» » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Планета приключений"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 17:53


Автор книги: Джек Вэнс


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 41 страниц)

Шрифт:
- 100% +
Глава 2

Рейт очнулся от звуков голосов и бликов костра. Он медленно повел глазами вокруг. Над ним висело нечто вроде балдахина, а слева и справа от него сияли звезды и незнакомые созвездия. Значит, все это было наяву и никакой это не сон. Медленно, как бы по частям, вбирал в себя Рейт окружающую действительность Он лежал на сплетенной из камыша подстилке, источавшей запах растений и человека. Рубашку с него сняли, а сломанные плечи упаковали в панцирь из ивовых прутьев. Попытка поднять голову и осмотреться принесла нестерпимую боль. Балдахин был устроен из металлических столбов и натянутой между ними ткани. «Какой парадокс, – думал Рейт, – для изготовления металлических столбов нужны высокие технические знания. Тем не менее, оружие и поведение этих людей, без сомнения, варварские». Он попробовал повернуться к костру, но напряжение оказалось слишком велико, и он откинулся назад.

Судя по звездам, лагерь был разбит на открытой местности. Что же будет с его аварийным комплектом и сидением катапульты? Рейт с сожалением подумал о том, что они, быть может, все еще продолжают висеть на дереве. Сейчас он вооружен лишь своим опытом, на который мог положиться. Теперь он был вдвойне рад, что прошел полную подготовку разведчика, которую считал раньше чересчур сложной. Во время подготовки он накопил массу необходимых знаний по языкам и теории контактов, астронавтике, космической и энергетической технологиям, биометрике, метеорологии, геологии и токсикологии. Он освоил теорию и всевозможные способы выживания. Кроме того, изучал теорию оружия, нападение и оборону, самообеспечение, энергетику и технику воздухоплавания, механику космических полетов, ремонт электронной аппаратуры, а также, что было чрезвычайно важным, импровизацию. Если его не убьют сразу, как Пола Вондера, у него остаются неплохие виды на выживание. Правда, зачем? Шансы снова попасть на Землю были абсолютно ничтожны. Поэтому его интерес к этой планете тоже не был особенно велик.

Какая-то тень упала на лицо. Рейт увидел юношу, спасшего ему жизнь. Тот встал перед ним на колени и подвинул большую миску с овсяной кашей.

– Большое спасибо, – сказал Рейт. – Но я думаю, что не смогу есть. Эти повязки мне мешают.

Юноша что-то сказал, и это прозвучало довольно резко. Лицо молодого человека, которому вряд ли было больше шестнадцати лет, казалось слишком серьезным и строгим.

Рейту стоило огромных усилий приподняться на локтях и взять миску. Юноша встал рядом, наблюдая, как Рейт пытается есть. Но из этого ничего не получилось. Тогда он повернулся и резким голосом отдал приказ. Быстро приблизившись, маленькая девочка нагнулась, взяла миску и принялась очень заботливо кормить Рейта.

Очевидно, Рейт был для юноши такой же загадкой, как и юноша для Рейта. Мужчины и женщины на планете, удаленной от Земли на двести световых лет! Невероятно! Одна ложка каши за другой отправлялась ему в рот. Девочке было лет восемь, она была одета в не очень чистую рваную одежду, напоминавшую ночную рубашку. Несколько мужчин племени подошли поближе и наблюдали за ними. Казалось, юноша не слушал, о чем они говорили.

Миска опустела, и девочка поднесла к губам Рейта кружку с кислым напитком. Рейт выпил, хотя это вызвало у него неприятное ощущение.

– Спасибо, – сказал он девочке, которая улыбнулась и очень быстро исчезла.

Рейт снова упал на подстилку. Юноша резким тоном задал ему какой-то вопрос.

– Очень жаль, – ответил Рейт. – Я не понимаю. Но, пожалуйста, не сердитесь. Мне сейчас очень нужен друг.

Сказав что-то еще, юноша ушел. Рейт попробовал заснуть. Костер стал тлеть, лагерь затих.

Издалека до Рейта донесся слабый звук: то ли вой, то ли свист. В ответ раздался еще такой же звук, затем множество звуков, превратившихся в многоголосое пение. Рейт приподнялся на локтях и увидел две луны почти одного размера. Одна из них была розовой, а вторая бледно-голубой. Они взошли прямо над восточным горизонтом.

Чуть позже послышалось жалобное пение где-то совсем рядом. Рейт удивленно прислушался. Что это, голос женщины? Зазвучали и другие голоса, присоединившись к нему.

Через некоторое время пение прекратилось. В лагере воцарилась тишина, и Рейт уснул.

Утром Рейт внимательно стал разглядывать лагерь. Он находился в низине между двумя невысокими горными цепями, протянувшимися далеко на восток. Каждое утро четыре молодых воина в длинных коричневых плащах садились на маленькие электрические мотоциклы и разъезжались в разных направлениях по пустыне. Вечером они возвращались и представляли свои донесения Трезу Онмале – молодому предводителю племени. Кроме того, каждое утро мальчика лет восьми поднимали вверх в смотровой корзине. Ближе к вечеру, когда стихал ветер, корзину с наблюдателем опускали. Часто мальчишка зарабатывал при приземлении шишки и синяки. Но люди, обслуживавшие корзину, казалось, больше заботились о ней, чем о безопасности маленького наблюдателя. Корзина была из четырехкрылого, натянутого на четыре палки брезента, напоминающего воздушного змея.

По утрам с восточного горного массива доносился ужасный визг, продолжавшийся примерно полчаса. Позже Рейт узнал, что визг этот издавало стадо многоногих животных, снабжавших племя мясом. Каждый день скотобойщица племени, крупная сильная женщина, шла с массивным топором и ножом по стаду и отрезала три или четыре ноги. При случае она отхватывала еще и кусок мяса со спины или, сделав надрез, вынимала потроха. Ноги у животных отрастали снова, но они сопротивлялись, когда им лезли во внутренности.

Тем временем плечи Рейта понемногу заживали. Какое-то время ему приходилось общаться только с женщинами – группой совершенно бездушных существ, и с Трезом Онмале, проводившем около него много времени по утрам, говорившим с ним, следившим за процессом выздоровления и, наконец, обучавшим его языку. Язык синтаксически был очень правильным, но весьма сложным в выражении чувств, взглядов и возражений. Скоро Рейт уже мог сносно на нем объясняться. Трез Онмале с чрезвычайной для его возраста серьезностью исправлял каждую ошибку и всякий раз открывал Рейту новые тонкости языка.

Рейт узнал, что планета, на которой он оказался, называется Чай, а луны – Эз и Брез, Племя называлось Крат, но его представителей называли еще и эмблемными людьми по серебряным, медным, каменным или деревянным значкам, крепящимся на головных уборах. Положение человека определяла его эмблема, которая была якобы полубожественного происхождения. Каждая имела свое название, историю, характерные свойства и ранг. Таким образом, человек не просто носил эмблему: она давала ему имя и определяла его роль в племени.

Самой важной и влиятельной эмблемой была Онмале. Ее носил Трез, который до того, как завоевал эмблему, был простым представителем племени. Онмале воплощала мудрость, силу, ловкость и другие, трудно определяемые добродетели кратов. Если представитель племени убивал мужчину, он забирал его эмблему или делал для себя новую. Новая эмблема еще не обладала качествами или добродетелями племени, пока хозяин ее участием в битвах не завоевывал определенный статус. Если эмблема меняла владельца, он автоматически перенимал ее персональные качества. Некоторые эмблемы противопоставляли другим и, если человек завоевывал ее, он, вместе с этим, становился врагом другой эмблемы. Иные эмблемы имели возраст в несколько тысяч лет и всеобъемлющую историю; за некоторыми закрепилась слава приносящих несчастье и приговаривающих к смерти. Другие вынуждали обладателя к особой жестокости и неописуемой дерзости. Каждый крат очень гордился своей эмблемой, так как без нее ни у кого не было ни лица, ни положения, ни определенной задачи. Он был тем, кем чувствовал себя Рейт – презренным или женщиной, что на языке кратов обозначалось одним и тем же словом.

Рейту казалось странным, что эмблемное племя считало его человеком из отдаленной части Чая. К космическому кораблю, у которого его обнаружили, они не испытывали никакого почтения. Они считали Рейта слугой какой-то не известной им нечеловеческой расы, как кеш-люди у кешей или дирдир-люди у дирдиров.

Когда Трез объяснил это Рейту, тот возмутился.

– Я с Земли! – заявил он, задетый за живое. – Это далекая планета. И мы никем не порабощены.

– А кто же тогда построил космический корабль? – с сомнением спросил Трез Онмале.

– Конечно же, земные люди.

Трез Онмале недоверчиво покачал головой.

– Как люди могут быть так далеко от Чая?

Рейт горько засмеялся:

– Этот вопрос я тоже часто себе задаю: как люди попали на Чай?

– Происхождение людей абсолютно ясно, – ответил ему Трез Онмале. – Этому нас учат еще до того, как мы начинаем говорить. Неужели ты не знаешь этого?

– Мы на Земле знаем, что люди развились из более ранних форм жизни, из млекопитающих. А еще раньше – из одноклеточных организмов.

Трез Онмале бросил сердитый взгляд на работавших поблизости женщин и сделал резкий жест.

– Исчезните отсюда! У нас мужской разговор!

Женщины со своей болтовней исчезли, и Трез Онмале с отвращением посмотрел им вслед:

– Сейчас эта глупость разнесется по всему лагерю, и колдуны будут недовольны. Я объясню тебе настоящее происхождение людей. Ты уже видел луны. Розовая называется Эз – родина благословенных. Голубая луна Брез – место мук и сомнений, куда попадают плохие люди, особенно те, кто обесчестил свою эмблему. Когда-то, очень давно, две луны столкнулись. Тысячи людей упали оттуда на Чай и попытались снова вернуться на Эз – как хорошие, так и плохие. Но судьи, черпающие свою мудрость из шаров, которые они носят, отделяют плохих людей от хороших и отсылают их в известное им место.

– Как интересно! – воскликнул Рейт. – Но как же обстоит дело с кешами и дирдирами?

– Они не люди. Они пришли на Чай со звезд так же, как и вонки. Кеш-люди и дирдир-люди – грязные гибриды. Пнумы и фанги – это выброс северных пещер. Всех их мы с удовольствием убиваем. – Он искоса посмотрел на Рейта. – Если ты происходишь из иного мира, а не с Чая, то ты не можешь быть человеком, и я должен разрешить убить тебя.

– Мне это кажется довольно негостеприимным, – возразил Рейт. – В конце концов, я ничего плохого вам не сделал.

Жест Треза Онмале должен был выразить мысль, что эти возражения не имеют значения.

– Я сообщу тебе о своем решении, – пообещал он.

Рейт упражнял обессилевшие члены, и ускоренно совершенствовался в языке. Он узнал, что краты не имели постоянного места жительства, а кочевали по огромной степи Эмен, занимающей большую часть юга континента Котан. Кроме Котана, на планете были и другие континенты: Кослован на юге, Тархан, Кахан и Pax на противоположной стороне Чая. Другие племена кочевников бродили по иным степям континента. В маршах и лесах на юге жили людоеды и великаны, которые обладали отчасти нечеловеческими чертами. Синие кеши жили на западе Котана; дирдиры предпочитали холодный климат и жили на полуострове Хаулк на юго-западе Кослована и на северном побережье Хорхана.

На Чае жила и другая чужая раса – вонки. Но эмблемные люди знали о них мало. Была на Чае и призрачная раса пнумов, а также их сумасшедшие родственники фанги. Когда краты говорили о них, то понижали голос и постоянно оглядывались.

Прошло некоторое время – дни странных событий и ночи сомнений и тоски по Земле. Кости Рейта срастались, и он постепенно осваивался в лагере.

За холмом, в месте, защищенном от ветра, краты построили около пятидесяти хижин. Крыши плотно прилегали друг к другу, что давало возможность использовать их в качестве защитных сооружений от оползней. За хижинами стояли огромные шестиколесные повозки с моторами, замаскированные брезентом.

Рейта это удивляло, и он не отказался бы рассмотреть их поближе. Но банда мальчишек постоянно ходила за ним по пятам. Казалось, они чувствовали в нем чужого, и это их воодушевляло. Воины, наоборот, его не замечали. Мужчина без эмблемы был не более, чем призраком.

На другом конце лагеря Рейт обнаружил громадную машину, смонтированную на большой повозке – огромную катапульту с метательным рычагом длиной более пятнадцати метров Осадная машина? С одной стороны она была раскрашена розовыми кружками, с другой – голубыми. Рейт предположил, что это, должно быть, символические изображения обеих лун – Эза и Бреза.

Из дней и недель сложился месяц, Рейту была непонятна бездеятельность племени. Ведь они кочевники. Почему же так долго оставались в этом лагере? День за днем разъезжались разведчики в разные стороны, а черная корзина поднималась вверх, и ноги наблюдателя болтались в отверстиях днища. Воины, по всей видимости, устроили себе отдых, который они использовали преимущественно для проверки своего оружия. Оно у них было трех видов: длинные, очень гибкие рапиры с режущей стороной и острым концом, катапульты, приводившиеся в действие эластичным шнуром и запускавшие оперенные стрелы, и, наконец, треугольные щиты длиной примерно до ноги, расширяющиеся книзу, с растянутыми острыми сторонами, которые служили бьющим и режущим оружием и метательным снарядом.

Сначала за Рейтом ухаживала восьмилетняя девочка, затем старуха с высохшим лицом и, наконец, молодая девушка, которую можно было бы назвать миловидной, если бы не безрадостное выражение на ее лице. Малышке было лет восемнадцать, у нее были правильные черты лица и красивые светлые волосы, в которых постоянно висели сухие стебли и ветки Ходила она босиком и носила бесформенное платье из грубого серого материала.

Однажды, когда Рейт сидел на скамейке, девушка проходила мимо. Он поймал ее и посадил к себе на колени.

– Чего ты от меня хочешь? – испуганно спросила она. Девушка пахла травой, степным мхом и немножко шерстью. Успокаивая, Рейт погладил ее по волосам.

– Сиди спокойно, – сказал он – Я хочу вычесать у тебя из волос солому.

Она сидела спокойно, однако смотрела на него краем глаза, хоть и покорно, но в некотором замешательстве и чувствовала себя довольно неуютно. Рейт сначала расчесывал ее волосы пальцами, а потом куском разломанной деревяшки.

– Ну видишь, теперь ты красивая, – сделал вывод Рейт. Как во сне малышка продолжала сидеть, потом поднялась.

– Мне надо идти, – испуганно прошептала она. – Нас может кто-нибудь увидеть.

Рейт с удовольствием бы ее не отпускал, но, тем не менее, задерживать не стал.

На следующий день они случайно встретились, и на этот раз ее волосы были аккуратно расчесаны. Она остановилась и оглянулась на него. Ее взгляд и осанка напоминали Рейту Землю, и ему стало грустно. Дома он назвал бы девушку красивой. Но здесь, в степи Эмен, таким мелочам, казалось, значения не придавали. Он протянул ей руки, и она подошла, как будто он ее притягивал. Это, конечно, был исключительный случай, так как она знала обычаи своего племени. Рейт положил руку ей на плечо, потом привлек к себе и поцеловал. Девушка смутилась.

– С тобой еще никто так не поступал? – спросил он.

– Нет, но это кажется мне очень милым. Сделай так еще раз.

Рейт вздохнул. А почему бы и нет? Внезапно он услышал шаги, и сильный удар сбил его с ног. Однако потока слов, обрушившегося на него вслед за этим, он не понял. Чей-то сапог ударил его по ребрам, и едва зажившие плечи сильно заболели.

От смущения и страха девушка прижала кулаки ко рту. Человек начал бить и пинать ее, выкрикивая проклятия и ругательства.

– Интимные отношения с чужестранным рабом, – неожиданно дошло до Рейта – Так-то ты понимаешь чистоту нашей расы?

– Раб? – удивленно спросил Рейт и с трудом поднялся – Раб?

Девушка убежала и спряталась под одной из больших повозок. Подошел Трез Онмале и осведомился о причинах конфликта. Воин, крепкий парень примерно такого же возраста, как Рейт, показал на него:

– Это проклятие, черное предзнаменование! Разве об этом не предупреждали? Это невыносимо, что он цепляется к нашим бабам. Его нужно убить либо оскопить!

Трез Онмале с сомнением посмотрел на Рейта.

– Мне кажется, что он не сделал ничего плохого.

– Ничего плохого? Только потому, что я встретился на пути! Если у него столько лишней силы, почему он не работает? Мы должны его кормить, пока он не разжиреет? Оскопи его и отправь к женщинам!

Несколько колеблясь, Трез дал разрешение. Рейт печально подумал о своем аварийном комплекте, который все еще висел на дереве, о медикаментах, сканоскопе, энергетической батарее, аварийном передатчике и, более всего, о своем оружии. Ничего этого использовать сейчас он не мог. С таким же успехом все это могло находиться в данный момент на «Эксплораторе IV».

Трез Онмале послал за мясницей:

– Принеси острый нож. Нужно, наконец, успокоить этого раба.

– Подожди, – крикнул Рейт. – Это у вас принято так обходиться с гостем? Вам неизвестно гостеприимство?

– Нет, гостеприимство у нас не принято, – ответил Трез Онмале. – Мы краты, и наши эмблемы подсказывают нам, что мы должны делать.

– Но этот человек меня ударил, – запротестовал Рейт. – Он что, трус? Или он хочет драться? Что будет, если я отниму у него эмблему? Буду ли я тогда иметь право занять место в племени?

– Сама эмблема и есть место, – ответил Трез Онмале. – Этого человека зовут Озом, и он носит эмблему Вадуз. А без эмблемы он ни на йоту не лучше тебя. Но если Вадуз доволен Озомом, а так оно видимо и есть, ты никогда не сможешь завоевать его эмблему.

– Я мог бы попробовать.

– Возможно. Но теперь уже слишком поздно. Мясница уже пришла. Так что, будь добр, разденься.

Рейт бросил на женщину смущенный взгляд. Ее плечи были пошире, чем у него. К тому же, она была несколько плотнее его и, подходя к нему, широко улыбалась.

– Времени еще достаточно, – пробормотал Рейт и повернулся к Озому Вадузу, который при этом так быстро вытащил свою рапиру, что она засвистела. Но Рейт подошел к нему настолько близко, что действовать рапирой было невозможно. Озом Вадуз отступил на шаг, но Рейт схватил его за руку, оказавшуюся твердой, как сталь. В своем теперешнем состоянии Рейт был намного слабее Озома Вадуза, который быстрым движением руки бросил его на землю. Но это удалось ему лишь отчасти, так как, падая, Рейт потянул Озома за собой, перевернул его через плечи и бедро и швырнул на землю. Затем он ударил Озома ногой в голову и наступил ему на горло, перекрыв доступ воздуха. Озом Вадуз из последних сил пытался освободиться, но шапка упала с его головы. Рейт схватил ее, но колдун моментально ее забрал.

– Я боролся за эмблему, – заорал Рейт Трезу Онмале. – Она принадлежит мне!

– Нет! – прорычал колдун. – Такого наши законы не предполагают. Ты есть и останешься рабом!

– Может, мне и тебя убить? – спросил Рейт и угрожающе поднялся ему навстречу.

– Достаточно! – жестко приказал Трез Онмале. – Больше никто никого убивать не будет!

– А как же с эмблемой? – спросил Рейт. – Ты тоже считаешь, что она мне не принадлежит?

– Мне нужно подумать, – ответил юноша. – Во время перемирия все должно быть спокойно. Мясница, ты отнесешь труп на дровяную кучу. Где судьи? Они должны прийти и судить этого Озома, который носил Вадуз. Мужчины, возьмите машину.

Рейт отошел в сторону, но через несколько минут подошел к Трезу Онмале.

– Если ты хочешь, я уйду из племени и сам пойду дальше, – предложил он.

– Ты узнаешь о моих желаниях, когда я их сформулирую, – ответил юноша с той полнотой независимости, которую ему давала эмблема Онмале. – Не забывай, что ты мой раб. Я отвел от тебя клинки, которые должны были тебя убить. Если же ты попытаешься бежать, тебя будут искать, найдут и высекут. А пока ты будешь заготавливать пищу!

Рейту показалось, что Трез Онмале просто хотел забыть тот дурацкий приказ, который он отдал мяснице и из-за произошедших событий вынужден был отменить.

Целый день труп Озома, который носил эмблему Вадуз, лежал в специальном металлическом корыте, и ветер разносил по лагерю тошнотворный запах. Воины расчехлили огромную катапульту и перетащили эту машину в середину лагеря. Солнце спряталось за гряду графитно-пурпурных облаков, и его заход стал как бы призывом для людей, облаченных в карминно-красные и коричневые одеяния. Первый колдун смешал пепел уже сожженного Озома с кровью животных и слепил своеобразный пирог, который поместил в специальный ящик, укрепленный на конце длинного стержня.

Колдуны посмотрели на восток, где уже почти взошла розовая луна Эз.

– Эз! – звучным голосом воскликнул первый колдун.

– Судьи судили мужчину, и нашли его деяния хорошими. Его звали Озом, и он носил Вадуз. Будь готов, Эз. Мы посылаем тебе Озома!

Воины у катапульты направили огромную стрелу в небо. Эластичные шнуры зазвенели от напряжения. Стержень с пеплом Озома поместили в канал катапульты и стрелу направили на Эз. Племя запело жалобную песню, и колдун закричал:

– Вперед на Эз!

Катапульта издала звенящий звук. Стержень вылетел так быстро, что его почти не было видно. Затем в небе появилось яркое белое свечение, и наблюдатели облегченно вздохнули.

Около получаса люди племени стояли на месте и смотрели на Эз. Рейт размышлял, не завидуют ли они Озому, который, наверняка, уже нежился во дворце Вадуз на Эзе. Сам он еще немного побродил, после чего пошел на свое спальное место. С яростным весельем он подумал, что не отказался бы увидеть девушку снова. Но только будет ли это разрешено?

На следующий день Рейта послали на заготовку продовольствия. Он собирал жесткие листья, из которых вытекали капельки темно-красного сока. Рейт был даже доволен, что смог, наконец, вырваться из монотонности лагеря.

Холмы простирались так далеко, насколько мог охватить взгляд. На юге Рейт различил черную линию леса, в котором на дереве все еще висело его кресло. Нужно будет как-нибудь попросить Треза Онмале отвести его туда...

Вдруг он почувствовал на себе чей-то взгляд. Но вокруг никого не было. Не прекращая работы, он краем глаза поглядывал по сторонам, пока не наполнил две корзины, которые на коромысле носил в низину. Там рос густой кустарник, листья которого светились красными и синими огоньками. Возле кустарника он заметил грубую серую одежду. Это была девушка, сделавшая, однако, вид, что его не видит. Рейт приблизился к ней, и они оказались рядом. Она смущенно улыбнулась и сжала пальцы.

Рейт взял ее за руку.

– Если мы будем встречаться и станем друзьями, у нас будут неприятности, – сказал он. Девушка кивнула:

– Я знаю... Это правда, что ты с другой планеты?

– Да.

– Как она выглядит?

– Это трудно описать.

– А ведь колдуны все-таки дураки, правда? Мертвые ведь не попадают на Эз?

– Я тоже этому не верю.

Она подошла ближе.

– Сделай это еще раз.

Рейт поцеловал ее. Затем он взял ее за плечи и отодвинул на расстояние руки.

– Нам нельзя любить друг друга. Ты будешь несчастлива, и тебя снова побьют...

Она пожала плечами.

– Мне все равно. Если бы я могла, то хотела бы отправиться вместе с тобой на Землю.

– Мне бы тоже этого очень хотелось, – ответил Рейт.

– Сделай так еще раз, только один раз, – попросила девушка.

Внезапно она испуганно посмотрела за спину Рейта. Он мгновенно обернулся и заметил быстрое движение. Шипение, приглушенный удар, душераздирающий крик боли. Девушка опустилась на колени, упала на бок и схватилась за оперенную стрелу, торчащую из ее груди. Издав хриплый вопль, Рейт обвел взглядом кусты.

Никого не было видно. Рейт склонился над девушкой. Ее губы шевелились, но слов разобрать было уже нельзя. Она еще раз вздохнула и затихла.

Рейт смотрел на нее. Безумный гнев вытеснил из его головы все здравые мысли. Он поднял девушку – она была легкой, как перышко – и понес в лагерь к хижине Треза Онмале.

Юноша сидел на скамеечке и держал в руках рапиру, сгибая ее клинок туда-сюда. Рейт как можно осторожнее положил труп на землю перед ним. Трез Онмале посмотрел сначала на тело, потом на Рейта.

– Я встретил девушку, когда собирал корм. Мы разговаривали с ней, и вдруг в нее попала стрела. Это было убийство. Стрела, я думаю, предназначалась мне.

Трез Онмале осмотрел стрелу и потрогал ее оперение. Несколько воинов проходили мимо. Трез Онмале смотрел то на одного из них, то на другого.

– Где Йед Пилуна? – спросил он, наконец.

Воины пошептались между собой, потом один из них что-то крикнул. Появился Йед Пилуна. Этого человека Рейт видел и раньше – быстрый парень с грубым красным лицом. Рот у него был необычной формы. И, очевидно, поэтому казалось, что он постоянно нагло ухмыляется. Значит, это и был убийца. Рейт смотрел на него с отвращением.

Трез Онмале протянул руку:

– Покажи мне свою катапульту.

Йед Пилуна швырнул ее юноше... Это было верхом грубости, и Трез Онмале наградил его гневным взглядом. Он осмотрел катапульту и проверил слой смазки, которую каждый воин наносил на полозья при использовании оружия.

– Ты сегодня стрелял из катапульты. Смазка выдает это. А на оперении стрелы три черные полосы Пилуны. – Он показал на труп – Ты убил девушку!

Рот Йеда Пилуны презрительно растянулся.

– Я хотел убить этого человека. Он раб и еретик. А она тоже была не лучше.

– Кто здесь принимает решения? Ты что – Онмале?

– Нет. Но я утверждаю, что это несчастный случай. Кроме того, убить еретика – не преступление.

Первый колдун выступил вперед.

– Еретичество – это плохо. Этот человек – несомненно гибрид. Я предполагаю, дирдир-человека и пнумека. По непонятным причинам он примкнул к эмблемным людям и теперь распространяет свою ересь. Неужели он думает, что мы настолько глупы, чтобы этого не заметить? О, тут он ошибается! Он увел эту женщину с истинного пути и обратил в свою веру. Она стала обесцененной. Как...

Трез Онмале прервал его с решительностью, удивительной для молодого человека его возраста:

– Хватит! Ты говоришь глупости! Пилуна известна, как эмблема темных дел. Йед, ее обладатель, должен держать ответ, и Пилуну нужно у него забрать.

– Я не виновен, – равнодушно сказал Йед Пилуна. – Я предоставляю себя справедливости лун.

Трез Онмале гневно зажмурился:

– Справедливость лун можешь забыть! Справедливость – это я.

Йед Пилуна бросил на него спокойный взгляд:

– Онмале не может драться, – сказал он.

Трез Онмале переводил взгляд с одного воина на другого.

– Неужели здесь нет благородной эмблемы, которая победит Пилуну-убийцу?

Никто из воинов не отозвался. Йед Пилуна удовлетворенно кивнул:

– Эмблемы не хотят слышать. Но ты обидел Пилуну и назвал ее убийцей. Я требую удовлетворения от лун.

– Хорошо, принесите диски, – приказал Трез Онмале. Колдун удалился и вернулся с ларцом, вырезанным из одной огромной кости. Он повернулся к Йеду Пилуне:

– Какую из лун ты призываешь к справедливости?

– Я прошу справедливости у Эза, луны добродетелей и мира. Я желаю подтвердить свою правоту.

– Хорошо, – сказал Трез Онмале. – Я взываю к Брезу, луне ада, которая и должна забрать тебя к себе.

Колдун достал из ларца диск, который с одной стороны был розовый, а с другой голубой.

– Расступитесь все! – приказал он и бросил диск вверх. Диск взлетел, перевернулся в воздухе, покружился и упал на землю розовой стороной вверх.

– Эз, луна добродетелей, подтвердил его невиновность, – огласил колдун. – Брез не нашел причин для вмешательства.

Рейт вскочил и обратился к Трезу Онмале:

– Сейчас и я обращусь к лунам.

– Зачем? – спросил колдун. – Ведь ты еретик. Это очень просто определить.

– Я прошу луну Эз присудить мне эмблему Вадуз, чтобы я мог наказать Йеда-убийцу.

Трез Онмале в замешательстве посмотрел на Рейта. Колдун заорал:

– Это исключено! Как может раб носить эмблему?

Трез Онмале посмотрел на жалкий труп девушки и подал колдуну знак:

– Я освобождаю его из рабства. Теперь бросай диск к лунам.

Колдун колебался:

– Мудро ли это? Ведь эмблема Вадуз...

– ... наверняка не самая благородная эмблема. Бросай!

Колдун бросил взгляд на Йеда Пилуну.

– Бросай, – сказал тот. – Если луны отдадут ему эмблему, я его порежу на куски. Все равно я всегда презирал банду Вадуз.

Колдун все еще колебался. Он посмотрел на высокого мускулистого Йеда Пилуну, затем на Рейта, который был почти таким же высоким, но не таким широкоплечим. К тому же он еще не совсем выздоровел. Колдун был очень осторожным человеком и хотел выиграть время.

– Диск потерял свою силу, и решения больше приниматься не могут.

– Ерунда, – ответил Рейт. – Ты ведь говоришь, что диск подчинен силам лун. Как же он мог потерять их силу? Бросай!

– Тогда ты должен поставить на Брез, так как ты плохой человек и еретик.

– Я обращаюсь к Эзу, и он сможет меня отвергнуть, если захочет.

Колдун пожал плечами:

– Как знаешь. Но я возьму другой диск.

– Нет, возьми тот же самый, – потребовал Рейт. Трез Онмале внимательно посмотрел на колдуна.

– Тот же диск, – приказал он. – Бросай!

Колдун сердито подбросил диск вверх. Как и в прошлый раз, он перевернулся, повис в воздухе и упал на землю розовой стороной вверх.

– Эз считает, что чужестранец прав, – объяснил Трез Онмале. – Принесите эмблему Вадуз.

Колдун прошел в свою хижину и возвратился с эмблемой. Трез Онмале вручил ее Рейту.

– Ты теперь носишь Вадуз и являешься членом эмблемного племени. Так вызываешь ли ты Йеда Пилуну?

– Да, я его вызываю.

Трез Онмале обратился к Йеду Пилуне:

– Готов ли ты защитить свою эмблему?

– Конечно! – Йед Пилуна вытащил свою рапиру и покрутил ею у себя над головой.

– Меч и щит новому Вадузу! – приказал Трез Онмале.

Рейт взял протянутую ему рапиру. Взвесив ее на руке, он согнул лезвие. Еще никогда ему не приходилось держать в руках такого оружия. Он фехтовал некоторыми шпагами, и это входило в программу его подготовки. Странное оружие, совершенно не приспособленное для ближнего боя. Тренируясь, воины всегда держались на значительном расстоянии друг от друга, махали клинками вниз и вверх, вправо и влево, но с максимальной работой ног. К тому же и треугольный щит – оружие для левой руки – был совершенно непривычным. Он махнул для пробы щитом и краем глаза посмотрел на Йеда Пилуну, который с презрительной гримасой стоял перед ним.

Рейт понимал, что драться с этим человеком в таком стиле было явным самоубийством.

– Внимание, – сказал Трез Онмале. – Вадуз вызывает Пилуну. В последнее время состоялся сорок один такой бой, и Пилуна в тридцати четырех одержал верх над Вадузом. Эмблемы, к бою!

Йед Пилуна сразу же сделал резкий выпад, который Рейт легко парировал, после чего сам ударил клинком сверху вниз. Йед Пилуна закрылся боевым щитом. Рейт сделал шаг вперед и ударил острием щита, целясь в грудь Йеду Пилуне. Он нанес противнику незначительную рану, но ее оказалось достаточно, чтобы пробудить в Йеде Пилуне чувство самосохранения. Глаза его засверкали гневом, а лицо покраснело, будто в лихорадке. Он бросился на Рейта с такой мощью, что тому едва удавалось защищаться. Плечи Рейта опустились, и в них снова возникла адская боль. Он начал задыхаться. Рапира Пилуны зацепила его бедро, а затем и левый бицепс. Пилуна уже думал, что сможет разрубить Рейта на обещанные куски.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации