154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:51


Автор книги: Аарон Оллстон


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 28 страниц)

Аарон Оллстон

Эскадрилья-призрак


X-Wing-5

(Звездные войны)

1

Двенадцать «крестокрылов» ворвались в атмосферу. Планета, чей покой они нарушили, когда-то величественная столица Империи, была плотно укрыта периной грозовых облаков, которую то и дело прошивали бело-желтые разряды молний.

Командир эскадрильи (его машина была сплошь черного цвета, если не считать неуместно веселого узора из зеленых и золотистых квадратов) покачал головой, разглядывая бесконечный город, раскинувшийся внизу. За все то время, что он провел здесь, и даже несмотря на ту решающую роль, которую сыграл, отвоевывая планету для Новой Республики, он так и не сумел привыкнуть к искусственным ущельям и горным пикам чудовищных и уродливых зданий. Этот мир предназначался лишь для того, чтобы править и угрожать, потому что производил только солдат да бюрократов и не мог прокормить своих обитателей без поставок продовольствия со всей Галактики.

Не доверяя приборам, командир эскадрильи глянул через колпак кабины на спутников.

– Проныра-3, подтяни хвост. Сейчас на нас будут глазеть.

Выкрашенный в зеленый цвет истребитель занял более точное место в строю.

– Так точно, сэр.

Несмотря на искажения, которые вносила коммуникационная система – надо полагать, из чистой вредности, – голос звучал скорее снисходительно.

– Неправильный ответ. Ты должен был сказать: «Так точно, Ведж», пока мы официально не вернулись на службу, – комэск ухмыльнулся. – Или, может быть: «Так точно, Ваша Непредсказуемость». Или: «Так точно, о зависть всей Кореллии». Или…

Его прервал дружный стон. Потом заговорил помощник – Господа, прекратите жаловаться. Начальство заслужило небольшие каникулы, дайте ему отдохнуть от реальности.

Следующим на очереди был Тикхо Селчу, этого никакие катастрофы или праздники не могли сбить с четкого военного тона.

– Сенсоры регистрируют эскадрилью истребителей, идут на сближение, скорость соответствует «крестокрылам». Сигнал радара позволяет предположить модификацию «инкома Т65».

– Сохраняйте строй, – Ведж переключил комлинк с тактической частоты эскадрильи на общевойсковой канал Новой Республики. – Разбойный эскадрон – приближающимся истребителям, пожалуйста, назовите себя.

Ответивший ему голос был отрывистый, смешливый и очень знакомый.

– Неверные позывные, сэр. Это мы – Разбойный эскадрон. А вы – разбойники с большой дороги. Но через несколько минут мы вспомним про вежливость и назовем себя Красной эскадрильей, чтобы избежать путаницы. Мы – ваш эскорт.

– Хобби? Лейтенант, это ты?

– Вообще-то – капитан… жаль, но наслаждаться званием мне остается всего несколько минут. Ведж, почему жизнь так несправедлива?

Вторую эскадрилью уже можно было видеть без радара, машины набирали высоту. Дюжина «крестокрылов», покрашенных в скучный серый цвет с традиционными красными полосами и эмблемой Разбойного эскадрона. Комэску стало жутко.

– Хобби, не хочешь объяснить, что это за чушь?

– Времени нет, сэр. Вам нужно изменить курс. В штабе решили, что будет нелишним известить всю Галактику о вашем возвращении. Так что все репортеры Сети…

– УВОЛЬ меня!

– Не могу, вы старше по званию… уже нацелили камеры. Ваш новый курс девять-ноль-три, следуйте за мной, и мы доставим вас на место в целости и сохранности. А потом вы будете предоставлены самим себе, – последнюю фразу Дерек «Хобби» Кливиан произнес с сомнением.

И был прав. Ведж уже просчитал координаты и разделил тревогу своего бывшего подчиненного. Он тоже не стал бы оставлять себя один на один над Императорской площадью, круглой, залитой феррокритом и окруженной со всех сторон высотными зданиями так, что, несмотря на размеры, площадь было видно только сверху. И сейчас там толпились зеваки; даже с высоты Ведж разглядел знамена, вымпелы и легкую разноцветную дымку парящего в воздухе конфетти.

В западном секторе площади была воздвигнута трибуна, с севера и юга расчищены охраняемые зоны, очевидно посадочные полосы для обеих эскадрилий.

Пока машины снижались, Ведж вспомнил о существовании комлинка.

– Облетаем парковую «зеленку», отвал на левый борт, возвращаемся через правый разворот на пяти сотнях. Народ жаждет зрелищ, пусть получает сполна.

Кливиан, зараза, подслушивал, потому что отозвался на том же канале: – Красная эскадрилья, то же самое, но в обратном отображении на шести сотнях. Кто выполнит хуже, тот ставит всем выпивку.

Эскадрильи разошлись, обходя площадь по периметру; машины разве что в метре разминулись со стенами небоскребов под восхищенные вопли зевак. Обе группы крестом расчертили пространство над толпой, вновь воссоединившись на начальной позиции, затем начали снижение на посадочные площадки.

Разбойный эскадрон зашел на посадку на северную полосу, его эрзац-версия – на южную. В трех сотнях метрах над землей Ведж приказал выпустить шасси и перейти на репульсоры, и обе группы начали вертикальный спуск на антигравитационных двигателях.

– Знаешь, Хобби, твои ребята на первый взгляд смотрятся неплохо, – снисходительно обронил Ведж. – Жаль, что у тебя не было времени научить их летать.

– Чего?

– Проныры, парадный строй, «три квадрата», пошли.

После секундной сумятицы (прошло довольно много времени с тех пор, как Разбойный эскадрон практиковался в хитростях показухи) Проныры разобрались по звеньям, каждая группа выстроилась в каре. Ведж возглавил все это безобразие, два других звена встали треугольником.

Даже сквозь вой двигателей комэск услышал одобрительные возгласы снизу.

Хобби отреагировал немедленно.

– Красная эскадрилья, тот же маневр, сто восемьдесят относительно Проныр.

Голос Кливиана звучал скорее восхищенно, чем сердито. Ведж оценил перемещения второй эскадрильи. В общем, чисто.

Снизу раздались новые крики. Толпа действительно жаждала зрелищ.

– Хоб, у тебя пятый номер вихляется.

– Мы давно не виделись, Антиллес, но кое-что я все же помню. И ты начал первый, так что не жалуйся. Третье звено «красных», помеха первому звену Проныр!

Тройка истребителей снялась с места, проскользнула под звено Веджа десятью метрами ниже, целя именно на те места, куда Антиллес собирался сажать машины.

– Не дурно, Хобби. Второе звено Проныр, помеха первому «красных».

Зеленый «крестокрыл» с черно-белой оторочкой стабилонов вывел свое звено на сходную позицию под группой Кливиана.

– Ведж, ты минокк паршивый! Второе звено «красных» – помеха третьему Проныр!

– Первое звено Проныр, заменяем второе «красных»…

Эскадрильи перетасовывались над головами собравшихся, пока в десяти метрах над поверхностью Разбойный эскадрон не собрался в прежнем порядке над южной полосой, а Красная эскадрилья – над северной.

– Кливиан, – раздался в эфире невозмутимый голос Селчу. – Не забывай, что я люблю ломин-эль, а Ведж дуреет с вирренского выдержанного.

Обе группы совершили посадку в течение двух минут.

Пилоты выбрались из кокпитов, и их сразу же подхватил водоворот приветствий: дипломаты и политики помогли им забраться на специально установленную платформу. Антиллес исхитрился обменяться рукопожатием с Хобби и Йансоном, прежде чем его вытолкнули вперед; все равно толпа ревела так, что они не услышали бы друг друга

На переднем плане в свете прожекторов уже стояла одна популярная личность – принцесса Органа Соло. В отличие от многих ее высочество была одета просто, в длинное платье белого цвета. Принцесса перехватила взгляд Антиллеса. Легкой улыбкой дала понять, что, как и он, не одобряет публичных собраний. Ведж ей не поверил; слишком часто он становился свидетелем, как легко и просто Лейя Органа лгала ради высших целей таким, как он. Потом ее высочество повернулась к толпе.

Несколькими решительными взмахами руки принцессе удалось снизить уровень гама так, чтобы ее усиленный микрофоном голос был слышен каждому на площади.

– Граждане Новой Республики, представляю вам Разбойный эскадрон! – Органа переждала взрыв эмоций и продолжила: – Прежде чем дать слово коммандеру Антиллесу, мне следует рассказать вам о новом подвиге наших героев. Благодаря их усилиям мы вновь обеспечены бактой и можем без помех и ограничений остановить эпидемию. Благодаря Пронырам…

Ведж перестал ее слушать. Ничего нового для него принцесса Органа не скажет. Несколько недель назад он лично вел Разбойный эскадрон (настоящий, без подделки!) – тех, кто стояли сейчас вместе с ним без знаков различия на летных комбинезонах, – на задание, поддержать которое отказались политики Новой Республики и армейское командование. Проныры подали в отставку и с кучкой добровольцев начали незаконные действия против правительства Тайферры, и в частности – Йсанне Исард, к которой у многих Проныр имелись личные счеты.

Ныне Исард мертва, увольнение Разбойного эскадрона как бы никто не подписал, что означало, что они никогда не становились гражданскими лицами, и, что поскольку миссия завершилась успехом, Республика теперь делала вид, будто всецело одобряла и даже санкционировала действия своих мятежных пилотов.

Только это не объясняло эрзац-эскадрильи с эмблемой Разбойного эскадрона на плоскостях. Ведж пихнул локтем Тикхо Селчу, поменялся с алдераанпем местами, чтобы оказаться рядом с Кливианом.

– Не хочешь рассказать о подделке?

Хобби, не меняя печального выражения, которое навсегда приклеилось к его унылой физиономии, качнул головой.

– Это не подделка. Скорее запасной вариант. По моральным причинам Альянсу нужен Разбойный эскадрон, его визуальное воплощение. А ты вдруг решил поиграть в пиратов. Так что ставка сняла с меня и Уэса обязанности вытирать сопли малолеткам и рассказывать, где у истребителя хвостовое оперение, а где нос, и приказала сколотить временное подразделение.

– Временное.

Хобби скорбно кивнул.

– Мы отыскали кое-кого из прежних твоих ребят, Риеманна, Скотиан, Каритлие, других… плюс несколько новых пилотов из «Наручи» и «Корсара». Ну вот, ты вернулся, они все разойдутся по своим прежним частям, кроме…

– Кроме чего?

– Кроме кого. Меня и Уэса. Если ты не против, мы останемся у тебя. Нам командование обещало – в награду.

– Я подумаю.

Хобби словно получил оплеуху; Ведж улыбнулся.

– Шучу. Добро пожаловать домой, Хоб. А что, «Наручь» уже подписали в строй? Я думал, они до сих пор сосут пустышку и пачкают пеленки.

– Отстал от времени. Первыми у нас были Корсары, потом – Наручи. Только что на службу поставили третий выпуск, Когтей.

– Кто командует?

– Мин Дойнос, хороший пилот, сообразительный…

Круглолицый лейтенант, который стоял по другую сторону от Кливиана, – сохранивший, несмотря на годы, проведенные в Альянсе и Новой Республике, детское выражение лица и состояние души, – ухмыльнулся до ушей.

– … сообразительный, – подхватил он, – эгоистичный, самовлюбленный, беспечный, наглый, несносный… ну, ты знаешь, Ведж, типичный кореллианин.

– Как честный и допускающий некоторую свободу мысли офицер, я, пожалуй, пропущу намек мимо ушей, – заметил в пространство Антиллес. – Но как представитель и уроженец Кореллии предупреждаю сразу, ты у меня дочирикаешься, Иансон!

Ведж опять покосился на Кливиана.

– Прежде чем твою подделку расформируют, я хочу видеть досье.

– Ладно. А что? Если можно спросить.

– Можно. У меня есть одна идея… пришло в голову после событий на Корусканте и Тайферре.

– Собираешься сколотить еще одну группу? Ведж кивнул.

– И каким это образом? Щелкнешь пальцами, они и появятся?

Антиллес смутился.

– Да нет… думал, если поговорить с начальством, они поймут, что именно они обязаны мне дать. Хобби только головой покачал.

– УЭС, ты был прав. Все кореллиане на один манер, и их не переделаешь. Ой, Ведж!..

– Что?

– Ведж, принцесса…

Антиллес запоздало спохватился, что ее высочество уже в третий раз произнесла его имя и явно призывает его выйти вперед и пообщаться с народом. Ведж всерьез сомневался, что он мог сейчас произнести хоть одно политически корректное слово. Он поспешно натянул официальную улыбку, предназначенную для восторженных почитателей, и подошел к принцессе. Лейя Органа протянула ему руку.

Сегодня ее высочество решила побыть в роли доброго друга, который разделяет все тревоги и горести. Она подарила Веджу почти настоящую улыбку, одну из самых заразительных, какие ему приходилось видеть за последнее время.

– Хорошее представление, – негромко произнесла принцесса не для толпы. – Вы выглядели так, словно несколько недель тренировались в парадном строю.

– Так и было, – не дрогнув ни единым мускулом, ровным голосом подтвердил Ведж. – Освобождение Тайферры – такая малость, раз плюнуть. Много времени не потребовало.

– Ты такой врун… Ладно, поговори с народом, чтобы мы все могли разойтись по домам.

* * *

Двенадцать «крестокрылов» ворвались в атмосферу.

Под ними лежал сумрачный мир с запачканным газовыми выбросами и дымом небом. Сотни, тысячи действующих вулканов неутомимо извергали из себя огонь и раскаленные камни. Впереди, прямо по курсу, километрах в четырех, можно было разглядеть вспышки двойных ионных двигателей; ДИ-перехватчик, самая быстрая из легких боевых машин флота Империи, по-прежнему пытался убежать от погони, и ему по-прежнему это удавалось, несмотря на то что двигатели были определенно повреждены. За «жмуриком» тянулся жирный черный шлейф, левый двигатель искрил; правда, подробности были видны только на дисплее визуальных сенсоров, для невооруженного глаза далековато. Если двигатель все же откажет, догнать беглеца будет просто.

Комэск Мин Дойнос переключил комлинк.

– Коготь-лидер – Когтю-8, есть изменения?

– Никак нет, сэр, он сохраняет молчание. Насколько я могу сказать, он вообще не передает никаких сигналов, – «восьмерке» было поручено следить за эфиром. – И я не наблюдаю следов двигателей, только его и наши.

– Отлично.

Перехватчик внезапно сбросил скорость, его затрясло – то ли попал в зону повышенной турбулентности, то ли поймал флаттер. «Жмурик» начал терять высоту, уходя в длинный вираж между двумя огромными вулканами, увенчанными огненными коронами. Мин разглядел оранжевые прожилки кипящей лавы на фоне черных скал – Эскадрилья, слушайте меня. Похоже, у парня проблемы и он собирается потерять нас на бреющем. Не стоит давать ему такую возможность.

Дойнос вывел пилотов по пологой глиссаде к бреши в горах; на дальномере менялись цифры: три километра, два с половиной, два… перехватчик выскочил с другой стороны, «крестокрылы» только вошли в проем.

– Пуск двигателей, сэр! – зазвенел в головных телефонах высокий нервный голос «восьмерки». – Прямо по курсу! Вижу четыре, семь, тринадцать…

– Плоскости – в боевой режим! – успел скомандовать Мин. – Расходимся и…

Его астродроид заверещал, предупреждая пилота об опасности. На приборной доске мигало подтверждение: кто-то впереди зафиксировал его на прицеле, двое.. . нет, уже трое.

Мин резко отвалил на левую плоскость, вломился прямиком в толстый столб черно-серого дыма, взял ручку управления на себя, поднимая машину свечой… Он думал, что изжарится, но сенсорные замки удалось сбить.

Где-то неподалеку раздался взрыв… потом еще один – дальше, кто-то закричал, в эфире заполошенно галдели пилоты.

– Коготь-2, дым, пользуйся дымом, можно зайти сверху…

Нет ответа, В эфире творилось ситх знает что.

– Пятый, пятый, он у тебя на хвосте!

– Не могу стряхнуть, убери его от меня, шестой…

– Не могу… я… я…

– Девятый столкнулся со склоном, его…

Очередной взрыв.

Через несколько секунд, уже набрав достаточно высоты, Мин выбрался из плотных клубов дыма.

Его никто не преследовал. Дойнос сверился с приборами, не поверил собственным глазам и сверился еще раз. Радар показывал двадцать три… двадцать четыре… двадцать пять мишеней. Часть ДИшек пустилась в погоню за Когтем-12, остальным больше приглянулся Мин.

Эскадрилью уничтожили за пару-тройку секунд, обгорелые останки «крестокрылов» еще осыпались на израненную поверхность планеты. Мин сообразил: еще через несколько секунд перестанет существовать и «двенадцатый», и он сам, и тогда уничтожение станет абсолютным.

– УХОДИ к поверхности, – трясущиеся губы не слушались. – Ты слышишь меня? УХОДИМ.

– УХОДИМ, поняла вас, пикирую…

Радар подтвердил, что Коготь-12 резко снизилась; Мин последовал собственному приказу, поставив машину практически на нос.

А ведь он еще ни разу не выстрелил. Погибли десять пилотов, а у него попрежнему полный боекомплект и лазеры не разряжены. Кажется, самое время это изменить.

За «двенадцатым», прижимая ее к земле, гналась целая свора «колесников». Если пилоту повезет добраться до поверхности, изрытой кратерами и бороздами ущелий, она, возможно, останется жива; там ей придется рассчитывать на искусство, а не на скорость, и любой имп, который посмеет сунуться следом, просто потеряет ее из вида. Классическая тактика, опробованная еще у Звезды Смерти. Но до тех пор Коготь-12 остается в пределах досягаемости пушек противника.

В следующую секунду сенсоры подсказали, что ему и о собственной шкуре следует позаботиться. Мин выставил лазеры на попарную стрельбу, чтобы иметь фору, повысив скорость перезагрузки. Остальную энергию он закачал в дефлекторные щиты, а затем открыл огонь, как только компьютер высветил ему цель. Истребитель он пустил в штопор, затрудняя себе прицельную стрельбу, но и у противника жизнь была не веселее.

По большей части выстрелы пришлись куда угодно, но только не в цель. Один раз Мин промахнулся по «колеснику», зато попал в его ведомого. Лазеры прогрызли панель солнечной батареи и отправили ДИшку прямиком в лавовый поток. Еще один выстрел не был столь драматически эффектен, но «колесник» вдруг перестал маневрировать, став легкой мишенью. Дойнос улыбнулся: чистое попадание, он убил пилота, лазерный луч прошел сквозь колпак кабины.

Его действия имели успех. ДИшки брызнули в разные стороны, когда Мин прорядил их строй. Они разлетелись роем рассерженных насекомых, зато теперь стала видна и Коготь-12 и преследующие ее перехватчики. Дойнос продолжал стрелять, взорвав один «жмурик», прежде чем приятели импа сообразили, в чем дело. Ведомый только что уничтоженного имперца, напуганный гибелью напарника, машинально дернулся в сторону и зацепил скальный выступ. Его машина тоже взорвалась.

Мин Дойнос взял ниже, едва не ободрав киль о камни. Теперь с каждой стороны вставали черные стены; скорость была слишком велика, чтобы разобрать детали.

– Лидер – двенадцатому, ты меня слышишь? Ты цела?

– Незначительные повреждения левой нижней плоскости, – отозвалась пилот. – Легкая вибрация, но, как только выберемся из атмосферы, все будет в порядке. Кажется, треснул колпак кабины. Погоня огсгаег… погодите, один осгался! Он пытается зафиксировать меня в прицеле!

Дойнос прибавил скоросгь, стараясь не думать о гом, что если сейчас не заметит какого-нибудь выступа или неожиданного поворота, то даже не успеет понять, чго его убило. Он вылетел из расщелины и чуть было не обнюхал ионные двигагели ДИшки. Выстрелил Мин чисго машинально, увидел, как лазерные лучи сошлись на правом двигагеле перехватчика.

«Жмурик» превратился в шар желто-оранжевого пламени. Мин зажмурился, пролетая сквозь огонь, грохот разрыва оглушил его. Но он прорвался.

Еще один поворот, крутой правый вираж, в результате которого его чуть было не размазало по скале, и он увидел своего пилота. И того, кто ее преследовал, – того самого перехватчика, который завел их в ловушку. Сейчас Мин впервые получил возможность взглянуть на него собственными глазами, а не на экране радара. И разобрать нестандартные красные полосы, горизонтально перечеркивающие панели солнечных батарей. А еще: что никаких искр и дыма нег в помине, двигагели в полном порядке. Обман удался, больше в нем не было надобности.

«Жмурик» подобрался к корме Когтя-12 уже на несколько метров и теперь умело повторял все отчаянные маневры своей жертвы. Эго была демонстрация летного мастерства более высокого уровня, спектакль, исполненный презрения. Перехвагчик мог открыть огонь по беззащитному «креcгокрылу» в любую секунду.

Дойнос выстрелил наудачу. И в го же самое мгновение выстрелил перехватчик.

Мин видел, как лазерные лучи рассекли корпус «жмурика».

Выстрелы импа ударили в задний дефлекторный щит Когтя-12, несмотря на отчаянные попытки пилота… и щит не выдержал. Оба правых двигателя «двенадцатого» воспламенились. Плоскость начала сминаться, деформируясь под давлением воздуха.

Перехватчик сбросил скорость, из дюз посыпались искры, повалил черный дым – на этот раз настоящий, без обмана. Имп взял выше, выскочил из расщелины и исчез из вида «Двенадцатый» заваливался на левый борт. На следующей команде Мин чуть не сорвал голос: – Прыгай! Катапультируйся!

– УХОДИ отсюда! – раздался в ответ такой же крик.

Мин видел, как проснулись ракетные двигатели катапульты, но колпак кабины не открылся. Неуправляемая машина продолжала падать на левую плоскость. Пиропатроны наконец-то сработали, катапульта выбросила кресло с безвольно обмякшей в нем фигурой пилота прямо в стену расщелины. А в следующую секунду Мина пронесло дальше, он успел заметить только взрыв у себя за кормой. Это истребитель следом за пилотом врезался в скалу.

Дойнос заставил себя не оглядываться, вновь вбивая мысли в рамки задания.

Еще несколько минут такого полета, и надо вылезать из расщелины и уходить за пределы атмосферы. Зачем? Мин не видел смысла в том, чтобы оставаться дальше в живых.

За спиной взвизгнул астродроид; Мин вздрогнул, возвращаясь в реальность, посмотрел по сторонам и увидел, что ухитрился подцепить себе на хвост парочку ДИшек.

Можно было остаться и погибнуть. Можно было позорно бежать и доложить о своем провале командованию – в самых жестоких, унизительных подробностях.

Мин предпочитал умереть. Но семьи одиннадцати погибших пилотов имели право знать, как встретили свою судьбу их любимые. Дойнос прибавил мощности двигателям и вписался в следующий вираж, не зацепив скальной поверхности. Он даже не замечал, что плачет.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации