-Шариф в районе горного селения Мармоль.

Это селение находилось в котловине, со всех сторон окруженной высокими горами, вершины которых оборонялись афганскими моджахедами. Единственная дорога от равнинной части предгорья до Мармольской впадины, пригодная для движения гужевого транспорта, проходила по глубокому каньону с отвесными скалами, протяженностью 3,5 км, ширина которого в самом узком месте составляла 3,6 м.

В скалах по стенам каньона были сделаны пещеры, в которых размещались склады. Вход в каньон, а также дорога были заминированы. Управление минными полями было дистанционным.

Перед входом в каньон установили фугасы, состоящие из зажигательной авиабомбы с наложенными на нее минами, управляемыми дистанционно. Предполагалось, что наша колонна, втянувшись в каньон и встретив заминированную узкость, остановится, будет расстреляна охраной базы, а взрыв фугасов в тылу колонны создаст мощную огневую завесу, не позволяющую подойти подкреплению.

Базой командовал заместитель одного из руководителей партии «Исламское общество Афганистана» Ахмад-Шаха Масуда – Забибулло.

Такая мощная система обороны базы и ее инженерное обеспечение были организованы после неудачной попытки 40-й армии разгромить эту базу. Однако допустить ее наличие в непосредственной близости от нашей зоны ответственности и г. Мазари-Шарифа командование сочло недопустимым. Приняли решение силами и средствами войск Среднеазиатского погранокруга ликвидировать базу.

Это была единственная операция за всю войну, проводимая пограничниками по директиве министра обороны СССР маршала Советского Союза Устинова. Директива, кроме вышеуказанной задачи погранвойскам, предусматривала авиационную поддержку силами 24 самолето-вылетов истребителей-бомбардировщиков.

Планировать операцию и руководить ею было приказано Згерскому.

Предварительный план операции был согласован с командующим Туркестанским военным округом генералом армии Ю. П. Максимовым, который своим решением придал пограничникам батарею 122-мм гаубиц, сыгравшую в ходе операции заметную положительную роль.

Батарея была расположена перед входом в каньон на расстоянии 5–6 км. Перед ней заняла оборону ММГ, имевшая задачу прикрыть батарею и имитировать готовность втянуться в каньон.

Замысел операции состоял в следующем: прикрывая вход в каньон силами ММГ и батареи гаубиц, нанести авиационный и артиллерийские удары по бандитской базе и опорным пунктам бандитов на вершинах, окружающих Мармольскую впадину гор, затем одновременной высадкой 10 десантов, по 60–70 человек каждый, уничтожить противника в опорных пунктах на горах вокруг Мармоля и организовать оборону этого района двумя обходящими отрядами 18-й дивизии афганской армии под командованием советника дивизии майора В. Н. Вахренева по сходящимся направлениям по вершинам горного хребта, завершить разгром отходящего противника и не допустить подхода подкрепления к нему.

В последующем методическими огневыми налетами уничтожить минные поля на подходах и внутри каньона. После завершения разминирования района при помощи инженерно-дорожной техники расширить узкость в каньоне, проделать колонный путь, обеспечив продвижение техники ММГ в Мармольскую впадину.

Командный пункт операции был организован в опорном пункте ММГ, расположенном на окраине Мазари-Шарифа.

Кроме вышеперечисленных сил и средств, в операции было задействовано 30 вертолетов пограничного округа, 2 ДШМГ и 3 ММГ – в общей сложности около двух тысяч пограничников. Операция планировалась по карте на основе агентурных данных, так как войсковая разведка не проводилась из соображений маскировки.

Операция проводилась в январе 1984 г. Погода в это время в том районе весьма неустойчива, и в готовности к началу операции войска находились 4 суток. В этот период Згерский получил распоряжение прибыть в Кабул с планом операции к маршалу Советского Союза Соколову. В Кабуле маршалы Соколов и Ахромеев, внимательно выслушав доклад, сравнили имеющиеся у них данные о противнике, географии местности с данными Згерского, одобрили план и обещали всяческую поддержку в случае необходимости. Об их отеческом отношении к Згерскому и пограничникам в целом он с благодарностью вспоминал, хотя те генералы, которые знали маршала Ахромеева лучше, предупреждали о его придирчивости к мелочам.

Очевидно, операция была спланирована правильно, никто к Згерскому не придирался, а наоборот, приняли и проводили очень по-доброму.

С его прибытием на КП был получен положительный метеопрогноз на несколько дней, и операция началась.

Проведена она была точно по намеченному плану без серьезных отклонений, за исключением одного случая, когда один из десантов был высажен в незапланированную точку.

Организованный воздушный командный пункт под руководством подполковника Ю. В. Романова и полковника А. Н. Евдокимова не уследил за одним из вертолетов, пилотируемым заместителем командира авиаполка полковником Тыриным, который высадил группу на похожую местность, но не запланированную. Тырин сам, по возвращении на КП, засомневался в правильности выполненной высадки, доложил Згерскому об этом. В то же время вышел на связь командир этой группы, доложил, что ведет огневой бой с противником, получил необходимые рекомендации и обещание немедленной поддержки. Те же офицеры Романов и Тырин с прикрытием звена боевых вертолетов вылетели исправлять содеянное, сняли десантную группу, нанесли огневое поражение противнику и без потерь пересадили группу в запланированный район.

Других нарушений плана операции не было. Операция длилась 12 суток. Было уничтожено 8 опорных пунктов противника. Частично уничтожены, частично захвачены склады с оружием, боеприпасами и другим военным имуществом противника; уничтожено около 500 бандитов, в том числе и сам Забибулло.

Со стороны пограничников потерь личного состава и техники не было, за исключением 4 раненых, впоследствии вернувшихся в строй, в том числе и руководителя героическими действиями инженерно-саперных подразделений подполковника Белова, компетентность и отвага которого во многом способствовали успеху операции.

Завершив разгром противника и его базы, в Мармоле была оставлена ММГ, которая и находилась там до вывода войск с территории Афганистана. Восстановить выгодную во всех отношениях военную базу моджахедам не удалось.

Эта операция по праву является яркой страницей в истории боевых действий пограничных войск в Афганистане.

Рассказывая о Згерском, пограничниках, воевавших в Афганистане, нельзя не напомнить о генерал-лейтенанте Анатолии Нестеровиче Маршовицком[5]5
  Ю. Ленчевский. Я думал о дозорных тропах Родины. «Ветеран границы», май 2003 г., с. 78–79.


[Закрыть]
.

Анатолий Нестерович Мартовицкий родился 31 августа 1938 г. на Кировоградчине. Курсантские погоны он получил в Калининградском училище в г. Багратиновские (бывшем Перйсиш-Эйлау) Калининградской обл. Мартовицкий гордится тем, что окончил это училище: многие его выпускники прекрасно проявили себя в боевой службе на границе, став крупным организаторами пограничной службы, отмечены высокими государственными наградами. Один из них – генерал В. С. Донсков. Из преподавателей запомнился А. Т. Марченко, который затем стал известным писателем, 26 лет проработал в журнале «Пограничник».

После окончания училища Мартовицкий оказался на Кольском п-ове, в Алакуртии.

С 1966 по 1969 г. капитан Анатолий Мартовицкий – слушатель Военной академии имени М. В. Фрунзе.

После окончания Академии Мартовицкий продолжил службу в Воркуте.

Результаты деятельности Мартовицкого были замечены, и в 1974 г. его перевели в отдел боевой подготовки Главного управления пограничных войск. Эти четыре года стали заметной вехой в его службе. А в 1978 г. он был назначен начальником отряда в Имане (Дальнереченске). О мужестве и стойкости пограничников этого отряда, о кровавых событиях на о. Даманском 1969 г. знала вся страна.

Позже Анатолий Нестерович служил заместителем начальника штаба Тихоокеанского погранокруга. А в 1983 г. снова оказался в Москве, получив должность начальника отдела боевой подготовки Главного управлении Погранвойск СССР.

В 1985 г. Анатолий Мартовицкий приехал во Фрунзе на должность начальника оперативно-войскового отдела.

Выпали на его долю и события афганской войны. Подразделения погранвойск располагались на афганской территории до 100 км от госграницы в хорошо оборудованных опорных пунктах. На нашей территории, в основном в приграничных частях, находились резервы. Здесь же в полной готовности содержались авиация, бронетехника, необходимые запасы материальных средств, боеприпасы, горючее, продукты питания, обмундирование. На памяти Мартовицкого не было ни одного случая сбоя в обеспечении войск в ходе проведения операций.

– К моему назначению на должность начальника ОВО Восточного пограничного округа в г. Фрунзе уже был накоплен богатый опыт оперативно-боевой деятельности спецподразделений пограничных войск на территории Афганистана, и, изучая его, я смог сориентироваться и войти в новую роль воюющего командира в сложной, быстро меняющейся обстановке, – вспоминал Анатолий Нестерович. – Боевое крещение получил в ходе операции, которую готовили и проводили восемьдесят суток.

Местность для обучения подразделений подбиралась аналогичная той, на которой предстояло действовать. Большое внимание уделялось подготовке саперов и минно-розыскных собак, что впоследствии оказало нам добрую услугу. Так, при входе в Вардуджскую щель душманы заложили два мощных фугаса, соединенных между собой. Они рассчитывали взорвать их, как только колонна войдет в ущелье, парализовать ее образовавшимися завалами и уничтожить. Но, к счастью, фугасы были своевременно обнаружены и обезврежены нашими саперами. Большую роль в этой и других операциях сыграли наши разведчики, которые точно вскрывали основные опорные пункты противника, размещение средств ПВО, базы. Вардуджская операция началась 9 апреля и продолжалась до 7 мая. Бандформирование Наджмудина было ликвидировано.

Осуществляя план проведения этой операции, тщательно подготовили личный состав, изучили противника и местность предстоящих боевых действий, подготовили технику и оружие, сосредоточили материальные средства, развернули полевой госпиталь.

Боевых операций под руководством Мартовицкого было немало. Всех не перечислить.

… Горная база Дарбанд считалась неприступной. Располагалась она в ущелье, имела склады пещерного типа, местность по периметру была заминирована, на господствующих высотах в скалах находились огневые точки со средствами ПВО, пулеметами.

Операция по уничтожению базы Дарбанд готовилась в строжайшей тайне. Перед ее началом в гарнизон прибыл представитель ЦК НДПА генерал-лейтенант Олюми, курировавший вооруженные силы страны, но даже он не был посвящен в планы пограничников. Замысел операции состоял в том, чтобы с позиций гарнизона нанести огневой удар по базе, подавить огневые средства противника боевыми вертолетами, высадить десант и совместно с подошедшими наземными силами и средствами завершить уничтожение группировки душманов и ликвидировать базу.

Операция носила столь внезапный характер, что душманы не успели оказать достойного сопротивления. Буквально за несколько часов база перестала существовать…

Афганистан

«Афганистан, не касаясь политической стороны вопроса, – одна из очень достойных страниц в истории пограничных войск, – говорил Геннадий Анатольевич. – Пограничники там выполнили свою задачу так, как ее и нужно было выполнить. За 10 лет нашей деятельности в Афганистане мы в боях потеряли 494 человека. Ни одного – ни живого, ни мертвого – на афганской земле не осталось. Иногда с риском для жизни вытаскивали тела сослуживцев с поля боя. 93 % раненых из тех, кто должен был вернуться в строй, вернулись без ограничения категории годности – это заслуга летчиков, врачей, командиров, которые своевременно решали вопрос об эвакуации, и т. д. Все эти показатели говорят о том, что пограничники, решая очень важные задачи, выполнили их хорошо».

В 1988 году Геннадий Анатольевич стал помощником начальника Погранвойск КГБ СССР по специальным вопросам (начальник оперативной группы по Афганистану).

«… Недвусмысленная ситуация, в очередной раз подтвердившая верность пограничников традициям чести и боевого товарищества, сложилась при выводе войск. Было принято решение о выводе войск, в том числе и пограничных, 15 февраля 1989 года. Трудно было придумать более неудобное число. Во-первых, погодные условия для переходов в этот период далеко не благоприятны, а во‑вторых, до начала нового года нужно было уволить старослужащих, в результате – или войска остаются в некомплекте, или на территорию Афганистана (в сложную боевую обстановку, когда бандиты только и ждут удобного момента, чтобы взять реванш) приходят необученные новобранцы. Так вот, наши солдаты (инициатива шла снизу!) вышли на командование с просьбой не увольнять их до вывода войск. Пограничную инициативу подхватила 40-я армия. И было принято решение: до вывода войск уволить только тех, у кого этого требует семейное положение. Начали искать таких, но и они не соглашались, не хотели бросать своих товарищей!

По плану вывода войск с территории Афганистана, составленному мной и утвержденному В. А. Матросовым, – вспоминает Г. А. Згерский, – некоторые мангруппы перемещались из опасных мест в менее опасные на территории Афганистана. Одна из таких групп находилась в Мармоле, оказать помощь там при случае было бы очень трудно: узкий проход протяженностью 3,5 км как нельзя более соответствовал планам бандитов отыграться на этом участке. Решено было вывести группу заранее. Я понимал, что без дополнительной санкции делать этого нельзя, но на согласование было бы потеряно время, которое могло стоить людям жизни. Нам с начальником войск округа И. М. Коробейниковым ответственность пришлось взять на себя.

В обстановке полной секретности мы поставили задачу начальнику мангруппы быть в 30-минутной готовности к эвакуации воздухом, летчикам в ночь, когда планировалось решение задачи, выдали письменные распоряжения. На рассвете поднялась авиация, направилась к селению Мармоль. Начали выхватывать мангруппу. Мы с генералом Коробейниковым сидели в Термезе на аэродроме и по радиостанции следили за ходом операции. Погода тем временем портилась, последние вертолеты поднимались уже в тумане, но мангруппа была вывезена в безопасный район.

Надо докладывать. Приезжаю я в отряд, звоню Матросову и докладываю, что в соответствии с утвержденным планом мармольская маневренная группа вывезена в Мазари-Шариф. Конечно, разнос был грандиозный… А мне еще нужно одну группу, кайсарскую, вывезти таким же образом. Предчувствуя гром и молнии, быстренько сел в вертолет и улетел в Керки. Пока меня искали по телефону, я, никого не спрашивая, организовал передислокацию кайсарской мангруппы на тот перевал, где ей надлежало быть чуть позже в соответствии с планом. Люди были спасены».

С марта 1988 года Згерский возглавил оперативную группу Главного управления погранвойск, которая занималась планированием и общим руководством действий войск в Афганистане.

К концу 1988 года был составлен подробный план передислокации и вывода каждого подразделения войск, в котором предусматривалось все до мелочей.

Погранвойскам была поставлена задача обеспечить вывод 40-й армии, затем выводить свои подразделения. Поэтому заявление генералу Громова на «мосту дружбы» в 11.00 15 февраля 1989 года о том, что он последний военнослужащий, покидающий территорию Афганистана, неверно. После вывода 40-й армии на территории Афганистана еще оставалась группировка погранвойск численностью около десяти тысяч человек. Последний БТР пересек границу на Баламургабском направлении в 16.25 того же дня. То есть вся группировка была выведена на советскую территорию за 5 часов без потерь как в 40-й армии при преодолении ею зоны ответственности погранвойск, так и у самих пограничников.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации