151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 22 января 2018, 14:20


Автор книги: Зинаида Рубцова


Жанр: Старинная литература: прочее, Классика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Зинаида Николаевна Рубцова
Песни о любви. Сборник фольклорного материала Котласского района Архангельской области

© Рубцова З. Н., 2017

© Вирячева С. Г., редактирование, 2017

© Издательский дом «Сказочная дорога», 2017

* * *

Песни о любви

Песни – так называли короткие песни в Котласском районе Архангельской области в период их активного бытования, отсюда и название книги. Это сейчас в науке закрепилось для них обозначение «частушки».

Хранителями песенных (частушечных) традиций в той или иной местности являются отдельные исполнители, которые не только воспроизводят тексты песенных миниатюр, но и сами создают их. Яркий пример тому – автор-составитель этой книги Рубцова Зинаида Николаевна. Для книги она подготовила часть своего песенного репертуара, объединив все тексты в небольшие тематические подборки (у каждой песни строго фиксированное место). В книге точно отражён котласский фольклорный материал с сохранением диалектных особенностей. Перед нами репертуар одного исполнителя, им же самим подготовленный к печати.

Рубцова Зинаида Николаевна родилась 8 февраля 1935 года в деревне Печерино Захаринского сельского совета Котласского района Архангельской области. Деревня располагается недалеко от впадения в Северную Двину речки Вонгоды. На речке была водяная мельница, возле которой молодёжью было облюбовано место для гуляний. Собирались на гулянье молодые парни и девушки из соседних деревень, играли на гармошке, пели песни, плясали. Далеко были слышны игра гармонистов и пение девушек. С малых лет Зинаида Николаевна слушала любимые наигрыши и пение, сохранив любовь к ним на всю жизнь.

Семья Зинаиды Николаевны в немалой степени оказала влияние на формирование таланта исполнительницы. Отец, Кузнецов Николай Ильич, родился в деревне Печерино 19 декабря 1908 года. Он очень хорошо играл на гармошке, исполнял мелодию любой песни, хотя нигде не учился.

Мать, Кузнецова Мария Михайловна, родилась в деревне Печерино 24 февраля 1906 года. Она хорошо пела, имела замечательный голос.

Эти качества родителей передались Зинаиде Николаевне. Песни пела всегда, где бы ни находилась: на работе, дома, на природе. Темы песен соответствовали настроению и обстоятельствам. Всегда с удовольствием пела и плясала под гармошку, принимала активное участие в проведении разных мероприятий в сельских клубах и домах культуры.

Конечно, если заиграют, то Зинаида Николаевна и сейчас пустится в пляс.

Двадцать лет назад Зинаида Николаевна начала записывать свои песни и наигрыши гармонистов Котласского района Архангельской области. В 2004 году была издана часть песенного материала Зинаиды Николаевны (556 текстов) в сборнике «Песни о любви» (Архангельск: Издательство АГТУ, 2004 г.). В предлагаемой книге мы оставляем этот материал почти без изменений, с комментариями иполнительницы к отдельным тематическим подборкам. Издание не претендовало на научность по формальным признакам, но по сути оно отражало подлинный фольклорный материал нашей местности с небольшим количеством авторских текстов. После 2004 года Зинаида Николаевна продолжала записывать песни, подбирая их по небольшим темам. Так сложилось продолжение «Песен о любви», насчитывающее ещё 1246 текстов. В общей сложности издание содержит 1802 песни (частушки).

Частушки (короткие песни) расцветали одновременно с мастерством гармонистов, игравших на гармошках, хромках и тальянках. Множество песен отражают игру, отношение к гармонисту, содержат названия гармошек. Самобытные игроки на гармони обучались один у другого, навыки передавались из поколения в поколение, появились целые династии. Мы решили показать, насколько много было игроков в деревнях Котласского района в первой половине XX века, особенно на левой стороне Северной Двины. В 1980–1990-е годы ещё можно было зафиксировать разнообразные котласские наигрыши. Сейчас это сделать практически невозможно. Но мы отдаём дань памяти гармонистам нашего района и помещаем во второй части книги информацию об игроках, собранную Зинаидой Николаевной.

Вирячева С. Г., кандидат филологических наук, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Котласского филиала ГУМРФ им. адмирала С. О. Макарова

Песни о любви. Материал книги, изданной в 2004 году

Вместо предисловия
 
Песни петь я не училася
И в школе не была.
Меня такую родна маменька
Весёлу родила.
 
 
Песни петь – душа моя,
За песенки бранят меня.
Каюсь, каюсь песни петь,
Заиграют – не стерпеть.
 
 
Девяносто песен знаю,
За час все перепою.
В каждой песне, в каждом слове
Ягодинку вспомяну.
 
 
Много песен перепела,
Про одну не вспомнила.
Что мне милый говорил,
Того я не исполнила.
 
 
Много песен перепела,
Еще больше на уме.
Эти песенки для милого
Спою наедине.
 

Вечёрки, гулянья, гармонь

В первой половине XX в. и после Великой Отечественной войны в Котласском районе, как и в других сельских районах, в холодное время года были распространены вечёрки.

Клубов не было (первые клубы появились в начале 1950-х годов).

Место для вечёрок определяли по договорённости: выбирали дома, где жили девушки и парни, а также «снимали площадь» у одиноких людей.

Расплачивались с хозяином дровами или выполняли какие-либо работы по хозяйству.

Были и пустые избы. Их натапливали и устраивали вечеринки.

Девушки далеко на эти мероприятия не ходили, а парни приходили издалека. Приносили гармошки, керосин для освещения. В избе ставили лавки, начиная от порога, вдоль стены до переднего угла.

Если погода стояла холодная, то гармошки просушивали на поличах (полках), которые были в каждой избе, располагались вверху, над окошками.

Когда собиралось достаточное количество парней и девок, играли на гармошках, пели и плясали. Парни играли по одному, по очереди. Возле гармониста садилась запевала. Она начинала, другие подпевали.

Те девушки, которым надо было высказать свои чувства, садились к гармонисту.

Парни в избе не пели. Они пели, когда шли по улице на вечёрку или домой.

На вечер шли рядами, соединившись руками.

Отдельно шли девушки и парни.

Садились обычно девушка и парень парами, как дружили.

Эмоциональный характер носило пение при конфликтах – наперебой; соперницы старались перепеть друг друга.

Основные пляски: «Черевково», «Обоз», «Чижик», «Русская».

Наиболее распространённые названия гармони – тальянка (тальяночка), венка (веночка).

Соберёмте-ко вечёрочку
 
Соберёмте-ко вечёрочку,
Закажем всех ребят.
Будут самые фартовые
В тальяночки играть.
 
 
Вечер вечеряется,
Вечёрка начинается.
Где-то дроли долго нет,
С тальянкой не является.
 
 
Посмотри, подруга милая,
Каки сидят в рядах.
На них белые рубашки
И тальяночки в руках.
 
 
Все пришли, все пришли,
Все на лавки сели.
Твоего да моего,
Наверно, волки съели.
 
 
Гармонист в белой рубашке,
Словно лебединочка.
Он играет – сердце тает,
Как на речке льдиночка.
 
 
Не поётся и не пляшется,
Подруга милая.
На вечёрке нету дроли
Самого любимого.
 
 
Дожидалася я вечера –
И вечер подошёл.
Завивала русы волосы,
А дроля не пришёл.
 
 
Серы глазки по народу
Кину не одинова.
Не увижу ли в народе
Серы глазки милого.
 
 
Все пришли, да всё не наши,
Все пришли, да всё не те.
Задушевная подруженька,
А наши дроли где?
 
 
Не придёт сегодня дролечка,
Сиди хоть до утра.
Ему дальняя дорожка
Тридцать два километра.
 
 
Начинаю, запеваю,
Опускаю вниз глаза.
Веселиться неохота
И печалиться нельзя.
 
 
Подруга, пой и веселись,
Подруга, голову не вись.
Нам нельзя с тобой печалиться:
Любовью занялись.
 
 
Заиграли весело,
А я-то невесёлая.
Моя горячая любовь
Далёко увезённая.
 
 
Очень жалко ягодинки –
Сторона далёкая.
Прибежал бы поздно вечером –
Река глубокая.
 
 
Не заиграт тальяночка,
Не ступит на крылечико.
Ягодинка не придёт,
Не ожидай, сердечико.
 
 
Через Северну Двину
Железный мост желала бы.
Ни вода и ни погода
Дролю не держала бы.
 
 
Распущу катончик ниток
Утром рано по росе.
Я того жалею дролечку,
Который в Котласе.
 
 
За игру тебе веселую
Спасибо, игрочок.
Поиграл – попела песенок.
На что милёночок?
 
 
Я весёлая девчоночка,
Весёлая на вид,
Я весёлая на глазках,
А душа моя болит.
 
 
На вечёрочке невесело –
Пойдем, подруга, спать.
Потому что на вечёрке
Наших дролей не видать.
 
 
Девки, где мой ягодинка,
Девки, где мой дорогой?
Он чего сегодня делат,
На работе на какой?
 
 
Ягодинку не видала
Вот сегодня третий день.
Три денёчка показались
За четырнадцать недель.
 
 
Кабы старые гуляночки
И старый дорогой,
Не пошла бы рано девушка
С вечёрочки домой.
 
 
Пойдёмте, девушки, домой
Пойдёмте, ягодиночки.
Дадим хозяевам спокой,
Закончим вечериночки.
 

На гулянье собиралися

В тёплое время года (весной, летом и осенью) молодые девушки и парни собирались на гулянья. Место у речки Вонгода, между деревнями Печерино и Кузнецово, привлекало своей красотой и удобным расположением. Здесь же была действующая водяная мельница, а это уже центр деревенской жизни.

Как и на вечёрках, играли на гармошках, общались, пели и плясали. Молодёжь приходила издалека.

Те парни, которые приходили из деревень, расположенных выше по течению Северной Двины, назывались «верхота», «верховские», «верхоськи» ребята (деревни: Кузнецово, Нечаиха, Сухой Бор, Кулига…).

Пришедшие из деревень, расположенных ниже по течению Северной Двины, назывались «низота», «низоськи» ребята (деревни: Харитоново, Шоломя, Троицкая, Короли, Лобановская…). В половодье устраивали катание на лодках (небольшие деревянные лодки были почти у каждой семьи). Речка Вонгода при впадении в Северную Двину разливается широко, привольно.

И северная песня подобна разлившейся реке.

А замечательная игра на гармошках берёт за душу…

На гулянье собиралися
 
На гулянье собиралися
У речки к меленке.
Приходили здесь плясать
Из каждые деревенки.
 
 
Летом к меленке идут
Ребята, все с гармошками.
Девки песенки поют,
Искусанные мошками.
 
 
От деревенки к деревенке
Ходили табунком,
Наши новеньки тальяночки
Сияли огоньком.
 
 
Слышь, играют, слышь, играют,
Раздаётся по полям.
Разрывается сердечико
Мое напополам.
 
 
Чу, идут, чу, идут.
Как за речку перейдут,
Бросим пять жердиночок –
Пропустим ягодиночок.
 
 
Из-за леса, из-за тёмного
Не надо дролечок.
Из-за речки, из-за быстрые
Ходи, милёночок.
 
 
Брошу, брошу камешок
На кузнецовский бережок.
Там фартовый парень есть –
Ему в окошечко как есть.
Запоем повеселее,
Веселее как-нибудь.
Не услышат ли ребята?
Не скорее ли придут?
 
 
Не придут – и не ходите
К нам ребята дальние.
Во своей деревне есть
У нас ребята славные.
 
 
Скукарекал петушок
Посреди болота.
К нам верховские идут –
Отворяй ворота.
 
 
На батистовом платочке
Буковки заглавные.
Верхоту любите, девушки:
Ребята славные.
 
 
Верхота-то, к нам ходите –
Низоту не надо нам.
Они придут, затеют драку,
Попадёт нашим парням.
 
 
По тальяночке узнала,
По игре разобрала.
Это дролина тальяночка,
Товарища игра.
 
 
Поиграй, дроля, в тальянку,
Я хоть песен попою.
Я сама себя утешу
И тебя развеселю.
Песни петь я мастерица,
А играет дроля мой.
Он со мной садится рядом,
Заставляет: «Песни пой».
 
 
Голубые, голубые,
Голубые небеса.
Голубые, не простые,
Как у милого глаза.
 
 
Мы еще понапеваем
Девкам на поминочок.
Пускай девки вспоминают
В поле у травиночок.
 
 
Хорошо играют-то,
Хорошо и слушать-то.
Задушевная подруга,
Игроки и сушат-то.
 
 
Я люблю, как дроля пляшет,
Я люблю, как топает.
В эти самые минуты
Сердце не работает.
 
 
Мы с подруженькой стояли
На мосту у меленки.
Ходят пары возле речки,
Парочки молоденьки.
 
 
Вода падает с плотины,
Падает и пенится.
Меня дроля изменил,
Ходит ерепенится.
Дролечка чечетку пляшет,
Ножкой поколачиват.
На гуляние идет,
Ко мне не приворачиват.
 
 
Вспомни, дроля, как каталися
На лодочке весной.
Ты играл, я песни пела –
Завлекалися с тобой.
 
 
До чего же надоела
Вечерами мошкара.
Никогда нам не наскучат
С песней, пляской вечера.
 
Заиграли весело
 
Заиграли весело
Частые переборчики.
Тосковать заставили
Пустые разговорчики.
 
 
Разговаривать не буду,
Сероглазенький, с тобой.
Разговористую девушку
Считают баловной.
 
 
Я того очень люблю,
Кто в гармонь играет.
Кто с улыбкой на лице,
Глазиком мигает.
 
 
Дролечка – игрок,
Я садилась возле бок.
Он играл, я песни пела –
Он тогда меня завлёк.
Каки у милого рубашки,
Такие кофточки сошью.
Не скорей ли догадается,
Что я его люблю.
 
 
Шила кофточку по моде,
На груди со стрелочкой.
Пускай дролечка походит,
Как лиса за белочкой.
 
Ты играешь, дак играй
 
Ты играешь, ягодиночка,
Играешь, дак играй.
Про моё не знаешь горюшко,
Не знаешь, дак узнай.
 
 
Мне не спятся тёмны ночи,
Дроля, спятся ли тебе?
Твои серенькие глазки
Постоянно на уме.
 
 
Дроля, вспомни, вспомяни,
Как мы времечко вели.
Жили не ругалися,
Из-за чего рассталися?
 
 
Поиграй повеселее
Для меня маленечко.
Раньше мы с тобой гуляли,
Проводили времечко.
 
 
Вспомни, дроля дорогой,
Любовные минуточки.
Вспомни, девушка тебя
Любила не для шуточки.
Дролечка, по старой дружбе
Ничего от вас не нужно.
Только сядь возле бочок,
Сыграй в тальянку разичок.
 
Золотые планочки у этой у тальяночки
 
Под горою заиграли
Резкие тальяночки.
Захватило моё сердце –
Дайте холодяночки.
 
 
Отвори, мама, окошечко,
Головушка болит.
Не обманывай-ко, девушка,
Тальяночка манит.
 
 
Заиграли резко, резко,
Резнуло сердечико.
Не утерпела девушка,
Вышла на крылечико.
 
 
Это чей такой играет,
Это чей, откудова?
Далеко ли эта ягода
Живет отсюдова.
 
 
Золотые планочки
У этой у тальяночки.
Заиграет – вспоминаю
Старые гуляночки.
 
 
Вересовые кусточки,
Где вы вересилися?
Золотые у вас ручки,
Где играть училися?
С колокольчиком тальяночка
Была изломана.
Игроку попала в рученьки –
Опять как новая.
 
 
Заиграли оба вдруг,
Тальянка выпала из рук.
Выпала и сбрякала,
Не утерпела, всплакала.
 
 
Ягодиночка – игрок,
Я-то – запевало.
Ну и пара собралась,
Попою бывало.
 
 
Под тальянку песни пела,
Дролечку расстроила.
Я сама себя, подруга,
Этим успокоила.
 
 
У тальянки медны планки,
Потому и не резка.
Дроля, я не кудревата,
Потому и небаска.
 
 
У тальянки медны планки,
Золотые голоса.
Ходит дроля, задается:
Завитые волоса.
 
 
Поиграй-ко, парень милый,
Поиграй повеселей.
Я тебе понапеваю
Вместо дролечки твоей.
Кто в тальяночку играет,
Тот и церемонится.
Мы под песенки попляшем,
Тоже не поклонимся.
 
 
Гармониста я любила
И гармонь весёлый тон.
Говорят, что изменила –
Изменил сначала он.
 
 
Когда играешь, дролечка,
Головкой не покачивай.
К супостаточке пойдешь –
Ко мне не приворачивай.
 
 
Голубое, голубое,
Голубое выгорит.
Не любите гармониста,
Всё сердечко выболит.
 
 
Гармонисту за игру –
Табуретку синюю.
Четыре дочери, три сына
И жену красивую.
 
 
Гармонисту этому
Надо премировочку:
На пальто и на костюм,
Еще на поллитровочку.
 
 
Гармониста полюбила
И гармонь весёлый тон.
Не советую вам, милый,
Пить вино и самогон.
Я умру – похороните
В мелконькую ямочку.
Чтобы из гроба было слышно
Дролину тальяночку.
 
 
К черту, к черту все гулянки,
К черту все гуляночки.
Дролечка, сыграй разлуку –
Я спою расстаночки.
 
 
Ты играй, играй, тальяночка,
Играть бы тебе век.
Не тальянка привлекает –
Привлекает человек.
 
 
Без тальянки песенки
Поются неохотливо.
С тальяночкой парнишечку
Любить заботливо.
 
Выговаривает веночка
 
Я люблю, как ветер дует,
Куст черёмухи цветёт.
Я люблю, как дроля с веночкой
Навстречу попадёт.
 
 
Слышь, играет, слышь, играет,
Слышь, играет вдалеке.
Выговаривает веночка:
«Иду, дроля, к тебе».
 
 
Заиграла нова веночка,
Опять запелося.
Пришёл милый на свиданье,
Спать не захотелося.
Веселее, веселее,
Веселее, веночка.
Не жалею дролю старого –
Жалею времечка.
 
 
Дроля в веночку играет,
Всё на веночку глядит.
Не написано на веночке,
Которую любить.
 
 
Я оставила, оставила бы,
Дролечка, тебя.
Только жалко – заиграет
В поле веночка твоя.
 
Заиграл полубаян
 
Заиграл полубаян,
Думала, милёночек.
Долго слушала стояла
У зелёных ёлочек.
 
 
Я ещё бы погуляла
С сероглазым мальчиком.
Сероглазый мальчик ходит
С новеньким баянчиком.
 
 
Подошла, да и спросила
У подруги милые:
«Почему же баянисты
Завсегда красивые?»
 
 
Хорошо тебе, калина,
У тебя широкий лист.
Хорошо тебе, подруга,
Твой милёнок – баянист.
Баянисту этому,
Я ему советую.
Я советую ему,
Любить подруженьку мою.
 
 
Под баян я песни пела,
Дролечку расстроила.
Я сама себя, подруга,
Этим успокоила.
 

Деревни нашего края

Печерино – это родная деревня знатока этих удивительных четырёхстрочных песен (частушек) Рубцовой Зинаиды Николаевны. Любовь к ним зародилась, кажется, с первых лет жизни. Сколько живёт, столько и слушает, и любит своеобразное звучание северных гармошек, столько и помнит, и сочиняет сама песни любви. Самых талантливых игроков Зинаида Николаевна могла узнать по началу наигрыша. Это нам кажется, что музыка гармошек не очень разнообразна. А тут:

 
Через тридцать два овражка,
Через семь поляночек
Дроли выберу игру
Из сорока тальяночек.
 

Деревня расположена при впадении в Северную Двину речки Вонгоды. Именно здесь было облюбовано молодёжью место для гуляний.

Несколько слов о других деревнях. Комарица – в начале XX века это торговый и административный центр. Ведущее положение объяснялось расположением на берегу Северной Двины. До строительства дорог транспортное сообщение было именно по реке.

Река жила насыщенной жизнью. Сколько названий пароходов и теплоходов встречается нам в песнях!

Вонгода – это общее название деревень, расположенных в лесу, в отдалении от реки. Местные жители всегда разводили много скота, особенно овец. Поля давали хорошие урожаи хлеба. Вонгожане заготовляли много грибов и ягод.

Вонгодские мастера делали хорошую деревянную посуду: берестяные туески, кадушки, ушаты, шайки. Производились ими и другие изделия из дерева.

Шоломя (шеломя – холм) – деревни на возвышенности, также в стороне от большой реки. Деревень с таким названием было много: Первое Шоломя, Второе Шоломя, Липовое Шоломя, Осово Шоломя.

Лес давал материал для домашней утвари, орудий труда. Особенно славились здешние сани.

Каждая деревня имела неповторимый характер. Как отмечают старожилы, вешкурские девушки очень работящие, а песчанские любили наряжаться.

В Печерино сеяли много льна, который после первоначальной обработки возили в Красавино. Конечно, в лирических песнях эти особенности отразились частично, ведь их назначение – передавать чувства молодых людей.

Печерино – деревенка дугой, дугой, дугой
 
Печерино – деревенка
Дугой, дугой, дугой.
В этой маленькой деревенке
Живет мой дорогой.
 
 
Три берёзки выросли
У реки на бугорке.
Ягодиночка живет
В невысоком домике.
 
 
Под берёзкой не стояла,
Только листик сорвала.
Я гулять с ним не гуляла,
Только славу приняла.
 
 
Стой, березка, не качайся,
Стой, берёзка, как и я.
Подходи смелее, парень,
Буду девушка твоя.
 
 
На угоре стоит столбик,
Межевой – пилить нельзя.
На примете есть парнишка,
Занятой – любить нельзя.
 
 
На угоре стоит столбик
Межевой – я подпилю.
На примете есть парнишка
Занятой – я отобью.
 
 
В эту милую деревню
Есть дорожка по меже.
Мне мила эта деревенка:
В ней дроля по душе.
 
 
Хорошо, что лес зеленый,
Хорошо, что верес есть.
Хорошо, что ягодинка
Во своей деревне есть.
 
 
Во своей деревне дроля,
Во своей и на краю.
Каждый день его видаю,
Только редко говорю.
 
 
Из середнего окошка
Вижу крышу и трубу.
Из-за парня дорогого
Всю семеюшку люблю.
 
 
Серы валенки, да маленьки –
Ношу и маюся.
Во своей деревне дролечку
Люблю и каюся.
 
 
Меня, девушку, ругают.
Меня, девушку, бранят.
Все равно любить я буду,
Хоть и дома не велят.
 
Ручейки да поженки – на вонгоду дороженьки
 
Вы скажите, ради Бога,
Где на Вонгоду дорога.
Ручейки да поженки –
На Вонгоду дороженьки.
 
 
Восемь ёлок, семь осин,
Черт на Вонгоду носил.
Я не наплясалася,
Славы напрималася.
 
 
Серый заяц, будь ты проклят,
Трижды – не одинова.
Пересёк мою дорожку –
Не видала милого.
 
 
Девушки, гожан, гожан,
Не любите вонгожан.
Вонгожан полюбите –
Вонгожанки будете.
 
 
Рукавицы потеряла,
До того добегала.
Через поле полюбила –
Правильно и сделала.
 
 
Не кукуй, кукушка, в поле
Над осиной проклятой.
Сядь на белую берёзу,
Покукуй над сиротой.
 
 
Не пойду на Вонгоду,
Там корыта делают.
Выйду на берег крутой –
Пароходы бегают.
 
 
Отходили, отгуляли
Поздно вечером леском.
Зарастай тропинка дролина
Колючим вереском.
 
 
Вересовый куст не тужит –
Что мне, девушке, тужить?
Я веселая девчоночка –
Без дроли буду жить.
 
 
Чайка лесом пролетела,
Разбудила соловья.
Девки, можно жить без дроли,
Все я думала нельзя.
 
 
Запою, дак раздавайся
Мой веселый голосок.
Через тридцать два овражка,
Через тёмненький лесок.
 
 
Зарастай, тропинка, лесом –
Буду просекой ходить.
За которого ругают –
Все равно буду любить.
 
 
Вересиночка и ёлочка
Остались зимовать.
Дролечка, меня весёлу
Будешь часто вспоминать.
 
 
Я иду дорожкой, плачу.
Распевает соловей:
Тебя любит сероглазенький,
Напрасно слез не лей.
 
 
Голосистая была –
Голосу не стало.
На меня, на голосисту,
Горюшко напало.
 
 
Я теперь не занятая,
Я тепере вольная.
Весели меня, гармошка,
Четырехугольная.
 
 
Понеси, леший, гулянку,
Понеси и дролечку.
Унеси и уведи,
Повесь на сук, на ёлочку.
 
 
Не пойду на Вонгоду,
Сторона не милая.
В Комарицу за любимого
Отдай, родимая.
 
Комарицкой жалко пристани
 
Комарица, Комарица –
Небольшой посёлочек.
Неужели в Комарице
Не найдется дролечек?
Комарицкой жалко пристани
Воды протечные.
Жалко дролю комарицкого,
Любови вечные.
 
 
Веселилася я, девушка,
Весной на бережку.
Пароходики ходили,
Утешали девушку.
 
 
Пароходики, ходите,
На реке ломайте лёд.
Дайте мне повеселиться,
Может быть, последний год.
 
 
Пароходики идут,
Окна голубеются.
Только дурочки одни
На дролечек надеются.
 
 
Я надеялась, надеялась –
И пронадеялась.
У него с другой девчоночкой
Любовь затеялась.
 
 
Пароходик «Ломоносов»,
Час у пристани постой.
Не могу расстаться, девушка,
С родимой стороной.
 
 
Пароход «Иван Каляев»
К пристани подходит.
Вот на этом пароходе
Ягодинка ходит.
 
 
Пароход за пароходом –
Пассажирский наперёд.
Дроля править не умеет,
За трубой сидит, ревёт.
 
 
Пароход за пароходом –
Леший «Гоголя» несет.
Не садись, дроля, на «Гоголя»,
Далёко увезет.
 
 
Пароходы из затона
Выплывают на Двину.
Меня, бедную девчоночку,
Оставили одну.
 
 
Мы на лодочке каталися
По Северной Двине.
Ты уедешь, я остануся,
Хоть вспомни обо мне.
 
 
К речке быстрой подошла,
На колени пала.
Куда, быстрая река,
Дролечку девала?
 
 
К речке быстрой подошла,
У быстрые просилася:
«Речка, примешь ли меня?
С тоски бы утопилася».
 
 
Понесет реку Двину –
Сяду я на льдиночку.
Унесет меня в моря –
Забуду ягодиночку.
 
 
Речка быстрая течёт –
Куда она торопится?
Наша молодость прошла,
Прошла и не воротится.
 
 
Сирота, сирота,
Сироту не любят.
Сиротою буду жить,
Бабы не осудят.
 
 
Не судите грешные,
Мы не вековечные.
Летико промаемся,
Куда-нибудь деваемся.
 
Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации