151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Мертвый Ренегат"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 марта 2017, 01:00


Автор книги: Владимир Упоров


Жанр: Фэнтези про драконов, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Глава 6 Убежище

Убежище Реннета находилось за пределами охраняемых Белым Пламенем земель, ближе к Великому Лесу. Здешние места, как и большая часть северо-западной области Империи, проросли густыми лесами, но с преобладанием хвойных пород деревьев, в отличие от того же Немисса. Путникам пришлось забраться в такую глушь, что Катарине начало казаться, будто на десятки и даже сотни километров вокруг нет ни одной живой души.

– Где мы сейчас вообще? Это место можно найти на карте? – с сомнением осведомилась она у парня.

Тот ответил, уверенно пробираясь вперед и ориентируясь лишь ему одному знакомым меткам:

– Здесь я не боюсь заблудиться. Мы к югу от Немисса и к западу от Азранна. На картах это место не значится, разве что на старых, однако примерно в пяти километрах отсюда есть небольшая деревня. Представь себе, люди и в такой глуши живут, причем довольно неплохо, пока никто извне к ним не придет устанавливать свои порядки. В малой численности жителей есть свои преимущества. Мы пошли по этому пути, потому что я решил дойти до убежища как можно незаметнее для всех.

Думая «убежище» Катарина представляла какую-нибудь заброшенную шахту, каменоломню или лесопилку, вполне вписывающуюся в этот дремучий лесной пейзаж. Армия Ночи устраивала свои точки именно в таких местах. Но увиденное сильно удивило ее.

Это был довольно-таки большой двухэтажный особняк, уютно устроившийся в роще высоких кленов и дубов, обросших мхом. Даже имелась высокая железная ограда, окружающая лужайку перед домом.

– Это… это и есть твое убежище? – воскликнула женщина, схватив и дернув назад торопившегося вперед юношу за плечо, отчего тот чуть не опрокинулся на спину.

– Да… – устало выдохнул Реннет, потирая плечо. – Я купил этот дом и прилегающий к нему участок немногим больше года назад. И не вижу в этом ничего удивительного.

Глядя на прямой каменный фасад, блестящий тускловато-серым, а в некоторых местах облепленный какой-то бурой растительностью, Катарине сперва показалось, что дом заброшенный и в последнее время в нем никто не жил, но…

– Пойдем уже, – проворчал юноша и двинулся дальше.

Потускневшие кованые прутья ограды казались немного зловещими, не говоря уже о высоченных трехметровых воротах с острыми гарпуноподобными зубцами наверху. Но Реннет как-то облегченно вздохнул и, подойдя к ним вплотную, дернул за небольшую железную шишечку, висящую на тонкой прочной цепи. Раздался натужный скрип, а спустя секунду приятный звон колокольчиков где-то у особняка.

– Ааа… а разве кто-то там есть? – спросила мистик, оглядывая лужайку сквозь прутья ворот. В этот момент на глаза ей попались зеленого и светло-коричневого цвета большие ковры, которых она не заметила раньше. Похоже, их специально вывесили на чистку.

Обернувшись к ней, юный маг лукаво улыбнулся.

– Сама все увидишь.

И действительно, спустя некоторое время неизвестно откуда вышла молодая женщина в фартуке, и направилась прямо к воротам.

– Реннет?! – вдруг удивленно воскликнула незнакомка, заметив их.

Юноша улыбнулся еще шире и рукой помахал ей.

– О, Господи!

Удивленно ахнув, женщина ускорила шаг. Подойдя к воротам, а точнее к маленькой железной дверце, расположенной немного в сторонке, сняла запирающую цепь и тут же распахнула ее настежь. Не успела Катарина опомниться, как подбежав к ним, она заключила в объятия мальчишку. Слегка шокированная разворачивающейся перед ней сценой, мистик смогла выдавить из себя только неопределенное «Эээ?!»

Но, похоже, столь бурное проявление чувств стало неожиданностью не только для нее. Смутившись, Реннет неловко высвободился из рук женщины и, прокашлявшись, произнес:

– Эмм… здравствуйте Илия! Позвольте представить мою спутницу Катарину!

Все еще ничего не понимая, мистик-маг почтительно поклонилась незнакомке. Та одарила ее ослепительной улыбкой и протянула руку. В обществе магов приветствие выказывалось поклонами, а среди обычных людей чаще обменивались рукопожатиями, как признак равенства.

– Приятно познакомиться, Катарина! Меня зовут Илия, и я присматриваю за этим домом.

– Ааа… – протянула девушка смущенно. – Мне тоже очень приятно, – добавила она тут же, и мягко пожала гладкую ладошку.

Серые глаза женщины, которой на вид было чуть больше, чем самой Катарине, некоторое время внимательно смотрели на нее, а затем она вновь повернулась к юноше.

– Мы уже и не думали, что ты вернешься, – с едва заметным упреком сказала она ему.

– Так получилось, – пожал плечами тот. – Кстати, где Грегор?

– Он в деревне. К вечеру должен быть.

Реннет коротко кивнул с тихим «ясно».

– Так, а теперь давайте идем в дом! Вы оба наверно устали с дороги. Второй этаж полностью свободен. Теплая ванна будет в скорейшем времени, а обед уже практически готов, – командным тоном перечисляла Илия. Когда юноша попытался что-то возразить, она лишь махнула рукой: – Знаю я, знаю, но сейчас на тебя больно смотреть, того и гляди помрешь ненароком с голоду. Так что сегодня без возражений.

Закончив эту триаду, женщина быстрым шагом направилась в дом. Обреченно вздохнув, Реннет кивком указал Катарине следовать за ней, и тоже вошел в калитку.

Чего-чего, но такого мистик точно не ожидала. Ей почему-то казалось, что юноша из тех людей, что чувствуют неловкость и дискомфорт в обществе кого-то другого.

– Кто она такая? Ты ничего не говорил о том, что у тебя в убежище живет молодая женщина, – тихо спросила Катарина, пододвинувшись поближе к магу. Илия ушла далеко вперед, а они вдвоем остались позади.

– Не говорил, – подтвердил Реннет.

– Она твоя девушка?

Юноша чуть не подавился собственным ответом, услышав ее насмешливый вопрос. Ему стоило немало усилий взять себя в руки и заговорить:

– С чего ты вообще так решила? Они с мужем живут здесь вдвоем и присматривают за всем, пока меня нет. Дело в том, что я всего-навсего пару дней в месяц мог бывать тут, когда числился в Белом Пламени. Если на долгое время оставить дом без присмотра, то сама понимаешь, что с ним станется.

– Ммм… тогда понятно, – кивнула девушка задумчиво.

Пусть она так сказала, однако вопросов задавать не перестала. Реннету оставалось лишь покориться судьбе. Он до сих пор не мог понять, к чему она так интересовалась всем.

Тем же днем, когда солнце закатилось за окружающий особняк лес, Катарина наконец закончила приводить себя в порядок. Теплая ванна в единый миг сняла всю накопившуюся в дороге усталость. К тому же, в доме нашлись и необходимые любой женщине туалетные принадлежности. Илия оказалась весьма предусмотрительной в этом плане и без проблем обеспечила всем, в чем та нуждалась. А что больше всего удивило девушку, так это наличие весьма обширного гардероба. Реннет сам провел ее к двум огромным шкафам, буквально забитым всевозможной мужской и женской одеждой. Правда, сразу было видно, что одежда эта предназначалась в большинстве своем для путешествий и сражений. Иначе говоря, очень практичная и надежная, но никак не повседневная. Обыкновенно подобные носили маги, колдуны или воины. И в плане цвета вкус у юного мага был довольно однообразен, так как практически все оказалось темных, чаще всего черных цветов. Когда Катарина пожаловалась на это, тот просто пожал плечами.

Пришлось немало повозиться, прежде чем отыскалась подходящая по размеру рубашка, к сожалению черная, и длинная юбка насыщенно-синего оттенка.

Когда она в своем новом облике, с прилично уложенными волосами, появилась на кухне, возившийся там Реннет застыл и с целую минуту пялился на нее самым грубым образом.

– Что? – вскинула брови мистик.

– А, нет, ничего, – махнул рукой юноша и отвернулся, но потом все же чуть тише добавил: – Сидит неплохо.

Казалось бы, вполне ожидаемо услышать от него столь неуклюжий и невзрачный комплимент, но по какой-то причине девушке стали приятны его слова. Она молча уселась к небольшому столику, наблюдая за колдовавшим над столовыми приборами мальчишкой. На нем самом были самая простая рубашка и брюки из темно-синей плотной ткани. Никакого изыска – одни удобства.

– Слушай, а ты знакома с готовкой? – осведомился он вдруг у нее, повернувшись лицом.

– В смысле?

– Да в самом прямом. Умеешь готовить еду? – снова спросил Реннет, внимательно глядя на нее.

Женщина закусила губу и гордо выдержала его взгляд, однако внутри она чувствовала себя неловко. До сегодняшнего момента Катарине не приходилось самой себе готовить, а значит, и учиться этому у нее не появлялось возможности. В мире постоянных тренировок в фехтовании и контролю духовной силы попросту не оставалось времени для чего-то еще, хотя разумом она прекрасно понимала, что это необходимый любому человеку навык.

– Я понял, – вздохнул он, прежде чем она смогла что-нибудь ответить. – Тогда поможешь мне с нарезкой, а то с моими руками будет довольно сложно сделать это, – заявил затем юноша и тотчас поставил перед ней миски, стаканы, нож, и разделочную доску.

– Эмм…

– Не беспокойся, я буду тебе подсказывать, что и как делать.

– Если я и беспокоюсь, то лишь о тебе, – заговорила Катарина. – Почему бы нам не поужинать внизу? В прошлый раз Илия сказала, что будет рада, если мы присоединимся к ним, – ей невольно вспомнился восхитительный овощной суп, что приготовила добрая женщина на обед. Она буквально настояла на том, чтобы они поели с дороги.

Юноша мрачно прожег ее взглядом и терпеливо объяснил:

– Я, кажется, уже говорил, Илия не горничная, и тем более не кухарка. Она присматривает за домом, а не за ее жильцами. Когда я договаривался с ней, сразу согласился на то, что каждый готовит для себя сам. И да, спасибо за беспокойство, но я как-нибудь обойдусь.

– Ладно, – с немного оценивающим видом посмотрела на него та, и добавила: – Я все поняла и готова помочь тебе, чем смогу.

Реннет благодарно кивнул и тут же дал ей задание почистить картофель. Катарина помнила про его проблему с изуродованными пальцами, потому не стала развивать эту тему. Говорил в основном он, а она лишь послушно следовала его советам. У нее возникли довольно противоречивые чувства по поводу сложившейся ситуации.

Через некоторое время девушка все же решилась спросить:

– Кстати, я и не догадывалась о твоих успехах в готовке. Когда успел все это выучить?

– Тренировался, как только выдавался удобный случай. Илия подучила немножко, но должен признать, мои таланты ограничиваются всего несколькими блюдами.

– Хм, странн… – начала было мистик.

– Только не говори мне сейчас, что я странный, – оборвал ее неожиданно Реннет, заставив Катарину тем самым улыбнуться.

Девушке показалось, что внешний облик мага очень сильно изменился. Гладко выбритый, без щетины и с более-менее разглаженными волосами, он стал выглядеть гораздо моложе, нежели раньше, даже несмотря на остроту черт лица. Столь явное различие между прошлым им и нынешним, поневоле заставило ее задать вопрос:

– Сколько вообще тебе лет?

Тот с подозрением глянул на нее, помолчал с секунду, и наконец ответил:

– Двадцать.

– Ого! А я уже подумала, что ты несовершеннолетний. По тебе ведь не скажешь…

– Зато по тебе все сразу видно! – не удержался от язвительных слов юноша. – Примерно двадцать пять или двадцать четыре, но не меньше.

Катарина сердито блеснула глазами, но, вопреки ожиданиям, возражать не стала. Правда картофелина в ее руке чуть не лопнула в стиснутых руках.

– Это весьма удивительно, – отозвалась она спустя некоторое время, мокрыми пальцами отправляя лезущую на глаза каштановую прядь волос за ухо.

– … ?

– Я о том, когда ты успел приготовить все это, одновременно работая на светлых? Этот дом и вещи, что здесь хранятся, в том числе и одежда – сколько всего денег ушло? Уж точно не одна тысяча золотых Имперских монет, не правда ли? Либо ты богатый наследник какого-то известного рода, либо что-то тут не чисто…

Реннет помешивал в глубокой чугунной посудине, стоящей над огнем, только что отправленные овощи. Рубиново-красные угольки в очаге время от времени потрескивали, рождая искры. Само кухонное помещение было освещено лишь несколькими свечками, отчего большая его часть оставалась в темноте. Неясные тени мелькали при каждом порыве воздуха, заставляющем колебаться небольшое желто-оранжевое пламя свечи. Создавалось слегка мрачная и одновременно спокойная атмосфера.

– На дом понадобилось не так много денег, как ты полагаешь. Всего-навсего полторы тысячи золотых. Разумеется, в большей степени из-за его расположения. Здесь предполагалось построить новый город, но видимо не срослось, в результате чего стоившая бешеных денег земля буквально обесценилась. Но если брать в расчет все остальное, что здесь имеется, то ты права, выходит кругленькая сумма. А если уж говорить совсем начистоту, добыты они отнюдь не честным путем.

– Нечестным значит? Куда же смотрели глава твоего клана Киос и сам Орден? Они должны были знать о твоих делишках.

– Все сильно недооценивали меня, думая как о послушном рядовом маге, безропотно выполняющем их приказы, – усмехнулся Реннет, и вкратце рассказал ей о том, чем занимался на так называемых «заданиях», куда его посылал Правящий клан.

По сути, кроме самого задания, за выполнение которого ему тоже немало платили, юноша продавал информацию на тайном рынке. Причем в качестве покупателей были не только агенты светлых, но и маги из Армии Ночи. Стоило приложить немного усилий, и необходимый товар сам попадал к нему в руки. В этом деле стоило благодарить уникальные способности и чутье к магии, коим обладал Реннет.

– Получается, ты продавал информацию и тем и другим? – с долей изумления поинтересовалась Катарина.

– Ну да. И, наверное, стоит сказать, что она не всегда была достоверной, – добавил маг. Хотя мистик и не смогла разглядеть его лица, но отчетливо почувствовала, как он улыбается.

– Удивительно, что ты до сих пор еще жив, – с усмешкой заметила девушка. – Обычно продавцы обмана очень быстро расплачиваются и долго не работают.

Юноша безразличным тоном ответил:

– Я с самого начала планировал закончить с этим быстро. Просто на тот момент, чтобы выжить в будущем, мне необходимо было золото. Как сама понимаешь, добыть его честным путем за короткое время невозможно. А что касается палачей, идущих по мою душу – их и так хватало с избытком. Десяток-другой ничего бы не решил. Взять хотя-бы магов Гильдии Теней; пришлось убить четверых, прежде чем они поумнели и задумались.

– Обычному магу очень нелегко справиться с ними. Ко всему прочему, сама организация контролирует чуть ли не больше половины наемников Империи, – добавила Катарина.

– Мои способности не хуже, чем у них, а в некотором смысле даже лучше. Первой и последней ошибкой их лидера стало согласие на мое обучение, – чуть напряженнее и эмоциональнее обычного ответил Реннет. Глаза его потемнели. – Возможно, воины теневых элементов очень талантливы и сильны, но любые их попытки заканчивались неудачей из-за того, что они не могли приблизиться ко мне достаточно близко. Хотя, конечно, рано или поздно они бы добились успеха в своих стараниях, если бы меня не убили темные.

Женщине-мистику показалось, будто аура мальчишки резко потемнела. В окружающем воздухе запахло холодом и страхом. Если бы не кошмарная сила, что жила в ней самой, это наверняка напугало бы ее. И все же, мелкая дрожь прошлась по телу девушки, заставив обхватить руками плечи.

– И к чему же ты так рьяно стремился, отвергая товарищей светлых, темных, и даже Гильдию? – Катарина попыталась разрядить обстановку. – Какова твоя цель? Неужели господство над всем миром? – произнесла последние слова она со смешком.

Реннет ответил не сразу, как бы раздумывая, стоит ли говорить об этом. Потом все же решил быть откровенным до конца.

– Свобода – все, чего я хотел! Прожить собственную жизнь, не мешая никому и оставаясь независимым. Наверное, то была бы самая обычная размеренная повседневность, без всяких интриг, предательств, сражений. По-твоему, такая цель достойна, чтобы за нее идти против всех?

Катарина посмотрела на него, чуть прищурившись. На самом деле, она никогда не задумывалась о подобной жизни, считая ее несбыточной изначально. У нее не оказалось ответа на заданный вопрос. Но, похоже, юный маг считал совершенно иначе…


«Это… это просто необыкновенно!» – вот что смогла выдавить из себя Катарина, попробовав приготовленное Реннетом блюдо. Нежное и воздушное картофельное пюре, взбитое с молоком просто таяло во рту, а упругие и сочные кусочки говяжьего мяса успешно дополняли это великолепие. Девушка даже не представляла, что все получится настолько вкусно. За пределами Империи, где она родилась, Катарине часто приходилось пробовать картофель, но все же не такой. В южных городах-государствах выращивали крупный вытянутой формы овощ со сладковатым привкусом, а не круглый и мелкий, как здесь. Но она также ясно понимала, что дело не только в самом картофеле, а в потрясающей старательности парня.

Во время ужина они мало разговаривали, полностью занятые пищей. Мистик не забыла поблагодарить Реннета, а заодно и похвалить. Тот ничуть не смутился, заявив, что кулинарные навыки необходимы, тем более, если ты предпочитающий тихую и спокойную жизнь одиночка. Сама Катарина даже не размышляла о таких вещах, как готовка, потому почувствовала себя неудобно. Хотя мальчишка ничего в ее адрес не сказал, его слова все же задели ее гордость.

Полчаса спустя, лежа в своей кровати, что располагалась в одной из небольших комнат на втором этаже, женщина не могла заснуть. Ее мысли были заняты происходящим…

«Почему я ни на минуту не перестаю думать о нем? – спрашивала она саму себя, глядя в темноту. – Не понимаю, каким образом в нем сочетаются столь разные на первый взгляд качества? Отчужденность, поразительная сила, необычные и одновременно ужасные способности, безжалостность и такое необъяснимое сострадание к врагу… Он ни на кого не смотрит свысока, но и снизу тоже. Несомненно, у мальчишки огромнейший опыт по части сражений и выживания, но, в то же самое время, его навыки и опыт общения с другими людьми, в особенности с противоположным полом, сводятся к нулю. Это становится очевидно, достаточно взглянуть на его неловкую реакцию в самых обычных ситуациях, или же при разговоре со мной. Хотя, надо признать, он всеми силами старается оставаться спокойным и не показывать смущения, – мысленно добавив, улыбнулась Катарина. – Наверное, можно сказать, он знает людей, но не может понять и принять их…»

Неожиданно, напротив ее комнаты хлопнула дверь; видимо Реннет тоже собирался спать. Пусть он говорил, что бывал в этом убежище немного времени, от девушки не укрылось то, как легко и непринужденно он здесь ориентировался. О себе она не могла сказать того же, однако чувствовала некое ощущение спокойствия в окружающих стенах, раскрашенных в теплые зеленые и серые тона. Этот дом можно назвать по-настоящему уютным.

Лежа на боку и прижав колени к груди, Катарина вернулась мыслями к молодому магу. Ей нравилась исходящая от него аура силы и как бы не вяжущаяся с ней юношеская неловкость, но она старательно пыталась отогнать от себя подобные чувства. Вспомнив, что сама она почти на пять лет старше него, девушка не удержалась от мысли о том, что могло случиться, если он был ее ровесником. Отнеслась бы она к нему так же легко? Смогла бы непринужденно разговаривать и шутить? Наверное, нет. Более зрелых мужчин она воспринимала с настороженностью, если не сказать враждебно. Можно назвать это глупостью, однако только то, что он младше, позволяло Катарине быть спокойной. С ней и вправду происходило что-то странное, и она понятия не имела, что ждет дальше…

Глава 7 Возможное и невозможное

Ночью Реннет проснулся от громкого женского крика. Нельзя сказать, что он спал чутким сном, но зато обладал особым умением мгновенно просыпаться.

Резко усевшись на кровати, он огляделся по сторонам: в его комнате, освещенной лишь падающим из окна светом убывающей бледно-желтой луны, царила полная тишина. Ему показалось, что крик доносился откуда-то извне.

Так как было немного прохладно, юноша лег спать прямо в рубашке и широких штанах. Поэтому времени для переодевания не понадобилось. Подойдя вплотную к двери, он сначала прислушался. Снаружи все было тихо.

Открыв дверь, Реннет буквально на цыпочках вышел в коридор. Там тоже никого не было видно, но тут, вдруг, новый приглушенный стон донесся из-за двери напротив, где спала Катарина.

Прокручивая в голове сонные мысли и, ровным счетом ничего не понимая, он осторожно постучал. Прошло немного времени, однако никто ему так и не ответил, а непонятные стоны, не то всхлипы, продолжали оттуда доноситься. Реннет замер, не представляя, что предпринять в данной ситуации. Быть может, девушке снился кошмар.

«Не вломится же мне в ее комнату?» – мысленно пробормотал он в нерешительности.

– Не-е-е-т! – снова крик, и еще что-то громыхнуло.

Отбросив прочь все сомнения, юноша нажал на ручку и, резко толкнув, распахнул, как оказалось, незапертую дверь.

Девушка, лежащая на кровати у стены, металась в бреду, издавая порой нечленораздельные звуки, а порой вполне ясные слова. Слипшиеся от пота влажные волосы рассыпались по белой подушке, лицо выглядело крайне напряженным, дыхание было неровным. Судя по всему, ей снился по-настоящему ужасный сон.

Поколебавшись немного у двери, Реннет подошел к ней ближе и осторожно потряс за плечо. После четвертой попытки Катарина открыла глаза.

– А, ааа? – вырвавшись из-под власти кошмара, она уставилась прямо на юного мага, не переставая при этом тяжело дышать.

Он убрал руку и неуверенно произнес:

– Эмм… ну… это… Должно быть тебе снился кошмар. Я услышал крик и решил разбудить.

В первое мгновение ему показалось, что карие глаза женщины-мистика не поверили его сбивчивому оправданию по поводу того, как он оказался в ее комнате, однако…

– Ясно, – коротко вымолвила Катарина и откинулась на подушку, закрыв бледное лицо рукой. Через некоторое время ее голос донесся до юноши: – Наверное, я разбудила тебя.

– Ничего страшного, с каждым может произойти. Это мне стоит извиниться за вторжение в твою комнату без спроса. Прошу прощения! Я сейчас же уйду, – немного встревоженным голосом пробормотал он в ответ и собрался выйти…

– Постой! – резко выдохнула вдруг та

– … ?!

– Не уходи, пожалуйста!

– Чт… что? – удивленно переспросил Реннет.

Последовала короткая тишина, но затем прозвучал практически умоляющий голос Катарины.

– Останься…

Реннет хотел было что-то сказать, но передумал. Притворив дверь, он остался стоять на месте, не имея понятия, что делать дальше. Он не мог видеть ее лица, потому не мог сказать, что с ней происходит, однако был удивлен услышать от нее такие слова, как «пожалуйста». Что бы это могло значить?

– Сядь куда-нибудь поближе к кровати, – неожиданно мягко попросила она.

Вдохнув поглубже, собравшись с духом, юноша подошел и уселся прямо на пол, спиной прислонившись к боку кровати, на которой она лежала. Тихо спросил:

– Кошмары, да?

– Нет сил уже терпеть, – с горечью отозвалась Катарина. – Это прошлое дает о себе знать, а мистикам, подобным мне, справляться с такими вещами еще тяжелее. Точнее, практически невозможно, так как наша сила и душа постоянно подвержены слабостям, неведомым другим магам.

Реннет молчал, словно размышляя о чем-то.

– Я хотела попросить тебя остаться здесь, пока не засну, – очевидно, эти слова дались Катарине нелегко, ведь таким образом она выказывала слабость перед лицом мальчишки, но она все равно их озвучила.

«Видимо, все и вправду настолько серьезно…» – подумал юноша. Он кое-что знал о магах-мистиках, в том числе то, что их состояние души, мысли, воспоминания часто воплощаются во снах, а порой обращаются в мучительные кошмары. Поэтому решился немного поддержать ее словами и собственным нелегким опытом.

– Знаешь, я немного понимаю тебя, – спокойным и негромким голосом начал он. – Прежде и меня посещали кошмары, такие, от которых в голову начинали лезть мысли о самоубийстве. А во время обучения в Гильдии напряжение было таково, что я не спал сутками и постепенно начал превращаться в безумца.

– Правда? – немного удивленно послышалось с кровати.

– Ага. Надо признать, не самые лучшие времена из моей прошлой жизни, – добавил он. – Поэтому, я не против тут немного посидеть, если от этого станет легче.

Реннету показалось, что девушка вздохнула с облегчением, и пусть он не мог видеть ее лица, но почувствовал, как она улыбнулась. Тихое «спасибо» прозвучало с ее стороны.

В комнате повисло молчание.

«Первый раз вижу ее такой, – размышлял юноша. – Обыкновенно она довольно горда, сдержанна и прямолинейна, но сейчас… Сейчас она так похожа на самую обычную слабую женщину, что даже неловко как-то себя чувствую. Интересно, исходя из каких причин она приняла мое предложение «переждать в убежище»? Стоит ли мне ее опасаться в дальнейшем? После этих слов и… эмоций, с которыми она их говорила, даже не знаю, как следует поступить…»

Размышляя обо всем этом, Реннет и сам не заметил, как окончательно расслабился и погрузился в сон.

Утром, проснувшись, Катарина застала его спящим сидя на полу, прислонившись к ее кровати. Мгновенно лицо девушки залилось краской при виде этой вполне мирной картины. Почему-то ей захотелось вскрикнуть и вскочить на ноги. Путем неимоверных усилий она взяла себя в руки, но мягкое лавандового цвета одеяло натянула на себя со всей возможной прытью. На ней сейчас были только рубашка из тонкой ткани и белье.

Пролежав в таком оборонительной позиции целую минуту, размышляя над причиной столь неожиданного приступа смущения, она наконец сделала глубокий вдох-выдох, а затем подползла поближе к спящему парню. Ровное и размеренное дыхание юноши говорило о том, что все ее телодвижения совершенно не повлияли на его глубокий и, судя по всему, спокойный сон.

Катарина уже хотела было разбудить Реннета, но внимание вдруг привлек ворот его черной рубашки, если быть точнее – бледная кожа, выглядывающая из-под нее. Чуть ниже затылка его спину покрывал безобразный рубец, уходящий далеко вниз, под рубашку. И это был не ровный и гладкий шрам от меча или любого другого колюще-режущего оружия, а ожог, причем полученный не от воздействия открытого пламени, а скорее какого-то раскаленного предмета. Катарине уже приходилось видеть такого рода следы – следы пыток раскаленным докрасна железом. На физическое состояние подобные виды пыток влияли не слишком сильно, но боль человек чувствовал просто невообразимую. По этой причине темные использовали их чаще, чем ломание суставов, нанесение порезов или же расчленение конечностей.

Но самым неприятным для девушки-мистика оказалось осознание того факта, что в произошедшем напрямую виновата именно она сама. Ведь это она, не желая сосредотачиваться на сообщении того некроманта, предложила ему постараться вытянуть информацию из пленника пытками. Тем самым Катарина продлила его мучения. И возможно, раньше она приняла бы случившееся как данность, но… не после вчерашнего вечера, не после всего того, что произошло за последнее время…

Вдруг ее губы произнесли сами собой:

– Э-это ужасно…

Юноша вздрогнул и зашевелился. Он сонно открыл глаза и начал тереть их рукой, пытаясь стряхнуть остатки сна.

– Че… чего? – воскликнул он, оглядываясь по сторонам и силясь понять, где сейчас находится. Только потом он повернул голову и заметил уставившуюся на него девушку.

– Ты заснул, – известила его та. Охватившие минуту назад эмоции она успела надежно укрыть под спокойным, чуть улыбающимся выражением лица.

– Похоже, это действительно так, – медленно согласился Реннет, еще раз оглядывая комнату. Вдруг, словно вспомнив о чем-то, он напряженно сглотнул. Уткнув взгляд в пол, он встал на ноги и, с тихим «Ууй…», разогнул одеревеневшую спину. – Ладно, я пошел… Эээ… да, кстати, кошмары больше не мучали? – осведомился он, сделав шаг к двери и снова развернувшись.

– Нет, – покачала головой Катарина, оставаясь сидеть на месте.

– Хорошо тогда, – сказал он. Открыв дверь, он собирался выйти, но, замер на мгновение, и неуклюже добавил: – С… добрым утром!

Завтрак, состоящий из разогретой картошки с мясом и сладкого красного чая, прошел в полном молчании. Реннет не мог не заметить, что Катарина чем-то подавлена, но расспрашивать об этом не стал. Просто не в его правилах влезать кому бы то ни было в душу. Сославшись на некое «важное дело», он спустился вниз, чтобы разыскать Грегора.

Катарина решила не упускать возможность потренироваться и вспомнить техники и заклинания. Так как мистики управляли силой разума, со стороны эти упражнения выглядели как вхождение в транс или медитация, хотя при этом использовались слова и даже жесты. В то время, пока они были в пути, она не имела возможности нормально тренироваться, потому на все про все ушло несколько часов.

Закончив, она прошлась по второму этажу и, не найдя там юношу, спустилась на первый. Встретившись с Илией и разговорившись с ней, Катарина поинтересовалась у нее, где сейчас может быть Реннет. Мягко и лукаво улыбнувшись, не сводя с нее подозрительного взгляда, молодая женщина сказала:

– Утром они разговаривали с моим мужем. Кажется, он передал ему какое-то письмо и попросил доставить в город. Еще он упоминал, что собирается прогуляться до озера.

– Озера?

– Именно, – женщина махнула рукой в сторону леса и уточнила: – В паре километров отсюда есть небольшое озеро. Скорее всего, туда он и направился.

Поблагодарив ее, Катарина заскочила наверх, накинула теплый коричневато-серый плащ, и тоже вышла из особняка.

Снаружи висело угрюмое серое небо, и легкий порывистый ветер гулял между деревьев. Вся трава вокруг пожухла и скорчилась от постоянных ночных заморозков. Серебристо-белый иней по-прежнему сверкал на открытой лужайке перед домом, несмотря на то, что время уже близилось к полудню.

– Снега до сих пор еще нет, – констатировала девушка, глядя на расплывшиеся дымчато-серые облака. И словно угадав ее желание, маленькая белая пушинка прилетела сверху и опустилась ей на плечо. За первой белой снежинкой начали слетаться на мерзлую землю и другие. Это совпадение вызвало невольную улыбку у Катарины. – Похоже, зима все же не за горами… – прошептала она и зашагала к калитке.

Прогулка на свежем воздухе пришлась очень кстати. Естественные звуки природы, порывы ветра, окружающая красота идеально помогала сконцентрироваться на собственных мыслях. Голова становилась ясной, позволяя лучше думать.

Юношу она нашла именно там, где и говорила Илия. Он сидел на старом, потемневшем от сырости бревне, что лежал на крутом и довольно высоком берегу озера. Глядя со стороны можно было бы подумать, что он питается окружающей безмятежностью и спокойствием вместо обеда. Время от времени на бледном лице отражались неясные мысли и эмоции, но угадать о чем он сейчас думает было трудно. До этого момента Катарина не очень-то верила его словам насчет желания жить спокойной и размеренной жизнью, однако наблюдая за тем, как он буквально наслаждается окружающей тихой осенней природой, невольно задалась сомнениями…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации