Электронная библиотека » Антон Богословский » » онлайн чтение - страница 3


  • Текст добавлен: 6 июля 2021, 09:20


Автор книги: Антон Богословский


Жанр: Маркетинг; PR; реклама, Бизнес-Книги


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +
О моих подопечных
Андрей Гайдулян

Довольно близкие отношения связывают меня и Андрея Гайдуляна, которого мы с вами знаем как прекрасного и любимого актера из сериалов «Универ» и впоследствии «САШАТАНЯ». Андрей в то время стал понимать, что повсеместно он ассоциируется у людей с образом его сериального героя, и конечно, ему хотелось дистанцироваться от него.

Он обратился ко мне, и мы с помощью многочисленных интервью для газет и журналов, участия в различных передачах начали создавать совсем иной образ – образ настоящего Андрея Гайдуляна, который интересуется театром, литературой, спортом, бизнесом, который какое-то время даже был совладельцем гольф-клуба и многое другое. Наша бомбардировка СМИ такой информацией в итоге сработала: спустя некоторое время Андрея на улицах уже стали узнавать как Андрея Гайдуляна, а не Сашу из сериала.

В процессе нашей совместной работы мы с Андреем тоже пережили одну очень непростую ситуацию, о которой я бы хотел рассказать на страницах этой книги, чтобы показать еще один эмоциально сложный кейс, с которым вы, работая со звездой, надеюсь, никогда не столкнетесь.

Андрей родился в Молдавии, и как-то раз несколько лет назад он принял решение съездить к себе на родину, навестить родных. Его девушка, с которой он в то время жил, тоже родилась не в России и в это же время отправилась к своим близким. Они оба уехали, мы были с ними на связи. Стоял июль. И буквально спустя пару дней раздается звонок от Андрея: «Антон, слушай, нам нужно вернуться обратно в Москву. Можешь скинуть деньги на билеты?» Для меня в таких просьбах ничего странного нет – близкий мне человек попросил перевести ему деньги на карту, сейчас у него не хватает или что-то еще. В общем, я сделал перевод без проблем. Однако мысль, моментально возникшая у меня в голове, не давала мне покоя: они ведь только уехали, но обоим почему-то срочно нужно вернуться обратно. Почему?

Я позвонил, спросил, все ли у них нормально. Андрей заверил меня, что поводов для беспокойства нет. Я все равно чувствовал, что что-то не так. Девушка Андрея, которой я также набрал, тоже сказала, что все в порядке. Я чувствовал, что оба они лукавят, но даже по их возвращении я не мог добиться от обоих правды. Как только Андрей приехал, он увиливал от встреч со мной: то говорил, что плохо слышит меня, так как спускается в метро, то, что он на съемках. Всячески избегал общения вне работы. Но спустя неделю он все же позвонил мне сам и сказал: «Антон, только не переживай! У меня нашли опухоль – лимфома». Конечно, я взял себя в руки, сказал ему, что все будет в порядке и мы справимся… Но когда повесил трубку, то просто разрыдался. Несмотря на то, что в тот момент я находился в офисе другого артиста, у меня случилась ужасная истерика. Поскольку Андрей знал, как я его люблю, он долго не мог собраться с силами и сообщить мне эту новость.


Вскоре Андрей обратился в одну из московских клиник, чтобы начать лечение. Информация об этом просочилась в прессу, и началось. Буквально через пару дней его начали преследовать журналисты, поскольку он очень узнаваемый актер, любимый актер! За его машиной следили настолько явно, что даже сам Андрей это вскоре заметил. Конечно, все это заставляло его нервничать, и врачи сказали нам, что любое волнение, любые негативные эмоции могут осложнить его состояние, так как из-за стресса у него поднималось давление. Было необходимо остановить это любой ценой. Мы, его близкие, старались держаться, не беспокоить его, скрывать от него шум, поднявшийся в прессе. Почему-то я был уверен, что все действительно будет хорошо. Запрещал себе плохие мысли.

В то время мой телефон просто разрывался от звонков и сообщений от коллег: они пытались во что бы то ни стало узнать какие-либо подробности. Некоторые, особенно наглые репортеры даже проникали в палату Андрея, чтобы хоть что-то заснять. Это было ужасно, хотя и я, и Андрей понимали, что наша ситуация это настоящий эксклюзив. Мне пришлось обзванивать моих коллег, которые занимаются именно папарацционными репортажами, и попросить их оставить Андрея в покое. Конечно, я не мог запретить им снимать его издалека и писать что-либо, однако сказал: «Он начинает волноваться из-за такого, и я боюсь последствий. Из-за его стресса мы отодвигаем сдачу анализов и множество других важных процедур». Меня услышали. Больше папарацци к нам не подходили.

Я рассказал это к тому, чтобы на примере показать, что, например, вот так профессиональный пиарщик может помочь своему артисту в тяжелой ситуации. Назойливые папарацци могут оставить вашего подопечного, как минимум, из уважения к вам и к нему самому.


Спустя некоторое время мы увезли Андрея на лечение в Мюнхен. Там он провел сложные восемь-девять месяцев лечения химиотерапией. И сейчас у него все в порядке. В те сложные дни меня не было рядом с ним, но мы постоянно были на связи и, когда была возможность, я летал к нему туда, чтобы просто поддержать и побыть рядом. Помните фразу: «Относитесь к другим так, как хотели бы, чтобы относились к вам»? Я стараюсь жить именно так. Мне важно знать, что в трудную минуту и мои близкие будут готовы оказать мне поддержку. И я, и друзья Андрея приезжали к нему, говоря, как все его ждут и любят. Это была чистая правка. И к следующему лету (то есть спустя ровно год после того, как мы узнали диагноз) Андрей уже снова был в столице.

В течение всего того года я ни разу не показал ни Андрею, ни его девушке то, как я переживал. Я просто не имел на это права, ведь это было бы небезопасно для моего артиста и друга. И даже если вы с вашим артистом еще не друзья, вам все равно стоит быть рядом с ним в такого рода ситуациях. Это залог для ваших будущих близких отношений. Если ваш начинающий исполнитель звонит вам и просить приехать, мой совет: езжайте и разговаривайте. Если артист находится под прессингом, садитесь вместе и обсуждайте, как вам сообща действовать дальше. Проговаривайте, что вы скажете публике, что точно не будете афишировать, как планируете выходить из сложившейся ситуации, чтобы не потерять репутацию… Важна каждая деталь. В этом и состоит командная работа артиста и пиарщика!

Настя Кудри

Заниматься ведением Насти мне однажды предложила ее менеджер. Скажу честно: к этой идее я отнесся скептически. Настя из состоятельной семьи, вроде как «на пафосе». Я думал, что она – это про «я звезда!» и что работать с ней будет невозможно. Однако отказывать сразу было неудобно, поэтому я решил, что встречусь, пообщаюсь, а потом уже откажусь от этой работы.

Мы назначили день встречи. Настя приехала раньше всех и ждала нас в кафе – я и ее менеджер задерживались. Когда я приехал, она очень вежливо сказала мне: «Здравствуйте». То есть обратилась ко мне на «вы». Это было неожиданно. Мало кто так делает. В процессе знакомства я сразу понял: Настя спокойная, порядочная, воспитанная и корректная. Она настоящая никак не состыковывалась с тем образом, который я заранее нарисовал у себя в голове. Настя четко обрисовала мне те задачи, которые стоят перед ней, поделилась тем, чего она хочет, какие ресурсы у нее есть. В какой-то момент она произнесла что-то на английском, но я не владею этим языком. Сказал ей, что не понял ее, и не было ничего такого типа: «Боже! Да разве так можно?» Она не закатила глаза, не смеялась надо мной… В общем, я был восхищен.

Сотрудничали мы с Настей недолго, но воспоминания о том времени у меня остались исключительно приятные. Мы расстались в хороших отношениях и не потому, что с ней было что-то не так. Просто в какой-то момент я понял, что нахожусь в тупике, не зная и не понимая, что еще мог бы продвигать у нее. Я знаю свои компетенции, но к тому моменту я сделал все что мог. Я приехал и прямо сказал обо всем Насте, мы перестали работать вместе, но я до сих пор очень ее люблю. Мы иногда встречаемся, общаемся, порой сотрудничаем по единичным проектам. И показательный для меня момент: обычно, так или иначе расставаясь с человеком, я отписываюсь от него в социальных сетях, так как мне перестает быть интересна его жизнь. Но на Настю я подписан до сих пор.


Все девушки, с которыми я работал или работаю сейчас, очень яркие, но для меня принципиально важно то, что они адекватные, непафосные. Именно поэтому я не работаю с так называемыми «рублевскими чиками», которые хотят быть кем угодно (певицами, моделями, актрисами, бизнес-леди…), лишь бы быть знаменитыми. В таком случае их работа становится для них чем-то вроде приятного хобби, и в итоге мы получаем: необязательность, капризность, нежелание утруждаться и многое другое. Да, конечно, есть плюс в том, что они будут хорошо платить вам как пиарщику, но я держусь за профессию, а не за деньги. Зачем мне тратить часы и дни моей жизни на то, что никогда не удовлетворит меня как профессионала?

Марина Максимова

Я уже упоминал, что в большинстве случаев пиарщикам звонят неизвестные номера: как городские, так и мобильные. К этому привыкаешь, потому что просто невозможно сохранить на своем устройстве телефоны всех знакомых. С близкими и коллегами, с которыми я регулярно на связи, мы переписываемся в Вотсапе, но новые люди обычно звонят, чтобы сперва просто познакомиться и узнать о, например, возможности съемки в той или иной программе. Телефонный звонок – это быстрый и естественный контакт.

Как правило, я всегда поднимаю трубку. На мой взгляд, в этом нет ничего сложного. Хотя у меня есть знакомые, которые побаиваются отвечать на звонки с неизвестных номеров. Но… чего бояться? С вами же ничего не сделают. И там не крокодил в трубке. Просто ошибся какой-то человек. С кем не бывает? Вы ему спокойно скажете: «Простите, вы ошиблись номером!» И это касается, конечно, любого человека, не только пиарщиков.

Посмотрите на такие звонки с другой точки зрения. Любой звонок – это возможность. Кто знает, может быть, однажды вам вот так с неизвестного номера позвонят и пригласят на работу мечты, а вы не ответите. Один такой звонок с неизвестного номера, причем не просто на телефон, а на Вайбер, познакомил меня с Мариной Максимовой. До сих пор помню: на часах было где-то 10 утра и я шел на стрижку.


– Да? Здравствуйте.

– Здравствуйте, это Марина Максимова, певица. Вы сейчас можете говорить?

– Конечно. Мне безумно приятен ваш звонок. Я вас слушаю. Что вы хотите?

– Мне было бы очень интересно с вами посотрудничать. Мы можем встретиться?

– С огромным удовольствием. Когда у вас будет возможность?

Мы договариваемся о времени, месте. Я сказал, что мне было бы удобно в центре. А в этот момент мой внутренний голос просто кричал: «Марина Максимова! Мне звонит сама Марина!» Настоящая легенда, человек, которого, мне кажется, любят все. Целое поколение слушало ее песни, проживало какие-то свои эмоции под них. Она создала потрясающий хит «Знаешь ли ты», который войдет в историю нашего шоу-бизнеса и музыки. Марина и трек «Знаешь ли ты» – это как «Earth Song» Майкла Джексона или как «Yesterday» The Beatles, которые знают все. Это песня огромного числа людей, отвечающая их состоянию, настроению, переживаниям. Она же – футбольный гимн болельщиков, которые с удовольствием поют ее на играх своих команд (когда я узнал об этом, был искренне удивлен). Забегая вперед, скажу, что, когда мы уже начали сотрудничать и у Марины был концерт на стадионе, где она была хедлайнером, выступающим между таймами, я наблюдал, как целый стадион встал и начал петь трек «Знаешь ли ты». Это было феерично. У меня были мурашки по всему телу.


Но вернемся к нашей встрече, о которой мы договорились во время первого телефонного разговора. Марина приехала вовремя, я опоздал буквально на пару минут. Слово за слово – и мы уже вовсю общались. Я сразу понял, что веду диалог с очень вежливой, нежной, хрупкой и прекрасной девушкой. С моей стороны было задано буквально несколько вопросов: что готово? что не готово? какие планы? какая музыка? Она четко, профессионально и без лишней воды ответила на каждый из них. Мы мгновенно договорились о сотрудничестве и приступили к работе.

Марина – невероятный профессионал, с которым круто работать. Таких легенд, таких молодых и талантливых артистов нужно еще поискать. Я пишу это не для красного словца: зачастую люди, обладающие подобным статусом, находящиеся в шоу-бизнесе на протяжении долгого времени, обзаводятся внушительной «короной», под «тяжестью» которой работать становится трудно. Они всегда лучше своего агента знают, как и с кем им следует работать. Марина же всегда прислушивается к коллегам и прекрасно отрабатывает каждое интервью. На все вопросы отвечает развернуто, делится какими-то историями, и слушать ее очень интересно. Это связано и с тем, что перед каждым интервью она расспрашивала меня: что это за журналист? как его зовут? что за издание? какие новости их интересуют? Ей важно быть в курсе всего, и я невероятно ценю это в артистах.


То, как она в принципе строит коммуникацию с каждым интервьюером, тоже важно. Когда приходит журналист, Марина общается с ним очень вежливо, всегда обращается по имени, если недавно у него был день рождения, обязательно поздравляет с прошедшим. Любому будет приятно оттого, что его знают, интересуются им. Именно так выстраиваются и укрепляются связи – те самые связи, которые важны для артиста и его команды.

Но, конечно, и пиарщик должен быть в курсе всего и предупреждать своего подопечного о различных нюансах до встречи с изданиями, советовать ему что-то. Например, если есть какой-то новостной повод, который в обязательном порядке стоит передать конкретному изданию. Допустим, новость об альбоме, песне или ситуации, которая произошла на съемках клипа. Марина в этом плане работает великолепно – она никогда не говорит заученным текстом, у нее на все есть ответы (даже на самые неожиданные вопросы). Безусловно, это наработки «школы», которую она прошла, долгое время находясь в шоу-бизнесе. У нее в команде выстроен менеджмент высокого уровня, к которому стоит стремиться начинающим артистам.

Сейчас мы с Мариной уже не работаем вместе, но у меня остались исключительно хорошие воспоминания о том времени. Она уникальная персона и большой специалист в том, что создает. Я думаю, что когда-нибудь мы, возможно, снова сойдемся и продолжим работать вместе после того, как Марина полностью поправится и будет готова вернуться в строй, чтобы радовать своих поклонников.

Возможно, наше сотрудничество не было очень ярким и продолжительным, но оно определенно явилось одним из важным этапов становления меня как специалиста по пиару. Если к вам как к пиар-менеджеру приходит артист, которого любят все и к которому особое отношение, то вы можете потеряться с ним. Вы будете бояться предложить ему что-то, ведь он «звезда»! Но не нужно бояться! Начиная работать с любым крупным артистом, я старался экспериментировать. Во мне просыпался интерес к его персоне, и я мог задавать человеку до безобразия много вопросов.


Когда мы делали фотографии дома у Марины, у нас постоянно были такого рода диалоги:

– А это у тебя что на стеллаже? Какая-то рукопись?

– Да, это стихотворение Высоцкого. Мне подарили. Написано его рукой.

– Ой, это круто! Из этого можно сделать новость – это уникальная история.

– Да? Ну, давай сфотографируемся с ней!

И мы фотографируемся: сначала она с рукописью, потом я. Потом спрашиваю:

– А это что за гитара у тебя?

– Это гитара Боба Дилана. Тоже подарили.

– Так, давай я тебя с ней сфотографирую.

Для вашего артиста предметы в его квартире (какой-то крутой стол, кресло или вот, как у Марины, гитара) могут ничего не значить. И казалось бы – у нас просто произошел диалог о ее вещах. Но по итогу: у вас уже есть несколько новых кадров и идей для новостей. Вы, как профи, должны понимать, что крутое кресло, в котором сидел Майкл Джексон и которое теперь стоит в квартире вашего артиста, это настоящий инфоповод. Просто для самого исполнителя эта вещь уже стала обыденной, он всем своим друзьям рассказал об этом и даже, может, подзабыл об уникальности этого предмета. Но вы же пиарщик, и для вас это отличная информация, о которой нужно рассказать прессе.


Не бойтесь задавать вопросы, уточнять какие-то детали типа: «А это что?», «А это какой стол?» «Ты сам делал дизайн этого прекрасного дома?», «А может быть, есть фото, как ты барбекю жаришь на летней веранде?» И, к примеру, как только наступит сезон шашлыков, можно будет поговорить с вашим артистом о том, как он делает маринад. Или же, если у вас артист девушка, то после Масленицы вы легко можете организовать интервью, в котором она поделится рецептом своей бабушки. Такие актуальные штуки это всегда круто, они делают обратную связь от артиста ярче и интереснее для слушателя или читателя.

Саша Текила

Моя история взаимоотношений с рэпером Сашей Тарасовым интересна с той точки зрения, что мы с ним видим ее очень по-разному. Причем от начала и до конца. И я бы хотел рассказать в этой книге свое видение нашей истории, чтобы показать, что не со всеми артистами получается расставаться хорошо.

В то время я уже работал с несколькими артистами разного статуса и положения, но все они были девочками. На тот момент у меня ни разу не было артиста-парня, и хотелось, если уж браться за нового подопечного, начинать сотрудничать с кем-то клевым, ярким и современным. Я подумал про Сашу и связался с его менеджером Олей (она же была его девушкой), с которой мы были знакомы. У нас завязалась переписка, и поскольку тогда моей деятельностью были пиар и журналистика, Оля просила меня ставить материал о Саше в те ресурсы, куда я мог (журналы, газеты, медиа). В этом плане я всегда был отзывчив к молодым артистам и поддерживал других пиарщиков, так как прекрасно понимаю, что я один из тех, кто способен дать исполнителю дорогу, возможность, популярность. В целом моя работа состоит в том, чтобы популяризировать какой-то свежий, клевый, стильный, модный продукт. Спустя некоторое время я наконец спросил Олю: «Вам не нужен пиарщик?» Описал, как и с чем я работаю, и сказал, что с удовольствием посотрудничал бы с ними. Оказалось, что ровно в тот момент они отказались от одного из своих пиарщиков, так что мы договорились попробовать и быстро договорились о цене.


Первая наша встреча с Сашей состоялась в его офисе. Когда я увидел его, то первой мыслью было: «Господи, мы никогда с ним не сработаемся. Какой пафосный чувак!» В ту же секунду я решил, что мы посотрудничаем буквально неделю, попробуем, и то только потому, что сразу вставать и уходить невежливо. Но в итоге все получилось совсем не так, как я думал. Буквально за несколько дней мы смогли поставить Саше съемки, которых образовалось сразу много.

Несмотря на то, что Саша – музыкальный артист, его сперва не хотели брать в блок новостей на канале MTV. Но у меня там работали друзья, и с помощью них я начал продвигать Сашу в различные рубрики канала.

Все это в итоге привело к тому, что спустя полгода Саши в медиа стало очень много. С одной стороны, это хорошо, что ваш артист появляется буквально в каждом выпуске новостей. Это говорит о вашей профессиональности, о том, что вы можете до любого редактора донести мысль о том, что певец рейтинговый. А раз его ставят почти в каждый выпуск, значит просмотры есть и рейтинг программе действительно приносится. А еще это значит, что люди не переключают канал, когда показывают сюжет с вашим исполнителем. Это круто, но важно не переусердствовать! Здесь уже может начать теряться эксклюзивность артиста. Так что периодически я уже звонил знакомым и просил: «Пожалуйста, можете хотя бы через выпуск его ставить? Такое ощущение, что он уже в каждом из них». В общем, съемок было колоссальное количество, постоянно устраивались пресс-дни.

А потом случилась неприятная ситуация. Саша расстался с Олей, и я оказался между двух огней: выбрать менеджера моего артиста или самого артиста, с которым работаю. Я выбрал артиста, после чего, естественно, стал врагом номер один для Оли. Буквально Иудой. Но запомните! Вы не можете быть хорошим для всех, потому что кому-то вам обязательно придется отказывать, и для этих людей вы станете предателем. А вот ваш артист может быть идеальным для всех, и эту репутацию нужно хранить.


Итак, я остался, и наступили сложные дни, так как Оля была девушкой довольно влиятельной. Сидеть сложа руки она не стала, и в какой-то момент мы узнали, что Сашу убрали с радио. Оказалось, с ним не хотят сотрудничать менеджеры, занимающиеся продвижением треков. Чтобы найти нового человека, который бы занялся этим вопросом, я потратил немало сил и времени, подключил опять же своих знакомых. В конечном итоге нашел, но искал действительно долго.

Саша вернулся на радио с новыми песнями спустя несколько лет, но за это время он оказался не то что изгоем – его треки поставили «в стоп», сдвинув с радио-волн. Это действительно сложная ситуация, и в этот момент пиар-агенты часто пугаются, падают духом и увольняются, думая: «Надо валить. На моей репутации это скажется плохо. Все будут говорить, что я плохой профессионал, который не может продвинуть артиста!» Но поверьте, именно в такие моменты важно быть рядом с артистом, заново подниматься в топы и выходить из проблемной ситуации. В этом и состоит работа профи. Вместе с самим Сашей, его директором и менеджером мы добились того, чтобы снова поднять его, вытащив из «стопов». Пиар-компания – это всегда командная работа. И в этой работе важно опять же учитывать индивидуальные особенности артиста.

Творчество и личная жизнь всегда идут параллельно друг другу, и поэтому работа пиар-агента очень часто связана с частной жизнью его подопечного. Ваша способность правильно и вовремя использовать ту или информацию об артисте всегда будет идти ему на благо (вспомните, что я рассказывал о том, что есть дома у Марины Максимовой). Например, ваш исполнитель ежегодно отмечает Пасху. Вы должны знать об этом и умело использовать это знание. Наблюдайте! Подмечайте! Это и просто сблизит вас с артистом, даже если вы элементарно будете знать, какие продукты он не ест. Саша, например, не любит оливки и соленые огурцы, и я заметил это в первую же нашу встречу в кафе – он заказал бургер без них. Но вернемся к моему рассказу…


С Сашей мы были очень дружны. Вместе работали на съемках клипов, могли без проблем слетать вместе куда-нибудь в Амстердам, например. Все его общение со СМИ происходило через меня. Если на каких-либо мероприятиях что-то шло не так, я был рядом, чтобы помочь ему. Например, как-то раз в Астане водитель не довез нас до локации премии МУЗ-ТВ, и на горизонте маячила перспектива идти к сцене через поле, на котором к тому моменту уже обосновались многочисленные зрители. Сделать это нам предстояло, конечно же, без охраны и пешком. К тому моменту Текилу уже везде узнавали, поэтому моей задачей было сделать так, чтобы мы миновали толпу фанатов быстро и без остановок. Останавливаться в такие моменты категорически нельзя – артиста сразу окружат люди, возникнет давка. В таких случаях ваша задача как пиар-агента вести себя как танк: не бояться, быстро реагировать на происходящее и ни в коем случае не пытаться попасть под лучи славы своего артиста, если вышло так, что вас все же остановили. Если вы позиционируете свою работу как «Смотрите, я иду со звездой! Да-да, я!», то это полнейший непрофессионализм. А в случае когда вы без охраны, это попросту небезопасно. Ваша с артистом задача – это выступить и остаться целыми. А помимо этого, сделать так, чтобы с фанатами тоже все было хорошо.


Наши хорошие отношения с Текилой изменились после того, как Оля Бузова и ее бывший супруг объявили о разводе. Поскольку Саша – близкий друг Дмитрия, он сразу же начал давить на меня, пытаясь перетащить на свою сторону. Быть меж двух огней мне совершенно не хотелось, хотя со стороны Оли ничего такого я не ощущал. Она не ставила мне ультиматумы вроде «Ты должен остаться только со мной и больше ни с кем», была очень корректна и понимала, какой тяжелый выбор стоит передо мной – с Сашей к тому моменту мы работали уже пять лет, почти с самого начала его карьеры были вместе.

Конфликты между мной и Сашей случались все чаще, и это мешало двигаться вперед. В какой-то момент я понял, что дальше так сотрудничать уже просто невозможно. Создав группу в Вотсапе и добавив в нее и Олю, и Сашу, я написал им обоим, что перестаю работать и с ней, и с ним. Оля ответила просто: что все понимает. А Саша промолчал, но на следующий день его секретарь позвонила мне и попросила написать заявление об увольнении по собственному желанию. Я написал и был уволен. И с того момента мы с Текилой больше не общались.

Тот период моей жизни действительно был очень сложным. Именно тогда была приостановлена работа над проектами Оли. Именно тогда мы ежедневно и еженощно дежурили за Олей, тяжело переживавшей развод. Именно тогда я просто бросил все и улетел в Рим, так как не хотел сидеть в четырех стенах своей квартиры и съедать самого себя.

Тогда же произошел один неприятный инцидент на съемках новогоднего концерта МУЗ-ТВ. Текила прилюдно высказал претензии ко мне, заявив, что я предатель, который взял и просто кинул его. А поскольку, работая с публичными людьми, вы тоже невольно становитесь публичным человеком, вас также начинают активно обсуждать в медиа. Именно это и произошло в тот момент со мной. Обо мне писали, что я плохой человек, забрасывали хейтерскими сообщениями. К такому нужно быть готовым, но все же это было очень тяжело. Даже сейчас, спустя годы, вспоминая эту ситуацию, мне неприятно. Благо, в тот момент рядом были близкие. Без них пережить ту волну негатива и слив наших с Олей переписок было бы практически невозможно. В голове не укладывалось, как можно так бесцеремонно вторгаться в чужую жизнь и публиковать чужие мысли, доводы, слова поддержки, которые ты писал кому-либо. А в тех переписках я как раз утешал Олю после развода.


В тот момент я мог бы уйти из индустрии пиара и найти себя в чем-то другом. Может быть, в бизнесе или в пиаре каких-либо крупных корпораций, но не в шоу-бизнесе. Однако я остался, за что буду бесконечно благодарен друзьям и Оле, спонтанно прилетевшей тогда ко мне в Рим.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации